Революционная ситуация 1859—1861 гг


К концу 50-х годов классовая борьба в стране обострилась настолько, что объективно стал возможным революционный взрыв — в России сложилась революционная ситуация.

Исчерпывающее определение понятия революционной ситуации дано Лениным в статье «Крах II Интернационала» (1915 г.): «...Революция невозможна без революционной ситуации, причем не всякая революционная ситуация приводит к революции. Каковы, вообще говоря, признаки революционной ситуации? Мы наверное не ошибемся, если укажем следующие три главные признака: 1) Невозможность для господствующих классов сохранить в неизмененном виде свое господство; тот или иной кризис «верхов», кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется еще, чтобы «верхи не могли» жить по-старому. 2) Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов. 3) Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс, в «мирную» эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами», к самостоятельному историческому выступлению».

Годы революционной ситуации в России отмечены кризисом верхов. Правящие круги отчётливо сознавали невозможность управлять страной по-старому. Уже в 1857 г. правительство приступило к подготовке реформы. 1859 год в связи с громадным обострением классовой борьбы, вылившейся в революционную ситуацию, стал в этом отношении переломным.

В период революционной ситуации нужда и бедствия угнетённых масс возросли выше обычного и стали особенно невыносимыми. Усилился процесс обезземеливания и разорения крестьян помещиками, резко ухудшилось экономическое положение крестьянства. Оброк также непомерно увеличился; помещик жестоко выколачивал накоплявшуюся на крестьянах недоимку. Барские попытки получить добавочные доходы от промышленного предпринимательства в свою очередь тяжело отзывались на экономическом положении крестьян: работа на помещичьей фабрике была самым изнурительным видом бар­щинного труда. Усиление барщинной и оброчной эксплуатации резко ухудшало материальное положение масс. Жизнь крепостного крестьянства протекала в самых тяжёлых условиях; статистические материалы, собранные накануне реформы офицерами генерального штаба и использованные в «Современнике» Чернышевского, говорили о чрезвычайном истощении крестьян. Так, в Рязанской губернии в 1860 г. основу питания составляли ржаной хлеб и пустые щи, «употребление каши уже служит при­знаком некоторого довольства», а мясная пища — «величайшая редкость». Подобное положение было в сущности повсеместным.

Процесс расслоения крепостной деревни выделял крестьянскую бедноту и ставил её в тяжёлую материальную зависимость от деревенского богатея. Во время неурожаев крестьяне пита­лись «хлебом» из желудей, мякины и лебеды. Крымская война явилась исходным моментом значительного ухудшения в положении угнетённых масс: огромные рекрутские наборы вырывали из деревни большое количество кормильцев в возрасте наивысшей трудоспособности. Бедствия крестьян, ещё раньше увеличившиеся в связи с разложением крепостного хозяйства и усилением эксплуатации, обострились во время войны. Крестьянские хозяйства приходили в упадок, семьи крестьян с уходом кормильцев часто обрекались на нищету и голод. Ряд последовательных неурожаев, начавшихся ещё до войны и продолжавшихся во время неё, усугублял тяжесть положения крестьянства. Опустошение казны военными расходами вело к усилению налогового бремени, падавшего на трудовое население. Поисчислениям Н. Г. Чернышевского, относящимся к годам революционной ситуации, одни прямые подати с податных сословий доставляли государственному казначейству свыше 60 млн. руб. в год; учитывая же косвенные налоги и прочие виды поборов, Чернышевский приходил к выводу, что с податных сословий в эти годы государство собирало 204 млн. руб. в год. Непосильность обложения вела к резкому увеличению недоимки, а вместе с тем и репрессий, связанных с её собиранием. Так, по Рязанской губернии недоимка в 50-е годы выросла по сравнению с концом 30-х годов в 7 раз. Отход трудоспособного мужского населения в город на заработки значительно возрос перед реформой; это ухудшило и без того тяжёлое положение остававшихся в деревне членов крестьянской семьи, особенно женщины-крестьянки.

В знаменитом стихотворении Некрасова «Размышления у парадного подъезда», написанном в 1858 г., накануне революционной ситуации, в ярком художественном обобщении отражено невероятно угнетённое положение русского крестьянства, «скорбь вопиющая» и «неисходное горе» трудовой массы народа;

Назови мне такую обитель, Я такого угла не видал, Где бы сеятель твой и хранитель, Где бы русский мужик не стонал? Стонет он по полям, по дорогам, Стонет он по тюрьмам, по острогам, В рудниках на железной цепи; Стонет он под овином, под стогом, Под телегой, ночуя в степи, Стонет в собственном бедном домишко. Свету божьего солнца не рад; Стонет в каждом глухом городишке У подъезда судов и палат.

Ухудшалось также положение податной массы городского населения.

Росли бедствия крепостных и вольнонаёмных рабочих. Попадая на фабрику в поисках работы, государственный или оброчный крестьянин подвергался жестокой эксплуатации в новой форме. В условиях господства крепостнической системы капиталистическая эксплуатация приобретала особенно бесчеловечные, зверские формы, возможные только при условии страшной забитости и полного бесправия вольнонаёмных рабочих в крепостническом государстве.

Рабочий день в России не был ограничен и устанавливался по произволу предпринимателя. Заработная плата была ниже, чем в других странах Европы, и в 50-х годах снижалась с каждым годом в связи с ростом применения машин и увеличением роли детского и женского труда. В то же время из суммы заработной платы оброчные крестьяне должны были уплачивать оброк, который возрастал с каждым годом. Это вызывало особенное усиление нищеты и бедствий оброчных крестьян в годы революционной ситуации. Рост городского населения с развитием промышленности вызывал громадное повышение квартирной платы. «Современник» приводил в 1859 г. данные о страшных жилищных условиях городской бедноты. Значительную часть заработной платы рабочие должны были отдавать домовладельцам за грязные, сырые и зловонные углы. Вскрывая картину жестокой нужды городских рабочих, «Современник» показывал, что их положение хуже положения нищих: нищие выручают по 3 и даже по 5 руб. в неделю, продавая выпрошенный хлеб беднякам, которые работают. По официальным данным, минимальная заработная плата доходила в эти годы до 3 руб. в месяц, в то время как минимальный расход на пищу составлял на одного человека 3 р. 50 к. в месяц. Заработная плата детей и женщин, которые на отдельных предприятиях составляли до 50% рабочих, была значительно ниже.

Угнетённые массы подвергались двойному гнёту — они страдали и от феодально-крепостнического угнетения и от капиталистической эксплуатации. Это вызывало особенно бурный рост активности угнетённых масс в период революционной ситуации. Крестьянское движение росло с каждым годом.

В 1858 г. Ш отделением было зарегистрировано 86 волнений, в 1859 г.— 90, в 1860 г.—108. Классовая борьба между крестьянами и помещиками в годы революционной ситуации достигла большой остроты. Недаром поэт Тютчев писал в 1858 г. по поводу положения в деревне: «Теперь уже под ногами (у помещиков. — Ред.) не прежняя твёрдая и непоколебимая почва... в одно прекрасное утро можно проснуться на оторванной от берега льдине».

Волнения помещичьих крестьян встречали сочувственный отклик среди государственных крестьян. Возбуждение среди крестьян наблюдалось по-прежнему не только в центре. Так, в 1858 г. тревожное положение создалось в Эстляндии в связи с опубликованием нового Положения для местного крестьянства.

В 1859 г вспыхнуло движение против питейных откупов, охватившее значительную часть России. Увеличение откупщиками цен на вино при очень плохом его качестве и общий рост дороговизны вызвали массовое «трезвенное движение» — бойкот спиртных напитков. Впервые это «трезвенное движение» обнаружилось ещё в 1858 г. в литовско-белорусских губерниях (Ковенской, Виленской и Гродненской). В 1859 г. дви­жение приняло особенно значительные размеры. Сначала в Саратовской, потом в Рязанской, Тульской, Калужской и во многих губерниях Поволжья, промышленного центра, Украины крестьяне на мирских сходках составляли прию-воры об отказе от вина, назначали денежные штрафы и даже телесные наказания тем, кто нарушит отказ. В течение нескольких месяцев в 12 губерниях было разбито 220 «питейных заведений». «Беспорядки» подавлялись при помощи воинских частей; были арестованы тысячи крестьян. Движение против откупов остановило на себе внимание революционной публицистики; Добролюбов посвятил ему статью «Народное дело», в которой убедительно показал, что движение «доказывает способность народа к противодействию незаконным притеснениям и к единодушию в действиях», т. е. способность русского крестьянства к революционному выступлению.

В общедемократическом подъёме борьбы против крепостного права имели значение выступления крепостных и вольнонаёмных рабочих: в 1859—1860 гг. насчитывалось 28 таких выступлений.

Наиболее крупными выступлениями вольнонаёмных рабочих в период революционной ситуации были волнения на строительстве железных дорог. Строительные рабочие состояли в основном из оброчных крестьян, их борьба носила стихийный, неорганизованный характер. Особенно большого размаха эта борьба достигла в 1860 г. на строительстве Волго-Донской, Московско-Нижегородской и Московско-Феодосийской железных дорог. Борьба крепостных рабочих достигла своего высшего подъёма в 1861 г. в связи с проведением реформы.

Подъём народного движения в период революционной си­туации 1859—1861 гг. не вылился в революцию, но именно он заставил царское правительство освободить крестьян — реформа 1861 г. явилась побочным продуктом революционной борьбы.




  1. Дээскович

    Безусловно, народные выступления того времени сыграли свою значительную роль в ускорении процесса внедрения реформ, но так же не стоит забывать о роли отдельно взятых личностей в процедуре реформации. Царь Александр II, правивший в то время, был одним из самых прогрессивных русских монархов за всю историю империи. Данная реформа была далеко не единственная, проведенная Александром.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.