Северо-кавказская оборонительная операция 1942 года (25 июля—31 декабря)


Захват Кавказа имел для фашистской Германии стратегически важное значе­ние. В этом случае СССР лишался хлеба Кубани и Нижнего Поволжья, нефти Грозного и Баку — источника для многих отраслей военной промышленности, портов и баз Чёрного и Каспийского морей. Господство на Кавказе означало для немецко-фашистского руководства втягивание в войну против Советского Союза Турции и Японии и надежду на ускорение победного завершения Второй мировой войны. Поэтому к лету 1942 г. основные усилия противник сосредоточил на южном крыле советско-германского фронта.

План гитлеровского командования по овладению Кавказом «Эдельвейс» сво­дился к тому, чтобы окружить и уничтожить советские войска южнее и юго-восточнее Ростова, овладеть Северным Кавказом, затем обойти Главный Кавказский хребет одной группой войск с запада, захватив Новороссийск и Туапсе, а другой — с востока и овладеть Грозным и Баку. Одновременно намечалось преодолеть Кавказский хребет в его центральной части по перевалам и выйти к Тбилиси, Кутаиси и Сухуми. С выходом в Закавказье враг надеялся захватить базы Черноморского флота, обеспечить себе полное господство на Чёрном море, установить непосредственную связь с турецкой армией, создать условия для вторжения на Ближний и Средний Восток. Гитлер считал кавказское направление основным и именно сюда согласно первоначальным планам наносился главный удар.

Начальный этап битвы за Кавказ складывался для Красной армии крайне неблагоприятно и даже драматично. Практически разгромив Юго-Западный фронт и нанеся серьезное поражение войскам Южного фронта в ходе Воронежско-Ворошиловградской операции, противник без оперативной паузы продолжил наступление, тесня отступавшие к Дону войска Южного фронта.

К 25 июля главные силы группы армий «А» (генерал-фельдмаршала В. Лист): 1-я и 4-я танковые, 17-я полевая, румынская 3-я армии при поддержке 4-го воздушного флота, наступавшие на кавказском направлении, вышли к Нижнему Дону и овладели плацдармами в полосе населенных пунктов Цимлянская, Константиновская, Батайск. Противник имел 167 тысяч человек, 1130 танков, 4540 орудий и миномётов, около 1 тысячи самолётов.

Противостоявший им Южный фронт (генерал-лейтенант Р.Я. Малиновский) в составе 51, 37, 12, 18, 56, 24, 9-й и 4-й воздушной армий насчитывал 112 тысяч человек, 121 танк, 2160 орудий и миномётов, 230 самолётов. Таким образом, противник имел превосходство в людях в 1,4 раза, в орудиях и миномётах — в 1,5 раза, в танках и самолётах — подавляющее превосходство. Войска фронта должны были занять оборону по левому берегу Дона от станицы Верхнекурмоярская до Азова.

Северо-кавказскому фронту (Маршал Советского Союза СМ. Будённый): 47-я армия, 1-й отдельный стрелковый и 17-й кавалерийский корпуса — предписываюсь оборонять северо-западное и западное побережья Азовского и Чёрного морей от Азова до Лазаревского. Войска Закавказского фронта (генерал армии И.В. Тюленей) в составе 46, 45-й армий и 15-го кавале­рийского корпуса в это время обороняли Черноморское побережье от Лазаревского до Батуми. С целью объединения сил, оборонявших Северный Кавказ, Ставка ВГК 28 июля создала из войск Южного и Северо-Кавказского фронтов единый Северо-Кавказский фронт (Маршал Советского Союза СМ. Будённый), подчинив ему в оперативном отношении Черноморский флот (вице-адмирал С.Ф. Октябрьский) и Азовскую военную флотилию (контр-адмирал С.Г. Горшков). Для удобства управления действующими на огромном пространстве войсками Северо-Кавказский фронт был разделён на две оперативные группы: Донскую (генерал-лейтенант Р.Я. Малиновский) в составе 51. 37, 12-й и 4-й воздушной армий и Приморскую (генерал-полковник Я.Т. Черевиченко) в составе 18, 56, 47-й и 5-й воздушной армий, 1-го отдельного стрелкового и 17-го кавалерийского корпусов. Личный состав 9-й и 24-й армий передавался для пополнения 37-й армии. Однако соотношение сил оставалось в пользу противника. Положение советских войск усугублялось трудностями материально-технического обеспечения, слабостью занимаемых под огнём противника оборонительных рубежей, строительство которых не было закончено.

В конце июля противник прорвал оборону на стыках между 51-й и 37-й армиями, а также между 37-й и 12-й армиями. Развивая наступление на Ворошиловском (ставропольском) направлении, он к исходу 30 июля вышел танковыми корпусами на фронт Пролетарская, Сальск и южнее. Войска правофланговой 51-й армии оказались отрезанными от основных сил Донской группы и потеряли связь с её штабом. Поэтому решением Ставки ВГК 51-я армия была переда­на 31 июля в состав Сталинградского фронта. 37-я армия, охваченная с обоих флангов танковыми соединениями противника, стала во избежание окружения отходить на юг к Ворошиловску (ныне Ставрополь), 12-я армия отходила на Кропоткин. В результате правый фланг Приморской группы войск оказался открытым и создалась угроза выхода немецких танковых корпусов в её тыл. В связи с этим войска Приморской группы начали 3 августа отводиться за реку Кубань. В последующие дни советские войска оставили Ворошиловск, а в ходе Армавиро-Майкопской оборонительной операции, проведённой 6—7 августа, — Армавир и Майкоп. Захватив Майкоп, противник стал развивать наступление на туапсинском направлении. Ставка ВГК предприняла решительные меры по уси­лению этого участка обороны, подчеркнув в директиве Северо-Кавказскому фронту и Черноморскому флоту 10 августа, что «самым основным и опасным» стало направление от Майкопа на Туапсе. С выходом противника в район Туапсе 47-я армия и все войска фронта, находившиеся в районе Краснодара, будут окружены и попадут в плен».

Попытки немцев прорваться к побережью Черного моря через предгорья западной части Главного Кавказского хребта встретили упорное сопротивление. Сое­динения 17-го кавалерийского корпуса, оборонявшие дальние подступы к станице Хадыженская (48 км юго-западнее Майкопа) и Туапсинское шоссе, вели бои особенно успешно, за что корпус был удостоен звания гвардейского. Он стал именоваться 4-м гвардейским Кубанским казачьим корпусом. В районе Горячего Ключа (78 км западнее Майкопа) не менее успешно вела борьбу 30-я Иркутская стрелковая дивизия полковника Б.Н. Аршинцева. Проведя перегруппировку сил, советские войска усилили сопротивление и 17 августа остановили наступление 1-й танковой и 17-й полевой армий в предгорьях западной части Главного Кавказского хребта.

Таким образом, бои с 25 июля по 17 августа составили первый этап обороны Северного Кавказа, в ходе которых советские войска потерпели поражение, но не были уничтожены. Отход трех армий Северо-Кавказского фронта в предгорья западной части Главного Кавказского хребта прекратился на том рубеже, который Буденный предлагал еще в конце июля. В донесении в Ставку от 25 июля он писал, что имеющимися силами невозможно остановить вражеское наступление на Дону, поэтому необходимо продолжить отвод войск за реки Кубань и Терек, а еще надежнее — к предгорьям Главного Кавказского хребта, где противник не сможет реализовать свое техническое превосходство. Однако Сталин не прислушался к его мнению.

Боевые действия войск Южного и Северо-Кавказского фронтов 25 июля — 17 августа отвлекли силы немецкой группы армий «А», что позволило советскому командованию выиграть время для подготовки обороны на рубеже реки Терек, Бак-сан, Главный Кавказский хребет и в предгорьях западной части Северного Кавказа, организовать прикрытие Кавказа с севера от Каспийского моря до Таманского полуострова. Последовавшая затем стабилизация положения на Северо-Кавказском фронте позволила почти заново создать фронтовой и армейские тылы, перевести их службы на прибрежные коммуникации, организовать снабжение войск, начать их пополнение за счет населения Северного Кавказа, а также переброску новых соединений через Каспийское море и по железной дороге Баку — Тбилиси — Сухуми.

За это время командование группы армий «А», считая, что противник на Северном Кавказе утратил боеспособность, перегруппировывало свои силы для развития наступления сразу на трех направлениях. 1-я танковая армия должна была из района Пятигорска и Прохладного (66 км юго-восточнее Пятигорска) нанести удар в юго-восточном направлении, овладеть районом Грозного, выйти на побережье Каспийского моря и захватить Баку. Перед 17-й полевой армией ставилась задача развернуть наступление из района Краснодара на Новороссийск и далее вдоль Черно­морского побережья на Батуми. Для содействия ей в овладении Новороссийском выделялся 42-й армейский корпус, который после форсирования Керченского пролива должен был обеспечить правый фланг армии, занять Таманский полуостров. 49-й горнострелковый корпус предназначался для захвата перевалов Главного Кавказского хребта и последующего выхода в район Сухуми и Кутаиси. Используя значительное превосходство в танках и авиации, противник создал на отдельных направлениях сильные группировки.

Готовились к обороне и советские войска. Продолжалась мобилизация внутренних ресурсов Закавказья для оказания помощи фронту. Оборонявшие Кавказ войска были усилены за счет резервов Ставки ВГК. В Котов Г. П.

результате по рекам Терек и Баксан была создана глубокоэшелонированная оборона, а вокруг городов Нальчик, Орджоникидзе (ныне Владикавказ), Грозный, Махачкала, Баку — оборони­тельные районы.

1 сентября Северо-Кавказский и Закавказский фронты были объединены в За­кавказский фронт под командованием генерала армии И.В. Тюленева. Для обороны приморского направления создана Черноморская группа войск Закавказского фронта (генерал-полковник Я.Т. Черевиченко). Оборону на северном направлении осуществляла образованная директивой Ставки ВГК от 8 августа Северная группа войск Закавказского фронта (генерал-лейтенант И.И. Масленников). В целях объединения усилий сухопутных и морских сил, оборонявших Новороссийск и Таманский полуостров, 17 августа был создан Новороссийский оборонительный район (генерал-майор ГП. Котов).

С 18 августа по 28 сентября основные события развернулись в восточных пред­горьях Кавказа. Учитывая, что местность здесь более проходима для военной техники, противник стремился прорваться в Закавказье именно на этом направлении. 25 августа части 1-й танковой армии, усиленной двумя дивизиями (танковой и моторизованной), заняли Моздок, расположенный всего в 93 км от главного нефте­перерабатывающего центра — Грозного. До выхода к Каспийскому морю оставалась совсем небольшая территория. Однако развить успех немцы не смогли. Гитлер потребовал от Листа собрать все силы для решающего броска на Грозный. По приказу командующего группой армий «А» на грозненском направлении из района Ворошиловск — Невинномысск развернула наступление 1-я танковая армия. Соз­дав перевес в подвижных средствах на направлении главного удара, противник форсировал Терек в районе Моздока и захватил на его правом берегу ряд плацдармов, продвинувшись на 8—10 км к югу. С этих плацдармов 1-я танковая армия начала наступление на Малгобек. После упорных боев с частями 9-й армии, оборонявшей это направление, врагу удалось захватить город, но дальше он пройти не смог.

С 10 по 18 сентября противник перенес усилия западнее Малгобека. однако и здесь танки Клейста были остановлены упорной обороной наших войск. Провалилась и попытка 1-й танковой армии развить наступление юго-западнее Моздока, предпринятая в середине сентября. Не помогла и переброшенная в помощь Клейсту из 17-й армии танковая дивизия СС «Викинг». После неудачи прорыва к Орджоникидзе и Грозному командование 1-й танковой армии вынуждено было перейти к обороне. Усилить войска за счет переброски дивизий из-под Сталинграда враг не мог, так как в сентябре Сталинградское направление из второ­степенного, призванного обеспечить фланги группы армий «А», превратилось в главное.

Во второй половине августа войска Северо-Кавказского фронта вели оборонительные бои на ново-российском направлении и на Таманском полуострове. 17-я полевая армия вермахта развернула наступление из района Краснодара на Новороссийск. В помощь ей германское командование стало перебрасывать на Таманский полуостров войска из Крыма, но упорная оборона Темрюкской и Керченской военно-морских баз сорвала сроки форсирования Керченского пролива и обеспечила прорыв кораблей Азовской военной флотилии в Черное море.

В полосе 47-й армии действовали небольшие отряды противника. Основные его силы были развернуты южнее Краснодара, по левому берегу Кубани, против 56-й армии с целью прорваться через поселок Горячий Ключ к Туапсе, 15 августа противник начал атаку Горячего Ключа. Через четыре дня две его пехотные дивизии неожиданно повернули на запад, в сторону станицы Крымская (24 км северо-восточнее Новороссийска), и на юг — на станицу Шапсугскую (25 км восточнее Новороссийска). На новороссийском направлении развернулись ожесточенные бои. Войска Новороссийского оборонительного района были сильно растянуты по фронту, оборона с суши не имела заранее подготовленных оборонительных полос. Особенно слабо были защищены город и порт. Тем не менее части и соединения 47-й армии при поддержке морской пехоты Черноморского флота сдерживали атаки врага, несмотря на его численное превосходство. Однако 23 августа противник приблизился настолько, что обстреливал из орудий город и порт, но не мог сломить сопротивление их защитников.

31 августа соединения немецкой 17-й армии во взаимодействии с румынским кавалерийским корпусом захватили Анапу. К 10 сентября противник занял большую часть Новороссийска, но развить успех дальше он не смог. Не удалось ему использовать и новороссийский порт в качестве базы для своего флота. Советские войска, прочно удерживая восточный берег Цемесской бухты, простреливали ее с горных позиций армейской и морской артиллерией. Не получив здесь решающих результатов, противник продолжал наступать на туапсинском и грозненском направлениях, но успеха так и не добился.

Одновременно с наступлением 1-й танковой и 17-й полевой армий на грозненском и новороссийском направлениях к активным действиям перешел немецкий 49-й горнострелковый корпус. Из района Невинномысска и Черкесска он попытался прорваться к Черноморскому побережью через перевалы Главного Кавказского хребта в направлении на Кутаиси и Сухуми, а затем оказать помощь 17-й армии в продвижении вдоль побережья на Батуми. Начало наступления корпуса было успешным. В первые дни его части заняли ряд населенных пунктов, а 15 августа альпинисты 1-й горнострелковой дивизии захватили Клухорский и Марухский перевалы и на следующий день подняли на вершине Эльбруса два нацистских флага. Но. как пишет в мемуарах генерал-майор Э. Бутлар, «...это был скорее символический акт, не имевший ни тактического, ни тем более оперативного значения».

Угроза захвата Сухуми и выхода немцев к Черноморскому побережью была вполне реальной. 23 августа командующим 46-й армией был назначен генерал К.Н. Лиселидзе, который, выполняя указания Ставки ВГК, направил на перевалы значительную часть подчиненных ему войск. 25 августа противнику удалось захватить перевал Санчаро и, переправившись через реку Бзыбь, подойти к Сухуми на 40 км. Однако большего немцы добиться не смогли. На этом закончился второй этап обороны Кавказа. Несмотря на значительные успехи противника в ходе наступления, ни на одном из трех направлений задача выполнена не была.

В результате Лист был снят с должности командующего группой армий «А» и на его место назначен Клейст. Не принимая никаких доводов, Гитлер требовал немед­ленно возобновить наступательные действия. По этому поводу генерал-фельдмаршал В. Кейтель вспоминал: «Он вбил себе в голову идею: преодолев западные отроги Кавказского хребта, захватить прибрежное шоссе на Черном море; а генералы же не видят достоинств этой тактики и поэтому оппозиционны к ней. О том, что огромные трудности подвоза и снабжения по горным тропам эту операцию исключают, он и слушать не хотел».

Немецкое командование создало сильную группировку на левом фланге 17-й армии (14 дивизий), которая 25 сентября при поддержке 4-го воздушного флота нанесла удар на туапсинском направлении с целью пробиться в Закавказье через западную часть Плавного Кавказского хребта. 3 октября части противника вышли к железной дороге и шоссейным дорогам в районе Хадыженской. 19 октября немцы захватили один из перевалов на пути к Туапсе, однако дальше продвинуться не смогли. Только во второй половине ноября германские войска вновь начали активные боевые действия. Части 17-й армии подошли к Туапсе на 30 км, но это стало пределом их успехов. Ожесточенные бои в западной части Главного Кавказского хребта продолжались до середины декабря. В ходе них соединения Закавказского фронта не только отбили все атаки противника, но и разгромили его ударную группировку.

На восточном крыле Закавказского фронта противник упорно рвался к Грозно­му. 25 октября перешли в наступление крупные силы его 1-й танковой армии, сосредоточенные на нальчикско-Орджоникидзевском напраалении. Цель наступления — прорыв к Грозному, Баку и по Военно-Грузинской дороге к Тбилиси. Захватив Нальчик, враг устремился к армия Закавказского фронта, ослабленная в предыдущих боях, вынуждена была от­ходить к предгорьям Главного Кавказского хребта. Но подошедшая из Северной группы войск 9-я армия 5 ноября остановила наступление немецких танков на подступах к Орджоникидзе, а на следующий день нанесла сильный контрудар. 13-я немецкая танковая дивизия и полк «Гинденбург» были разгромлены. Поражение 1-й танковой армии окончательно вынудило немецкое командование отказаться от прорыва к Грозному и Баку.

В результате Северо-Кавказской операции план «Эдельвейс» потерпел крах. Оборона Кавказа, осуществлявшаяся одновременно и в тесной связи с действиями советских войск под Сталинградом, имела важное стратегическое значение. В конце ноября и в декабре 1942 г., когда Красная Армия повела контрнаступление под Сталинградом, войска Закавказского фронта своими активными действиями сковали немецкую группу армий «А» и не дали противнику возможности усилить за её счёт войска в районе Сталинграда. Твёрдое руководство Ставки, чёткая постановка задач войскам, мероприятия по усилению фронтов способствовали наращиванию сопротивления врагу. За период оборонительных сражений на Кавказе группа армий «А» потеряла свыше 100 тысяч человек. Потери советских войск составили: безвозвратные — около 193 тысяч человек, санитарные — свыше 181 тысячи человек. В обороне Кавказа сражения развернулись по фронту до 1000 км и на глубину до 800 км. Советские войска приобрели большой опыт ведения боевых действий в горно-лесистой местности. Бои в горах велись главным образом за долины, дороги, командные высоты и перевалы; между оборонявшимися на широком фронте частями и подразделениями нередко образовывались большие промежутки. Важную роль сыграли передовые отряды, которые задерживали противника и не допу­скали его к переднему краю обороны, создавая тем самым главным силам условия для организации обороны. Эффективно применялись специальные отряды, действующие в тылу врага. В оборону Кавказа внесли свой вклад стрелковые дивизии войск НКВД, части пограничных войск. Указом Президиума Верховного Совета СССР 1 мая 1944 г. учреждена медаль «За оборону Кавказа», которой награждены участники Северо-Кавказской операции 1942 г.




  1. Олеся

    Как по мне, материал очень сложный для усвоения. Людям вообще сложно разбираться в военных событиях, и поэтому изложение в форме таблицы или какой-нибудь схемы с пояснениями было бы более подходящим. Если такие схемы составить сложно, можно было бы хоть бы разбить материал на подразделы. Зато очень понравилось, что в статье есть подробные выводы, поясняющие, к чему северо-кавказская операция привела.

  2. Rusiwan

    Ошеломляющий успех прорыва немцев к Кавказскому хребту вскружил Гитлеру голову, но закрепиться здесь они не могли по определению.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.