Горлицкий прорыв 1915 года


В начале 1915 года немецкое командование решило перебросить большее число войсковых частей с Западного фронта на Восточный, в надежде скорейшего выведения из войны основного противника Германии на этом направлении – России. Операция была назначена на весну 1915 года и согласно плану немецкие армии должны были нанести несколько мощных молниеносных ударов из Восточной Пруссии и Галиции по русским войскам, прорвать их оборону и, взяв в кольцо зажать на Варшавском направлении, приведя, в конечном счете, к гибели.

Восточный фронт предполагалось прорвать на его южном фланге, предположительно между Вислой и Карпатами, в районе Горлице, где по расчетам немецкого командования количество русских войск было минимальным, так как большая их часть все еще находилась в Карпатах. Кроме того, никакие природные низменности, или возвышенности, помимо рек Вислоки и Сан препятствий к планируемому прорыву не создавали.

Провести важную операцию поручили 11-й немецкой армии под командованием генерала Макензена, состоявшей из 10 пехотных и 1 кавалерийской дивизий, а также 4-й австро-венгерской армии под руководством эрцгерцога Иосифа Фердинанда, в составе 6 пехотных и 1 кавалерийской дивизий. Общее командование было поручено немцам, которых в случае необходимости должна была на юге поддержать 3-я австро-венгерская армия, а на северо-западе корпус немецких войск под управлением генерала Войрша.

Объединенные австро-немецкие войска должны были прорвать позиции на Юго-Западном фронте вблизи Горлице — Громник и уничтожить тем самым 3-ю русскую армию генерала Радко-Дмитриева, начав наступление на Перемыщь и Львов, оказавшись в тылу у русских.

Для организации прорыва в направлении Горлице были посланы лучшие солдаты и офицеры немецкой армии в количестве 126 тысяч человек, 457 легких и 159 тяжелых орудий, практически сотни минометов и более двух с половиной сотен пулеметов. Вооружение это по тем временам было более чем серьезным, для оснащения им армии были подключены большая часть резервов, некоторые из которых были отозваны из-под Марны, где произошло не менее важное сражение, проигранное немцами, как раз из-за уже отмеченного отзыва резервов.

Успех дела, благодаря такой тщательной подготовке был предрешен, чему немало способствовало еще и то, что несмотря на донесение разведки русский штаб не спешил начать подготовку к организованному отпору. Русские войска под командованием генерала Иванова оказались совершенно неготовыми к наступлению, будучи растянутыми на 600 километров, достигнув границы с Румынией. Командование рассчитывало завершить вначале Карпатскую операцию, и только потом уделить внимание готовящемуся прорыву, выделив для его подавления достаточное количество солдат.

Естественно, что немецкое командование с планами противника считаться не собиралось и потому к моменту прорыва на этом участке фронта сосредоточилось практически вдвое большее количество солдат и вооружения, нежели имелось у русских, в распоряжении которых было всего 5 дивизия, то есть около 60 тысяч человек, 145 легких и тяжелых орудий и всего 100 пулеметов, о наличии минометов речи не шло. Таким образом, численность немецких и австрийских армий вдвое превосходила количество русских, что русское командование почему-то в серьезности предпринятой немцами операции не убедило.

Имея достаточное количество солдат для обороны, русские не могли рассчитывать на большое число снарядов, в день одна батарея могла делать не более 10 выстрелов, что было не достаточным ни для подавления огневой мощи врага, ни для подавления его пехоты и других войск, неумолимо отодвигающих позиции русских вглубь фронта.

Наступление немецких войск началось 2 мая утром, с артиллерийского обстрела, длившегося более 13 часов. Первая линия обороны русской армии была практически снесена, но оставшиеся части заняли оборону и попытались отбить противника, что на большей части фронта вполне удалось. В итоге стремительное наступление, планируемое немецким командованием, перешло в медленное и постепенное оттеснение русских на отдельных участках линии обороны, длившееся не менее 2-х дней.

4-го числа немецким частям все же удалось пробить героическую оборону русских солдат, которые фактически остались с наступающими частями один на один, лишенные резервов и вооружения, ни генерал Иванов, видевший в наступлении на Горлице всего лишь отвлекающий маневр, ни командующий Радков-Дмитриев, о подаче подкрепления не позаботились. К 6-му дню наступления, то есть к 8 мая, немецкие войска продвинулись на 40 километров вглубь русских позиций, в результате чего русские были вынуждены начать отступление, 15 мая, закрепившись на новых позициях у Ново-Място, Сандомира, Перемышля и Стрый.

Фактически прорыв немецких войск у Горлице был завершен. Немецкие войска продвинулись далее на северо-восток и зашли русским армиям в тыл, взяв под свой контроль 3 июня Перемышль, а 22 июня Львов, вынудив тем самым еще более отступить русские части и в середине июня полностью оставить не только территорию Галиции, но и Польши, о чем поступило соответствующее распоряжение из ставки.

Карпатская операция оказалась под угрозой полного провала, точно также как и действия всех русских армий в этом регионе, до этого весьма успешные и не встречавшие серьезных препятствий.

Командование надеялось таким способом избежать полного окружения, запастись резервом и вооружением, а затем взять реванш, на что, впрочем, рассчитывать не приходилось, так как Горлицкий прорыв по-мнению историков свел на нет все успехи русской армии, одержанные ею в 1914 году, и освободил несколько немецких дивизий для переброски их на другие участки фронта.

Следует отметить, что главная трагедия неудачи на Горлице состояла вовсе не в том, что немецкие и австрийские армии были превосходящими по численности, а в полной глупости и безответственности русского командования, решившего вопреки всем поступающим в ставку сообщениям.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.