Начало революционно-демократического перехода в русском освободительном движении


Антифеодальная борьба крестьян находила живой отклик среди русских «разночинцев», среди лучших, наиболее демократических элементов русского общества, взявших на себя роль идейного выразителя крестьянских интересов и стремлений. В этот период ряды идейных защитников нового быстро умножались, и самый облик их стал решительно изменяться. В русское революционное движение уверенно вступал разночинец, чей приход был возвещён ещё деятельностью Белинского. Разночинцы явились новой силой, активно выступившей на общественно-политической арене в условиях революционной ситуации 1859—1861 гг. «Разночинец есть поднимающаяся кверху часть народа, имеющая в нём свои корни»,— писал известный писатель, революционный демократ Н В.Шелгунов То была интеллигенция новой формации, вышедшая из среды низшего чиновничества, духовенства, купечества, мещанства, крестьянства и частью из обедневшего, деклассированного дворянства.

В. И. Ленин указывал, что падение крепостного права вызывало появление разночинца как главного массового де­ятеля освободительного движения.

Будучи идейными выразителями интересов крестьянства, революционные демократы, продолжая вслед за декабристами революционную борьбу с самодержавием, открыли новый этап революционного движения России. На смену дворянскому пе­риоду революционного движения пришёл период «разночин­ский» или буржуазно-демократический, продолжавшийся до начала массового рабочего движения, руководимого социал-де­мократией, т. е. примерно до середины 90-х годов.

Характеризуя этот второй период русского революционного движения, Ленин отмечал, что дело декабристов не пропало: «Декабристы разбудили Герцена Герцен развернул револю­ционную агитацию.

Ее подхватили, расширили, укрепили, закалили револю­ционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая ге­роями «Народной воли». Шире стал круз борцов, ближе их связь с народом».

В своей борьбе революционные демократы опирались на опыт предшествующего поколения революционеров, на опыт декабристов, и продолжали поиски правильной революцион­ной теории, которую жадно искала демократическая Россия под гнётом невиданно дикого и реакционного царизма.

В отличие от дворянских революционеров разночинцы, бу­дучи выходцами из демократических слоев общества, уже не несли на себе печати той дворянской классовой ограничен­ности, которая свойственна декабристам.

Эти характерные особенности разночинцев, проявленные ими в условиях революционной ситуации, были основой более высокого идейно-теоретического и организационного уровня второго периода революционного движения России: шире стал круг борцов, ближе их связь с народом — это было существен­ным отличием революционеров-демократов от дворянских ре­волюционеров и поднимало русское революционное движение на новую, более высокую ступень. Именно эти качества рево­люционеров-демократов дали им возможность не только под­хватить, но и расширить, укрепить и закалить ту революци­онную агитацию, которую развернул Герцен, продолжая тра­дицию декабристов. Эти достижения революционеров-демокра­тов оказались возможными только на основе более широкого движения самих трудящихся, а также благодаря более высо­кому идейно-теоретическому уровню, который был достигнут революционным движением.

Объективно—революционная борьба разночинцев была борь­бой за решительную победу новой, прогрессивной для того вре­мени, общественно-экономической формации—капитализма.

Революционные демократы, отстаивая наиболее прогрессив­ный для общественного развития путь перехода к новому строю, способствовали действию объективного исторического закона обязательного соответствия производственных отно­шений характеру производительных сил.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.