Реформа 1861 г. в национальных районах


Вместе с освобождением русского крестьянства от крепостной зависимости освободились от неё и другие народы нашей родины — некоторые одновременно с русским народом, другие несколько позже. Несмотря на тяжёлый характер крепостнических пережитков, сохранившихся после падения крепостного права (в ряде национальных районов эти пережитки были даже более тяжёлыми, чем в губерниях с русским населением), реформа была прогрессивным явлением для всех народов России и содействовала их переходу на рельсы капиталистического развития.

Губернские комитеты, обсуждавшие на Украине меры «по устройству быта крестьян», стремились сохранить в руках помещиков возможно большее количество земли, а крестьянам отдать за выкуп незначительные земельные наделы. Земля, которую согласно реформе 1861 г. должны были получить крестьяне на Украине, стоила 128 млн. руб., но оценена была значительно дороже. В течение 49 лет украинские крестьяне должны были выплатить с процентами 500 млн. руб. В Харьковской, Полтавской и Черниговской губерниях, где помещики получили право уменьшить размеры наделов, отрезки дошли до 40% надельной земли, а на юге — до 30%. В южных украинских губерниях было роздано большое количество нищенских «дарственных» наделов. Значительную нужду продолжало испытывать правобережное крестьянство, несмотря на некоторое увеличение земельных наделов, на которое пошло парское правительство в результате восстания 1863 г.

Реформа 1861 г. в Белоруссии освободила от крепостной зависимости около 2 млн. частновладельческих крестьян. Помещики в Белоруссии и Литве (главным образом поляки) старались всеми мерами захватить побольше крестьянских земель. Ещё в известном проекте, переданном виленским генерал-губернатором Назимовым царскому правительству, они требовали освобождения крестьян совсем без земли. При проведении реформы они всячески стремились урезать крестьянские земли, чаще всего добиваясь этого путём передачи крестьянам «дарственных» наделов. В Белоруссии было также много мелко­поместных дворян, чьи крестьяне получили значительно урезанные наделы. Процент дворян по отношению к общему количеству населения был в Белоруссии особенно велик, составляя 3,5, в то время как во всей России дворяне составляли лишь 0,48% всего населения. После реформы у белорусских крестьян оказалось лишь 30% всей земли.

Восстание литовского и белорусского крестьянства в 1863 г. заставило царское правительство пойти на некоторые демаго­гические уступки при проведении реформы в западных губерниях, в том числе и в Белоруссии. Чтобы ослабить крестьянское движение, царское правительство ликвидировало временно-зависимое положение крестьян западных губерний, объявило их уже с 1864 г. свободными от барщины и оброка; крестьяне должны были вслед за этим приступить к уплате выкупных платежей.

В Виленской, Гродненской, Минской губерниях, а также в четырёх, так называемых «инфлянтских», уездах Витебской губернии, примыкавших к Прибалтийскому краю, общинное землевладение исчезло ещё до реформы; после реформы его заменило подворное землепользование. Лишь в Витебской (за исключением «инфлянтских» уездов) и Могилёвской губерниях, где до реформы, за немногими исключениями, преобладало общинное землепользование, при проведении реформы наделы отводились целым обществам, которые и отвечали круговой порукой за исправление повинностей. Для пореформенной белорусской деревни были характерны так называемые «сервитута», т. е. земли, находившиеся в совместном пользовании помещика и крестьян, главным образом леса и пастбища; они занимали в Белоруссии до 30% помещичьих земель.

В Царстве Польском, чтобы отвлечь крестьян от восстания 1863 г., царизм также вступил на путь демагогической поли­тики. Ещё в период восстания правительство разработало проект реформы, которая и была объявлена 19 февраля 1864 г. Польские крестьяне становились полными собственниками земли, находившейся в их пользовании, подтверждались сервитутные права крестьян, объявлялось их полное освобождение «от всех без исключения повинностей», отменялись «все права вотчинников над крестьянами, как несовместимые с правом полной собственности». В том же 1864 г. был объявлен указ о реорганизации тминного самоуправления в Царстве Польском, ли­квидировавший сословный (шляхетский) характер гмины и установивший право крестьян, имевших не менее 3 моргов земли, участвовать в выборах тминного самоуправления. Таким образом, реформа 1864 г. была более последовательна в замене феодальных норм буржуазными. Однако польские помещики сохранили за собой более 56% земельной площади страны; обширное помещичье землевладение и сервитутные отношения обусловили длительное сохранение отработок и крестьянской кабалы. Хотя формально выкуп земельных наделов польскими крестьянами не был введён, однако крестьяне были обложены поземельным налогом, являвшимся основным источником для выплаты вознаграждения помещикам. Польские крестьяне выплачивали ежегодно до 1914 г. за своё «освобождение» 4,2 млн. руб. в виде поземельного и «подымного» налога. Из 3 млн. крестьян, за которыми реформа закрепила в собственность землю, одна треть имела менее 3 моргов земли, 40% — от 3 до 15 моргов, а 750 тыс. крестьян вовсе не получили земли. Подавляющую часть крестьян в польской деревне составляли малоземельные и безземельные крестьяне.

Однако, несмотря на всю ограниченность, реформа создала необходимые условия для быстрого капиталистического развития экономики и превращения шляхетской Польши в буржуазную.

Многонациональное крестьянство Среднего Поволжья в период проведения реформы 1861 г. состояло из крестьян владельческих, государственных и удельных. Лучшая часть земель Среднего Поволжья и Прикамья после реформы осталась в руках крепостников. Владельческие крестьяне в результате реформы получили наделы в среднем от 3 до 4 десятин на ревизскую душу. Средний размер надела для государственных крестьян составлял 5,28 десятины на душу. Надельная земля не могла обеспечить существование основной крестьянской массы. Татарские крестьяне были поставлены в особенно тяжёлое положение: уже ко второй половине XIX в. они оказались вытесненными в районы неплодородные, притом удалённые от главных экономических центров и водных путей. В результате реформы 1861 г. татарские крестьяне оказались наиболее малоземельными: так, у 8 389 татарских крестьянских дворов Казанской губернии земельный надел составлял лишь одну десятину на ревизскую душу и даже меньше. Малоземелье увеличивалось тем обстоятельством, что в большинстве аулов число наличных душ превышало число ревизских на 20% и больше. Даже там, где татарские крестьяне входили в разряд государственных (в Вятской губернии), они были плохо обеспечены землёй и к тому же худшей по качеству. Иногда они целыми деревнями переселялись в другие места, часто попадали в ещё менее благоприятные условия и возвращались назад совершенно разорёнными.

Необеспеченность огромной части крестьян землёй ставила их в зависимость от татарских помещиков — алпаутов (не­дворян), а также мурз (дворян). Отсюда крайняя отсталость крестьянского хозяйства в Среднем Поволжье и Прикамье, частые неурожаи и голодовки.

На восточных «окраинах» реформа также имела свои особенности. Сибири она почти не коснулась, поскольку крепостных помещичьих крестьян там, за ничтожным исключением, вообще не было, как не было и помещичьего землевладения. По манифесту 19 февраля 1861 г. на территории Сибири подлежал освобождению всего 3 701 крепостной (в том числе около 900 дворовых). Основная масса русского крестьянства в Сибири сидела на землях, считавшихся казёнными.

В Башкирии вслед за реформой 1861 г., проведённой в от­ношении русских помещичьих, удельных, горнозаводских и государственных крестьян, последовала реформа и в отношении башкир. В 1863 г. было издано специальное положение о ликвидации их военно-сословного устройства. Башкиры были приравнены «к свободным сельским обывателям», а их припущенники— к государственным крестьянам. Положение 1865 г. полностью уничтожало военно-сословное устройство башкир и заменяло кантонную систему обычными волостными управлениями. Башкирские земельные и лесные угодья, которыми владели родоплеменные общины («тюбэ») на правах вотчинников, должны были размежевать эти земли между аульными общинами. На башкирских общинников не распространялись оброк и выкупные платежи, но их прежние войсковые повинности были заменены денежным подушным и поземельным налогами и обычными мирскими сборами. Для вотчинников был составлен надел в 15 десятин, а по ряду общин — менее этого. Припущенникам давался высший (или указный) надел, установленный «Положениями 19 февраля 1861 г.» для уездов Оренбургской и Уфимской губерний, колебавшийся от 4,5 до 7 десятин на одну мужскую душу. Припущенники же из малоземельных общин были оставлены при низшей норме наделов (от 3 до 4 десятин). Все припущенники гражданского ведомства приравнивались в платежах к государственным крестьянам.

На Кавказе, как и в Центральной России, выработка проекта крестьянской реформы была делом дворянства. Проект исходил из основных принципов «Положений 19 февраля». В Грузии реформа была проведена в 1864—1866 гг. несколькими законодательными актами и охватила последовательно Восточную Грузию, Имеретию, Гурию и Мегрелию; в Сванетии реформа была проведена только в 1871 г. В Грузии помещики должны были предоставить крестьянам в постоянное пользование усадьбу и земельный надел, причём помещик мог оставить за собой половину земли. За усадьбу крестьяне должны были платить денежный оброк, за надел — оброк натурой в размере, превышавшем дореформенный. На выкуп и полевого надела и усадьбы требовалось согласие помещика. Виноградники оставались за помещиком. За личное освобождение крестьян помещики получали вознаграждение в размере от 25 до 50 руб. за душу. Безземельные крестьяне-арендаторы (хизаны) освобождались, как и дворовые, без земли. В результате освобождения наделы Грузинских крестьян сократились в среднем с 5,9 до 3,8 десятины, повинности же в среднем удвоились. Сельское общественное управление было установлено в Грузии по общему образцу «Положений 19 февраля», с введением круговой поруки и сохранением за помещиками права вотчинной полиции. В Сванетии, где до реформы крестьяне фактически пользовались всей землёй, уплачивая помещикам небольшой оброк продуктами, «освобождение» резко ухудшило положение крестьян; крестьянские наделы оказались здесь ещё меньше, чем в Грузии, а оброк за пользование лесом для топлива и пастьбы скота — больше.

Очень тяжёлой для крестьян оказалась реформа в Абхазии. «Освобождению» предшествовало здесь большое крестьянское восстание 1866 г., вызванное слухами о готовящейся реформе по грузинскому образцу. После подавления восстания около 20 тыс. абхазцев было принудительно выселено в Турцию.

Согласно «Положению о прекращении личной зависимости и поземельном устройстве в Абхазии», утверждённому в 1870 г., крестьяне и дворовые должны были выкупить свои повинности в четырёхлетний срок, оставаясь в это время на положении временнообязанных и неся определённые повинности. Земельный надел абхазских крестьян равнялся в среднем 2—3 десятинам на «дым», большая часть земли отошла к помещикам. «Положение» о временнообязанных через четыре года было продлено без ограничения срока, так как крестьяне не могли своевременно уплатить столь тяжёлого выкупа. Временно­обязанные отношения в Абхазии, как и в Грузии, были ликвидированы только в 1913 г. В 1877—1878 гг. часть населения Абхазии восстала, недовольная медлительностью в разрешении поземельного вопроса и порядками управления и суда. В 1879 г. началось распределение земель: население было раз­делено на два «класса» — «простой» (96,3%) и «привилегированный» (3,6 96). Первый «класс» получил по 3,1 десятины земли на душу, второй — по 47,2 десятины на душу. Разница эта была огромной, особенно в условиях Кавказа.

В Азербайджане «Положением о реформе 1870 г.» преж­ние надельные земли владельческих крестьян были закреп­лены в их постоянное пользование. Фактически крестьянские наделы в большинстве случаев были намного ниже установленной нормы в 5 десятин на душу мужского пола. Хотя выкуп наделов и допускался, однако вследствие отказа казны в кредитовании выкупных операций последние нигде не производились, в силу чего вся надельная земля юридически и после реформы оставалась собственностью беков (к выкупу наделов было приступлено лишь в 1913 г.). Во многих местностях размеры крестьянского надела сократились в результате реформы, так как треть всей земли собственник мог оставить за собой. Барщина в основном была заменена денежным оброком, но оброк из доли урожая сохранился в прежнем виде. Отказ от наделов допускался в строго индивидуальном порядке, с разрешения губернского начальства, но крестьяне были лишены права покидать наделы всем обществом. В основном реформа была сведена к замене барщины денежным оброком и к узаконению постоянного землепользования владельческих крестьян; Азербайджан и после реформы фактически остался страной патриархально-феодальных отношений.

В Дагестане, где ещё до второй половины XIX в. в некоторых феодальных хозяйствах существовало рабство, в 1866— 1867 гг. началось освобождение рабов (их насчитывалось около 600 человек). В шамхальстве Тарковском было освобождено от всех феодальных налогов и повинностей в пользу шамхала около 8,5 тыс. дворов.

Проводя реформу на Кавказе, царское правительство последовательно применяло политику поддержки социальных верхов, в которых оно искало, как и раньше, опору для своего дальнейшего владычества.




  1. Алексей Шанский

    Сейчас уже не все и помнят, что в состав Российской империи входили Украина, Белоруссия, Азербайджан, Грузия и даже Польша. Таким образом, отмена крепостного права распространилась не только на русский, но и на эти народы. Однако реформы проводились везде по-разному, с опорой на особенности национальной политики. И это отчетливо отражено в статье.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.