Либеральное направление в общественном движении и борьба с ним революционных демократов


Перед лицом нарастающей революционной ситуации пришли в движение и либеральные круги. «Славянофилы» и либералы-«западники» быстро нашли общий язык. Страх перед революцией, желание сделки с царизмом ценою предательства интересов народных масс, сохранение основных устоев старого строя при разнообразных уступках и уступочках новому, реформа, а не революция — такова была программа либералов.

Неудача Крымской войны усилила реформистские настроения либерального лагеря.

«Мы сдались не перед внешними силами западного союза, а перед нашим внутренним бессилием»,— писал славянофил Самарин. Война во много раз увеличила число недовольных и содействовала развитию оппозиционного движения. Даже в очень умеренных кругах стало популярным требование «гласности», т. е. свободы печати, требование развития грамотности и просвещения, улучшения администрации и суда, борьбы с произволом начальства. Всё шире стало распространяться убеждение в необходимости покончить в кратчайший срок с крепостным правом. Показательно, что с требованием реформ выступили даже такие люди, как реакционный историк М. П. Погодин, из-под пера которого вышел во время Крымской войны ряд «политических писем» с обличением «внутренних зол» и требованием гласности, «уважения к общественному мнению», поощрения технического прогресса, с указанием на тяжёлое положение крестьянства, угрожающее общественному «спокойствию». В общем хоре критиков стали раздаваться голоса даже отдельных видных бюрократов и сановников, например, курляндского губернатора (позже министра внутренних дел) П. А. Валуева, метко определившего положение государственного управления словами «сверху—блеск, внизу — гниль». Таким образом, уже во время Крымской войны на «верхах» начинали смутно сознавать невозможность «жить постарому». Появились разнообразные либеральные записки, ходившие по рукам, развилась либеральная журналистика. Её центром временно стал новый журнал «Русский вестник», основанный в 1856 г. М. Н. Катковым, в то время ещё либералом (впоследствии он сделался ярым сторонником реакции). Либералы прибегали также к устройству банкетов, быстро, впрочем, прекращённых правительством, к отдельным оппозиционным выступлениям в дворянских собраниях и подаче «адресов» на имя царя.

Влиятельную часть либерального лагеря 50—60-х годов составляли такие представители «западнического» круга «сороковых годов», как Анненков, Тургенев; с некоторыми либеральными предложениями и лозунгами в то время выступали братья Аксаковы, Кошелев и др.

Общей чертой либерализма разных толков и оттенков были «лойяльность» и доверие к царской власти, ожидание реформ исключительно «сверху», резко враждебное отношение к революционным методам. Либеральные политики представляли интересы части помещиков и буржуазии и были крепко связаны с правительством общим страхом перед движением народа. Свою оппозицию правительственному курсу они обосновывали «заботой» о предупреждении народной революции. Исходя из этого, видный либерал Кавелин доказывал, что уничтожение крепостного права путём реформы сверху якобы «на пятьсот лет» даст России «внутренний мир и возможность правильного, спокойного преуспевания, без скачков и прыжков». «Либералы,— указывал Ленин,— хотели «освободить» Россию «сверху», не разрушая ни монархии царя, ни землевладения и власти помещиков, побуждая их только к «уступкам» духу времени. Либералы были и остаются идеологами буржуазии, которая не может мириться с крепостничеством, но которая боится революции, боится движения масс, способного свергнуть монархию и уничтожить власть помещиков».

Либералы, по характеристике Ленина,—это «лицемерные торгаши, протягивающие одну руку (открыто) демократии, а другую руку (за спиной) крепостникам и полицейским».

Основным водоразделом борьбы этого времени была борьба между крестьянами и помещиками. Это была борьба за прусский или революционный (так называемый «американский») путь развития капитализма в сельском хозяйстве. В общественном движении это была борьба между революционерами, отражавшими интересы крестьянства, с одной стороны, и либералами — с другой. Объективно либералы находились в одном лагере с крепостниками, так как отстаивали прусский путь развития капитализма в сельском хозяйстве, стояли в основном за сохранение помещичьего землевладения и основ самодержавия. В этом главном вопросе сходились интересы всех помещиков— и либералов и крепостников. Борьба между либералами и крепостниками была борьбой внутри одного лагеря, они спорили только из-за формы и меры уступок крестьянам, уступок, нужных им именно для сохранения помещичьей собственности на землю и основ самодержавия.

Вместе с тем либералы произносили громкие фразы о прогрессе и народном благе, и эта либеральная болтовня распространяла среди передовой молодёжи иллюзии о возможности «мирного развития», отвлекала молодёжь от революционной борьбы. Поэтому для подготовки революции в России необходимо было разоблачить лицемерие либералов, показать передовой молодёжи, что только путём революционной борьбы можно добиться действительного уничтожения гнёта помещиков и самодержавия. Поэтому революционные демократы повели последовательную беспощадную борьбу против либерализма, чтобы сплотить силы революционного лагеря.

Чернышевский называл либералов ««болтунами, хвастунами и дурачьем», ибо он ясно видел их боязнь перед революцией, их бесхарактерность и холопство перед власть имущими»,— писал Ленин.

Требования народа, новое в историческом процессе, истинные интересы масс выражал именно революционно-демократический лагерь. Либералы же предавали интересы народа. Ленин указывал, что история навсегда сохранит память о революционных демократах как о передовых людях эпохи, а о либеральных реформистах как о людях половинчатых, бесхарактерных, бессильных перед силами старого и отжившего.

В напряжённой обстановке революционной ситуации разрабатывалась и была провозглашена отмена крепостного права в России.

«Крестьянская реформа» 1861 г. ярко отразила кризис «верхов», невозможность для господствующего класса управлять постарому. Вместе с тем «крестьянская реформа» явилась самой крупной уступкой самодержавия, сделанной под давлением первого демократического натиска, возглавленного Чернышевским.

«Революционеры — вожди тех общественных сил, которые творят все преобразования; реформы — побочный продукт революционной борьбы».



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.