Рейхштадское свидание, константинопольская конференция


Сербско-турецкая война усилила опасность общеевропейского взрыва. Если бы победила Турция, вмешательство России стало бы неизбежным, при этом ей было бы нелегко избежать конфликта с Австро-Венгрией. Если бы победила Сербия, это, вероятнее всего, вызвало бы развал Оттоманской империи. В этом случае вряд ли удалось бы предотвратить жестокую схватку великих держав из-за турецкого наследства.

Первая попытка оказать поддержку балканским славянам, но при этом не столкнуться с Австро-Венгрией, имела место при свидании Александра II и российского канцлера Горчакова с императором Австро-Венгрии Францем-Иосифом и министром иностранных дел Андраши в Рейхштадтском замке в Богемии 8 июля 1876 г.

В Рейхштадте не было подписано ни формальной конвенции, ни даже протокола. Единственными документами, в которых были закреплены результаты свидания, оказались записи, сделанные под диктовку Андраши и Горчакова.

Согласно им было условлено в настоящий момент придерживаться принципа невмешательства. Если же обстановка потребует активных выступлений, было решено действовать по взаимной договоренности.

Было постановлено, что в случае победы сербов- «державы» не окажут содействия образованию большого сла­вянского государства. Рейхштадтское соглашение таило в себе в зародыше множество недоразумений и конфликтов, хотя и было достигнуто соглашение о нейтралитете Австро-Венгрии в случае русско-турецкой войны.

В августе 1876 г., после того, как сербы потерпели несколько поражений, Горчаков предложил Бисмарку взять на себя инициативу созыва международной конференции для выработки условий сербско-турецкого мира.

Но Бисмарк отклонил предложение Горчакова, поскольку не желал, чтобы России удалось без войны разыграть роль покровительницы славян. Наоборот, он очень хотел, что­бы Россия поглубже завязла в восточных делах.

26 августа 1876 г. князь Милан обратился к представителям великих держав в Белграде с просьбой о посредничестве для прекращения войны. Все державы ответили согласием. Турция приняла предложение о перемирии на срок в один месяц и немедленном начале переговоров о мире. Од­нако при этом она выдвинула весьма жесткие условия будущего мирного договора.

31 августа 1876 г. на турецкий престол вступил султан Абдул-Гамид II, будущий «кровавый» султан, прославившийся армянской резней. Это был жестокий и трусливый человек, в то же время он отличался чрезвычайной хитростью: никто лучше него не умел играть на соперничестве великих держав.

Когда Турция получила требование великих держав заключить перемирие с Сербией, Порта не только согласилась на это, но и выразила готовность обеспечить его сразу на срок в 5 — 6 месяцев Это выглядело миролюбиво, на деле же означало длительную оккупацию сербской территории и затяжку переговоров о мире в расчете, что международная обстановка может измениться в благоприятном для Отто­манской империи смысле.

Россия посоветовала Сербии отказаться от столь длительного перемирия. Тогда турки, поощряемые Англией, возобновили наступление. Сербы потерпели новые поражения Положение Сербии стало критическим.

Из-за этого 31 октября русское правительство вручи­ло Стамбулу ультиматум с требованием немедленно заключить перемирие сроком на четыре — шесть недель. Для ответа давался 48-часовой срок. При этом указывалось, что в случае отклонения русских требований последует разрыв дипломатических отношений России с Турцией. Одновременно Россия провела частичную мобилизацию — до 20 дивизий. Напу­ганная Порта поспешила принять предъявленные ей требования.

После достигнутого успеха русская дипломатия сделала еще одну попытку решить балканский вопрос без войны. Была выдвинута мысль о созыве международной конференции. В случае ее срыва русское правительство заранее оставляла за собой свободу действий. Конференция должна была состояться в Константинополе.

Она открылась 11 декабря 1876 г. Руководящую роль на ней играл уполномоченный России граф Игнатьев. Представители держав сошлись на проекте автономии Боснии, Герцеговины и Болгарии.

Болгария в угоду австрийцам была разделена на Вос­точную и Западную. Россия отказывалась от военной оккупации этих территорий. За введением автономного устройства в каждой провинции должен был наблюдать комиссар, назначенный всеми великими державами.

Но в день, когда конференция готовилась официально объявить свое решение, султан с благословения английского посла Эллиота проделал ошеломляющий маневр. Прежде всего он назначил великим визирем Мидхата-пашу, сторонника конституционного правления.

Вскоре после этого 23 декабря состоялось заключительное заседание конференции. На него в первый раз были допущены представители турецкого правительства.

Внезапно во время заседаний его участники были оглушены артиллерийскими салютами. Изумленные делегаты не успели опомниться, как турецкий представитель, министр иностранных дел Саффет-паша поднялся со своего кресла. Он торжественно провозгласил" «Великий акт, который совершился в этот момент, изменил форму правления, существовавшую в течение 600 лет: провозглашена конституция, которой его величество султан осчастливил свою империю».

Труды конференции были объявлены Саффетом совер­шенно излишними: ведь конституция уже дарует все необходимые реформы. На этом основании Турция отклонила решения конференции.

Русский делегат, предложил силой принудить Турцию принять решение держав. Но английский представитель лорд Солсбери отклонил всякое давление на Турцию.

Конференция пребывала в крайнем смущении. От угроз она перешла к просьбам. Оттоманской империи было предложено Принять проект конференции хотя бы в урезанном виде. Но явная слабость держав лишь раззадоривала турок. Турция вторично отвергла предложение конференции. Чтобы хоть как-то спасти лицо, державы ответили отозванием своих послов из Константинополя. Однако этот шаг не означал разрыва дипломатических отношений: в турецкой столице были оставлены поверенные в делах. Таким образом, вся демонстрация оказалась холостым выстрелом.

Бисмарк советовал России начать войну против Турции.

15 января 1877 г. в Будапеште была подписана секрет­ная конвенция, которая обеспечивала России нейтралитет Австро-Венгрии в войне против Турции. Теперь Россия могла воевать, но результаты ее возможной победы в конвенции были заранее урезаны до минимума. За нейтралитет Австро-Венгрии Россия уплачивала ей огромную цену. Она дала согласие на оккупацию Австро-Венгрией Боснии И Герцеговины.

Через месяц, в апреле 1877 г., Россия заключила до­говор с Румынией, по которому румынское правительство обязалось выставить войска против Турции, а также пропустить русскую армию через свою территорию. Подготовка к вооруженному вмешательств в балканские дела со стороны русского правительства вступила в решающую фазу.

13 апреля 1877 г. Россия мобилизовала, кроме уже имею­щихся 20, еще 7 дивизий. Царь Александр II выехал в Кишинев, где находилась ставка верховного главнокомандующего. Там 24 апреля 1877 г. им был подписан манифест об объявлении войны Турции. Активные военные действия на Бал­канском театре начались, однако, только в конце июня.




  1. Василий Иванович

    Россию, как покровительницу балканских славян втягивали в войну с Турцией немцы и отчасти англичане, чтобы руками русских разрешить часть возникших между ними противоречий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.