Расширение и укрепление древнерусского государства


В конце IX в. киевским престолом овладел Олег, по летописи — родич Рюрика, правивший после него Новгородом за малолетнего Игоря Рюриковича. В 882 г. Олег во главе с воинами-варягами и дружинами словен, кривичей, чуди, мери и веси направился походом на юг, взял Смоленск, Любеч и пришел к Киеву, где, согласно летописи, правили Аскольд и Дир. Выдав себя за гостя (купца), идущего с товарами в Византию, Олег коварным образом убил их и сделал Киев центром объединенного государства.

Сев в Киеве, Олег прежде всего принял меры к укреплению своей власти. Он «нача городы ставити», т. е. стал воздвигать крепости — опорные пункты для управления и собирания дани и для обороны рубежей Руси от врагов. Ильменские славяне, кривичи были обложены постоянной данью, определенную сумму должен был ежегодно вносить Новгород. Укрепив свое положение и обеспечив источники средств для содержания дружины, Олег приступил к подчинению Киеву других восточнославянских племен. Он покорил древлян, затем северян и радимичей, которые до этого платили дань хазарам. При нем было начато завоевание тиверцев и уличей. Покоренные племена обязаны были платить Олегу дань и поставлять ему военную силу.

Для обеспечения выгодных условий на внешних рынках, а иногда и с целью грабежа князья русов нередко совершали военные походы на другие страны.

Летопись сообщает, что в 907 г. Олег с большим войском, в составе которого были поляне, словены, древляне, радимичи, чудь, а также варяги, ходил походом на Константинополь. Поход совершался сухопутным и морским путем «на конех и на кораблех». Флот русов, по данным летописи, состоял из 2000 кораблей, на каждом из которых плыло по сорок человек. Высадившись на берег, русы опустошили окрестности Константинополя. Их натиск был настолько силен и стремителен, что византийский император вынужден был выплатить контрибуцию и предоставить купцам русов торговые привилегии.

Пересказанный летописцем договор Руси с Византией, очевидно подтвердившийся и дополнивший соглашение 907 г., разрешил посещение Константинополя послами русов, купцами и простыми воинами. В византийской столице им отводилось определенное место для жилья, купцы русов имели право беспошлинной торговли. Конфликтные дела между русами и греками договор предписывал разрешать на основе «закона русского».

После смерти Олега киевским князем стал Игорь (912—945 гг.). Игорь продолжал дальнейшее расши­рение власти Киева над восточнославянскими племенами и так же, как Олег, боролся за обеспечение торговых и политических интересов древнерусского государства в отношениях с окружающими странами.

Объединение восточнославянских племен вокруг Киева на первых порах было непрочным и держалось исключительно на силе оружия. При переходе власти от одного князя к другому отдельные племена, как правило, отказывались повиноваться новому князю и их снова нужно было завоевывать. Так, после смерти Олега древляне восстали против Киева, и Игорю пришлось снова покорить их и наложить на них дань «больши Олеговы». При Игоре было завершено начатое Олегом покорение уличей и соседних с ними тиверцев, которые вошли теперь в состав Древнерус­ского государстве.

К 941 г. относится новый поход Руси на Византию, причиной которого было, вероятно, нарушение Ви­зантией взятых на себя в 911 г. обязательств. По «Повести временных лет» русы плыли на 10 ООО судах. Однако поход этот был неудачным. Войска Игоря разорили все побережье Босфора, но в решительном сражении флот русов был сожжен «греческим огнем». С уцелевшими остатками дружины Игорь вернулся на родину.

Второй поход на Константинополь Игорь предпринял в 944 г. Русь не могла примириться с падением ее престижа в глазах Византии и утратой былых привилегий на византийском рынке. Игорь мечтал о реванше. Но на этот раз он дошел только до устья Дуная, где его встретили греческие послы с предложением брать с Византии дань «юже имал Олег» и заключить мирный договор. Посоветовавшись с дружиной, Игорь принял греческие предложения и прекратил / поход. Между Византией и Русью был заключен договор «на все лета дондеже солнце сияет и весь мир стоит». Несмотря на то что некоторые статьи этого договора были менее выгодны, чем соответствующие статьи договора 911 г., в целом он был благоприятным для Руси. Отношения между Русью и Византией были восстановлены. Договор 944 г., в частности обязательство Руси помогать Византии в защите «Корсунской страны» и не пускать черных болгар, свидетельствует о том, что Киев имел в то время свои владения в Крыму.

Полагают, что в результате второго похода на Византию Игорю удалось утвердиться в Восточном Крыму и на Таманском полуострове.

Помимо Византии русы, начиная с 80-х годов IX в., совершали также морские походы на Закавказье, в богатые страны Южного и Западного Прикаспия. Первые три из них (около 880, в 909 и 910 гг.) описаны арабским писателем Мухаммедом-Эл-Хасаном в его «Истории Табаристана». Два последующих похода были совершены в правление Игоря. В 913—914 гг. дружина Игоря стала спускаться по Волге на 500 судах по 100 человек в каждом и договорилась с хазарским властителем о пропуске в Каспийское (Хвалынское) море. Набег на западное (в районе Баку) и юго-восточное побережья Каспийского моря был очень удачен. Несколько месяцев русы господствовали на море. Дружина Игоря возвращалась с богатой добычей, но в устье Волги подверглась нападению хазар, которые разбили и ограбили ее.

В 943 г. русы снова двинулись к берегам Каспия. На этот раз шли вдоль Черноморского побережья, а затем сушей через Северный Кавказ. Русы захватили богатейший азербайджанский город Бердаа, отбили нападение властвовавших тогда в Азербай­джане арабов и только вспыхнувшая эпидемия, по-видимому чумы, заставила их вернуться домой.

Последним актом в деятельности Игоря был его поход в землю древлян за данью. Дань в то время бы­ла основным источником существования князя и его дружины, поэтому походы за данью были весьма ча­стыми, тем более что размеры ее вначале установле­ны не были. Летопись рассказывает, что дружинники Голова Ангела. Мозаика Михайловского монастыря в Киеве. Деталь. XI в.

Игоря, ставя в пример ему одного из крупных кня­жеских представителей — Свенельда, получившего большую дань с древлян и оделившего ею своих дружинников, выразили обиду своему князю за то, что он довольствуется меньшей данью, и побудили его к походу. Игорь пошел в землю древлян и собрал с них большую дань. Затем он решил, что этого мало и, отпустив дружину с небольшой частью ее, вернулся, «желая болыпа именья». Возмутившиеся древляне схватили Игоря около города Искоростеня и казнили его, привязав ногами к двум согнутым березам, которые, вьшрямившись, разорвали тело Игоря на две части.

Княжившая после Игоря Ольга (945—957 гг.) жестоко отомстила древлянам за смерть своего мужа. Ее дружины разрушили и сожгли многие города древлян, уничтожили племенной центр «деревской земли» Искоростень, истребили племенную древлянскую знать, в том числе и их князя Мала. Длительная борьба Киева с древлянами закончилась окончательной ликвидацией древлянского княжества и полным его подчинением Киеву. На древлян была наложена «дань тяжка».

Наибольших успехов в военных походах добился сын Игоря Святослав (957—972 гг.), выдающийся полководец и крупный политический" деятель своего времени. Всю жизнь Святослав провел на боевом коне и почти не знал поражений. Под его руководством дружины русов успешно воевали на огромном пространстве от Оки до Кавказа и от Волги до Адриа­нополя. Нашумевшие походы Святослава привлекли к нему внимание многих писателей. Летопись изображает его как гордого руса, мужественного и стойкого воина, который был неутомим в походах, неприхотлив в пище, прост в обращении, суров и в то же время рыцарски благороден. Он, как правило, не нападал на противника тайком, а предупреждал его: «Хочю на вы ити». Такими же были, по словам летописца, и его воины. Интересно описание внешнего вида Святослава, данное Львом Диаконом во время свидания киевского князя с императором Византии Иоанном Цимисхием. Святослав был среднего роста, стройным, широкоплечим, с голубыми глазами и плоским носом, брил бороду, оставляя на одной стороне лишь пук волос — чуб, носил длинные усы, а в ухе — золотую серьгу с двумя жемчужинами и рубином посредине.

Первые походы Святослава направлены на Восток, где находилась враждебная русам Хазария, преграждавшая им путь на Дон, Волгу, Северный Кавказ, к Азовскому и Каспийскому морям. В 964 г. Святослав предпринял поход на Оку, в землю самого восточного славянского племени — вятичей, откуда прошел в земли камских болгар и буртасов, затем разгромил хазар, захватив и разрушив их столицу Итиль, а также города Саркел и Семендер. Пройдя далее на Северный Кавказ, он завоевал ясов и косогов (осетин и черкесов).

В результате походов Святослава на Восток Киев подчинил себе вятичей, Волжскую Болгарию, разгромил хазарский каганат, расширил и укрепил свои владения на Северном Кавказе и в Крыму. На нижнем Дону и Северном Кавказе появились поселения русов. Связи Киева с Востоком, таким образом, были обеспечены.

В 987 г., когда цели восточной политики Святослава были достигнуты, к нему обратился византийский император Никифор Фока с предложением напасть на Болгарию. В IX—X вв. Дунайская Болгария превратилась в грозного соперника Византии на Балканах. При царе Симеоне (885—927 гг.) она отняла у Византии значительную территорию и едва не захватила Константинополь. В борьбе с Болгарией Ви­зантия напрягала все свои силы и дипломатию. Привлечение на свою сторону Святослава, который прославился как блестящий полководец, представлялось ей особенно реальным средством рассчитаться с Болгарией. В этой борьбе, по расчетам Византии, должны были истощиться и силы русов.

Византийский историк Лев Диакон сообщает о по­сылке к Святославу херсонесца Калокира с 1500 фунтов золота, чтобы склонить его к походу на Болгарию. Но это была ненужная жертва со стороны Византии. Святослав и без того не хотел упускать удобной возможности, чтобы использовать болгаро-византийские противоречия и укрепиться на Балканах. В планы

Святослава входило создание огромного русо-болгарского государства и перенесение своей столицы на берег Дуная. Весной 968 г. войско русов на судах вошло в Дунай и быстро овладело многими болгарскими городами (по летописи восемью или девятью). Город Переяславец в устье

Дуная Святослав решил сделать своей новой столицей. «Тут,— говорил он,— середина земли моей, сюда стекаются все блага: из греческой земли — золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии — серебро и кони, из Руси же — меха и воск, мед и рабы». Оставшаяся часть болгар пошла на соглашение с русами, направ­ленное по свидетельству Льва Диакона, против Ви­зантии. Промах Византии, пригласившей на помощь Святослава, был очевиден. Теперь она искала средств к выдворению его из Болгарии. Прежде всего она вступила в переговоры с кочевыми племенами пече­негов, подстрекая их воспользоваться отсутствием Святослава и напасть на Киев. Печенеги осадили Киев. Когда тревожные известия достигли Святосла­ва, он оставил дружину на Дунае и с большой частью ее поспешил к Киеву и отогнал печенегов. Однако Святослав не остался в Киеве, а снова вернулся на Дунай, хотя киевляне и упрекали его, говоря: «ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул».

Явившись на Дунай, Святослав подавил спровоцированное Византией восстание болгар, а затем двинулся на византийские земли.

Войска русов перешли Балканский хребет и, захватив Преславу, Филиппополь и Адрианополь, на­правились к Царьграду. Святослав уже известил греков, как это он делал всегда в таких случаях: «Хо-чю на вы ити и взяти град ваш». В это время значительные силы Византии были заняты то борьбой с арабами, то подавлением внутренних мятежей. Положение изменилось, когда весной 971 г. византийскому императору Иоанну Цимисхию удалось бросить против Святослава все силы империи. Святослав с дружиной был осажден в крепости Доростол на Дунае. В кровопролитных боях, вдали от родины, немного­численное войско Святослава проявило стойкость.

Когда некоторые приближенные Святослава за­явили ему о необходимости отступления, он, по словам Льва Диакона, «вздохнув из глубины сердца, сказал: «Погибнет слава, спутница оружия русов, без труда побеждавшего соседние народы и без пролития крови покорявшего целые страны, если мы теперь постыдно уступим римлянам. Итак, с храбростью предков наших и с тою мыслью, что сила русов была до сего времени непобедима, сразимся мужественно за жизнь нашу. У нас нет обычая бегством спасаться в отечество, но или жить победителями, или, совершивши знаменитые подвиги, умереть со славой».

Осуществленная на следующий день вылазка войск русов произвела сильнейшее впечатление на греков. И хотя она не разорвала кольцо блокады, тем не менее дала возможность Святославу заключить мир с правом уйти на Русь и получить на дорогу провиант. В 971 г. по возвращении на родину Святослав был убит на днепровских порогах печенегами. По преданию, печенегский хан Куря велел сделать из черепа Святослава чашу, украсил ее золотом и драгоценными камнями и во время торжественных пиров пил из нее вино.

Отправляясь во второй болгарский поход, Свято­слав посадил своего старшего сына Ярополка в Киеве, среднего — Олега — в древлянской земле и младшего — Владимира — в Новгороде. Спустя некоторое время после гибели отца между братьями началась кровавая усобица. Начал ее Ярополк. В 977 г. в битве с ним пал Олег древлянский. Но вскоре сам Ярополк тоже был разбит и сложил голову в борьбе с Владимиром, который и стал княжить в Киеве.

При Владимире было завершено подчинение Киевом всех восточнославянских земель (кроме Полоцкой).

Походом на камских болгар Владимир укрепил свое положение на северо-востоке. Ему пришлось также дважды усмирять восстание вятичей и снова покорять радимичей. Оба эти племени были покорены до Владимира.

При Владимире было начато укрепление южных границ Руси для защиты от кочевников. Привольные пастбища черноморских степей привлекали к себе многочисленные орды азиатских кочевников которые, передвигаясь у границы русской землц, подвергали ее беспрерывным набегам. Кочевники были настоящим бичом Древней Руси. Они наносили огромный ущерб и экономическому, и культурному развитию, разоряли города, села, угоняли людей для продажи в рабство.

В IX в. (с 30-х годов) черноморские степи были заняты уграми. В конце этого столетия их сменили тюркские кочевые племена — печенеги, пришедшие из-за Волги. Первое нападение печенегов на Русскую землю датируется летописцем 915 годом. С того вре­мени и почти до середины XI в. они были грозными «ворогами» Русской земли, с которыми шла редко прерывавшаяся мирными периодами тяжелая борьба. Печенегами искусно пользовалась Византия.

Опасность со стороны кочевников заставила Владимира приняться за укрепление южной границы. По словам летописи, он «поча ставити городы» по Десне, Остру, Трубежу, Суле и Стугне. Укрепленные линии, построенные Владимиром, находились в не­посредственной близости от Киева, на расстоянии 1—2 дней пути.




  1. Анна

    По русским летописям известно, что междоусобную борьбу сыновей Святослава начал не Ярослав. Он уже итак княжил в Киеве и, к тому же принял христианство. Поэтому, даже когда Олег пошел на него войной, пытаясь захватить стольный город, Ярослав приказал не убивать брата. Но в битве этого сделать не удалось, и Олег погиб. Этим воспользовался Владимир и ввязался в борьбу за Киев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.