Письмо Белинского Гоголю


Крупнейшее общественное значение имело появившееся в эти годы знаменитое письмо Белинского к Гоголю.

Гоголь как автор великих художественных произведений — «Ревизора», «Мёртвых душ» и др.— был обличителем крепостного права. Объективно он являлся борцом против крепостничества. Крепостническая Россия была разоблачена и заклеймена Гоголем: он описал тупость, ограниченность, смешное ничтожество и страшное духовное уродство крепостников. Гоголь заставил всю передовую Россию рассмеяться горьким и возмущённым смехом над собакевичами, Плюшкиными, городничими, Хлестаковыми, а смех над ними, несомненно, облегчал борьбу с ними. Революционный лагерь признал Гоголя своим. «Да, я любил Вас со всей страстью, с какой человек, кровно связанный со своей страной, может любить её надежду, честь, славу, одного из великих вождей её на пути сознания, развития, прогресса»,— писал Белинский Гоголю.

Но в 1847 г. Гоголь выступил в печати не как передовой художник, а как реакционный публицист с печально-знаменитой книгой «Выбранные места из переписки с друзьями». Книга эта отстаивала реакционные идеи, защищала крепостное право и николаевское самодержавие. Гоголь провозглашал помещика «отцом крестьян», которому необходимо повиноваться, крестьянина называл «неумытым рылом», учил помещика побольше наживаться на крестьянском труде, призывал к повиновению чиновникам и царю, к исполнению «обычаев старины». После выхода этой книги Белинский поместил резко отрицательный отзыв о ней в журнале «Современник». Обидевшийся Гоголь ответил Белинскому письмом, в котором пытался объяснить критику личными мотивами. Тяжело больной Белинский, находившийся в это время на лечении за границей (в Зальцбрунне, в прусской Силезии). ответил Гоголю своим знаменитым письмом, которое, конечно, не могло появиться в печати и разошлось по рукам в тысячах списков (полностью было опубликовано лишь в 1905 г.). «Вы только отчасти правы, увидев в моей статье рассерженного человека,— писал Белинский Гоголю,— этот эпитет слишком слаб и нежен для выражения того состояния в которое привело меня чтение вашей книги... Нельзя перенести оскорблённого чувства истины, человеческого достоинства: нельзя молчать, когда под покровом религии и защитою кнута проповедуют ложь и безнравственность, как истину и добродетель». Белинский заявлял, что «Россия видит своё спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиэтизме, а в успехах цивилизации, просвещения, гуманности. Ей нужны не проповеди (довольно она слышала их!)... а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и соре, права и законы, сообразные не с учением церкви, а со здравым смыслом». Белинский ярко освещал всю унизительность крепостного строя: Россия «представляет собою ужасное зрелище страны, где люди торгуют людьми... где люди сами себя называют не именами, а кличками: Ваньками, Васьками, Стёшками, Палашками». Россия—страна, где «нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей!» Уничтожение крепостного права Белинский считал очередной задачей, относил это требование к числу «самых живых, современных, национальных вопросов в России».

«Пли вы больны — и вам надо спешить лечиться,— писал Белинский Гоголю,— или... не смею досказать моей мысли!.. Проповедник кнута, апостол невежества, поборник обскурантизма и мракобесия, панегирист татарских нравов — что вы делаете! Взгляните себе под ноги, — ведь вы стоите над бездною».

Письмо Белинского стало манифестом передовой и мыслящей России. Оно получило широчайшее распространение. «Имя Белинского известно каждому сколько-нибудь мыслящему юноше, всякому, жаждущему свежего воздуха среди вонючего болота провинциальной жизни,— писал Аксаков.— Если вам нужно честного человека, способного сострадать болезням и несчастьям угнетённых, честного доктора, честного следователя, который полез бы на борьбу,—ищите таковых в провинции между последователями Белинского».

В. И. Ленин чрезвычайно высоко оценил письмо Белинского к Гоголю. Он писал, что оно подводило «итог литературной деятельности Белинского, было одним из лучших произведений бесцензурной демократической печати...».

III отделение уже сторожило свою жертву, и только смерть спасла Белинского от Петропавловской крепости. Белинский умер в мае 1848 г.

«Что бы ни случилось с русской литературой, как бы пышно ни развилась она, Белинский всегда будет её гордостью, её славой, её украшением. До сих пор его влияние ясно чувствуется на всём, что только появляется у нас прекрасного и благородного; до сих пор каждый из лучших наших литературных деятелей сознаётся, что значительной частью своего развития обязан, непосредственно или посредственно, Белинскому... Во всех концах России есть люди, исполненные энтузиазма к этому гениальному человеку, и, конечно, это лучшие люди России»,— писал о Белинском Н. А. Добролюбов.




  1. Сигурд

    Хорошая рокировочка: Белинский в начале своего пути тоже был «реакционером». К слову, таких отчаявшихся людей, как Гоголь, можно встретить тысячи: человек легко устаёт от какой-либо борьбы. А вот такие, как Белинский, встречаются, увы, гораздо реже (навскидку только Невзорова вспомнить могу).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.