Россия и Турция в 1833 году


Надежды царизма на ослабление Турции оправдались в 1833 г. В противовес султану выдвинулся могущественный правитель Египта Мухаммед-Али. Пользуясь содействием Франции, он реформировал свою администрацию и финансы, создал сильную армию и флот, прочно укрепился в Аравии и повёл наступление на Сирию. Летом 1832 г. войско султана было разбито Ибрагимом, сыном Мухаммеда-Али; египтяне овладели Сирией и горными проходами, которые открывали дорогу в Малую Азию. Махмуд опасался не только за свои азиатские территории, но и за прочность своего трона.

Царизм не мог сочувствовать завоевательным планам Мухам­меда-Али. В разгоревшейся войне он видел «последствие возмутительного духа, овладевшего ныне Европой и в особенности Францией». Свержение Махмуда и восстановление мощи Отто­манской империи не входили в расчёты Николая I; мусульманская пропаганда египетского паши вызывала брожение на Крымском полуострове. Вот почему царское правительство решило, не сносясь с Западной Европой, вмешаться в турецко-египетские отношения. В Константинополь и Александрию был секретно командирован генерал Н. Н. Муравьёв с поручением предложить. Махмуду военную помощь, а от Мухаммеда-Али потребовать прекращения войны. Русский уполномоченный был дружественно принят обеими сторонами. Султан согласился на посредничество России, но уклонился от предложенной помощи; паша изъявил готовность выполнить царскую волю и отдал приказ о прекращении наступления.

Однако египетская армия, до которой «не дошёл» приказ Мухаммеда-Али, двинулась по направлению к Константино­полю. Испуганный султан попросил у русского посланника обещанной помощи. Заранее подготовленная эскадра под командой адмирала М. П. Лазарева вышла из Севастополя; через несколь­ко дней в Турцию был отправлен 5-тысячный десантный отряд под начальством Н. Н. Муравьёва; на Дунае Киселёвым подготовлялся экспедиционный корпус в 20 тыс. человек. Французский посланник в Константинополе убеждал султана не допускать появления русских военных сил. Тем не менее в феврале 1833 г. русские военные корабли вступили в Босфор и бросили якорь перед европейскими миссиями. Вскоре прибыли первые сухопутные войска; их разместили в предместье Константинополя, близ летней резиденции султана Ункяр-Искелеси. Из Петербурга в качестве полномочного посла и главнокомандующего всеми вооружёнными силами прибыл генерал-адъютант А. Ф. Орлов. Русские офицеры взяли на себя осмотр и усиление дарданельских укреплений. Турецкий султан чувствовал себя между трёх огней: с востока ему грозила победоносная армия Ибрагима, с юга подплывали иностранные эскадры, высланные встревоженными правительствами Англии и Франции, у ворот столицы стоял сильный русский отряд под охраной военного флота. Такая обстановка облегчила усилия европейских дипломатов, добивавшихся быстрого примирения противников: весной 1833 г. между Махмудом и Мухаммедом-Али был заключён Кютахийский договор, по которому египетский паша признал свою зависимость от султана, а султан предоставил в его управление всю территорию Сирии; в силу этого соглашения устранялся предлог для присутствия русских вооружённых сил около Константинополя.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.