Смоленское сражение 1941 года (10 июля—10 сентября)


Дальнейшее развитие событий на советско-германском фронте поставили под сомнение выполнение германского плана «Барбаросса». Впервые с 1939 г. командование вермахта было вынуждено остановить наступление главной ударной группировки, нацеленной на Москву, и перейти к обороне на целых два месяца. Причиной этому стали активные действия советских войск в районе Смоленска, вошедшие в отечественную историю под названием Смоленское сражение 1941 года.

8 июля в ставке под Растенбургом («Волчье логово») Гитлер провел совещание по уточнению планов ведения войны на Востоке. Учитывая большие потери советских войск в Белоруссии и предполагая неспособность их оказывать наступавшей группе армий «Центр» (генерал-фельдмаршал Ф. Бок) серьезное сопротивление, было принято решение закрепить успех вермахта на северном и южном крыльях фронта. После окружения и уничтожения советских войск в районе Смоленска, в чём немецкое руководство не сомневалось, группе армий «Центр» надлежало про­должать наступление на Москву силами только пехотных соединений. 3-я танковая группа (генерал Г. Гот) должна была усилить группу армий «Север» для скорейшего захвата Ленинграда, а 2-я танковая группа (генерал Г Гудериан) и 2-я полевая армия (генерал М. Вейхс) передавались бы в состав группы армий «Юг», где обеспечивали наступление последней ударом в тыл киевской группировке советских войск. Расчёт противника на лёгкую победу под Смоленском основывался на предположении, что у командования Западного фронта имеется всего 11 дивизий.

Но в это время Ставка ВГК стремилась любой ценой остановить продвижение противника и обеспечить условия для перехода советских войск в контрнаступление. Перед Западным фронтом была поставлена задача не допустить прорыва врага к Москве. С этой целью в районе Смоленска стал создаваться оборонительный рубеж с опорой на естественные преграды (реки Десна и Днепр), Полоцкий укре­пленный район и оборонительные сооружения городов Витебск и Орша. Однако полностью завершить работы на оборонительном рубеже не удалось. Москва оказалась также дезинформирована о численном составе наступавшего противника. Предполагалось, что против Западного фронта действует немецкая группировка в составе 35 дивизий (в действительности их было 66). Именно на этих данных строился первоначальный расчёт Генерального штаба Красной армии о возможности остановить противника на созданном рубеже и подготовить условия для перехода в контрнаступление.

К началу Смоленского сражения войска Западного фронта (Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко, 19—29 июля генерал-лейтенант А.И. Ерёменко) находились в исключительно тяжёлом положении. Отошедшие из приграничных районов ослабленные и разрозненные дивизии нуждались в доукомплектовании. Соединения и части, прибывшие из глубины страны, ещё не были полностью сосредоточены и развёрнуты на рубежах обороны. Из семи входивших в состав Зпадного фронта армий Тимошенко в первый эшелон выдвинул пять (13, 19, 20, 21-я и 22-я армии), во второй эшелон — 4-ю и прибывшую с Украины 16-ю армии. На рубеже от Идрицы до района южнее Жлобина к началу сражения успели занять позиции только 37 из выдвигавшихся сюда дивизий. За войсками Западного фронта (в 100 км восточное Смоленска) Ставка решила развернуть второй стратегический эшелон на базе войск фронта резервных армий (шесть общевойсковых), что значительно повышало устойчивость обороны на западном направлении.

К 10 июля на Днепр и Западную Двину вышли подвижные соединения немецких 2-й и 3-й танковых групп (до 28 июля входили в состав 4-й танковой армии) группы армий «Центр». К этому времени соотношение непосредственно вступивших в сражение сил было в пользу противника: в людях — в 1.5, артиллерии — в 1,7, самолётах — в 3,9, танках — в 7 раз.

По характеру боевых действий и содержанию выполняемых задач Смоленское сражение делится на четыре этапа: 10—20 июля; 21 июля — 7 августа; 8—21 августа; 22 августа — 10 сентября.

10 июля на смоленском направлении начали наступление 3-я и 2-я танковые группы противника. Основные силы 3-й танковой группы двигались из района Витебска в обход Смоленска с севера на Ярцево, остальные — с плацдарма восточнее Полоцка на Невель. 2-я танковая группа наносила удары: один из района южнее Орши на Смоленск и Ельню, другой — южнее Могилёва на Кричёв, Рославль. Самым уязвимым местом в обороне Западного фронта оказался стык 20-й (генерал-лейтенант ПА. Курочкин, с 8 августа генерал-лейтенант М.Ф. Лукин) и 22-й (генерал-лейтенант Ф.А. Ершаков, с августа генерал-майор В.А. Юшкевич) армий. Выдвигавшаяся сюда 19-я армия (генерал-лейтенант И.С. Конев) ещё не успела сосредоточить и развернуть свои соединения. Она не смогла сдержать массированный танковый удар врага и отошла к Смоленску. Попытка нанести контрудар силами 22-й армии во фланг прорвавшемуся противнику не удалась, так как армия была рассечена на две части. Упорное сопротивление врагу оказали защитники Полоцкого укрепленного района. Оборонявшие его части 17-й стрелковой дивизии (полковник А.И. Зыгин) до 16 июля сдерживали вражеское наступление. В эти дни генерал Гот был вынужден признать, что германские войска несут большие потери, а моральный дух личного состава подавлен стойкостью советских войск, их неожиданными действиями и ожесточённой борьбой.

Обойдя укрепленный район, танковые соединения противника устремились вперёд. 16 июля они заняли Невель, 19 июля — Великие Луки. На витебском направлении соединения 3-й танковой группы И июля захватили Витебск, 13 июля — Демидов. К исходу 20 июля они вышли к р. Вопь и создали плацдарм на её левом берегу севернее Ярцева. Наступавший южнее Смоленска 47-й механизированный корпус врага 16 июля овладел Оршей и право­бережной частью Смоленска. 16-я (генерал-лейтенант М.Ф. Лукин, с 10 августа генерал-майор К.К. Рокоссовский), 19 и 20-я армии оказались охвачены с трёх сторон в районе Смоленска. Для отхода на восток им оставалась одна переправа через Днепр у села Соловьёво (15 км южнее Ярцева). Для её зашиты из остатков танкового и моторизованного полков 5-го механизированного корпуса был создан сводный отряд (полковник А. И. Лизюков), который оборонял переправу почти две недели. В Европе немцы за такое время захватывали целые государства, а здесь не смогли ничего сделать с горсткой советских солдат. За этот подвиг многие бойцы сводного отряда были награждены орденами и медалями, а их командир удостоен звания Героя Советского Союза.

Тяжёлая обстановка сложилась на могилевском направлении, где оборонялась 13-я армия (генерал-лейтенант Ф.Н. Ремезов, с 14 июля генерал-лейтенант В.Ф. Ге­расименко, с 26 июля генерал-майор К.Д. Голубев, с 25 августа генерал-майор A.M. Городнянский). 2-я танковая ipynna Гудериана форсировала Днепр на её флангах. Ожесточённые бои не прекращались ни днём, ни ночью. На позиции 388-го стрелкового полка 172-й стрелковой дивизии противник бросил крупные силы, но прорвать оборону с ходу не смог. Только за один день полк под командованием полковника С.Ф. Кутепова уничтожил 39 немецких танков и 3 самолёта. Кровопролитные бои развернулись и на других участках 172-й дивизии. До десяти атак ежедневно отражали подразделения 647-го стрелкового полка подполковника А.В. Щеглова. Но силы оказались неравными. 17 июля противник овладел Кричевом, вышел в тыл 13-й армии. Войскам 13-й и 4-й (генерал-майор А.А. Коробков, с июля полковник Л.М. Сандалов) армий пришлось вести тяжёлые бои в трёх изолированных районах. Но и в этих условиях они сумели нанести противнику ощутимый урон, остановив его на р. Сож, где на участке от Мстиславля до Кричева оборона стабилизировалась до 1 августа, а от Кричева до Нового Быхова — до 8 августа.

На левом крыле Западного фронта соединения 21-й армии (генерал-полковник Ф.И. Кузнецов, с 26 июля генерал-лейтенант М.Г Ефремов, с 7 августа генерал-майор В.Н. Гордов, с 25 августа генерал-лейтенант В.И. Кузнецов) перешли 13 июля в наступление на бобруйском направлении. Войска 63-го стрелкового корпуса (комкор Л.Г. Петровский) форсировали Днепр и освободили города Рогачёв и Жлобин. За три дня корпус продвинулся на 12 км к западу от Днепра. 16 июля против него развернулись все силы немецкого 53-го армейского корпуса и остановили продвижение советских соединений. 232-я стрелковая дивизия (генерал-майор СИ. Недвичин) 66-го стрелкового корпуса генерала Ф.Д. Рубцова продвинулась с боями почти 80 км и захватила переправы через реки Березина и Птичь. Для отражения удара 21-й армии, которая создавала угрозу глубокому тылу танковой группы Гудериана, фельдмаршалу Боку пришлось привлечь около 15 дивизий, причём восемь из них понесли большие потери, что ограничило возможности по наращиванию усилий на смоленском направлении. Тем временем немецкое командование, уверенное в своём успехе, уточнило планы дальнейшего ведения войны на востоке. В подписанной Гитлером 19 июля директиве № 33 группе армий «Центр» приказывалось после уничтожения окружённых советских войск в районе Смоленска наступать на Москву. Противник был вынужден признать, что для решения первой задачи фельдмаршалу Боку потребуется немалое время, поэтому в предстоящем наступлении группа армий «Центр» определяющей роли играть не будет. Наступление на Москву должно было осуществляться пехотными соединениями и частью танковых войск, не принимавшими участия в наступлении на юго-восток, за линию Днепра. Отныне главные усилия вермахта переносились на юго-западное направление для разгрома советских войск на Украине.

В это же время советское командование всё внимание сосредоточило на московском направлении. Ставка усиленно перебрасывала сюда резервы. В тылу Западного фронта создавал оборону фронт резервных армий (генерал-лейтенант И.А. Богданов). В новый фронт были включены дивизии пограничных и внутренних войск. 18 июля Ставка приступила к созданию на западном направлении третьего стратегического эшелона. На дальних подступах к Москве был образован фронт Можайской линии обороны (генерал-полковник П.А. Артемьев) в составе трёх общевойсковых армий. Одновременно оборудовались три оборонительные рубежа на глубину до 300 км.

20 июля начальник Генерального штаба издал директиву о проведении опера­ции по окружению и разгрому противника в районе Смоленска. С этой целью из 20 дивизий фронта резервных армий было создано пять армейских оперативных групп, которые затем вошли в состав Западного фронта. Им предстояло нанести одновременные удары с северо-востока, востока и юга в общем направлении на Смоленск. После разгрома прорвавшегося врага они должны были соединиться с основными силами 16-й и 20-й армий. Для поддержки ударных группировок с воздуха выделялись три авиационные группы, а для содействия наступавшим с фронта войскам создана кавалерийская группа (три дивизии) с задачей совершить рейд по тылам Могилеве космоленской группировки противника. Общее руководство наступлением возлагалось на командующего Западным фронтом.

23 июля армейские оперативные группы начали наступление. Врагу пришлось отражать атаки на широком фронте, а на ряде участков перейти к обороне. Активные действия группы генерала Рокоссовского способствовали выходу из окружения войск 16-й и 20-й армий. Когда под угрозой оказался глубокий тыл танковой группы Гота и 2-й армии, фельдмаршал Бок, не имея сил для ликвидации прорыва, обратился за помощью к главнокомандующему сухопутными войсками генерал-фельдмаршалу В. Браухичу. Однако разгромить противника в районе Смоленска войска Западного фронта не смогли. Им не удалось перейти в контрнаступление, а их разрозненные удары на широком фронте оказались мало­эффективными. Но и эти удары лишили войска группы армий «Центр» манёвра в сторону флангов — на Украину и Ленинград, что облегчило положение советских войск на юго-западном и северо-западном направлениях.

Тем временем продолжались ожесточённые бои в районе Могилева. Окружённые войска вплоть до 26 июля удерживали город, сковав силы четырёх вражеских дивизий. К 26 июля, израсходовав все боеприпасы, защитники города начали выходить из окружения, взорвав за собой последний мост через Днепр на этом участке. Действовавшая в междуречье Днепра и Березины 21-я армия сковала 15 дивизий 2-й немецкой армии, сорвав их наступление на город. Для удобства управления войсками Ставка 25 июля образовала Центральный фронт (генерал-полковник Ф.И. Кузнецов, с августа генерал-лейтенант М.Г. Ефремов) в составе трёх армий. Задача этого фронта состояла в том, чтобы прочно прикрыть стык Западного и Юго-Западного фронтов и активными действиями на северо-запад (в направлении Гомеля, Бобруйска) содействовать успеху Западного фронта.

Ожесточённое сопротивление советских войск под Смоленском ослабило наступательную мощь группы армий «Центр», она оказалась скованной на всех участках фронта. Укомплектованность немецких дивизий в конце июля, несмотря на поступившее пополнение, снизилась: пехотных — до 80 процентов, моторизованных и танковых — до 50 процентов. За три с половиной недели немецкая авиация в воздушных боях потеряла 169 самолётов. В ходе сражения наглядно проявился просчёт политического и военного руководства Германии в оценке способности советских войск к сопротивлению. Главную цель кампании — уничтожить армии русских — достичь не удалось. Германское командование оказалось не в состоянии вести наступление одновременно на всех трёх главных направлениях. Это вынудило 30 июля Гитлера подписать директиву № 34. где группе армий «Центр» было указано перейти к обороне. Стратегия «блицкрига» рассыпалась прямо на глазах. По приказу фюрера основные усилия вермахта в силу неблагоприятно сложившихся обстоятельств на центральном участке фронта были перенесены на фланги. В августе в первую очередь намечалось продолжать наступление с целью уничтожения советских войск на Украине, а также совместно с финскими войсками блокировать Ленинград.

Не зная истинных намерений Берлина, Сталин по-прежнему считал, что основные силы противник собирается использовать для овладения Москвой. Советское командование ожидало, что после неудавшегося лобового удара немецкие войска попытаются обойти главные силы Западного фронта с флангов. Поэтому войскам было приказано прочно удерживать великолукский и гомельский выступы, сохраняя охватывающее положение по отношению к группе армий «Центр», одновременно продолжать наносить удары по главным её силам на смоленском направлении, в районах Духовшины и Ельни. Усиливая оборону на московском направлении. Ставка ВГК 30 июля объединила резервные армии на ржевско-вяземском оборонительном рубеже, создав Резервный фронт (генерал армии Г. К. Жуков).

В августе противник в полосу Центрального фронта направил 25 дивизий группы армий «Центр», в том числе 6 танковых и моторизованных. Они наносили удар с целью выхода в тыл Юго-Западному фронту, остановившему наступление группы армий «Юг» на рубеже Днепра. 8 августа при поддержке крупных сил авиации перешли в наступление соединения Гудериана. а 12 августа их поддержала 2-я армия генерала Вейхса.

Войска генерала Ефремова не смогли сдержать столь мощного танкового удара и под угрозой охвата превосходившими силами противника начали отходить в южном и юго-восточном направлениях. Ставка разгадала намерения немцев и, чтобы не допустить окружения Центрального фронта и выхода врага в тыл войск, которые обороняли Киев, развернула между Центральным и Резервным фронтами Брянский фронт во главе с генерал-лейтенантом А.И. Еременко. Но эта мера не изменила обстановки. Немецкие войска к 21 августа продвинулись на глубину до 140 км, вышли на рубеж Гомель, Стародуб и глубоко вклинились между Брянским и Центральным фронтами, создав угрозу флангу и тылу Юго-Западного фронта, 26 августа Центральный фронт был упразднён, а его войска переданы в состав Брянского фронта.

8 августа соединения 19-й и 30-й советских армий атаковали противника под Духовшиной. Несколько дней они безуспешно пытались прорвать оборону врага. Немцы, сумев перегруппировать свои силы, организовали устойчивое сопротивление.

15 августа командующий Западным фронтом отдал приказ продолжать наступление. Главный улар по противнику нанесла армия Конева, усиленная свежими резервами. В первый же день наступления она продвинулась в глубь немецкой обороны на 10 км. Одновременно удар по врагу под Ельней нанесли войска 24-й (генерал-майор К.И. Ракутин) и 43-й (генерал-лейтенант П.А. Курочкин, с 23 августа генерал-майор Д. М. Селезнёв). Хотя наступление и не получило ра­звития, но в боях противник понёс значительные потери и вынужден был задействовать резервы. Советские войска также оказались ослабленными.

Учитывая это, Ставка ВГК уточнила задачи: Западный фронт должен был. продолжая наступление, овладеть рубежом Велиж, Демидов, Смоленск; Резервному фронту предстояло разгромить противника в ельнинском выступе и далее наступать на Рослааль. Самая сложная задача возлагалась на Брянский фронт — разгромить 2-ю танковую группу, которая продолжала наступать на юг. в тыл киевской группировке войск Юго-Западного фронта. Однако войска фронта реальными возможностями для этого не располагали.

В 20-х числах августа в огромной полосе, от Торопца до Новгорода-Северского, шириной около 600 км развернулись ожесточённые бои. На правом крыле Западного фронта противник прорвал оборону 22-й и 29-й армий, отбросив их дивизии на левый берег Западной Двины. Здесь он был остановлен.

Значительную роль в этом сыграла 30-я армия. Перейдя 29 августа в наступление правым флангом, она прорвала оборону врага, вынудив его отойти. Воспользовавшись успехом, Тимошенко ввёл в прорыв кавалерийскую группу (генерал-майор Л.М. Доватор). Ее глубокий рейд по немецким тылам вызвал серьёзную тревогу у командования вермахта. Для борьбы с советской конницей и охраны тыловых объектов главное командование сухопутных войск было вынуждено выделить из резерва три пехотные дивизии. 1 сентября под Смоленском перешли в наступление 16, 19-я и 20-я армии. Но, ослабленные в предыдущих боях, они за девять дней упорных атак смогли продвинуться лишь на несколько километров и перешли к обороне.

В начале сентября немцы создали серьёзную угрозу Брянскому фронту. Танки Гудериана форсировали Десну южнее Новгорода-Северского. Командующий фронтом попытался фланговыми ударами с востока разгромить прорвавшегося противника, но смог лишь замедлить темпы его продвижения. В создавшихся условиях Ставка приняла решение провести воздушную операцию (более 460 самолетов). С 29 августа по 4 сентября советская авиации совершила свыше 4 тысяч самолёто-вылетов. Только 30—31 августа советские лётчики, сбросив 4500 бомб, уничтожили более 100 танков, 20 бронемашин, взорвали склад горючего. В воздушных боях было сбито 55 вражеских самолётов. 30 августа ударам с воздуха подверглись восемь аэродромов противника, на которых было уничтожено ещё 57 самолётов. И всё же сорвать наступление соединений Гудериана не удалось. Для решения столь серьёзной задачи только авиации оказалось недостаточно. Командование Брянского фронта не сумело в должной мере использовать результаты воздушных ударов. Всё это дало возможность немцам продолжить продвижение на юг и к 10 сентября выйти на рубеж Конотоп, Чернигов, создав непосредственную угрозу глубокому тылу Юго-Западного фронта.

Первого значительного успеха советские войска добились под Ельней, где 24-я армия с 30 августа по 8 сентября провела наступательную операцию по уничтожению группировки противника, вклинившейся в оборону Резервного фронта. В основу замысла командующий фронтом Г.К. Жуков положил самый решительный способ — двусторонний охват с целью окружения и последующего разгрома немцев по частям. Для решения этой задачи он создал две ударные группировки, включавшие все исправные танки и около 70 % артиллерии армии. Плотность на участках прорыва достигала 60 орудий и миномётов на 1 км фронта, что было в два-три раза больше, чем в наступлении Западного фронта под Смоленском в августе 1941 года. После четырехдневного упорного сопротивления противник не выдержал удара и под угрозой окружения начал отходить. 6 сентября он оставил Ельню. К исходу 8 сентября ельнинский выступ был срезан. Противник лишился выгодного плацдарма для удара по флангам советских войск и понёс тяжёлые потери (до 45 тысяч человек).

В Ельцинской наступательной операции войска Красной армии впервые с начала войны прорвали сильную оборону противника и разгромили его значительную группировку. Здесь, под Ельней, родилась Советская гвардия. Первым четырем стрелковым дивизиям, особо отличившимся в боях, было присвоено звание «гвардейская». Оно стало гордостью для всех воинов, и каждое соединение, каждая часть действующей армии стремились его заслужить.

10 сентября, учитывая измотанность войск, Ставка ВГК приказала прекратить наступление. Смоленское сражение завершилось. Его главным итогом явился срыв планов вермахта на безостановочное продвижение к Москве. Впервые с начала Второй мировой войны герман­ские войска вынуждены были перейти к обороне на своем главном направлении. В эти дни начальник генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Ф. Гальдер с горечью признал: «Общая

обстановка показывает все очевиднее и яснее, что колосс Россия... был недооиенен нами. Это утверждение распространяется на все хозяйственные и организационные стороны, на средства сообщения и в особенности на чисто военные аспекты». Признание Гальдера свидетельствовало не только об угрозе провала плана «молниеносной войны», но и о том, что Красная армия способна бить «непобедимую» германскую армию.

Советские войска проявили небывалую стойкость и массовый героизм. Тысячи бойцов и командиров были удостоены государственных наград, а 14 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза. В боях под Оршей враг впервые испытал на себе мощь нового советского оружия — реактивных миномётов, которые получили от наших бойцов ласковое название «Катюша».

Но дорогой была цена Смоленского сражения: безвозвратные потери составили свыше 486 тысяч человек, а санитарные — 273,8 тысячи человек. Однако и потери противника были значительными. По признанию немцев, к концу августа только моторизованные и танковые дивизии лишились половины личного состава и материальной части, а общие потери составляли около полумиллиона человек. Эти цифры говорят сами за себя: теперь уже советские войска сражались с германскими на равных. В огне Смоленского сражения воины Красной армии приобрели опыт, без которого нельзя было воевать против сильного врага. Советское командование выиграло время для подготовки обороны Москвы и последующего разгрома врага в Московской битве 1941 — 1942 гг.




  1. Виктор Васильевич.

    Прочёл статью о Смоленском сражении. Спасибо автору. Хорошая статья. И снова накатила грусть и душевная боль.

    Мой отец Свистунов Василий Павлович — кадровый офицер-танкист Красной Армии погиб 9 августа в Смоленском сражении.

    Вечная память ему и его однополчанам, погибшим под Смоленском и не давшим фашистской армаде беспрепятственно и безнаказанно

    прорваться к Москве. Блицкриг у Гитлера не получился.

    Вечная слава и память солдатам и офицерам Красной Армии (Советской Армии), сложившим свои головы в Смоленском сражении.

    Пусть земля им будет пухом в безымянных и небезымянных святых могилах. И пусть журавли, весной пролетая над ними, горестно и радостно

    курлычат. Горестно потому, что их давно нет на земле, а радостно потому, что погибшим воинам они сообщают о том, что мы победили и выстояли.

    Мне скоро исполнится 80 лет, но всякий раз, когда я вспоминаю отца, мои глаза непроизвольно наполняются слезами. Мне было пять лет, когда погиб отец и с тех пор я никого не назвал отцом. Для меня до сих пор слово отец звучит, как прекрасная и недоступнаямне музыка.

    Сейчас много говорят о патриотизме, как его привить молодёже. Патриотизмпрививается в семье, в школе, жизнью и примером своих предков и отцов. Для меня всю мою сознательную жизнь отец был примером, на него я ровнялся и старался быть достойным его светлой памяти.

    И сейчас у меня дома висит портрет отца в военной форме ( на нём ему в 1941 году исполнилось 35 лет), он молодой, весёлый и влюблённый в мою маму, на долю которой выпадут потом тяжкие испытания. Которая потом спасёт нас с моей младшей сестрой от бомб и снарядов в оккупации, даст нам после войны высшее образование и всегда будет ставить нам в пример светлый образ отца.

    Как я могу после этого не любить мою страну, мой народ и многострадальную смоленскую землю, где покоятся герои российской земли, грудью закрывшие Москву и весь мир от фашизма.

    Слава Советской армии! Слава Российской армии! И пусть минуют наш народ все беды и горести, которые пришлось испытать нашей стране, в том числе и моему поколению, в недалёком прошлом.

  2. Iwan

    Планируя захват Смоленска, гитлеровцы хотели повторить Минский котел, но подоспевшие войска внутренних округов дали отпор наступающим гитлеровцам. Удары под Великими Луками и позже под Ельней заставили побежать «непобедимый вермахт» — это был внушительный военный успех, при этом весомая победа духа.

  3. Иван Фёдоров.

    Подписываюсь под каждым вашим словом и отдаю дань памяти вашему мужественному отцу, который пал, защищая свою родину. И хочу сказать несколько слов о «Катюше», она была изобретена в 1939–1941 годах, сотрудниками РНИИ И.И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов, полигонные испытания машина прошла в марте 1941 года и получила название БМ-13. За время войны было выпущено более 10 тыс. единиц этой техники.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.