Новый цензурный устав. Реакционные меры в области просвещения


Особенно зорко Николай I и 3 отделение следили за литературой и школой, через которые могли просачиваться революционные идеи. Было решено обуздать печать посредством строгой предварительной цензуры. В 1826 г. прави­тельство издало цензурный устав, который получил меткое прозвище «чугунного». Отныне цензорам надлежало запрещать всякое произведение, в котором подвергались сомнению правила религии, подрывалось почтение к правительству, порицалась монархическая форма правления или высказывались предположения о государственных преобразованиях. Не пропускались исторические исследования, если авторы их позволяли себе «произвольные умствования» или недостаточно порицали революционные перевороты; запрещались медицинские и естественнонаучные работы, которые в какой-нибудь мере задевали «истины о духовности души». Из философских книг разрешались только учебники. «Прочие сочинения сего рода, наполненные бесплодными и пагубными мудрствованиями новейших времён, вовсе печатаемы быть не должны»,— гласил цензурный устав. Для проведения в жизнь «чугунного устава» была создана целая сеть цензурных комитетов, которые открыли настоящий реакционный поход против литературы и науки.

По отношению к школе правительство заняло откровенную феодально-сословную позицию. «Науки полезны только тогда, когда, как соль, употребляются и преподаются в меру, смотря по состоянию людей и по надобности, какую знание в них имеет»,— заявлял николаевский министр народного просвещения А. С. Шишков. Особенное опасение среди реакционеров вызывало распространение грамотности и знаний среди трудового народа. В 1827 г. Николай I категорически запретил принимать крепостных крестьян в средние и высшие учебные заведения. В 1828 г. был издан новый школьный устав, который перестроил образование на узкосословных началах. Преемственная связь между начальной, средней и высшей школой, существовавшая с 1803 г., уничтожалась. «Люди нижних состояний» направлялись преимущественно в одноклассные приходские училища с самой элементарной программой, для детей купцов, ремесленников и других городских обывателей предназначались трёхклассные уездные училища, для детей дворян и чиновников — семиклассные гимназии, в которых преподавались древние и новые языки, физика, словесность, а для желающих пансионеров — музыка, фехтование и танцы. На первый план выдвигались задачи внушения учащимся их обязанностей «к богу, к себе, ближним и постановленным над ними властям». Во всех школах были введены телесные наказания. Строжайшему надзору подвергались частные учебные заведения, которые в глазах правительства зарекомендовали себя как рассадники «вольнодумства».




  1. Филофей

    Суровый монарх видел успокоение народа в сохранении четких сословных границ. Каждому «сверчку» в его царстве должен был положен свой «шесток», потому он усложнил условия для получения дворянства, поставил рогатки для образования крепостных и позаботился цензурой о «чистоте нравов».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.