Тайная полиция


Тайная полиция, следившая за революционными и вообще за любыми «подозрительными», с точки зрения правительства, настроениями в стране, была подчинена министерству внутренних дел. Но сверх этого особые тайные наблюдатели и доносчики, особенно для столицы, имелись в распоряжении графа Аракчеева. С.Петербургский генерал-губернатор граф Милорадович имел свою систему шпионов. Таким образом, в стране орудовала тройная тайная полиция. После возмущения в Семёновском полку 1820 г. была учреждена особая тайная полиция в армии, имевшая своих агентов как среди солдат, так и среди командного состава. Для осведомления о солдатских настроениях использовались, например, гадалки — предсказательницы судьбы, селившиеся в местах расположения полков и регулярно доносившие о разведа­ном.

В 1822 г. был издан особый указ о запрещении в России каких бы то ни было тайных обществ и масонских лож.

В указе говорилось о связи этих организаций с западноевропейским революционным движением. Подписка о непринадлежности к тайным обществам была взята со всех чиновников в государстве. Но, несмотря на это, в стране зрело и развивалось движение декабристов.

Реакция в области просвещения. Идеи «Священного союза» лежали в основе реакционной пропаганды. Реакция свирепствовала и в области просвещения. В 1816 г. во главе министерства народного просвещения был поставлен обер-прокурор святейшего синода, реакционер князь А. Голицын —«холопская душа» и «просвещения губитель», по характеристике пушкинской эпиграммы. В 1817 г. министерство народного просвещения было преобразовано в министерство духовных дел и народного просвещения; от синода к нему перешли все дела по вероисповеданиям, за исключением духовного суда. Соединение религиозного ведомства с ведомством народного просвещения являлось реакционной мерой: религия была сильным орудием реакции. По мысли Александра I, религиозные принципы должны были лечь в основу воспитания и образования. Борьба с революционными идеями, распространившимися в стране, велась посредством расширения религиозно-мистической пропаганды. Для «просветительной» деятельности Голицына было характерно подавление всего вольнолюбивого, живого и «христианизация» всех наук. Даже далеко не либеральный Карамзин назвал голицынское министерство просвещения «министерством затмения». Голицынские ставленники ревностно осуществляли политику реакции на местах. Из преподавания изгонялся «гибельный материализм», в основу всех наук, в частности философии, ложились догмы священного писания, в основу естественных наук — библейское учение о сотворении мира богом в семь дней. Учёность без веры в бога признавалась «не токмо ненужной, но и вредной». Особенно усердным реакционером в области просвещения был М. Л. Магницкий. Он поставил перед собой цель — покончить с философией эпохи «просвещения». Назначенный в 1819 г. членом Главного правления училищ, Магницкий был послан в Казань для ревизии университета и, обнаружив там «вредное направление», даже предложил «публично разрушить» Казанский университет. Назначенный затем попечителем Казанского учебного округа, Магницкий учинил в университете настоящий разгром. Все науки, до математических включительно, должны были преподаваться на основе священного писания. Профессор математики стал так излагать определение гипотенузы: «Гипотенуза в прямоугольном треугольнике есть символ сретения правды и мира, правосудия и любви через ходатая бога и человека, соединившего горнее с дольним, небесное с земным». Изучение римского права было заменено изучением византийского. Особенно возмутил Магницкого анатомический зал, где медики препарировали «тела христианские», вместо того чтобы предать их «святому погребению». Трупы были немедленно похоронены по церковному обряду, а учиться анатомии предписывалось на манекенах. Лучшие профессора, заподозренные в вольномыслии, были уволены.

В Казанском университете воцарился дух аракчеевской казармы. Последователем Магницкого в Петербургском университете явился попечитель Петербургского учебного округа Рунич, уволивший лучших профессоров и введший инструкцию Магницкого. В Петербурге провели позорный «профессорский процесс» по обвинению в вольномыслии лучших, передовых профессоров (Арсеньева, Раупаха, Куницына и др.).



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.