Образование в XIX веке


На всей политике просвещения в царской России лежала отчётливая печать классовой сущности российского самодержавия. Массы народа коснели в темноте. Царизм принимал все меры для того, чтобы образование не распространялось в простом народе, а свободолюбивые идеи, призывавшие на борьбу с самодержавно-крепостническим строем царской России, были бы подавлены. Лёгкий доступ к образованию имели лишь привилегированные классы царской России. Однако развитие капиталистических отношений и разложение феодально-крепостнической системы предъявляло свои требования в области культуры. Крайне боясь (особенно после восстания декабристов) всех просветительных мероприятий, возникающих по общественной инициативе, царизм стремился не выпускать из своих рук требуемое временем «просвещение», направлять его по нужному для себя руслу. Однако вопреки самодержавию и помимо его воли новые учебные заведения, пополняясь передовой молодёжью и стягивая к себе представителей передового учёного мира, действовали не совсем так, как хотел этого царизм: образовательные учреждения царской России нередко оказывались живым элементом русского освободительного дви­жения. Московский университет стянул к себе вольнодумцев, воспитал многих декабристов, Герцена, Огарёва, в духовных семинариях учились Чернышевский и Добролюбов, из пензенской средней школы вышел Белинский; массы разночинцев, получивших убогое религиозно-охранительное образование в низшей или средней царской школе, развивались дальше самостоятельно, жадно занимаясь самообразованием и читая передовую литературу. Таким образом, и в области образования мы видим борьбу противоречий, столкновение двух культур — отсталой, царистско-крепостнической, поповской, и передовой, жившей истинными интересами народа.

Развитие городов, промышленности и торговли требовало всё большего количества образованных, квалифицированных людей. Царизм вынужден был создать в 1802 г. особое министерство народного просвещения для организации необходимейших просветительных мероприятий в стране; вместе с тем министерство создавалось и для наблюдения за просвещением в целях приспособления просвещения к нуждам царизма и правящих классов. В различных учебных заведениях России в середине века обучалось свыше 125 тыс. человек. Число гимназий увеличилось за полвека почти в 2,5 раза. К началу XIX в. на всю Россию было лишь одно высшее учебное заведение — Московский университет, в первой же половине века кроме старейшего русского университета — Московского — открылись и действовали университеты в Петербурге, Дерпте (Тарту), Вильно (Вильнюсе) \ Казани, Харькове, Киеве; открылись привилегированные учебные заведения — лицеи в Царском Селе, Ярославле,   Нежине. Но и к середине века во всех высших учебных заведениях обучалось всего только немногим более 4 тыс. студентов. Процент учащихся среди всего населения страны был очень низок, хотя он и сильно возрос в сравнении с концом XVIII в.

Некоторые из высших учебных заведений к середине XIX в. стали видными научными центрами. Таков был прежде всего Московский университет, а также Казанский и Харьковский. В Московском университете, который являлся средоточием русской университетской науки, молодёжь общалась с крупными русскими учеными — профессорами Т. Н. Грановским, М. Г. Павловым, К. Ф. Рулье, С. М. Соловьёвым и др. Казанский университет сыграл роль распространителя науки на юго-востоке Европейской России и в Сибири. Около 20 лет ректором Казанского университета был великий русский учёный Н. И. Лобачевский, в этом же университете работали выдающиеся русские химики Н. Н. Зинин и А. М. Бутлеров.

Однако новые средние и особенно низшие учебные заведения возникали крайне медленно, а общее число их было явно недостаточно. Уездные училища и приходские школы были большой редкостью в дореформенной России. В 1830 г. во всей стране числились всего 62 гимназии, к 1855 г. их стало 78; уездных училищ соответственно было 416, стало 439; количество приходских училищ за те же 25 лет увеличилось всего на 288. Образование было доступно лишь для детей имущих классов (помещики, буржуазия) или привилегированных сословий. Вся система образования призвана была обслуживать интересы господствующих классов. Против этой системы к середине века выступили с передовыми и демократическими идеями в области педагогики революционный демократ В. Г. Белинский и выдающийся русский педагог и учёный просветитель К. Д. Ушинский.

К середине века заметно изменился социальный состав образованных людей: в составе интеллигенции значительно усилился разночинный, демократический элемент.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.