Принятие закона об отмене крепостного права


В конце 1860 г. завершилось составление «положений», и они были рассмотрены Главным комитетом по кресть­янскому делу и представлены на Государственный совет. Видимо, опасаясь народных волнений, Александр П, открывая заседание Государственного совета в январе 1861 г., потребовал быстрейшего завершения дела кре­стьянской реформы. Государь заявил, что «всякое даль­нейшее промедление может быть пагубно для государст­ва». Окончательный текст закона был утвержден Алек­сандром II 3 марта (19 февраля) 1861 г. Одновременно царем был подписан особый манифест об освобождении крестьян от крепостной зависимости.

«Общее положение о крестьянах, вышедших из кре­постной зависимости» касалось только помещичьих кре­стьян великорусских, украинских, белорусских и литовских губерний и предусматривало освобождение крепо­стных по этапам, в течение довольно длительного срока. Оно постановляло: «Крепостное право на крестьян, во­дворенных в помещичьих имениях, и на дворовых лю­дей отменяется навсегда». Крестьянам предоставлялись «права свободных сельских обывателей». За крестьяна­ми признавалось право владеть собственностью, посту­пать на службу, заниматься любым видом торгово-про­мышленной деятельности, вступать с другими лицами и учреждениями в договорные отношения и т. д.

Однако земли помещиков были признаны их собственностью, и потому крестьяне за отводимые им земель­ные наделы сначала должны были отбывать рабочую повинность или единовременно вносить наличными 20 — 25% всей выкупной суммы, становясь таким образом «временнообязанными крестьянами»; затем, по заклю­чению так называемых уставных грамот, их отношения к помещику окончательно ликвидировались, а казна про­центными облигациями уплачивала помещикам осталь­ные 75—80% стоимости их земель, отошедших под кре­стьянские наделы; после этого крестьяне должны были в течение 49 лет погасить свой долг государству еже­годными взносами «выкупных платежей» в размере 6% с выкупной ссуды.

Сроки выкупа домов и дворовых строений определя­лись самими крестьянами. Они могли в любое время вне­сти в казначейство установленную законом сумму выку­па (до 60 руб.) и через шесть месяцев получали доку­мент на полное владение избой и приусадебным участком.

Для проведения крестьянской реформы на местах была учреждена должность мировых посредников, они назна­чались правительством из числа местных дворян. Ми­ровые посредники должны были разбирать недоразумения и споры между помещиками и крестьянами и помо­гать при составлении «уставных грамот». Контроль осу­ществлялся особыми учреждениями при участии уезд­ного предводителя дворянства, представителя правитель­ства и и губернского начальства.

В конце 1861 г. были образованы волости, объеди­нявшие соседние деревни и села с количеством мужско­го населения от 300 до 2000 человек, и были также осу­ществлены выборы крестьянами сельской администра­ции и суда. Сельский сход выбирал старосту, а также с каждых 10 дворов уполномоченного, которые образовы­вали волостной сход, выбиравший волостного старшину и состав волостного суда.

В течение последующих двух лет намечалось осуще­ствить регламентацию хозяйственных отношений меж­ду крестьянами и помещиками. За этот срок помещики обязаны были заполнить особые уставные грамоты, в ко­торых указывалось фактическое количество земли, на­ходившееся в пользовании крестьян в каждом имении, и исчислялись размеры земли и повинностей крестьян по нормам, указанным в законе 19 февраля 1861 г. По­сле проверки содержания уставной грамоты мировым по­средником она оглашалась перед крестьянскими уполномоченными и, если со стороны последних не делалось каких-либо возражений, утверждалась.

Крестьяне получали в пользование земельные наде­лы в том случае, если они были у них по спискам 10-й ревизии 1858 г. Полностью лишались наделов крепо­стные крестьяне южного берега Крыма, где находилось много имений членов царской семьи и титулованной знати.

Предусмотренные в законе нормы крестьянских на­делов часто занижались, особенно значительно в черно­земных районах. Помимо этого, закон предоставлял по­мещикам право обезземеливать крестьян и другими спо­собами: склонять их на получение в собственность без выкупа всего лишь ¼ надела, лишать особо ценных угодий и т. д. В целом «отрезки» в пользу помещиков по всей России достигали 18% общей площади земель­ного фонда, который находился в распоряжении поме­щичьих крестьян до реформы. Во многих черноземных губерниях в центре, на юге страны и в Нижнем Повол­жье эти «отрезки» составляли от 20 до 40% надельной земли. Ко всему прочему крестьяне получали от поме­щика худшую и иногда совсем непригодную для земле­пользования землю!

Временнообязанные крестьяне за предоставленные им усадьбы и наделы должны были вносить помещику сум­му, равную среднему оброку, взимавшемуся в данной ме­стности перед отменой крепостного права. Крестьян фак­тически заставляли платить за уменьшенный надел прежний оброк. К тому же размер такого оброка, возме­щавшего помещикам доход и от внеземледельческих про­мыслов крестьян, никак не соответствовал качеству на­дельной земли. В барщинных имениях крестьяне отра­батывали за каждый душевой надел 70 дней в году. Но три пятых из этих дней они обязывались работать в крат­кий период полевьрс работ, что равнялось примерно преж­ней трехдневной барщине.

Чтобы обеспечить исправное поступление с крестьян налогов и выполнения ими повинностей, сохранялось об­щинное землепользование и вводилась круговая порука: все сельское общество несло материальную ответствен­ность за каждого своего члена. Такой общинный поря­док был узаконен в подавляющем большинстве велико­русских губерний, в трех «новороссийских» губерниях (Екатеринославской, Таврической и Херсонской), отчасти в Харьковской, а также в Могилевской и в ряде уездов Витебской губернии.

Таким образом, освобождение от крепостной зависимости на основании закона 19 февраля 1861 г. проходило длительно и мучительно тяжело для крестьян, которые в большинстве своем не имели денег для выкупа земли. Даже через 10 лет после провозглашения отмены крепостного права в России на положении временнообязанных продолжало находиться свыше 30% крестьянских хозяйств. При всем этом, освобождение крепостных крестьян имело исключительно большое значение, открыв путь для более быстрого развития производительных сил.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.