Установление советской власти в Москве


Утром 25 октября (7 ноября) во время заседания Московского комитета большевиков стало известно о вооруженном восстании в Петрограде.

Московский комитет образовал партийный боевой комитет, в который вошли М.Ф. Владимирский, В.Н. Подбельский, О.А.Пятницкий, Е.М. Ярославский.

Партийный боевой комитет призвал к борьбе за установление власти Советов. Комитет был создан уже после того, как в городе начались стихийные выступления, разгорелась борьба за власть. Только в ночь на 26 октября Московский ВРК разослал приказ всем воинским частям, который запрещал воинским частям исполнять приказы, не исходящие от ВРК.

Московская партийная организация большевиков имела свои отличительные особенности. Стивен Коэн писал про Москву: «Постоянно игнорируемый историей революции, которая ориентируется на Петроград, этот город принес партии некоторые из ее самых ранних и наиболее важных успехов. Первоначально, однако, в среде московских большевиков, как и в большинстве партийных организаций, произошел глубокий раскол между защитниками умеренности и сторонниками радикализма.

Правые большевики обладали особым влиянием в степенной, древней столице, находившейся в сердце крестьянской России, и это укрепляло их осторожные воззрения. «Здесь, в самом центре буржуазной Москвы, — размышлял один из них, — мы действительно кажемся себе пигмеями, задумавшими своротить гору».

Правые силы концентрировались в городской партийной организации, Московском комитете, чье руководство включало многих защитников умеренности, в том числе Ногина и Рыкова.

Однако на другом крыле партийцев-москвичей была сильная и влиятельная группа воинствующих молодых большевиков, обосновавшихся в Московском областном бюро... В Москве жило 37 процентов населения страны, а к октябрю сосредоточилось 20 процентов общего количества членов партии.

Деятельность большевиков в Москве в 1917 году разворачивалась в борьбе за преобладающие позиции между склонявшимся к осторожности Московским комитетом и радикальным, настроенным на восстание бюро.

Два обстоятельства усиливали соперничество.

Во-первых, бюро формально имело власть над Московским комитетом, который считался просто «одной из областных организаций», — ситуация обидная и оспариваемая более старым и почтенным городским комитетом.

Во-вторых, отношения между ними регулярно обострялись конфликтом поколений.

Штаб бюро находился в Москве, его главными руководителями были Бухарин, Осинский, Смирнов, Ломов, Яковлева, Кизелыптейн и Стуков. Исключая Яковлеву, которой исполнилось 33 года, остальным не было тридцати, то есть это поколение было на десять — двадцать лет моложе руководителей Московского комитета (хотя потом в Комитет вошло несколько молодых руководителей).

Хотя большинство Московского комитета в конечном итоге поддержало восстание, его реакция на радикальный курс, провозглашенный Лениным и левыми, была замедленной и нерешительной во всех отношениях.

Большинство его старших по возрасту членов полагали, как утверждал один из них, что «нет ни сил, ни объективных условия для этого».

Руководителей Бюро, постоянно подталкивавших старших партийцев из городского комитета, очень волновало во время Октября и то, что «миролюбивые» взгляды и «значительные колебания» в МК могут стать роковыми в «решающий момент». Поэтому, несмотря на решительную поддержку со стороны некоторых старых московских большевиков, молодые москвичи скло­ны были рассматривать окончательную победу революции в Москве как свое личное достижение, проявление большой силы своего поколения. Как поздней выразился Осинский, они вели борьбу за власть «при значительном сопротивлении большей части старшего поколения московских работников».

В руках левых оказа­лись московские партийные издания, что дало возмож­ность формировать взгляды и политику большевиков в течение критических меся­цев правления Керенского.

Вооруженное восстание в Москве началось.

25 октября (7 ноября) Пробольшевитские солдаты заняли Почту и Телеграф

25 октября на заседании Городской Думы был создан «Комитет общественной безопасности», который должен был противостоять большевикам.

26 октября ВРК приказал всем районным большевистским организациям создать революционные комитеты на местах, а также выдать людям оружие и занять наиболее важные пункты в городе. В Замоскворечье, Сокольниках, Хамовниках, на Пресне и в других районах Москвы были созданы революционные комитеты.

Охрана Московского Совета, ВРК и Московского комитета партии большевиков была возложена на «двинцев» — солдат-фронтовиков (860 человек), арестованных в Двинске за антивоенное выступление и затем переведенных в Бутырскую тюрьму в Москве. 593 освобожденных по настоянию большевиков «двинца» были готовы к участию в вооруженном восстании.

К утру 26 октября отряды революционно настроенных солдат заняли ряд государственных учреждений и редакций газет. В Кремле находился восставший большевистский 56-й полк.

Командующий Московским военным округом полковник Рябцев, в задачи которого входило подавление восстания, не имел достаточно сил для противодействия. Рябцев надеялся выиграть время, пока подойдут вызванные им с фронта войска, с этой целью он предложил ВРК начать переговоры.

Полковник Рябцев обещал не препятствовать вооружению рабочих и отвести юнкеров от Кремля.

27 октября (9 ноября) было получено известие о наступлении Керенского — Краснова на Петроград.

Рябцев объявил Москву на осадном положении, потребовал ликвидации ВРК, вывода солдат 56-го полка из Кремля, возвращения оружия в арсенал. Штаб Московского военного округа опирался на офицерство гарнизона, на школы прапорщиков, кадетские корпуса, Алексеевское и Александровское училища.

27 октября в 22 часа на Красной площади произошел бой между «двинцами», которые двигались из Замоскворечья к Московскому Совету, и юнкерами. Отряд «двинцев» понес серьезные потери, но все же пробился к зданию Московского Совета.

ВРК отверг ультиматум Рябцева и призвал массы к решительным действиям.

28 октября в Москве началась всеобщая забастовка. Рабочие вооружались в штабах Красной гвардии. 40 тыс. винтовок было захвачено в вагонах, стоявших на запасных путях казанской железной дороги. ВРК железнодорожников установил контроль над вокзалами и тем самым предотвратил возможность прибытия войск, направленных Ставкой в распоряжение Рябцева.

Бои шли на Сухаревской площади, на Остоженке и Пречистенке, на Садовой, у Никитских ворот. Осаду Алексеевского военного училища вели рабочие Басманного, Рогожского и Богуше-Лефортовского районов.

Решающее сражение в Москве разгорелось 1 и 2 (14 и 15) ноября. Революционные отряды пробивались к Кремлю. 2 ноября было завершено его окружение.

2 ноября в 17 часов защитники Кремля сдались. По условиям капитуляции «Комитет общественной безопасности» прекращал свое существование, юнкера разоружались.

В ночь на 3 (16 ноября) революционные войска заняли Кремль.

Вооруженное восстание в Москве оказалось кровавым. Участник событий Стуков вспоминал, какие чувства испытывали они с Бухариным, когда приехали в Петроград доложить о своей победе: «Когда я начал говорить о количестве жертв, у меня в горле что-то поперхнулось, и я остановился. Смотрю, Николай Иванович бросается к какому-то бородатому рабочему на грудь, и они начинают всхлипывать, несколько человек начинают плакать».




  1. Анна

    Восстание в Москве шокировало в свое время всю Россию. За несколько дней был взят штурмом центр древней столицы, чего не происходило со времен Смуты. Большевистские отряды расстреляли в кремле древнейшие храмы — главные святыни собственного народа. Сотни юных кадетов и юнкеров, воспитанных на идеалах верности Родине и Отечеству, были безжалостно убиты.

    1. Stalker61

      Если абстрагироваться от пафоса, то логика борьбы за власть предполагала столкновение разных точек зрения на процесс. Противники взялись за оружие и уже стало третьим делом, что они порушили, выясняя меж собой отношения, полковник Рябцев тоже не заботился об исторических памятниках Кремля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.