Орловская наступательная операция 1943 года (12 июля—18 августа)


Оборонительное сражение на Курской дуге было ещё в полном разгаре, когда утром 12 июля после мощной артиллерийской и авиационной подготовки перешли в наступление ударные группировки Западного и Брянского фронтов, начав операцию «Кутузов».

Орловский выступ обороняли войска немецких 2-й танковой и 9-й полевой армий группы армий «Центр» (генерал-фельдмаршал Г. Клюге). В их составе имелось 37 дивизий (в том числе восемь танковых и две моторизованные), насчитывавших около 600 тысяч человек, свыше 7 тысяч орудий и миномётов, около 1,2 тысячи танков и штурмовых орудий и более 1,1 тысячи самолётов. Противник занимал глубоко эшелонкропанную и заблаговременно подготовленную оборону с развитой системой полевых укреплений и заграждений.

К проведению Орловской наступательной операции привлекались из состава Западного фронта (генерал-полковник В.Д. Соколовский) 11-я гвардейская и 50-я общевойсковые армии, часть сил 1-й воздушной армии, а также 1-й и 5-й танковые корпуса; Брянский фронт (генерал-полковник М.М. Попов), имевший в составе 3, 61, 63-ю общевойсковые и 15-го воздушную армии, 1-й гвардейский и 20-й танковые корпуса. Затем к операции должны были подключиться основные силы Цент­рального фронта (генерал армии К.К. Рокоссовский) — 48, 13, 70-я общевойсковые, 2-я танковая и 16-я воздушная армии, 9-й и 19-й танковые корпуса. Всего в этой группировке советских войск насчитывалось около 1,3 млн человек, свыше 21 тысячи орудий и миномётов, 2,4 тысячи танков И САУ, свыше 3 тысяч самолётов.

Замыслом операции предусматривалось четырьмя ударами по сходящимся направлениям на Орёл с севера, востока и юга расчленить группировку противника и разгромить её по частям. Войска Западного фронта наносили главный удар своим левым крылом. Им предстояло сначала во взаимодействии с войсками Брян­ского фронта окружить и уничтожить Болховскую группировку противника, при­крывавшую с севера основные силы немецко-фашистских войск на орловском плацдарме. Затем, наступая в южном направлении, на населенный пункт Хотынец, они должны были отсечь пути отхода на запад орловской группировке врага к вместе с войсками Брянского и Центрального фронтов уничтожить её.

Брянский фронт наносил главный удар левым крылом в общем направлении на Орёл, а частью сил наступал на Волхов. Войска Центрального фронта получили задачу нанести удар правым крылом в общем направлении на Кромы. Затем, развивая успех в северо-западном направлении, они должны были охватить орловскую группировку противника с юго-запада и завершить её уничтожение во взаимодействии с Брянским и Западным фронтами.

Сосредоточение войск, боевой техники и все другие мероприятия были осуществлены фронтами заблаговременно. Особое внимание уделялось массированию сил и средств на направлениях главных ударов. Необходимость этого обусловливалась задачей прорыва мошной, глубокоэшелонированной обороны противника, с которой советские войска, по существу, столкнулись впервые в войне. Серьёзным препятствием для наступающих советских войск являлось большое количество рек, оврагов и балок, что затрудняло применение крупных танковых сил и осложняло задачу развития тактического успеха в оперативный. Важное значение имело и то обстоятельство, что противник располагает таким крупным узлом шоссейных и железных дорог, как Орёл, что обеспечиваю ему возможность широкого оперативного манёвра во всех направлениях.

В этих условиях командирам и штабам пришлось во многом по-новому решать вопросы эшелонирования войск, применения танков, артиллерии и авиации. Основное внимание было сосредоточено на создании глубокого построения боевых порядков соединений и высоких оперативных плотностей. Так, 11 -я гвар­дейская армия, действовавшая на направлении главного удара Западного фронта, должна была наступать в полосе 36 км. При этом её основные силы и средства сосредоточивались на участке прорыва шириной 14 км, а на остальном фронте оборонялась лишь одна стрелковая дивизия. Армия имела оперативное построение в один эшелон с выделением общевойскового резерва (одна стрелковая дивизия). Но стрелковые корпуса (их в армии было три) имели боевой порядок в два — три эшелона, а стрелковые дивизии, кроме фланговых, — в один эшелон. Плотности артиллерии на участке прорыва превышали 200 орудий и миномётов на 1 км фронта. Армия получила на усиление два танковых корпуса, четыре танковых бригады, два танковых и два сахшходно-артиллерийских полка. Танковые корпуса составляли подвижную группу армии, а бригады и полки выделялись для непосредственной поддержки пехоты (НПП). Всего танков НПП в 11-й гвардейской армии насчитывалось до 250. Их средняя плотность составляла 14 танков на 1 км фронта. Такое построение войск и их оперативно-тактическое применение, как считало командование армии, обеспечивало быстрое наращивание усилий при прорыве обороны противника и развитие успеха в его оперативной глубине. Во время подготовки операции разведка, организация взаимодействия, мероприятия по оперативной маскировке и инженерному обеспечению были проведены с большим искусством. Тыл обеспечил войска всем необходимым для проведения крупной наступательной операции.

В результате умелого и решительного массирования сил и средств советскому командованию удалось добиться на основных направлениях превосходства над противником: в людях — в 2; по орудиям и миномётам — в 3; в танках — в 2 и в авиации — почти в 3 раза. Но это было незначительное превосходство для наступающей стороны.

12 июля перешли в наступление 11-я гвардейская армия (генерал-лейтенант И.Х. Баграмян) Западного фронта и войска Брянского фронта. Противник, подавленный огнём нашей артиллерии и ударами авиации, не смог первое время оказать сколько-нибудь серьёзного сопротивления. В полосе наступления Западного фронта советское командование использовало новый приём: наступление началось не после артиллерийской и авиационной подготовки, как это обычно практиковалось, а в ходе её, что ошеломило врага. Однако он постепенно оправился от замешательства и стал оказывать упорное сопротивление. По всему фронту развернулись ожесточённые бон. Тем не менее уже спустя час после перехода войск в наступление, дивизии первого эшелона 11-й гвардейской армии (11 стрелковых дивизий) под прикрытием огневого вала и при массированной поддержке штурмовой авиации прорвали первую позицию главной полосы обороны противника. Это явилось с Игнатом для ввода в бой передовых отря­дов — танковых бригад с десантом пехоты. Темпы наступления сразу выросли. К середине дня части 8-го (генерал-майор П.Ф. Малышев) и 16-го (генерал-майор А,В. Лапшов) гвардейских стрелковых корпусов прорвали вторую позицию противника. Наращивая силу удара, командующий армией И.Х. Баграмян ввел в сражение на Болховском направлении 5-й танковый корпус (генерал-майор М.Г. Сахно). Вместе с 83-й гвардейской стрелковой дивизией (генерал-майор Я.С. Воробьёв) корпус завершил прорыв главной полосы вражеской обороны и стал продвигаться ко второй полосе.

К этому времени противник уже полностью успел прийти в себя, его сопротивление резко возросло. Из Жиздры к участку прорыва выдвигалась немецкая 5-я танковая дивизия. К исходу дня 12 июля почти во всей полосе наступления войска 11-й гвардейской армии вклинились в оборону противника на 8 — 10 км, а её танковые части подошли ко второй оборонительной полосе врага. Боевые действия продолжались и ночью. Особенно успешно действовал передовой отряд 5-го танкового корпуса, которым командовал майор С.И. Чубуков. Под покровом ночи он форсировал реку Вытебеть, овладел сильно укреплённым районным центром Ульяново. а затем атаковат и разгромил штаб пехотной дивизии.

С утра следующего дня армия продолжала наступление. Наращивая силу удара, командующий 1 1-й гвардейской армией ввел в сражение 1-й танковый корпус (генерал-лейтенант В.В. Бутков). Почти сразу он был контратакован подошедшей 5-й немецкой танковой дивизией. В завязавшемся встречном танковом бою противник был разбит и отброшен. Это позволило войскам 11-й гвардейской армии к середине дня 13 июля прорвать в центре вторую полосу обороны, а к исходу дня вклиниться на 20—25 км в глубину. Однако на флангах продвижение замедлилось.

13 июля перешла в наступление 50-я армия (генерал-лейтенант И.В. Бодлин) Западною фронта. Тем временем от разведки поступили данные о том, что про­тивник перебрасывает к участку прорыва две танковые дивизии 9-й армии. Туда же из Орла выдвигалась 25-я моторизованная дивизия. Утром 14 июля после артиллерийского налёта и ударов авиации противник в районе Узкое нанёс контрудар по войскам 11-й гвардейской армии, атаковав сё 5-й танковый, 8-й и 36-й гвардейские стрелковые корпуса. Завязались тяжёлые бои.

В это время на хотыненком направлении 16-й гвардейский стрелковый корпус, почти не встречая сопротивления, к исходу 14 июля продвинулся на юг на 45 км. Чтобы развить достигнутый успех, командующий 11-й гвардейской армией усилил корпус Одной стрелковой дивизией, а затем ввел в сражение в ею полосе только что прибывший в состав армии 25-танковый корпус (генерал-майор Ф.Г, Аникушкин). К 19 июля глубина вктпнения здесь достигла 70 км, передовые части подошли к Хотьпшу. Главные силы 11-й гвардейской армии, отразив контр­улар врага в районе Узкое, в котором участвовали семь немецких дивизий, в том числе три танковые, вышли к этому времени на рубеж, проходивший в 12—16 км северо-западнее и юго-западнее Волхова.

Наступление войск Брянского фронта развивалось в более сложной обстанов­ке. 61-я армия (генерал-лейтенант П.А. Белов) в итоге двухдневных боев смогла лишь вклиниться в оборону противника на глубину 5—8 км. Стремясь во что бы то ни стаю удержать Волхов, противник спешно подтягивал к нему войска с других участков фронта. Бои были настолько ожесточенными, что многие населённые пункты и важные высоты не раз переходили из рук в руки. Такая же напряжённая обстановка сложилась и в полосах 3-й и 63-й армий, наступавших на орловском направлении. Лишь к концу первой недели операции 61-й армии совместно с 20-м танковым корпусом (генерал-лейтенант И.Г. Лазарев) удалось прорвать оборону противника, продвинуться на глубину до 20 км и охватить Волхов с севера и востока, находясь от него в 5— 12 км.

На орловском направлении войска 3-й (генерал-лейтенант А.В. Горбатов) и 63-й (генерал-лейтенант В.Я. Колпакчи) армий к 16 июля прорвали оборону противника и продвинулись на глубину 17-22 км. Их успех во многом был обеспечен благодаря вводу в сражение 1-го гвардейского танкового корпуса (генерал-майор М.Ф. Попов). Однако вскоре их наступление было остановлено подошедшими резервами противника.

Встревоженное неблагоприятным развитием событий немецко-фашистское командование приказало своим войскам во что бы то ни стало отразить наступление Красной армии. Взбешённый неудачами Гитлер снял с должности командующего 2-й танковой армией генерал-полковника Р. Шмидта, не сумевшего предотвратить глубокие прорывы советских войск на трёх участках своего фронта. 2-я танковая армия была оперативно подчинена командующему 9-й полевой армией генерал-полковнику В, Моделю. Последний принял срочные меры для усиления обороны на северном и восточном фасах орловского плацдарма. Несколько дивизий из 9-й армии были спешно переброшены на север. Этим не замедлили воспользоваться войска Центрального фронта. 15 июля они перешли в контрнаступление, нанеся удар по орловской группировке противника с юга. Сломив сопротивление серьёзно ослабленной 9-й немецкой армии, войска Центрального фронта через три дня полностью восстановили положение, занимаемое до начала оборонительного сражения.

Тем временем советские войска продолжали развивать достигнутый успех. От­разив контрудар противника, 11-я гвардейская армия глубоко охватила с запада Болховскую группировку врага. Над важнейшей коммуникацией гитлеровцев — железнодорожной магистралью Орёл — Брянск — нависла серьёзная угроза. Стремясь любой ценой удержать в своих руках орловский плацдарм, командование группы армий «Центр» направило в район Орла новые подкрепления, С 12 по 18 июля на усиление 2-й танковой армии прибыли 12 дивизий, в том числе семь танковых и одна моторизованная. Но неприятелю удалось лишь несколько замедлить темпы наступления наших войск, остановить их он не смог.

Наращивая силу удара, 19 июля советское командование ввело в сражение из стратегического резерва в полосе Брянского фронта 3-ю гвардейскую танковую армию (генерал-лейтенант П.С. Рыбалко), которая к исходу дня вместе со стрелковыми соединениями прорвала тыловой оборонительный рубеж противника на реке Олешня и продвинулась западнее её на 8—10 км. При этом наши танковые соединения понесли большие потери и во многом утратили ударные возможности. 20 июля из резерва Ставки ВГК на стыке 50-й и 11-й гвардейской армий была введена в сражение 11 -я армия (генерат-лейтенант И.И. Федюнинский), а 26 июля в районе Волхова — 4-я танковая армия (генерал-лейтенант В.М. Баданов). 20—30 июля на всех направлениях шли ожесточённые бои. Противник предпринял сильные контратаки. Ему удалось остановить наступление 4-й танковой армии и отбросить соединения 11-й гвардейской армии от железной дороги Брянск — Орел. Переброшенная на усиление войск правого крыла Центрального фронта 3-я гвардейская танковая армия не оказала заметного влияния па темпы их наступления. Только 27 июля войска фронта при мощной поддержке авиации 16-й воздушной армии (генерал-лейтенант авиации СИ. Руденко) прорвали промежуточный оборонительный рубеж противника и продвинулись на глубину до 40 км.

К концу июля, наконец, завершилась длительная и упорная борьба в районе Волхова. Под ударами советских войск 27 июля начала отход бодховская группировка немецко-фашистских войск. Её составляли главные силы 2-й немецкой танковой армии — 53-й и 55-й армейские корпуса, в составе которых, кроме пехотных дивизий, действовали также три танковые и одна моторизованная дивизии. Но отступить организованно врагу не удаюсь. Наступавшие на Волхов с разных направлений войска 11-й гвардейской, 61-й и 4-й танковой армии разгромили прикрывавшие отход его главных сил соединения и 28 июля освободили Волхов, что предопределило поражение всей орловской группировки немецко-фашистских войск.

Начало августа ознаменовалось ожесточённой борьбой на подступах к Орлу, превращенному гитлеровцами в мощный узел сопротивления. К этому времени для более тесного взаимодействия наступавших на Орёл войск Ставка ВГК передала левофланговые армии Западного фронта (11-ю гвардейскую и 11-ю общевойсковые, 4-ю танковую армии) в состав Брянского фронта. Преодолевая упорное сопротивление противника, советские войска настойчиво продвигались вперёд. Брянский фронтте врага восточнее и севернее Орла, а соединения правого крыла Центрального фронта продвигались к городу с юга.

Не менее ожесточённые бои с первых же дней операции развернулись и в воздухе. Действия советских лётчиков отличались отвагой, высоким воинским мастерством и решительностью. Тесно взаимодействуя с наземными войсками, 1-я (генерал-лейтенант авиации М.М. Громов), 15-я (генерал лейтенант авиации Н.Ф. Наумснко) и 16-я воздушные армии в напряжённой борьбе нанесли большие потери фашистской авиации и, захватив прочное господство в воздухе, сыграли большую роль в успешном исходе наступательной операции. Все дороги, по которым немецкие войска отходили на запад, были буквально усеяны разбитыми и сожжёнными автомашинами, танками, другой техникой. Плечом к плечу с советскими лётчиками в те дни в небе Орловщины сражались лётчики-добровольцы французской эскадрильи «Нормандия», сбившие 33 немецких самолёта.

Отступая под мощными ударами советских войск, враг уничтожал на русской земле всё, что только можно было уничтожить. Осуществлялась принятая нацистским руководством Третьего рейха тактика «выжженной земли». Население угонялось в фашистское рабство. В ответ на зверства врага лишь выше вздымалась волна священной ненависти к захватчикам, нарастала мощь ударов советских воинов. Многие тысячи героических подвигов были совершены ими в те дни на орловской земле. Всё больший размах получала борьба в тылу врага. В июле 1943 г. партизаны развернули активные действия на его коммуникациях. По разработанному Центральным штабом партизанского движения плану они начали крупную операцию по выводу из строя железных дорог, вошедшую в историю под названием «Рельсовая война, которая сыграла большую роль в успешном исходе операции «Кутузов». Свобода манёвра противника резервами в результате выхода из строя многих участков железных дорог была существенно ограничена.

Ненастная погода (сильные проливные дожди) и сплошные минные поля не помешали передовым частям 3-й и 63-й армий в ночь на 4 августа вплотную подойти к Орлу. Старинный русский город предстал перед ними охваченный дымом пожарищ, сотрясаемый взрывами. Советские воины устремились на штурм Орла. Первыми ворвались в него части 5-й (полковник П.Т. Михалицин), 129~й (полковник И.В. Панчук). 380-й (полковник А.Ф. Кустов) стрелковых дивизий и 17-я гвардейская танковая бригада (полковник Б.В. Шульгин). Завязались упорные уличные бои. Они шли за каждый квартал, каждую улицу, каждый дом и продолжались весь день 4 августа. Только к вечеру наши войска вышли к реке Ока и приступили к её форсированию. Ночью бои гремели уже в западной части города. Ворвавшиеся в Орёл с севера и северо-восто­ка части 289-й и 308-й стрелковых дивизий окончательно сломили ожесточённое сопротивление врага. На рассвете 5 августа Орёл был полностью освобождён от немецко-фашистских захватчиков. Население города с радостью приветствовало своих освободителей. За мужество и героизм, проявленные в боях за Орёл, девять частей и соединений Брянского фронта были удостоены почетного наименования Орловских.

6 августа Ставка ВГК поставила Брянскому фронту задачу сосредоточить усилия на овладении населенным пунктом Хотынеи и городом Карачевом. Центральный фронт получил задачу уничтожить противника, отходившего на юго­запад от Орла. Немецко-фашистские войска тем временем, сократив линию фронта, уплотнили свои боевые порядки и оказывали сильное сопротивление на промежуточных рубежах. Однако положение вражеской группировки западнее Орла серьезно осложнилось после того, как 7 августа севернее орловского выступа перешли в наступление главные силы Западного, а затем и Калининского фронта. Командованию вермахта пришлось снять с орловского выступа 13 дивизий и в срочном порядке перебросить их на смоленско-рославльское направление. Сопротивление противника на орловском плацдарме заметно ослабло. 9 августа 11-я гвардейская и 4-я танковая армии завязали бои за Хотынец и утром 10 августа овладели им. Ожесточённые бои развернулись на подступах к Карачеву. Под угрозой окружения противник 15 августа был вынужден оставить этот город. 17—18 августа советские войска вышли к передовым позициям заранее подготовленного немцами оборонительного рубежа «Хаген» и были остановлены на линии восточнее Людинова, Брянска, западнее Дмитровска-Орловского. Здесь они временно перешли к обороне с целью подготовки к новой наступательной операции.

Орловская наступательная операция завершилась разгромом мошной группировки немецко-фашистских войск, нацеленной на Курск с севера. В ходе контрнаступления советские войска прорвали сильную глубокоэшелонированную оборону противника и продвинулись в западном направлении на глубину до 150 км. Были разгромлены 15 немецких дивизий (в том числе три танковые). За время операции противник потерял только убитыми около 90 тысяч человек, более 1,4 тысячи самолётов и большое количество другой боевой техники и вооружения. Дорогую иену за одержанную победу пришлось заплатить и советским войскам. Людские потери трёх фронтов в ходе Орловской наступательной операции составили 430 тысяч человек (в том числе безвозвратные — свыше 112 тысяч человек). Было потеряно также около 900 орудий и миномётов, более 2,5 тысячи танков и САУ, свыше 1 тысячи самолётов. И всё же орловский плацдарм врага, этот «кинжал, нацеленный в сердце России», как расценивало его командование вермахта, был ликвидирован.




  1. bcnjhbr

    3-ей армии генерала Горбатова предписывалось планом вспомогательная роль в наступлении на Орел. Командарм настоял на том, чтобы его войскам выделили полосу и поддержку танковым корпусом генерала Попова. С незначительными заминками планы Горбатова оправдались.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.