Россия и народы Балканского полуострова


К изучаемому времени относится начало освобождения балканских славян от турецкого владычества. Россия в этом процессе сыграла, как мы видим, немалую роль. Выше уже говорилось о значительной роли России в истории борьбы Сербии против турецкого владычества. В последующие годы роль эта стала ещё значительнее. В дело освобождения сербов от турецкого ига вложены немалые жертвы русского народа. Русские военные и дипломатические успехи содействовали тому, что в результате Аккерманской конвенции 1826 г. и Адрианопольского договора 1829 г. сербский народ получил внутреннюю автономию. Национально-освободительное движение, охватившее славянские народы Балканского полуострова, приобрело могущественную опору не только в завоевании внутренней самостоятельности Сербии: стремления борющегося славянства нашли себе не меньшую поддержку в признании независимости Греции и в укреплении автономии дунайских княжеств. И сербы, мечтавшие о достижении государственного суверенитета, и болгары, ещё остававшиеся под гнётом султанской Турции, и славянские народы, жившие на территории Австрии,— все с надеждой обращали своп взоры на сильную Россию, ожидая, что она поможет им завоевать себе право на самостоятельное политическое и культурное развитие.

Национально-освободительное движение южных и запад­ных славян интересовало разнообразные слои русского обще­ства. Так, преданный самодержавию историк М. П. Погодин поддерживал регулярные связи с культурными деятелями бал­канского и австрийского славянства, время от времени посещал славянские страны и в своих докладных записках требовал более активной помощи славянам со стороны царского правительства. Большое внимание национальной борьбе славян уделяли представители славянофильского течения — А. С. Хомяков, братья Аксаковы, братья Киреевские. Однако в соответствии со своими реакционными политическими взглядами Погодин и славянофилы хотели объединения всех славян под властью российского самодержца. Полное освобождение славян и их объединение в республиканскую федерацию было лозунгом передовых революционных организаций — Общества соединённых славян, демократического крыла украинского Кирилло-Мефодиевского общества. Перед нами протекают, таким образом, два глубоко различных процесса: с одной стороны, мы видим развитие интереса к вопросу об освобождении славян и борьбу за идею всеславянской демократической солидарности в ходе русского революционного движения; с другой стороны, мы видим и рост реакционного «панславизма», желавшего объединения славян под эгидой реакционного российского самодержавия. В то время как русское революционное движение стремилось прежде всего покончить с ненавистным самодержавием и затем протянуть братскую руку борющимся за независимость славянским народам, реакционные деятели типа Погодина, а также славянофилы, заботясь прежде всего об укреплении самодержавия, уже обветшавшего и обречённого историей на слом, требовали, чтобы именно это реакционное самодержавие объединило славян в рамках Российской империи. Ясно, что славянское единение на этой реакционной основе объективно могло бы лишь способствовать укреплению власти шатающегося реакционного самодержавного строя и закреплению отсталых социальных и политических форм в славянском движении. Этот путь был бы невыгоден и вреден для успешного хода борьбы славянских народов за новую жизнь.

Позиция царизма в славянском вопросе была двойственной: с одной стороны, в борьбе за Константинополь и проливы Николай старался использовать надежды и симпатии балканских славян; с другой стороны, в качестве хранителя идей «Священного союза» он стоял на страже существующего порядка и боялся всякого самостоятельного национально-освободительного движения. Опасаясь возобновления польского восстания и нарушения целости союзной Австрийской монархии, Николай подозрительно относился к пропаганде славянского освобождения и отказывался от активного содействия самостоятельному славянскому движению (например, в период болгарского восстания 1829 г.). Внешняя политика царизма, как уже указывалось, не включала в свою программу подлинного освобождения славянских народов. Хотя балканские славяне во многом были обязаны успехам русского оружия и русской дипломатии, однако в деле своего освобождения они могли рассчитывать главным образом на собственные силы и на поддержку передо­вых слоев русского общества.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.