Положение сербского и румынского народов в середине 20-х годов


Бухарестский договор 1812 г., заключённый Россией с Турцией, дал толчок дальнейшему росту национально-освободительного движения среди сербского и румынского народов. И Сербия и Румыния, оставаясь аграрными странами, переживали в это время разложение феодального строя, связанное с ростом товарно-денежных отношений. Среди сербского крестьянства, стонавшего под гнётом турецких землевладельцев, усиливался процесс имущественного расслоения; сельская буржуазия, возглавляемая представителями общинного самоуправления — кнезами и оберкнезами,— руководила крестьянским антифеодальным движением, направленным против турецкого господства. Пока Россия была отвлечена борьбой с Наполеоном, Турции удавалось одерживать верх над сербскими патриотами: в 1813 г. турецкая армия вторглась в пределы Сербии, обратила в бегство кнеза Карагеоргия и подвергла население жесточайшим репрессиям Тогда во главе национально-освободительного движения стал новый вождь, кнез Милош Обренович, который под маской притворного послушания султану осторожно подготовил новое восстание 1814 г. Султан, учитывая не только силу народного сопротивления, но и позицию царской дипломатии, поддерживавшей требования сербов, вынужден был подтвердить сербскую автономию, провозглашённую Бухарестским договором 1812 г Однако турецкое правительство систематически уклонялось от выполнения данных обещаний: права сербского народа оставались крайне ограниченными и были недостаточно обеспечены.

Дунайские княжества Молдавия и Валахия пользовались несколько большей самостоятельностью в хозяйственном и административном отношении, чем Сербия: здесь не было гнёта турецкого землевладения и существовало налаженное государственное управление. Наряду с оживлённой торговлей сельскохозяйственными продуктами росли городское ремесло и крупная мануфактура. Из среды землевладельцев-бояр и городских торговцев формировалась румынская буржуазия, которая стремилась освободиться от турецкого владычества. Крестьянские массы одновременно страдали от усиливавшейся феодальной эксплуатации со стороны боярства и от турецкого ига, налагавшего на них дополнительные повинности. Национально-освободительное движение, возглавляемое растущей буржуазией, переплеталось с классовой борьбой крестьян против собственных феодалов. В 1821 г., одновременно с началом греческого восстания, вспыхнуло большое восстание молдавского и валахского крестьянства, руководимое солдатом Тудором Владимиреску. К движению примкнули рабочие мануфактур, мелкопоместные бояре, ущемлённые привилегиями аристократии, торговцы и отдельные выходцы из крупного боярства. В своих воззваниях Владимиреску призывал к вооружённой борьбе с «тиранами-боярами», «церковными и политическими господами», которые, как драконы, пьют кровь трудящегося народа. Между восставшими румынами и греческими гетери-стами была установлена непосредственная организационная связь. Однако повстанцам не хватало ясного сознания целей и твёрдой последовательности в действиях. Сам Владимиреску, порвав с вождём греческого восстания Ипсиланти, вступил в переговоры с боярами и турками, был захвачен и казнён гете-ристами. Туркам удалось подавить румынское восстание и затем разбить Ипсиланти. Таким образом, движение 1821 г., направленное к освобождению румынского народа от турецкого владычества и крепостного права, не достигло поставленных целей.

И сербский и румынский народы с надеждой обращали свои взоры к России, ожидая от неё союза и помощи в борьбе против Турции. Иноземное иго было серьёзной преградой, стоявшей на пути хозяйственного и культурного развития обоих народов.

Позиция Николая I по отношению к греческому восстанию. В 1825 г. , при вступлении на престол Николая I, обстановка на Балканском полуострове была особенно напряжённой. Чтобы подавить греческое восстание, вспыхнувшее в 1821 г., турецкий султан Махмуд II обратился за помощью к могущественному египетскому паше Мухаммеду-Али. Крупнейшие греческие города были захвачены египтянами. Между вождями греческого восстания не оказалось нужного единодушия. Австрия открыто поддерживала турецкого султана как законного повелителя против мятежных подданных. Попытки Александра I договориться с европейскими державами, чтобы закончить восстание приемлемым компромиссом, не имели никакого успеха. Англия не хотела допускать разрешения греческого вопроса силами Российской империи и готовилась взять инициативу в собственные руки. Потеряв надежду на помощь Александра I, греческое Национальное собрание в августе 1825 г. постановило передать «священное сокровище национальной независимости и свободы и политическое существование Греции под защиту Великобритании». Перед царской Россией вставала дилемма — или активно вмешаться в происходящие события, или примириться с утратой своего политического влияния на Балканах.

Чтобы предупредить одностороннее выступление России и сохранить за собой инициативу дальнейших действий, английское правительство пошло на временное соглашение с Николаем I. Оно направило в Петербург герцога Веллингтона, известного своими консервативными взглядами и пользовавшегося симпатиями царя. Николай I решительно отклонил английское посредничество в улаживании русско-турецких недоразумений, но пошёл навстречу Англии в вопросе о греческом восстании. Он хорошо понимал, что, если он не примет предлагаемого соглашения, Россия окажется выбитой из своих балканских позиций. В 1826 г. между Англией и Россией был подписан Петербургский протокол о совместных действиях: было решено добиваться для Греции внутренней автономии с сохранением номинального верховенства султана и установлением европейской гарантии нового порядка. Это было вынужденное соглашение, на время объединившее враждующих соперников Через несколько месяцев содержание протокола было сообщено остальным великим державам. Австрия и Пруссия решительно отказались от всякого вмешательства, но Франция, связанная с Грецией торговыми сношениями, охотно примкнула к заключённому соглашению. В 1827 г. Петербургский протокол был превращен в Лондонскую конвенцию и получил большую практическую определённость: особое секретное приложение к договору предусматривало в случае необходимости вооружённое давление держав на Турцию.




  1. GescАрхип Осипов

    Балканской карта была разыграна в пику российской идее единения славян, угнетенных Турцией, под покровительством Российской империи. Поэтому Османская империя, а позже Турция, даже вопреки собственным интересам удерживалась Европой от развала, ныне эта тактика работает в отношении Украины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.