Ближайшие поводы Восточной войны


Ближайшим поводом назревшего столкновения послужил вопрос о «палестинских святынях», находившихся на азиатской территории Оттоманской империи. В начале 50-х годов между католической и православной церковью завязался спор, кому из них принадлежит право иметь ключи Вифлеемского храма, чинить купол над храмом «гроба господня», обладать религиозными памятниками в Иерусалиме и пр. Луи-Наполеон использовал этот повод для создания дипломатического конфликта и потребовал от султана выполнения старых договоров о привилегиях католиков. Тогда Николай I выступил в защиту прав православных и потребовал официального подтверждения сложившихся отношений. Началась дипломатическая борьба, которая сопровождалась демонстрациями французской эскадры в Архипелаге и сосредоточением русских войск на турецкой границе. Было ясно, что за религиозным «апором о ключах», в действительности не имевшим большого значения, скрывается иное, более серьёзное столкновение по основному вопросу — о сферах влияния на Ближнем Востоке.

Николай I использовал обострившийся конфликт для активного наступления на Турцию. В начале 1853 г. он пытался через английского посланника Сеймура договориться с Англией о полюбовном разделе турецкой территории. Исходя из мысли о близком распадении Турции, царь соглашался уступить Англии Египет и Крит, а также отказывался от постоянной оккупации Константинополя русскими войсками. Взамен этого он требовал превращения Сербии, Болгарии и дунайских княжеств в самостоятельные государства под русским протекторатом.

Однако предложения Николая I привели к обратным последст­виям: они способствовали быстрому сближению Англии с Францией и сильно укрепили позиции Турции. В Константинополь был отправлен прежний английский посол Стрэтфорд Каннинг (лорд Рэдклиф), который пользовался большим влиянием на султана и сделался главным вдохновителем борьбы против России.

Рассчитывая на поддержку Австрии и Пруссии и уверенный в дружественном нейтралитете Англии, Николай I произвёл энергичное давление на Порту. В январе 1853 г. в Константинополь было отправлено чрезвычайное посольство во главе с князем А. С. Меншиковым с целью «навести страх» на Турцию. Русский царь требовал от султана не только восстановить права православной церкви в Палестине, но и торжественно гарантировать эти права в виде специальной конвенции; предварительным условием переговоров выдвигалось требование немедленно уволить в отставку министра иностранных дел Фуада, который ориентировался до тех пор на Францию. Меншиков прибыл на военном фрегате, появлялся в сопровождении огромной свиты и держался торжественного и угрожающего тона. Фуад получил отставку. По совету Рэдклифа султан уступил в вопросе о палестинских святынях, но отказался заключить конвенцию и закрепить право российского императора на покровительство православным подданным Турции. В мае 1853 г. посольство Меншикова, не добившись соглашения, покинуло Константинополь. В то же время английская и французская эскадры подошли к Дарданельскому проливу и бросили якорь у Безикской бухты. Попытка русской дипломатии пригрозить оккупацией дунайских княжеств не имела успеха. Дипломатические сношения России с Турцией были прерваны. Николай торжественно объявил манифестом, что он занимает дунайские княжества «в залог» удовлетворения своих «законных требований». 21 июня (3 июля) 1853 г. 80-тысячная армия под командой князя М. Д. Горчакова перешла Прут и начала оккупацию Молдавии и Валахии Уполномоченные великих держав, собравшись на конференцию в Вене, начали вырабатывать способы разрешения «восточного кризиса». Англия и Франция всё время вели двойственную политику: с одной стороны, они объявляли о своём миролюбии и желании предотвратить войну, с другой — сознательно провоцировали вооружённый конфликт между Россией и Турцией. Турция, поддерживаемая Англией, отказалась пойти на уступки и потребовала в качестве предварительного условия переговоров ухода русской армии из дунайских княжеств. Попытки Николая I лично договориться со своими союзниками — прусским королём и австрийским императором — тоже не имели успеха. Австрия старалась добиться примирения сторон, но всё заметнее сближалась с Англией и Францией, Пруссия занимала нейтральную позицию и не хотела вмешиваться в восточный конфликт.

Под давлением Англии Турция потребовала от русского главнокомандующего Горчакова в 18 дней очистить турецкую территорию. Не получив требуемого ответа, турецкие войска перешли в наступление на Дунае, на азиатской границе и на Кавказском побережье. 20 октября (1 ноября) 1853 г. Николай I ответил формальным объявлением войны Турецкой им­перии.

На Дунае десятитысячный отряд турок переправился на левый берег реки около Ольтеницы, не встретив энергичного отпора со стороны русской армии Попытка турок переправиться в другом месте — около Журжева — была отбита. В дальнейшем происходили отдельные столкновения, но в общем положение сторон на этом фронте оставалось неизменным. Гораздо серьёзнее развернулись военные действия на Кавказском фронте. В октябре турки захватили плохо укреплённый пост св. Николая и начали наступление в сторону Александрополя. Приостановив движение турецкой армии, кавказские войска нанесли ей 19 ноября (1 декабря) сильное поражение около Карса (под Башкадыкляром). Наиболее крупные события произошли на Чёрном море. Отряд Черноморского флота под командой энергичного и талантливого вице-адмирала П. С. Нахимова установил местопребывание турецкой эскадры в гавани Синопа. 18 (30) ноября 1853 г., располагая шестью линейными кораблями и двумя фрегатами, Нахимов повёл обдуманное и хорошо подготовленное наступление на турецкий флот. У турок было больше кораблей и, кроме того, береговая артиллерия. Тем не менее после трёхчасового боя все турецкие корабли были взорваны или потоплены, а командующий флотом Османпаша захвачен в плен. Блестящая победа при Синопе показала высокие качества личного состава русского военного флота, воспитанного выдающимся адмиралом М. П. Лазаревым.

Открытие военных действий быстро активизировало поли­тику Англии и Франции. 27 октября (8 ноября) 1853 г. англо­французская эскадра, нарушая конвенцию 1841 г., вошла в Босфор, вслед за тем представители четырёх держав — Ан­глии, Франции, Австрии и Пруссии — предложили воюющим сторонам своё посредничество для ликвидации конфликта; очищение Россией дунайских княжеств было объявлено предварительным условием для переговоров о мире. Николай 1 отказался от сделанного предложения. Между тем известие о Си-нопском сражении и уничтожении турецкого флота вызвало бурю негодования среди английской и французской буржуазии: в иностранной прессе были оглашены переговоры о дележе Турции, которые вёл Николай I в 1844 и 1853 гг. Англо-французская эскадра вступила в Чёрное море и сделала невозможным свободное плавание по морю русских кораблей. Через два месяца Англия и Франция заключили военно-оборонительный союз с Турцией и в марте 1854 г, предъявили России ультиматум об очищении дунайских княжеств, а через 15 дней, не получив ответа, объявили войну Российской империи. Тогда Николай I обратился за политической поддержкой к своим старым союзникам — австрийскому императору и прусскому королю. Но здесь его ждало горькое разочарование: Австрия и Пруссия отказались от всякого соглашения с Россией и подписали совместно с Англией и Францией коллективное обязательство защищать неприкосновенность Турции, требовать очищения дунайских княжеств, совместно охранять права турецких христиан и не вступать с Россией ни в какие сепаратные переговоры. Россия оказалась в положении полной изоляции перед лицом враждебной европейской коалиции.

Обе стороны, воевавшие друг с другом,— и Николай I и его противники — начали несправедливую, захватническую войну. Англия и Франция протягивали руки к чужой территории и богатствам, жаждали нажиться на войне, укрепиться за счёт противника и ослабить сильную Россию, мешавшую их дальнейшим захватническим планам. Союзники ставили своей задачей оторвать от России Крым и Кавказ, отбросив её от берегов Чёрного моря; они обсуждали проекты отторжения от России Польши, Финляндии, Литвы, Белоруссии и Юго-Западной Украины.

В случае победы России война укрепила бы позиции царизма — «международного жандарма»,— усилила бы власть дворянства и продлила сроки существования обветшалого феодально-крепостнического строя, задержав отмену крепостного права. В случае осуществления военной программы союзников народы Кавказа вернулись бы под иго отсталой султанской Турции, а Черноморское побережье превратилось бы в стратегический плацдарм не только Турции, но и стоящей за её спиной Англии. И тот и другой исход были невыгодны для экономического и культурного развития русского и кавказских народов.




  1. Уленшпигель

    Император Николай I так желал очень походить на Петра I, что приблизил к себе князя Александра хоть и не Даниловича Меншикова, но все же правнука известного петровского любимца. Характер у князя был буйным и посылать его договариваться по поводу пресловутых ключей не следовало.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.