Произведения Маркса и Энгельса в России


В своём упомянутом выше обращении к Марксу организаторы Русской секции, между прочим, писали: «Наше настойчивое желание иметь Вас нашим представителем объясняется тем, что Ваше имя вполне заслуженно почитается русской студенческой молодёжью... Русская демократическая молодёжь получила сегодня возможность устами своих изгнанных братьев высказать Вам свою глубокую признательность за ту помощь, которую Вы оказали нашему делу Вашей теоретической и практической пропагандой». В этих словах нашли отражение то уважение и тот интерес, которые вообще в то время, на рубеже 60-х и 70-х годов, уже проявляли лучшие элементы русской интеллигенции к Марксу и Энгельсу.

Имена Маркса.и Энгельса впервые стали известны в Рocсии ещё в 40-х годах. С некоторыми из их ранних произведений тогда же получили возможность познакомиться представители круга Белинского (в том числе и сам великий русский критик-демократ), а также отдельные деятели из среды петрашевцев. В России читалась в подлиннике, хотя и немногими лицами, «Ншцета философии» Маркса, а позднее — его же работа «К критике политической экономии», вышедшая в 1859 г. В конце 1861 г. в «Современнике» была напечатана серия статей Н. В. Шелгунова «Рабочий пролетариат в Англии и Франции», в которых был широко использован труд Энгельса «Положение рабочего класса в Англии». Шелгунов называл Энгельса «одним из лучших и благороднейших немцев», а его труд — «лучшим сочинением об экономическом быте английского рабочего». В том же году по поводу появления перевода книги немецкого экономиста Гильдебранда ряд русских журналов выразил своё отношение к нападкам этого враждебного социализму автора на Энгельса. При этом «Современник» решительно осудил Гильдебранда (есть предположение об авторском участии Н. Г. Чернышевского в этой рецензии «Современника»). Отклики на произведения Маркса и Энгельса и позднее неоднократно встречаются в легальной прессе 60-х годов (иногда, по цензурной необходимости, без указания источника).

В 1869 г. в Женеве на русском языке был выпущен «Манифест Коммунистической партии», до этого уже знакомый некоторым представителям русской интеллигенции на языке подлинника. Издание первого русского перевода этого программного документа научного коммунизма — перевода, приписываемого на основании разных данных М. А. Бакунину и страдавшего искажениями и множеством неточностей,— тем не менее было показательно для обострившегося интереса революционной среды к идеям Маркса и Энгельса. Издание это не получило, впрочем, большого распространения в России. Известны случаи, когда его переписывали от руки, так как женевский печатный оригинал оказывался малодоступным.

Росту популярности Маркса в русском обществе способствовали его руководящая роль в I Интернационале и, в ещё большей степени, появление (в 1867 г.) его главного теоретического труда «Капитал».

Не только в среде видных литераторов-публицистов (Елисеев, Михайловский, Шеллер-Михайлов, Зайцев и др.) и прогрессивных учёных-экономистов (Зибер и др.), но и в лучших кружках студенческой молодёжи «Капитал» стал известен в ближайшее же время после опубликования. Уже в 1868 г. был практически поставлен вопрос о его переводе на русский язык. Хотя перевод и затянулся на несколько лет, всё же появившееся в начале 1872 г. русское издание (перевод Н. Даниельсона, писавшего под псевдонимом Николая —она) представляло собой, как подчёркивал к концу того же десятилетия в печати Лавров, «первую передачу на иностранном языке этого руководящего произведения» научного социализма. «Капитал» нашёл в России усердных читателей и в ряде случаев восторженных почитателей. Вопрос о дальнейших судьбах родины, о путях её социально-экономического развития в связи с совершавшейся после крестьянской реформы усиленной лом­кой старого общественного и хозяйственного уклада и упрочением буржуазных отношений естественно и неизбежно при­влекал внимание передового общественного мнения России к гениальному, классическому анализу капиталистической общественной формации, данному Марксом. В обращении «Народной воли» к Марксу спустя 8—9 лет после выхода русского перевода содержалось прямое утверждение, что «Капитал» в России «стал настольной книгой образованных людей».

Почти одновременно с русским изданием «Капитала» в эмиграции на русском языке была выпущена новая работа Маркса (1871 г.) «Гражданская война во Франции», получившая распространение не только в кругах революционной интеллигенции, но и среди связанных с последней наиболее сознательных рабочих (в Петербурге). В рабочих же кружках 70-х годов пропагандистами из революционной интеллигенции часто проводились чтения «Капитала», имевшие целью ознакомить передовых рабочих с основами экономического учения Маркса. Конечно, тогдашние пропагандисты-народники накладывали печать своей неправильной теории на даваемые пояснения, но всё же самый факт ознакомления рабочих с теорией Маркса имел несомненное положительное значение. Популярность имён Маркса и Энгельса, особенно со второй половины 60-х и ещё больше в 70-х годах, и довольно значительная по тем временам распространённость ряда их произведений, в первую очередь «Капитала» Маркса, не означали пока возникновения на русской почве общественного движения, действительно руководимого учением Маркса и Энгельса. В революционном движении России довольно долго ещё продолжалось господство своеобразных русских форм домарксова социализма. Труды самих основоположников марксизма неправильно привлекались подчас с целью обоснования учений об «особом», некапиталистическом, пути развития России, об особом, «русском социализме», «крестьянском социализме». Ленин впоследствии писал, что народнические теории ««по Марксу» пытались опро-

вергнуть приложение к России теории Маркса!». Положение в корне меняется только в 80-х годах — с появлением группы «Освобождение труда» в эмиграции и ряда марксистских групп в самой России. В 90-х годах наступает новая всемирно-историческая эпоха в развитии марксизма. Россия становится родиной ленинизма.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.