Екатерининские войны (1787—1795 гг.)


Иран, Турция, Польша и Швеция в 70 — 80 гг. XVIII столетия находились в упадке. Неспокойно было также во Франции, которая переживала канун буржуазной революции. Австрия и Пруссия в очередной раз были заняты выяснением отношений, а Англия вела колониальную войну с населением Северной Америки.

Все это дало России шанс активизировать свою внешнюю политику и продолжить завоевания. Русско-турецкие отношения тем временем все более обострялись. После того, как в 1783 году последний крымский хан — Шагин Тирей сложил с себя власть, и Крым был присоединен к России, Турция искала пути возвращения отторгнутых территорий.

Летом 1787 года Турция потребовала' от России отказа от протектората над Грузией, возврата Крыма планнулирования Кучу к-Каи на рдж и и с кого мира.

Екатерина не пошла на уступки, и 13 августа 1787 года Турция объявила России войну.

1 октября турки высадили свой десант на Кинбурнской косе, который, правда, тут же был уничтожен Суворовым. Располагая силами всего в 1600 человек, граф Суворов сумел одолеть 5500 турецких солдат, причем было убито до 5000 турок. Урон русских составил 16 офицеров и 419 нижних чинов. Сам Суворов в битве при Кинбурне был ранен.

Стратегия русских войск заключалась в овладении двумя сильными крепостями — Очаковым и Бендерами, где турки сосредоточили мощные силы. Эта задача была возложена на армию Потемкина, насчитывавшую 82 тыс. человек и 180 орудий. Вспомогательная армия Румянцева в 37 тыс. человек должна была выйти на среднее течение Днестра, поддерживая связь с союзниками — австрийцами. Армия в 187 тыс. австрийских солдат, возглавляемых Иосифом II, находилась у сербских границ, 18-тысячиый корпус принца Кобургского был выслан в северную Молдавию для помощи русским войскам.

В июле 1788 года Потемкин со своими войсками осадил Очаков, однако, действовал он, но оценке автора «Истории русской армии», в высшей степени вяло. Пять месяцев его армия простояла под стенами крепости, которую защищали всего 15 тыс. турок (напомним, что армия Потемкина составляла более 80 тыс.).

Очаков был обложен с суши армией, а со стороны лимана — флотилией галер, имевших ряд удачных столкновений с турецким флотом. В течение долгого времени турецкий гарнизон не предпринимал никаких вылазок, лишь 27 июля была произведена попытка прорвать осаду, крайне неудачная для турок.

Дождливая осень тем временем сменилась ранней и холодной зимой. Войска мерзли в своих землянках и сами просились поскорее на штурм, чтобы покончить наконец с крепостью и стать на зимние квартиры.

На штурм Очакова было брошено 15 тыс. человек. Около 2/3 турецкого гарнизона было перебито, и б декабря Очаков был взят. Сражение проходило в 23-градусный мороз. Об овладении Бендерами этой же зимой мечтать не приходилось. Армия была отведена на зимние квартиры.

В июле корпус Румянцева присоединился к армии принца Кобургского, который пытался осадить Хотин. Войсками, отряженными для помощи австрийцам, командовал Салтыков. Крепость вскоре была взята, однако больше ничего предпринять в том году русским не удалось.

Румянцев занял северную Молдавию и с наступлением зимы также отвел свою армию на квартиры.

С наступлением весны 1779 года турецкие войска двинулись в Молдавию тремя отрядами общей численность в 40 тыс. человек. Принц Кобургский со своими войсками отступил. Румянцев двинул на выручку австрийцам дивизию Дерфельдена. 7 апреля произошло сражение между войсками Дерфельдена и Кара-Мегмета, закончившееся победой русских. 16 апреля Дерфельден нанес поражение 20-тысячному войску Якуба-Аги, а несколькими днями позже дивизия Дерфельдена одержала победу и над третьим отрядом турок, возглавляемым Ибрагимом. После этого замечательного рейда русская дивизия вернулась в городок Бырлад.

Потемкин позавидовал славе Румянцева и, решив ни с. кем не делиться своими будущими лаврами, содействовал тому, чтобы его «соперник» был лишен армии. Теперь Екатеринославская и Украинская армии были соединены в одну Южную под командованием Потемкина. Русская армия дви­нулась к Бендерам.

Узнав через своих людей о намерениях Потемкина, турецкий визирь решил до его прибытия разбить войска союзников в Молдавии. Он двинул против слабого корпуса принца Кобургского 30-тысячное войско Османа-паши. Принц обратился за помощью к Суворову, который 21 июля атаковал и разбил Османа под Фокшанами. Численный перевес (почти в 2 раза был на стороне турок, что, однако, не спасло их). Русские потеряли около 400 человек, турки лишились 1600 солдат. Лишь только в августе Потемкин смог осадить Бендеры. Керсновский отмечает вялость его действий в этой кампании. Заботясь о возможно большем усилении своего корпуса, Потемкин стянул под Бендеры почти все русские силы, оставив в Молдавии одну лишь слабую дивизию. Дивизией этой, однако, командовал Су­воров.

Визирь Юсуп решил воспользоваться удаленным поло­жением принца Кобургского и Суворова, чтобы разбить их порознь, а затем двинуться на выручку Бендер. Со 100 тыс. войска он двинулся к реке Рымник. Русские и австрийские войска смогли соединиться 10 сентября. Правда, для этого Суворову пришлось пройти в непролазной грязи 85 верст за два дня.

Знаменитая Рымникская битва состоялась 11 сентября. Перевес турок был на этот раз четырехкратным. Союзники располагали 25 тыс. войска, в то время как у турок было 100 тыс. солдат.

Принц Кобургский предложил Суворову не ввязываться в столь безнадежное предприятие, на что Суворов решительно возразил, пообещав двинуться в атаку с одними русскими. Принцу пришлось подчиниться.

По распоряжению Суворова, армия выступила ближайшей ночью и скрытым переходом подошла к самому турецкому лагерю. Турки еще не знали о прибытии Суворова, и были полностью уверены в победе над австрийцами, но тут они оказались застигнутыми врасплох; союзная армия выстроилась клином, и в,8. часов бой начался.

В первой атаке русским удалось захватить авангардный турецкий лагерь. Против русских была брошена конница визиря (около 7000 всадников), которые были отбиты. Повторная атака, в которой участвовало уже 25 тыс. всадников, также не имела успеха. Союзным войскам удалось рассеять конницу турок. К 3 часам дня союзной армии удалось подойти к главному укрепленному лагерю турок, который занимали 15 тыс. свежих янычар. Против них была брошена русская конница в 6000 сабель. Вскоре на подмогу кавалеристам подоспела пехота. За час янычары были истреблены и к 4 часам победа была полной. Турецкая армия превратилась в толпы, бежавшие без ог­лядки и массами погибавшие в бурных водах разлившегося Рымника. Турки потеряли до 15 тыс. убитыми и ранеными (кроме того, союзникам досталась вся артиллерия визиря — 85 орудий).

Сами же союзники потеряли всего 650 человек. После этого сражения Суворов был награжден орденом святого Георгия 1 -й степени и титулом графа Рымникского.

Победа на Рымнике была настолько решительной, что ничто больше не препятствовало союзникам перейти Дунай и закончить войну походом за Балканы. Турецкой армии фактически не существовало.

Однако завистливый характер Потемкина и на этот раз сыграл русским плохую службу. Армия Потемкина не тронулась из Бендер. Графу Гудовичу было предписано взять Хаджибей (ныне — Одесса) и Аккерман. 3 ноября сдались Бендеры. Однако в это время Турция заключила союз с Пруссией, которая выставила до 200 тыс. войск на русской и австрийской границе. Турецкий султан Селим III решил продолжать войну до конца.

Преемник Иосифа II (который умер в феврале 1790 года), Леопольд II, опасаясь войны с Пруссией, начал мирные переговоры с турками. Однако Екатерина, приняв меры на случай войны с пруссаками, потребовала от Потемкина дальнейших решительных действий. Но лето и начало осени 1790 года не были отмечены никакими сдвигами в вялой стратегии екатерининского фаворита.

Турки все свое внимание обратили на Крым и Кубань. Главным турецким оплотом на Дунае была крепость Измаил. Однако молодому русскому Черноморскому флоту удалось разбить турецкий флот и 21 июня Кубанский корус Гудовича штурмом овладел Анапой, сильнейшей турецкой крепостью на Черном море, которую защищало до 25 тыс. турок и горцев. Гудович располагал всего 12 тыс. человек. Операцию спасло то, что русский граф отрядил на защиту лагеря более трети своих сил. В разгар штурма Анапы тыл русских войск подвергся нападению 8 тыс. черкесов, которое было успешно отражено.

В сентябре на кубанском побережье высадилась армия Батал-паши. Усилившись горскими племенами, армия эта двинулась в долину Лабы, но 30 сентября у реки Тохта-мыш была атакована генералом Германом и наголову разбита. Сам Батал-паша был взят в плен. Здесь численное превосходство турок было просто подавляющим (Батал-паша располагал 50 тыс. человек, Герман — всего 3600 солдат).

Русским удалось захватить всю артиллерию турок, потеряв при этом всего 150 человек. В конце октября Южная армия Потемкина двинулась в южную Бессарабию. Была предпринята попытка осады Измаила, однако вскоре военный совет решил снять осаду. Потемкин, который придавал взятию Измаила особое значение, поручил Суворову принять начальство под Измаилом и самому на месте решить, снять осаду или продолжать ее.

Получив послание Потемкина, Суворов поспешил к Измаилу, где встретил уже отступавшие войска. Он вернул их в траншеи, и на рассвете 11 декабря штурмом овладел турецкой крепостью. Четвертую часть 30-тысячного суворовского войска составляли казаки, вооруженные одними только пиками. Измаил защищало 40 тыс. турок под начальством Мехмет-Эмина.

Суворов перед штурмом отправил коменданту предло­жение сдаться: «Сираскиру (т.е. Мехмет-Эмину), старшинам и всему обществу. Я с войсками прибыл сюда. Двадцать четыре часа на размышление — воля. Первый мой выстрел — уже неволя, штурм — смерть, что и оставляю вам на размышление».

На это сираскир ответил, что «скорее небо упадет на землю и Дунай потечет вверх, чем он сдаст Измаил».

Из 40 тыс. турок не спасся никто. Сираскир и все старшие начальники были убиты.

Однако, несмотря на падение Измаила, турецкий султан не желал сдаваться, и по приказу Екатерины военные действия были перенесены за Дунай для решительного поражения Турции.

Потемкин, не чувствуя в себе возможности для удачного ведения военной кампании и опасаясь потерять влияние при дворе, выехал в феврале 1791 года в Петербург. Командование над армией принял Репнин. Армия Репнина переправилась через Дунай и 28 июня атаковала у местечка Мачин турецкий лагерь, насчитывавший до 80 тыс. солдат. Турки были разгромлены и в беспорядке бежали.

После поражения под Мачином Турция вступила в мирные переговоры. Однако турки всячески затягивали их, все еще надеясь на успехи своего флота. По велению Екатерины, адмирал Ушаков выступил из Севастополя со всем черноморским флотом и 31 июля добился победы в сражении у Калиакрии.

29 декабря в Яссах был подписан мирный договор, в котором Турция подтверждала условия Кучук-Кайнарджийского мирного договора, отказывалась от каких-либо претензий на Крым и уступала России Кубань и Новороссию с Очаковым.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.