Укрепление великокняжеской власти


Об укреплении самодержавной власти русских государей свидетельствовала торжественная церемония венчания «шапкой Мономаха» Дмитрия — внука государя Ивана III (сына рано умершего наследника Ивана Ивановича Молодого), состоявшаяся в феврале 1498 г. в Успенском соборе в Москве. За Дмитрием отныне было закреплено звание великого князя Владимирского и наследника русского престола. Венчание Дмитрия шапкой, якобы полученной киевским князем Владимиром Мономахом от византийского императора, отражало рост международного престижа Московского государства.

В связи с этим событием появилось на свет особое публицистическое произведение — «Сказание о князьях Владимирских», в котором излагались официальные политические идеи. Здесь рассказывалось о происхождении русских князей от римского императора Августа. Московские государи рассматривались в «Сказании» как непосредственные преемники киевских князей и наследники византийских императоров. Такие фальсифицированные родословные были довольно типичным явлением в средневековой историографии и писались для укрепления авторитета той или иной правящей династии. «Сказание» служило целям идеологического обоснования самодержавной власти московских государей. Вместе с тем оно обосновывало право московских государей на присоединение земель, ранее входивших в состав единого восточнославянского государственного образования — Киевской Руси (Псковская земля, Великое княжество Литовское). Аналогичные задачи преследовали и другие публицистические произведения, появившиеся в конце XV — начале XVI в. Так, в повести о Вавилонском царстве развивалась идея преемственности власти византийских моцархов от правителей Вавилона, а в дополнениях к повести сообщалось о передаче византийским импера­тором Львом знаков царского достоинства Владимиру Мономаху.

Соперником Дмитрия-внука в конце XV в. был более непосредственный претендент на престол: сын Ивана III Василий. Сторонники последнего — Стромилов, В. Гусев и др. — пытались провозгласить его наследником трона в 1497 г., но их заговор провалился. Вокруг малолетнего Дмитрия и его матери Елены, дочери молдавского господаря Стефана Великого, также сконцентрировалась группа сторонников: князь Семен Ряполовский, князь Иван и Василий Патрикеевы, посольский дьяк Федор Курицын и др.

Недостаток и противоречивость исторических документов весьма затрудняют вопрос о том, на какие силы опирались и чьи интересы выражали соперники: дядя и племянник — Василий и Дмитрий. Ряд историков считает Василия опорой феодальных сепаратистов, из-за чего Иван III объявил своим наследником Дмитрия. Однако, несомненно, отношения между Иваном III и внуком после венчания шапкой Мономаха сильно испортились.

Дмитрий стал требовать слишком много власти еще При жизни деда. Этим воспользовались сторонники Василия, которые начали плести интриги против Дмитрия а его окружения и достигли своих целей. В 1499 г. Князь Семен Ряполовский был казней, а Иван и Василий Патрикеевы насильственно пострижены в монахи (последний под именем Вассиана).

Окончательное падение Дмитрия-внука произошло в 1502, когда он был заточен в темницу, а Василий Иванович провозглашен наследником престола. Исходя из Дальнейшей централизаторской деятельности Василия 3, можно сделать простой вывод, что он изначально стремился к централизации государственного аппарата и опирался на дворянство, а Дмитрий — на боярскую аристократию. Однако, несомненно, что тут были острая борьба за власть, в которой использовались все средства. Среди сторонников Василия было также родовитое боярство, как и у Дмитрия. И совершенно нет основа­ний полагать, что, взойдя на престол, Дмитрий стал бы поощрять феодальную смуту.

1498 — 1499 гг. обычно называют годами династического кризиса. Интересным свидетельством укрепления великокняжеской власти и ее престижа .является эволюция титула, которым пользовались великие князья московские в конце XV — первой половине XVI в. Традиционно монарх назывался «Великий князь Московской и всея Руси». В сношениях с Великим княжеством Литовским этот титул употреблялся Иваном III до 1487. Однако в 1492 — 1494 гг. велись напряженные переговоры о заключении династического брака между великим князем Литовским Александром и дочерью Ивана III Еленой (венчание состоялось в 1495 г. в Вильно по православному и католическому обрядам одновременно). Великое княжество Литовское, которое само предъявляло права на Киевское наследие, т.е. объединение всех восточнославянских земель под своей вла­стью, воспротивилось словам «всея Руси» в титуле великого князя Московского. Идя на уступки, московская сторона в 1494 — 1499 гг. отказалась от этих слов в официальном титуле монарха.

Однако амбиции Ивана III шли гораздо дальше. Об впервые в истории России в отдельных случаях имено­вался царем, например, в сношениях с Ливонским орденом с 1471 г. называл себя так не только сам государь Иван III, но и его тогдашний наследник Иван Иванович Молодой (назван так, потому что рано умер). В 1498 г» во время венчания Дмитрия-внука Иван III сделал попытку присвоить себе титул «царя» и «самодержца».
Русские государи на протяжении конца XV — начала XVI в. совершенствовали свой титул, тщательно присматривались к тому, как оформляли свои притязания на власть их славянские предшественники.

Болгарские и сербские государи, Асени и Неманичи, в период независимости и расцвета Болгарии и Сербии носили титул царей и самодержцев, причем принятие этих титулов сочеталось с представлением о власти над Византией и греками. Недаром Асени называли себя «царями болгар и греков». Еще дальше пошел Стефан Душан, первым из сербских королей принявший титул царя. Термин «самодержец* — долька с греческого «автократор», применявшийся в славянских странах с древнейших времен образования их государственности (так называли себя князья киевские, владимирские, цари и короли болгарские и сербские), — исключал, прежде всего, саму возможность существования Других независимых или полунезависимых князей. Не случайно на Руси этот термин стал применяться, когда Иван III после смерти или ухода с политической арены братьев, удельных князей, остался единственным великим князем. В условиях внешнеполитических отношений 1498 г. употребление Иваном Ш этого титула, равно как в венчание внука по образцу венчания сына императора, Давило великого князя на более высокую ступеньку иерархической лестницы европейских государств. Ца­рем называл себя в некоторых случаях и преемник Ивана III — его сын Василий III, но полного официального признания со стороны всех государств он не Получил. Официально первым российским царем стал СтШтаться только Иван IV Грозный.




  1. Анна

    Видимо, основную роль в свержении Дмитрия сыграла Софья Палеолог. Всеми силами она старалась, чтобы престол достался ее сыну Василию. Кроме того у нее были еще сыновья. Умная и расчетливая, эта наследница византийских императоров (по матери на половину итальянка) сильно влияла на Ивана III. Под ее влиянием он многие государственные вопросы стал решать в семейном кругу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.