Массовое движение в 30 — 40-х годах XIX века


«Декабристам на Сенатской площади нехватало народа» (Герцен). Разгром восстания, не связанного непосредственно с революционными массами и не опиравшегося на них, многому научил последующие поколения революционеров. Вопрос о народе, как о решающей силе революционного движения, стал в центре их внимания.

Объективно деятельность участников революционного движения всегда связана с интересами народных масс и с массовым движением. Указывая на то, что история революционной мысли в России находится в тесной органической связи с борьбой народных масс против крепостничества, Ленин приводил в пример письмо Белинского к Гоголю, отражавшее настроения крепостных крестьян. Разоблачая кадетский сборник «Вехи», давший лживую характеристику Белинского, Ленин иронически спрашивал: «Или, может быть, по мнению наших умных и образованных авторов, настроение Белинского в письме к Гоголю не зависело от настроения крепостных крестьян? История нашей публицистики не зависела от возмущения народных масс остатками крепостнического гнета?».

В 30—40-х годах стихийное движение крестьянских масс России неуклонно нарастало, но всё же не мохло достичь той силы, которая дала бы основу для решительного натиска на самодержавие. В царствование Николая I—за годы 1825—1854,— по имеющимся в литературе далеко не полным данным, произошло 674 крестьянских волнения. Они нарастают из года в год: в первое девятилетие царствования (1826—1834 гг.) произошло 145 крестьянских волнений, в среднем 16 случаев в год, за десятилетие же, с 1845 по 1854 г.,—348 волнений, в среднем 35 случаев в год. Росло и число случаев расправы крестьян с помещиками: за 19 лет, с 1836 но 1854 г., по официальным данным, было убито крестьянами 173 помещика и управляющих имениями и произведено 77 покушений на убийство, причём данные эти заведомо неполны. Правительство «хорошо знает, что делают помещики со своими крестьянами и сколько последние ежегодно режут первых»,— иронически писал Белинский в письме к Гоголю. За девять лет, с 1835 по 1843 г., было сослано за убийство помещиков 410 крепостных крестьян. В своём дневнике А. И. Герцен описывал следующий случай в Пензенской губернии (1845 г.). Молодой крестьянин захотел избавить деревню от помещика — «великого злодея». Крестьяне боялись правительственной расправы и не решались покончить с помещиком. Парень решился тогда всё дело взять на себя Он пошёл навстречу барину, когда тот один переходил мельничную плотину, «схватил его в перехват — и вместе в омут». Оба утонули. «Это — античный героизм»,— писал Герцен. Но подобные случаи свидетельствовали лишь о личной самоотверженности отдельных, представителей народа — и только. Крестьянское движение возрастало, но оно являлось всё же разрозненным и слабым. Масса народа в целом ещё не поднималась на борьбу. В 30—40-х годах ещё не было революционной ситуации.

Кроме открытых возмущений против помещиков и расправ с ними множились и другие формы крестьянского протеста против крепостного гнёта. Бывали случаи отказов от работ на барщине, от платежей повышенного оброка. В 30—40-х годах крепостные крестьяне использовали как предлог правительственный указ о дозволении казённым крестьянам переселяться на Урал и в Сибирь: бросая работу на помещика, они передвигались на новые места Это «переселение» охватило в 40-х годах 14 губерний. В 30-х годах на Левобережной Украине и на севере Бессарабии развилось сильное крестьянское движение под предводительством крепостного крестьянина Устима Кармалюка; его отряды произвели свыше тысячи нападений на помещиков. Особо напряжённым в 40-х годах было крестьянское движение на Украине, в Белоруссии и Литве. Широкий размах приняло волнение крестьян (белорусов, русских и латгальцев) в Люцинском старостве, Витебской губернии, в имении жестокого притеснителя крестьян графа Борха. Волнение охватило 64 деревни. Оно отличалось своим упорством и длительностью. Восставшие вступили в вооружённую борьбу с присланными войсками и были с трудом усмирены военной силой.

В 1847 г. произошло крупное крестьянское волнение в Витебской губернии. Тысячи крепостных с семьями и скарбом, распродав большую часть имущества, двинулись в Петербург для принесения жалобы царю. Они просили принять их па постройку железной дороги между Петербургом и Москвой, веря распространившемуся слуху, что проработавший три года на постройке будет освобождён от крепостной неволи; движение охватило свыше 10 тыс крестьян и усмирялось военной силой. Тысячи объединившихся белорусских крестьян боролись против царских войск с оружием в руках.

Ряд крестьянских волнений отметил А. И. Герцен в своём дневнике (будучи в ссылке, он служил в 40-х годах в 'новгородском губернском правлении, и через его руки проходили дела о" злоупотреблениях помещичьей властью и о раскольниках). Летом 1839 г. в связи с засухой и неурожаем 12 губерний были охвачены крестьянским движением, причём в нём принимали участие не только помещичьи, но и казённые и удельные крестьяне. В удельных имениях притеснения чиновников, расширявших общественную запашку для так называемых «запасных магазинов» и получавших от правительства вознаграждение из сумм, вырученных от продажи «излишков хлеба» в магазинах, вызывали волнения удельных крестьян. Они смотрели на эту запашку, как на новую барщину в пользу чиновников. Реформа Киселёва была причиной значительных волнений государственных крестьян, охватывавших целые уезды.

К числу сильнейших восстаний государственных крестьян относится усмирённое военной силой Акрамовское восстание 1842 г., вспыхнувшее в Козмодемьянском уезде, в селе Акрамово, в ответ на требование Министерства государственных имуществ насильственно выделить «общественную запашку» из надельных крестьянских земель. Наряду с русскими крестьянами в движении государственных крестьян принимали участие татары и другие народы Поволжья. Антифеодальная борьба охватывала и народы Кавказа. В 1841 г. в Гурии произошло сильнейшее восстание, вызванное усилением податного гнёта царизма. Восставшие расправлялись с помещиками, прогоняли царскую администрацию. Движение было подавлено войсками.

Таким образом, в крестьянской борьбе принимали участие все разряды крестьян — помещичьи, государственные, удельные. В антифеодальной борьбе крестьянства участвовали многие народы России — помещичий строй являлся общим врагом для угнетённого многонационального крестьянства. К основной массе волнующегося русского крестьянства присоединялось крестьянство других народов России.

Правительство ясно видело усиление народного движения. «Простой народ ныне не тот, что был за 25 лет перед тем,— писал шеф жандармов Бенкендорф в секретном отчёте Николаю I.— Весь дух народа направлен к одной цели — к освобождению... Вообще крепостное состояние есть пороховой погреб под государством, и тем опаснее, что войско составлено из крестьян же» Но всё же крестьянское движение, несмотря на его нарастание, было стихийным, разрозненным, политически тёмным; вспыхивая то там, то тут, оно ещё не сливалось в единую грозную волну.

В годы кризиса феодальной формации усилился и новый элемент массового движения — борьба рабочих. Рабочие этого времени ещё не являлись классом и составляли лишь предпро-летариат. Рабочее движение в основном было направлено против феодального угнетения и в этом отношении сливалось с крестьянской борьбой, но в нём уже имелись отдельные черты, характерные для производственного положения рабочих. Рабочие протестовали против низкой заработной платы, её несвоевременной выдачи, штрафов и вычетов, непомерной длительности рабочего времени, против жестокого и оскорби­тельного обращения, тяжёлых жилищных условий. В годы кризиса характерны такие формы борьбы, как коллективное прекращение работ, увеличивающийся поток жалоб начальству, умножающиеся побеги с мануфактур. Волнения крепостных рабочих приобрели в эти годы значительный размах. За 1830—1850 гг., по ещё неполным подсчётам, произошло не менее 108 выступлений рабочих, из которых 44 выступления падают на 30-е, а 64 — на 40-е годы, — налицо несомненное возрастание движения. Особенно значительную роль в движении играют в это время волнения посессионных рабочих — они составляют 62,1% общего количества волнений рабочих в период 1830—1850 гг. Их борьба носит особо ожесточённый характер: из И волнений, подавленных при помощи военной силы, 8 волнений происходили среди посессионных рабочих. Значительны были волнения 1824—1825 гг., связанные с требованием ревдинских углежогов — сократить меру углеприёмного короба. Это был протест против безмерной эксплуатации рабочих. То же требование лежало в основе восстания 1841 г. Восставшие углежоги оказали сопротивление вызванной военной силе, освободили арестованных товарищей. При первом известии о волнениях углежогов к ним примкнули мастеровые основных цехов, прекратившие работу. Старый рабочий Василий Логиновский, участвовавший ещё в волнениях 1825 г., прорвался к заводскому колоколу и ударил в набат, за что был застрелен солдатами. Участники волнений заявили, что «решились стоять дружно друг за друга до последней капли крови, что они все равны и зачинщиков между ними нет». Восстание было подавлено воинской силой с применением артиллерии: 33 рабочих было убито, 62 ранено, из них 36 — смертельно. Значительны были также волнения мастеровых Унженского завода, вспыхнувшие в 1830 г., подавленные и вновь поднявшиеся в 1831 г., усмирённые военной силой и опять запылавпитие в 1848 г Тяжесть эксплуатации, произвол владельца в выдаче заработной платы были основными причинами волнений. Упорная борьба посессионных рабочих за освобождение развернулась в Казани на суконной мануфактуре Осокина. Начало борьбы казанских суконщиков уходит в XVIII в. и нарастает в последующие десятилетия. Казанские мастеровые были потомственными мануфактурными рабочими и стремились не возвращаться в деревню к земле, а завоевать свободу и улучшить своё экономическое положение. В 1849 г. после более чем полувековой упорной борьбы казанские суконщики добились ливидации своего посессионного положения и стали вольнонаёмными рабочими. В изучаемое время имели место волнения, хотя и более редкие, вольнонаёмных рабочих (стачка 1848 г. на фабрике Гарелина, в селе Иванове, стачка 1849 г. на фабрике Попова, в городе Шуе, и др.).




  1. Grunge66

    Именно этот период, по моему мнению, становится началом конца самодержавия. В дальнейшем наблюдаются стихийные восстания, которые с каждым разом, даже силам армии пресечь всё труднее и труднее. Отсутствие гибкой политики по отношению к своему населению русского правленческого аппарата, сыграет свою роль в спектакле «смерть царизма». Исходя из исторической действительности, даже самый трусливый народ, рано или поздно срывается на кровопролитную революцию, которую, можно было бы избежать благодаря продуманным действиям правителей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.