Дальнейшее развитие русской национальной культуры


Нации отличаются друг от друга не только по условиям их жизни, но и по духовному облику, выражающемуся в особенностях национальной культуры. Национальная культура является одним из признаков нации: нет и не может быть нации без развития её национальной культуры. Именно национальная культура отражает тот своеобразный психический склад, который из поколения в поколение вырабатывается у нации в результате особых исторических условий её существования.

«Нация является не просто исторической категорией, а исторической категорией определённой эпохи, эпохи подымающегося капитализма» Возникновение и дальнейшее развитие буржуазной нации неразрывно связаны с длительным процессом становления и развития капитализма.

Примерно с XVII в. в русском историческом процессе возникают явления, свидетельствующие о начале эпохи «поды­мающегося капитализма». Впервые выявляется такой обязательный признак нации, как её экономическая общность, сказывающаяся в возникновении всероссийского рынка, свидетельствующего о создании буржуазных связей.

Начальный этап формирования молодой русской буржуазной нации относится к этому же времени. В XVIII в. в ходе этого процесса растут и накопляются элементы русской национальной культуры. Первая половина XIX в. является периодом эпохи «подымающегося капитализма», эпохи, когда производственные отношения новой, подымающейся формации являются прогрессивными. В это время происходит дальнейшее накопление культурных ценностей, созданных в процессе развития русской буржуазной нации; к изучаемому времени это накопление прошло более чем вековое развитие. Эпоха «подымающегося капитализма» ознаменовалась появлением величайших мастеров культуры и крупнейшими культурными достижениями, доныне составляющими славу и гордость русского народа. Это время творчества Ломоносова и Радищева, Пушкина и Глинки, Грибоедова и Федотова, Герцена и Щепкина.

Годы разложения феодально-крепостнической формации и усиленного роста буржуазно-капиталистических отношений в России в первой половине XIX в. были временем расцвета русской национальной культуры.

Применяя понятие «национальная культура» к русской культуре этого времени, то есть к культуре классового общества, необходимо учитывать положение В. И. Ленина о двух культурах в каждой национальной культуре эпохи капитализма. Ленин писал: «В каждой национальной культуре есть, хотя бы не развитые, элементы демократической и социалистической культуры, ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают идеологию демократическую и социалистическую. Но в каждой нации есть также культура буржуазная (а в большинстве еще черносотенная и клерикальная) — притом не в виде только «элементов», а в виде господствующей культуры. Поэтому «национальная культура» вообще есть культура помещиков, попов, буржуазии»

Не однородна в её классовом содержании была и русская национальная культура в период разложения феодально-крепостнической формации и развития прогрессивных для того времени буржуазно-капиталистических отношений. Развернувшаяся в новых социально-экономических условиях с новой силой классовая борьба определила характер идейной борьбы во всех областях культурной жизни — в образовании, науке, литературе, искусстве.

В русской национальной культуре первой половины XIX в. шла острая борьба между старым и новым. Против господствовавшей реакционной самодержавно-монархической, феодально-дворянской, религиозно-поповской идеологии, оформившейся в виде теории «официальной народности» с её проповедью православия, самодержавия и казённо-«патриотической» «народности», выступали носители новых, прогрессивных идей. Новое было представлено элементами демократической культуры, отражавшей интересы трудящегося и эксплуатируемого народа, широкие массы которого стремились сбросить ярмо кре­постного права, шли на борьбу с феодально-крепостническим строем.

Новое было представлено революционной идеологией, успешно развивавшейся в России и тесно связанной с развитием революционных идей и революционного движения во всей Европе. Революционность буржуазной демократии Западной Европы была выражена в идеологии русских революционных деятелей первой половины XIX в. Представители русской революционной идеологии, оказывавшие сильное воздействие на формирование передовой русской культуры, выступали в тот период в лице дворянских революционеров, а затем революционеров-разночинцев. Передовые идеи революционного дви­жения сильно и положительно сказались в творчестве Пушкина, Грибоедова, Лермонтова, Некрасова, Глинки, Федотова. Для передовой идеологии того времени было характерно стремление к освобождению народа от крепостничества и самодержавия, от темноты и невежества, от религиозного гнёта. Передовая идеология боролась за раскрытие высоких творческих особенностей национального характера русского народа, за распространение передового просвещения и науки в народе.

Несмотря на тяжёлый гнёт крепостнического режима Александра I и Николая I, вопреки усилиям этого режима, развивались литература и искусство, шла вперёд научная мысль, высвобождаясь из-под гибельной для свободы научного творчества «опеки» церкви, росла тяга всё более широких общественных слоев к просвещению. Русский народ в лице своих лучших представителей выдвигал новые творческие идеи, созидал передовые демократические начала русской национальной культуры и тем самым содействовал подрыву господствующей культуры попов, помещиков, царей.

В работах некоторых советских историков и литературоведов утверждалось, что литература первой половины XIX в. была «дворянской литературой». Для подкрепления этого положения ссылались на принадлежность многих выдающихся писателей того периода к дворянскому сословию: Пушкин, Грибоедов, Лермонтов и многие другие замечательные русские писатели тех лет были дворянами по сословной принадлежности. Но сословное происхождение автора не является определяющим моментом для классового облика его творчества. Определяет этот облик прежде всего идейный классовый смысл творчества писателя, объективная историческая функция художествен­ного произведения в историческом процессе. Учитывая эту — важнейшую — сторону дела, необходимо отметить, что русская передовая литература XIX в. в своём художественном воздействии на читателя вовсе не защищала интересов помещичьего класса в основном идейном смысле своих произведений. Эта литература действовала в русском историческом процессе как раз против классовых интересов дворянства: против крепостного угнетения, против классовых, сословных привилегий помещика-дворянина, против бюрократического антинародного самодержавно-крепостнического строя, защищавшего косную старину. Конечно, были и дворянские писатели, отстаивавшие позиции господствующего класса, служившие господствующей культуре попов, помещиков, царей, но передовая литература была по существу своему антифеодальной. Разумеется, сословная принадлежность писателя к дворянству не могла не наложить своих классовых ограничений на его творчество. Классовые особенности, ограничивавшие его творчество и мировоззрение, подчас тормозили писателя, не давали ему идти до конца в справедливых исканиях, иногда притупляли зоркость взгляда, изучавшего действительность, налагали печать робости на смелое дерзание. Но понимание этого не должно затемнять главнейшего: великой роли передовых русских писателей как борцов против старого, за победу нового, передового.

Русская литература совершила великую и трудную историческую работу огромного значения, внесла свой вклад в историю, расшатывая старый, отживший строй, содействуя приближению сроков его гибели, борясь за победу нового над старым, воодушевив во имя этого массы своих читателей. Всё сказанное относится не только к литературе, но и к другим видам русского искусства и вообще культурного творчества.

Лучшие, передовые традиции и достижения русской национальной культуры по праву стали родным и близким достоянием советских людей. Эти прогрессивные традиции и достижения — предмет гордости русских людей, а вместе с ними и всех братских советских народов нашей многонациональной Родины. Советским людям свойственно чувство национальной гордости. Великий русский народ вправе гордиться своими славными революционными традициями. Великая русская нация, указывает И. В. Сталин, — это нация «Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горького и Чехова, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова, Суворова и Кутузова!..». Многие из этих славных имён характеризуют русскую культуру первой половины XIX в. Советские люди помнят, что всё наследие великой передовой русской национальной культуры законно вошло в величайшее богатство советской культуры — самой передовой культуры современного человечества. Это наследие, умноженное и обогащенное, служащее делу коммунизма, является национальной гордостью советских людей.




  1. Миша

    Думаю, нельзя так яро говорить о национальной культуре. Настоящее богатство ей предают нотки других наций — как у Гоголя, как кавказский цикл Лермонтова. Да и тургенивские Записки охотника показывают мульти культур гость страны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.