Россия времен преобразования Петра I


Европа XVII века заканчивалась на восточной грани­це Польши. Это было очевидно всем — как европейцам, так и россиянам — и не вызывало споров, подобных сегодняшним. Дела Фротье, автор популярного в свое время «Путешествия в Санкт-Петербург или Новых воспоминаний о России», назвал «Московию» краем света.

По его свидетельству, для путешественника, которому приходилось по пути в Персию вступать на территорию Московского государства возле Смоленска, «Московия» представала как «великая и обширная» страна, «дикая, пустынная, болотистая, покрытая зарослями кустарника» и лесами, «пересеченная болотами, кои переезжают по гатям» (между Москвой и Смоленском насчитывалось более 600 переходов такого рода, «зачастую в весьма скверном состоянии»), страна, где все выглядит не таким, как в иных странах, пустынная («можно проехать 20 или 30 миль, не увидев ни одного города или деревни»), с отвратительными дорогами, мучительными для путника даже в хорошее время года...

Наконец, это страна, «столь наглухо закрытая для въезда, что невозможно и нес проникнуть или покинуть ее танком, без дозволения или охранной грамоты великого князя».

Себастьян Куберо, подданный испанской короны, предаваясь воспоминаниям о путешествии из Вильно в Москву около 1680 г., утверждал, будто «вся Московия — сплошной лес», где нет иных деревень, кроме тех, что поставлены на вырубках.

Далее в середине XVH1 века путешественник, проехавший дальше Митавы (ныне Елгава), столицы Курляндии, не мог более нигде найти приюта, кроме как на «убогих постоялых дворах», содержавшихся евреями, где «приходилось укладываться спать вперемежку с коровами, свиньями, курами, утками, коих источаемые запахи еще усиливала всегда чересчур раскаленная печка».

Очевидно, что петровские преобразования, занимающие центральное место в истории России XVIII века, не смогли одним махом изменить страну, ее социально-экономический «акцент» и, тем паче, строи.

Крепостная неволя усилилась, соответственно положение дворянства упрочилось... Но вместе с этим стало более заметной силой и российское купечество.

Реформы Петра оказали глубокое влияние на последую­щее развитие России. Между Российской империей XVII века и Российской империей XVIII века лежит пропасть.

И дело, конечно, не в том, что россиянин 1700-х годов был обязан брить бороду, а в том, что петровская Россия располагала первоклассной армией и флотом, упорядоченными (сравнительно, конечно) административными учреждениями, более развитой промышленностью, и, наконец, учеными-просветителями, обеспечившими общий подъем науки и культуры.




  1. Марта

    Комментарий, приуроченный к 8 марта 🙂

    Тюльпаны, так любимые женщинами, также в Россию из Голландии завез Петр Первый. Ему так понравились эти цветы, что, когда он возвратился в Россию, создал так называемую садовую контору. С этих пор в России и стали выращивать заморские цветы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.