Народы Кавказа в первой половине XIX века


К началу XIX в. отдельные части Кавказа резко отличались одна от другой своим социально-экономическим и политическим строем и уровнем культурного развития. В Закавказье были налицо вполне развитые феодальные отношения, но местами оказывались сильны и патриархально-родовые. В политическом отношении Закавказье делилось на несколько государственных и полуго­сударственных образований. В Восточную Грузию входили Карталино-Кахетинское царство со столицей Тифлис и три вассальных по отношению к нему султанства. Западная Грузия состояла из царства Имеретии и княжеств Мегрелии, Сванетии, Гурии, Аджарии и Абхазии. Восточная часть Закавказья, населённая азербайджанским и армянским народами, состояла из нескольких ханств. Восточный Кавказ состоял из двух основных областей: Дагестана, большую часть которого занимали аварская и лезгинская народности, и Чечни. Тут имелись феодальные владения, например шамхальство Тарковское, ханство Аварское и др. В то же время в Дагестане существовало 44 «вольных общества», в которых ещё были сильны патриархаль­нородовые отношения. Чечня являлась областью почти полного господства патриархально-родовых отношений. На Северном Кавказе наиболее многочисленными были кабардинцы, представлявшие собой часть адыгов (черкесов). К началу XIX в. Большая Кабарда была разделена между четырьмя княжескими фамилиями, а Малая — между тремя. Северо-Западный Кавказ, т. е. всё течение Кубани с её притоками и Черноморское побережье от устья Кубани до устья реки Шахе, был населён адыгами. В XVIII в. адыги переживали стадию разложения патриархально-родовых отношений и развития феодальных отношений.

Центральную часть Кавказа, к югу от Кабарды, занимали осетины; часть их, жившая в малодоступных горных ущельях, находилась на патриархально-родовой стадии развития, у других же господствовали феодальные отношения. На стыке Восточной Грузии, Дагестана и ханств Восточного Закавказья лежали Джаро-Белоканский союз шести «вольных обществ», т. е. родоплеменных аварских и лезгинских общин, и султанство Илисуйское.

Таким образом, Кавказ к началу XIX в. был пёстрым конгломератом мелких и мельчайших феодальных и родовых объединений, находившихся в постоянной вражде между собой и сильно отставших в своём социальном развитии.

Социальный строй и политическое положение Грузии в первой половине XIX в. Сельское хозяйство Грузии в начале XIX в. стояло на низком уровне. Повсеместно господствовала переложная система, при которой земля эксплуатировалась до полного истощения; к удобрению земли прибегали редко; несовершенные земледельческие орудия требовали большого количества рабочих рук, а также скота и давали слабый производственный эффект. Обработка помещичьей земли велась силами крепостных крестьян и при помощи их орудий. Промышленность была в самой начальной стадии развития. В Тифлисе в конце XVIJI в. находились пушечный, пороховой и стекольный заводы, типография и монетный двор, но это были незначительные предприятия. В Восточной Грузии количество населённых мест после персидского нашествия в 1795 г. сильно уменьшилось; из уцелевших селений около 100 принадлежало государству, 70 — грузинскому царскому дому, 90 — церкви и 190 — помещикам. Князья имели вассалов. Так, у князя Цицишвили было 34 вассала, у князя Орбелиани—28. Князья руководствовались местными феодальными законами. Держались ещё обычаи кровной мести, хотя феодальное законодательство стремилось заменить его штрафом за убийство. Жизнь человека расценивалась феодалами Грузии в соответствии с феодальной иерархией: штраф за убийство князя превышал штраф за убийство крестьянина более чем в сто раз.

Громадное большинство крестьян (глехов) Грузии были крепостными. Низшую группу крепостной массы составляли дворовые. Особое место среди крепостных крестьян Грузии занимали хизаны; это были безземельные крестьяне, которые с согласия помещика селились на его земле на основании устного с ним соглашения; их положение было тяжёлым. На крепостных крестьянах Грузии лежало свыше сотни различного рода повинностей в пользу феодала — натуральные оброки, разные виды барщины. Наряду с крепостными некоторую роль в хозяйстве играли рабы, или холопы; главным источником рабства были войны и набеги феодалов, а также покупка рабов на невольничьих рынках. Жизнь, личность и имущество крестьян были в полном распоряжении помещиков. Суд над крестьянами совершал помещик; в суде сохранялись пережитки родового строя.

Такие же феодальные владения, как Восточная Грузия, представляли собой Имеретия, Абхазия и другие области Западного Закавказья. Помещики Имеретии почти не вели собственного хозяйства. В течение года они перекочёвывали с семьями и прислугой из деревни в деревню, со двора на двор по своим владениям, кормясь продуктами крестьянского хозяйства. Торг людьми был в Имеретии своего рода промыслом; крестьян нелегально продавали в рабство и порознь и целыми семьями как в соседние христианские владения, так и в мусульманские страны. Рабство занимало значительное место в социальном строе Имеретии, но оно не было основой производства — это было «домашнее рабство». Хозяйство Абхазии к началу XIX в. сохраняло натуральный, замкнутый характер.

В это время Абхазия была феодальным владением князей Шервашидзе, которые находились в вассальной зависимости от царей Имеретии. Власть князей Шервашидзе распространялась главным образом на приморскую часть Абхазии, в горных же районах, которые в значительной степени сохранили свою независимость, был ещё силен патриархально-родовой уклад. В горы часто бежали от феодального гнёта крестьяне приморской Абхазии. Формы и методы феодальной эксплуатации абхазских крестьян отличались некоторым своеобразием: значительная часть крестьян не была формально прикреплена к земле, и эксплуатация их прикрывалась всякого рода патриархальными традициями. Другая часть абхазских крестьян была на положении крепостных. Вместе с рабами они являлись по большей части домашней прислугой помещика, так как господская запашка в Абхазии была незначительна и не требовала большого количества рабочих рук.

В первой половине XIX в. грузинская национальность ещё не оформилась в нацию. «Грузины дореформенных времён,— пишет И. В. Сталин,— жили на общей территории и говорили на одном языке, тем не менее они не составляли, строго говоря, одной нации, ибо они, разбитые на целый ряд оторванных друг от друга княжеств, не могли жить общей экономической жизнью, веками вели между собой войны и разоряли друг друга, натравливая друг на друга персов и турок. Эфемерное и случайное объединение княжеств, которое иногда удавалось провести какому-нибудь удачнику-царю, в лучшем случае захватывало лишь поверхностно-административную сферу, быстро разбиваясь о капризы князей и равнодушие крестьян. Да иначе и не могло быть при экономической раздроблённости Грузии... Грузия, как нация, появилась лишь во второй половине XIX века, когда падение крепостничества и рост экономической жизни страны, развитие путей сообщения и возникновение капитализма установили разделение труда между областями Грузии, вконец расшатали хозяйственную замкнутость княжеств и связали их в одно целое».

Присоединение Грузии к России имело для нее огромное положительное значение, она всё теснее связывалась с хозяйственной и культурной жизнью России. Грузия была теперь ограждена от имевших место ранее постоянных нападений со стороны враждебных ей соседей — Персии и Турции, разорявших её хозяйство и уничтожавших её культуру. Грузинские земли мало-помалу соединялись в одно целое. В декабре 1803 г. князь Мегрелии Григорий Дадиани просил о принятии Мегрелии в русское подданство и принёс присягу. Царь Имеретии Соломон также принёс присягу и «просительные пункты» о подданстве (1804 г.); первоначально за Соломоном был оставлен царский титул, но затем он был отстранён от власти, и в Имеретии было введено русское управление (1810 г.). Так как княжество Гурийское было вассалом Имеретии, то князь Гурии Мамия Гуриели был извещён, что и он теперь находится под покровительством царской России. В эти же годы произошло присоединение Абхазии. Вмешавшаяся в дела Абхазии Турция хотела устранить абхазского владетеля Шервашидзе за его отказ быть вассалом турецкого султана, в связи с этим русские войска в 1810 г. заняли Поти и Сухуми. Ряд исконных грузинских земель отошёл к Грузии в связи с успешными войнами, которые Россия вела против Турции и Персии.

Воссоединение грузинских земель в составе России было огромным прогрессивным событием в истории Грузии и способствовало ликвидации той феодальной раздроблённости, которую веками не удавалось реализовать никаким грузинским властителям. Это явилось исходным моментом дальнейшего экономического развития Грузии.

Стали далёким воспоминанием прошлого те тяжёлые времена, когда грузинский крестьянин пахал землю вооружённым, а во время вражеских набегов должен был бросать неснятый урожай и оставлять имущество на разграбление врагу. Под властью России раздиравшие ранее страну феодальные усобицы стали невозможны, феодальная раздроблённость сошла на нет в силу образования в Закавказье общих рыночных связей с Россией и русской административной централизации. После присоединения к России были уничтожены ещё существовавшие в Грузии элементы рабства. Усилилась торговля, заметно развились ремёсла. В 1814 г. было закончено строительство Военно-Грузинской дороги, и по ней началось регулярное сообщение, служившее не только военным целям, но и гражданскому населению и сыгравшее немалую роль в развитии экономических и культурных связей России с Закавказьем. В 1857 г. было учреждено Русское общество пароходства и торговли, в результате чего на Чёрном море установились правильные рейсы между Одессой, побережьем Крыма, Потии Трапезундом.

В статье, посвященной столетию присоединения Грузии к России, Л. Кецховели писал: «С этого времени жизнь Грузии пошла по новому руслу. Ограждённая от внешних врагов, она стала вдумываться в суть внутренней жизни и, отрезвлённая жизнью России, стала собирать свои гражданские силы».

Национально-колониальная политика царизма по отно­шению к присоединившимся и покорённым территориям Кавказа не исчерпывает, конечно, всей сложной истории жизни его народов в этот период. Антинародную политику царского правительства нельзя смешивать с проблемой общения народов. Несмотря на угнетательскую политику царизма и вопреки ей, в те же годы развивался иной, параллельный процесс — процесс экономического, общественного и культурного сближения народов Кавказа с русским народом. Включение многих кав­казских территорий в состав России содействовало в основе своей независимому от воли царизма хозяйственному общению народов. Предметы русской и кавказской промышленности и ремесла стали в больших количествах взаимно проникать в народное хозяйство как русских областей, так и Кавказа; происходил в известной мере и обмен хозяйственным опытом.

Однако под гнётом царизма, рассматривавшего Грузию как свою колонию, развитие производительных сил богатейшего края шло замедленным темпом.

Система управления, установленная царизмом, взяточничество и произвол местной администрации, волокита и крючко­творство царских судов, устранение из школы и суда грузинского языка — всё это тяжёлым гнётом ложилось на население Грузии. Для борьбы со злоупотреблениями администрации в Закавказье была создана должность прокурора. Однако через 28 лет после присоединения Грузии фельдмаршал Паскевич писал императору Николаю: «Наружный вид благоустройства только прикрывает беспорядки и злоупотребления весьма важные, давно уже укоренившиеся... Народ с ужасом видел, что он в судах не находил защиты, а в начальстве покровительства, и, теряя доверенность к правительству, искал нередко удовлетворения самоуправством, а некоторые убегали в отчаянии за границу». К этому присоединялись обилие и тяжесть налогов.

В 1807 г. было издано распоряжение, чтобы все гражданские дела между крепостными разбирались помещиком; жалобы крестьян на помещиков судами не принимались. Помещики продавали крестьян без земли и притом не только целыми семьями, но и поодиночке. Очень тяжелы были для крестьян постои войск, реквизиции продовольствия для войск по низким ценам, исполнение различных казённых работ.

В ответ на тяжёлый режим угнетения, установленный царизмом, в Грузии вспыхивали восстания. Они сложны по составу: наряду с прогрессивными элементами протеста против социального угнетения и колониальной политики царизма в этих восстаниях наблюдалось сильное вмешательство реакционных элементов, обманывавших грузинский народ и пытавшихся вести его за лозунгами восстановления грузинской «самостоятельности»; победа этих реакционных сил была бы гибелью для Грузии. Смешение этих различных элементов наблюдалось, например, в восстании, возникшем весной 1804 г. в горной области Восточной Грузии, в верховьях реки Арагвы. Оно было вызвано тяжёлыми натуральными повинностями по строительству Военно-Грузинской дороги, обслуживанием проходивших войск, бесчинствами земской полиции и издевательствами местного капитан-исправника, которого восставшие избили до смерти лопатами. Отдельные отряды восставших достигали нескольких тысяч человек. Восставшие овладели многими пунктами на Военно-Грузинской дороге, уничтожили на ней мосты, захватили перевал через Главный хребет, устроив на нём редут и завалы, обложили Ананур и Ларе. Сообщение Северного Кавказа с Грузией было прервано.

Ведя борьбу с царскими войсками и чиновниками, восставшие обратили своё оружие и против грузинских феодалов — князей Эристави, которые стояли во главе милиции, посланной на усмирение восстания. Принадлежавшие князьям Эристави имения были разгромлены. По восстание сейчас же попытались использовать в своих целях представители бывшего грузинского царского дома, мечтавшие о восстановлении своей реакционной власти в отсталой стране.

В октябре 1804 г. для наведения «порядка» на Военно-Грузинской дороге главнокомандующий в Грузии князь Цицианов предпринял жесточайшую карательную экспедицию, предавая огню все встречавшиеся на пути селения. Восстание 1810 г. в Имеретии было инспирировано бывшим имеретинским царём Соломоном, перешедшим на сторону Турции. Феодальная знать вела агитацию в пользу царя Соломона. Князья возглавили восстание; обманутое их агитацией крестьянство участвовало в организованных помещиками-феодалами ополчениях. Подавить восстание царизму удалось лишь осенью 1810 г. В 1811—1812 гг. большое восстание произошло в Кахетии. Оно было вызвано, с одной стороны, поборами и притеснениями местных помещиков и царских чиновников, с другой — тяжестью постоя войск, размещенных в селениях Кахетии в цорядке репрессии за недоставку кахетинскими крестьянами провианта для царских войск. Поставка провианта была совершенно непосильна для крестьян Кахетии: в 1811 г. имел место сильный неурожай, хлеб значительно вздорожал, крестьяне питались кореньями и травами. Жестокие реквизиции были последним толчком к восстанию. Оно охватило преимуще­ственно Сигнахский и Телавский уезды, а затем перекинулось в Ананурский уезд (нагорная Грузия). Восстание происходило в годы русско-турецкой войны и подогревалось враждебной России агитацией, шедшей из Турции и Персии. Подавленное в марте восстание в Кахетии вскоре вспыхнуло вновь и на этом этапе приобрело отчётливый реакционный характер; руководство восстанием захватили феодалы; во главе князей и дворян стал царевич Александр, получавший субсидии от английского и персидского правительств; князья и дворяне пытались отторгнуть Грузию от России. Восстание было подавлено в январе 1813 г.

В 1819—1820 гг. на почве церковной реформы началось восстание в Имеретии. После 1801 г. в целях дальнейшей русификации Грузии и централизации всего аппарата управления было решено подчинить духовенство и все церковные имущества синоду и экзарху (глава православной церкви, назначенный в Грузию царским правительством). В то же время значительно сокращалось число церквей и количество священников и епископов; было проведено освобождение от крепостной зависимости княжеских и дворянских священников и их семей. Церковных дворян стали выселять на казённые земли. Эти мероприятия вызвали сопротивление епископов, князей и дворян, которые пытались найти поддержку у крестьян и стремились использовать их недовольство царскими чиновниками и местными управителями в своих собственных интересах. Движение было подавлено царскими войсками.

В 1832 г. в Грузии был раскрыт дворянский заговор, стремившийся отторгнуть Грузию от России и восстановить прежнюю монархию. Заговором руководили реакционные силы — грузинская дворянская знать хотела вернуть утраченные привилегии. В заговор были втянуты отдельные прогрес­сивные деятели, с которыми царизм расправился особенно жестоко (С. Додашвили и др.).




  1. Каллимах

    Напоминает ситуацию с Индией, которую обычно объединяли пришедшие извне захватчики. Надо признать, что аристократия Грузии сохранила свое привилегированное положение в империи, а некоторые ее представители продвинулись высоко в Российском государстве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.