А. И. Герцен и революция 1848 г


А. И Герцен приехал во Францию за год до революции 1848 г, Уже первые впечатления от буржуазного Парижа показали ему отрицательные стороны капиталистического Запада. Революция 1848 г., которую Герцен непосредственно наблюдал во Франции и Италии, захватила его своим воодушевлением и подъёмом. «Новые силы пробудились в душе, старые надежды воскресли и какая-то мужественная готовность на всё снова взяла верх»,— писал он об этом замечательном времени в своих «Письмах из Франции и Италии». Однако Герцен оставался во власти утопического социализма, хотя обострившаяся классовая борьба, особенно кровавое подавление июньского восстания, нанесла удар его буржуазно-демократическим иллюзиям. Он нашёл яркие и гневные слова, чтобы достойно заклеймить поведение европейской буржуазии в своих «Письмах» и в сочинении «С того берега». Но Герцену казалось, что вместе с ею собственными надеждами рушится вся мировая цивилизация,— он не видел выхода из наступившей реакции и не верил в жизненные силы рабочего класса. «После июньских дней ни разу луч близкой надежды не проникал в мою грудь»,— говорил он о своих переживаниях этого времени. «Куда ни посмотришь, отовсюду веет варварством, снизу и сверху, из дворцов и мастерских». Герцен не дошёл до материалистического понимания истории, не смог разобраться в закономерном ходе общественного развития и наметить правильные исторические перспективы,— он, как указал Ленин, «остановился перед — историческим материализмом». Отсюда — его безнадёжный взгляд на будущее Европы, его непонимание нового этапа в классовых взаимоотношениях. «Духовная драма Герцена,— говорил Ленин,— была порождением и отражением той всемирно исторической эпохи, когда революционность буржуазной демократии уже умирала (в Европе), а революционность социалистического пролетариата еще не созрела» х. Вынося приговор тупой, самодовольной буржуазии, Герцен ещё не видел созидающей, творческой роли рабочего класса.

В условиях реакции и разброда Герцен мучительно искал выхода из создавшегося кризиса, сопоставлял судьбы России и Запада. В конце концов он поверили спасительную миссию русской крестьянской общины и артели; общинное землевладение, крестьянская идея «права на землю» и самоуправ­ление мира стали представляться ему источниками грядущего коммунизма и обновления человечества. Так возникла «теория русского социализма», которую выдвинул Герцен. Он развил свою точку зрения в ряде публицистических статей, обнародованных на русском и европейских языках. «Идея «права на землю» и «уравнительного раздела земли» есть не что иное,— говорил Ленин,— как формулировка революционных стремлений к равенству со стороны крестьян, борющихся за полное свержение помещичьей власти, за полное уничтожение помещичьего землевладения».   В форме «русского социализма»

Герцен выражал революционно-демократические стремления передовых людей тогдашней России, но в нём не было «ни грана» подлинного научного социализма.

Вдохновлённый новой теорией, Герцен со всей силой своего литературного таланта обрушился на самодержавие и крепостное право. Поддерживая дружеские связи с революционными эмигрантами, в частности с участниками польского движения, он повёл систематическую революционную агитацию, требуя прежде всего освобождения крестьян с землёй, освобождения слова от цензуры и признания самостоятельности Польши.

В 1851 г. Николай I объявил Герцена лишённым всех прав состояния и навсегда изгнанным из пределов Российского государства. Герцен принял швейцарское подданство, поселился в Англии, но всем своим существом остался верен любимой родине и её великим задачам. В 1853 г. он основал в Лондоне первую «Вольную русскую типографию» и начал выпускать листовки и статьи, посвященные критике николаевского режима и обсуждению важнейших вопросов русской политической жизни. В числе этих первых революционных изданий были произведения «Юрьев день! Юрьев день!» и «Крещёная собственность», в которых Герцен доказывал необходимость ликвидации помещичьих прав и близость неминуемого крестьянского восстания.




  1. А777

    О каком «научном социализме» говорит автор? Эта теория, уже четверть века, вроде бы в России отменена? А предмет научного коммунизма в вузах не преподается. И ссылки на Ленина, как единственный авторитет в критике Герцена представляются весьма неактуальными в начале 21 века. Хотя деятельность Герцена действительно повлияла на революционную мысль в России.

  2. Дикси Бочкин

    Не о «научном» а утопическом. Теорию отменить невозможно, она дискредитирована и незаслуженно низведена в разряд маргинальных концепций. А Герцен, поначалу зримо вдохновленный революцией 1848 года, постепенно скатился к реформизму.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.