Развитие советского общества в условиях НЭПА


Исторический опыт нэпа приобрел в современных условиях особую актуальность как пример эффективного выхода из тяжелой экономической разрухи путем организации государственно-регулируемой многоукладной экономики с развитыми товарно-денежными отношениями. Интересен он и в качестве ранней ступени социализма, где сочетаются разные формы собственности в обществе, еще сохраняющем разнородную классовую структуру и развивающимся по социалистическому пути при руководящей роли рабочего класса. Опыт нэпа успешно используется ныне в Китае и Вьетнаме.

Экономический подъем на основе государственно-регулируемой многоукладной экономики

Резкий поворот к товарно-денежным отношениям, освобождение крестьян от продразверстки, переход к продовольственному, а затем и денежному налогу с крестьян, стабилизация денежной системы, передача мелких и средних предприятий частным владельцам, перевод крупных госпредприятий на хозрасчет и объединение их в тресты, развитие частной торговли — все это дало энергичный толчок производству товаров народного потребления и общему подъему экономики.

Инициатива и предприимчивость как товаропроизводителей, так и торговцев увеличивали товарооборот, рынок насыщался товарами. Быстро развивались производственные и потребительские кооперативы, особенно на селе. Ежегодное планирование учитывало реальную экономическую ситуацию. Государственные предприятия и госторговля во многом регулировали цены и товарооборот.

Командные высоты и решающие отрасли хозяйства (крупная промышленность, земля, банки, транспорт, внешняя торговля) оставались в руках государства. В аренду частным предпринимателям сдавались мелкие и средние предприятия, производящие в основном потребительские товары (арендодателями выступали ВСНХ и местные СНХ), на них производилось 3 % валовой продукции промышленности. Другой капиталистической формой были концессии. Они занимали значительное место в отношениях государства с иностранным капиталом. Государство предоставляло предприятия или территорию для разработки ее природных ресурсов и осуществляло контроль за их использованием, не вмешиваясь в хозяйственные и административные дела. Концессии облагались теми же налогами, что и госпредприятия. Часть полученной продукции отдавалась в качестве платы государству, другая часть могла реализовываться за рубежом. Работали ярмарки, торговые выставки и биржи, формировалась сеть госторгов и смешанных торговых обществ. Большое развитие получила потребительская кооперация, охватившая своей сетью всю страну. Быстро сложилась в целом эффективная государственно-регулируемая экономика мно­гоукладного хозяйства со значительной долей государственного сектора. Созданная впервые в мире, она имела не только национальный характер в конкретно-исторической ситуации России, но и отражала общецивилизационную тенденцию современного уровня экономики.

Переход от продразверстки к налогу способствовал подъему сельскохозяйственного производства, а развитие торговли обеспечило экономические связи деревни с городом, сельского хозяйства с поднимающейся промышленностью. Так была решена главная задача нэпа — смычка города с деревней как экономическая основа союза рабочего класса и крестьянства.

Большую роль в подъеме экономики и развитии внешней торговли сыграла реформа финансовой системы. В ноябре 1921 г. открылись Государственный банк РСФСР и специализированные банки. Устанавливаются жесткие кредитная и налоговая системы. 70 % всей прибыли промышленных предприятий отчислялось в казну, сельхозналог составлял в среднем 5 %. Основной подоходный налог платили все граждане, кроме чернорабочих, поденщиков, государственных пенсионеров, рабочих и служащих с зарплатой меньше 75 руб. в месяц (прожиточный минимум). Прогрессивный налог платили те, кто получал дополнительную прибыль (нэп­маны, частнопрактикующие врачи, адвокаты и т. п.). Существова­ли и косвенные налоги. В течение 1922 — 1924 гг. стабилизирована денежная система на основе введения золотого червонца. Советский червонец стал самой твердой валютой в мире, что способствовало авторитету СССР на международной арене и расширению государственной внешней торговли.

Вместе с экономической реформой проходила военная реформа и шло интенсивное сокращение госаппарата, разбухшего за годы «военного коммунизма». К февралю 1923 г. армия с 5 млн была сокращена до 600 тыс., создавались территориальные формирования на милиционной основе. Если реформа в армии проходила быстро, то сокращение аппарата тормозилось, а численность его даже иногда возрастала. Это вызывало необходимость ежегодных проверок и административных мер по сокращению численности государственных служащих. Проблема совершенствования государственного аппарата сохранялась острой, он во многом оставался еще дореволюционным, старый российский бюрократизм трудно изживался, что снижало гибкость и оперативность советского государственного управления.

В целом все экономические уклады способствовали быстрому подъему народного хозяйства и росту жизненного уровня населения, что, в свою очередь, стимулировало хозяйственную деятельность. Но достижение пропорционального развития промышленности и сельского хозяйства в многоукладной экономике шло непросто. Первый «хлебный кризис» из-за «ножниц цен» в 1923 г. ликвидирован принятыми государством мерами по ценообразованию, товарооборот между городом и деревней нормализовался. Причиной «ножниц цен» был переход к индустриализации, потребовавший значительных капиталовложений, что вызвало повышение цен на промышленные товары.

К концу 1925 г. уровень промышленного производства за 4 года достиг ¾ от уровня 1913 г., а темпы роста превзошли довоенные российские и западноевропейские. Быстро развивалось и сельское хозяйство. К 1925 г. валовой сбор зерновых увеличился за 4 года в 2 раза, превысив уровень 1913 г. Кооперацией различных форм было охвачено 5 млн хозяйств, появились добровольные сельскохозяйственные артели (колхозы) из крепких единоличных хозяйств. В целом за 4 года нэпа (1921 — 1925) страна восстановила экономику, почти достигнув довоенного уровня производства. Восстановительный этап развития советского общества был успешно выполнен, но он создал лишь исходные позиции для социалистического развития. Нэп, как говорил Ленин, был «всерьез и надолго», но «не навсегда».

Социальное развитие общества в условиях нэпа

Подъем экономики позволил существенно улучшить условия жизни трудящихся. Реальная заработная плата рабочих стала выше довоенной. Потребление продовольствия в стране превысило довоенный уровень, особенно в деревне. Впервые в истории России деревня питалась лучше города. В городах сократилась безработица, ликвидирована массовая беспризорщина (чем активно занималась ВЧК во главе с Дзержинским), бандитизм и общая преступность резко снизились. Грамотность населения возросла с 32 % в 1920 г. до 40 % в 1926 г.

Революция и Гражданская война резко изменили социальную структуру общества и общественное положение различных классов. Класс помещиков, крупная буржуазия, дворянское сословие исчезли, большинство представителей этих классов эмигрировали за границу, а оставшиеся на родине скрывали свое происхождение и приспосабливались к новым условиям, поступая на службу в госучреждения, сферу науки, культуры, образования. Духовенство, преследуемое за борьбу с Советской властью и по идейным мотивам, резко сократилось численно и перестало быть социально-значимой группой. Старое чиновничество (среднее и мелкое) в основной массе работало в государственном аппарате, где необходим опыт управленческого труда. К 1920 г. в составе населения рабочие составляли 11,3 %, крестьяне и мелкая буржуазия города — 72, служащие — 5,7, представители эксплуататорских классов —11%.

Буржуазная интеллигенция, в большинстве своем не принявшая революцию, в значительной массе также эмигрировала за рубеж, создав там вместе с представителями бывших господствующих классов значительную русскую диаспору, враждебную Советской России. Часть интеллигенции, враждебной Советской власти, не смогла эмигрировать и составила глухую оппозицию внутри страны. Но в стране была революционная интеллигенция, вставшая в ряды за­щитников Советской власти и строителей нового общества, а также значительный слой беспартийной патриотической интеллигенции, считавшей своим долгом служить родине и народу. Именно эти слои и составили ядро новой советской интеллигенции — интеллигенцию первого эшелона в формирующемся советском обществе. Среди них всемирно известные ученые И. Павлов, А. Карпинский, Н. Гамалея, В. Бехтерев, А. Крылов, К. Тимирязев, И. Мичурин, К. Циолковс­кий, Н. Жуковский, Н. Кондратьев, А. Чаянов и другие; писатели и поэты М. Горький, В. Брюсов, В. Маяковский, А. Серафимович и другие; артисты и режиссеры М. Ермолова, В. Качалов, А. Нежданова, Л. Собинов, К. Станиславский.

Основную роль в этот период играл рабочий класс, который отдал наиболее грамотные и общественно-активные силы в госап­парат, Красную Армию и в руководящие хозяйственные органы. В среде крестьянства значительно вырос средний слой — середняк, а за годы Гражданской войны существенно сократилось кулачество (с 15 % в 1913 г. до 3 % в 1920 г.).

Оживление частного сектора в условиях нэпа усилило социальное неравенство. Новые буржуа — «нэпманы» — быстро обогащались и вели вызывающе расточительный образ жизни, возрождая дореволюционные нравы, как бы бросая вызов трудящимся: «Это вам не 18-й год!» На селе вновь увеличивается численно и набирает социальную силу кулачество (к 1925 г. оно увеличилось на 1/3). Весь мелкотоварный уклад стал своеобразным резервом и источ­ником возрождения капиталистических экономических и общественных отношений. У революционной части рабочего класса и крестьянства, прошедших Гражданскую войну, «гримасы нэпа» вызывали горький вопрос: «За что боролись?» Среди буржуазных слоев и интеллигенции (как эмигрантской, так и оставшейся в России) появились надежды на реставрацию капитализма «де-фак­то» внутренними силами, поддерживаемыми международным капиталом («Запад нам поможет»). На перерождение советского строя рассчитывали и руководители эмигрантских центров за рубежом, и политические круги западных держав.

Начало социалистической индустриализации. Усиление противоречий нэпа

Создание мощной современной индустриаль­ной базы составляло основное условие не только социалистического строительства, но и самого существования СССР во враждебном капиталистическом окружении. Основные направления экономического развития страны разрабатывались советскими учеными под руководством СНК уже в годы Гражданской войны. В ленинской концепции строительства социализма индустриализации страны уделялось центральное место как основе роста производительности труда, без чего победа нового общественного строя невозможна. Первый план развития народного хозяйства был разработан еще в 1920 г. под руководством В. И. Ленина — план ГОЭЛРО. В нем предусматривалась не просто электрификация, а перевод экономики на ее основе на интенсивный путь развития во всех отраслях. Главная задача — обеспечение быстрого роста производительности труда при наименьших затратах материальных и трудовых ресурсов и создание производственной базы для социалистических производственных отношений.

В течение 10 лет предполагалось почти удвоить промышленное производство при увеличении численности рабочих всего на 17 %. Планировалось построить 30 крупных электростанций, обеспечить первоочередное развитие отраслей, призванных ускорить технический прогресс во всей экономике. В сельском хозяйстве намечалось увеличение посевных площадей, механизация, мелиорация и ирригация, подъем культуры земледелия, развитие кооперации. Для планового руководства экономическим развитием в 1921 г. был создан Государственный плановый комитет (Госплан), при губернских и областных исполкомах — плановые комиссии, а в наркоматах и ведомствах — специальные плановые органы. К 1925 г. энергетическое строительство обеспечило увеличение выработки электроэнергии в 6 раз. Были восстановлены старые электростанции и построены новые — Каширская, Шатурская, Кизеловская, Нижегородская и др. Планово развивались и другие отрасли промышленности.

Восстановительный период был завершен. Перед руководством страны встала проблема выбора пути дальнейшей индустриализации страны, которая решалась на очередном XIV съезде ВКП(б) (декабрь 1925 г.). На нем принят курс на быстрое развитие тяжелой индустрии, крупной машинной социалистической промышленности, способной вооружить все остальные отрасли новейшей техникой и перестроить сельское хозяйство на социалистической основе. Это должно было обеспечить превращение страны из аграрной в индустриальную, из «страны, ввозящей машины, в страну, производящую машины», способную обеспечить свою защиту. Социалистическая индустриализация служила ключом к реконструкции всего народного хозяйства, условием роста рабочего класса и укрепления его союза с крестьянством, производственной смычки города и деревни. Развитие современной индустрии во всех республиках и национальных районах укрепляло единство СССР на экономической основе.

Индустриализация страны отражала общецивилизационный процесс перехода в индустриальное общество. Россия переживала очередной в ее истории третий период модернизации общества, но уже на принципиально новой социально-политической основе, в новой общественно-экономической формации. Процесс социалистической индустриализации коренным образом отличался от индустриализации европейских капиталистических стран. Запад прошел индустриализацию за 100 — 150 лет с большими социальными лишениями для крестьянства и рабочего класса, но они были растянуты на несколько поколений. Капиталы наращивались за счет первоочередного развития легкой промышленности, за счет ограбления колоний и «периферии». В царской капиталистической России начавшаяся индустриализация шла в значительной степени с использованием иностранных капиталов и кабальных займов, что привело к иностранной зависимости и завело страну в исторический тупик.

Индустриализация в СССР проходила в сложной международной обстановке и требовала сжатых сроков строительства новых отраслей индустрии, без притока иностранных капиталов, без колониальной эксплуатации народов, которой при социализме не могло быть. Основным источником строительства были внутренние ресурсы, режим строжайшей экономии и творческие силы народа. Государственная собственность на средства производства и монополия внешней торговли позволяли использовать доходы государства для строительства и реконструкции промышленных предприятий.

В апреле 1926 г. на пленуме ЦК были определены конкретные источники индустриализации, руководство страны обратилось с призывом к народу установить строжайший режим экономии, чтобы увеличить накопления. В течение 1926 — 1927 гг. ежегодное плани­рование обеспечило начало индустриализации народного хозяйства в рамках нэпа — преимущественное развитие базовых отраслей тяжелой индустрии с пропорциональным развитием легкой и пищевой промышленности. Темпы роста индустрии составили: в 1926 г. — 13,2 %, в 1927 г. — 14,2 %. Национальный доход в 1928 г. вырос по сравнению с 1913 г. на 19 %. Всесоюзная профсоюзная перепись 1929 г. показала, что основная масса рабочего класса в течение восстановительного периода возвратилась на производство. Резко увеличилось число рабочих и крестьян в средних и высших учебных заведениях после окончания рабфака.

Однако вместе с экономическим ростом и социальным развитием все более обнажались противоречия, свойственные «смешанному обществу». Их анализ имеет особо важное значение для понимания причин отказа от нэпа в 30-е гг.

Первое противоречие состояло в том, что индустриализация в сложившихся условиях могла проводиться только за счет внутренних ресурсов, а нэп в прежнем виде не давал нужных средств. Отставание же от Запада в экономическом развитии грозило утратой независимости и потерей социальных завоеваний. Проблема могла решаться, главным образом, за счет сельского хозяйства, т. е. за счет крестьянства, составляющего 70 % населения. Однако низ­кая товарность единоличного крестьянского хозяйства сужала внешнюю торговлю, сдерживала рост городов и приток в них рабочих рук (экспорт зерна в 1927 г. составлял 27,1 % от довоенного). Кооперативное движение «крепких хозяев» ограничивалось, а середняцкие и бедняцкие колхозы не имели необходимого инвентаря, средств механизации и агрокультуры.

Мелкое крестьянское хозяйство зашло в тупик. Шел стихийный процесс его измельчания, наследники делили его на два-три и более, товарность сельскохозяйственного производства падала.

Второе важнейшее противоречие проявилось в том, что индустриализация требовала высокой доли накопления, следовательно — низкого уровня потребления в целом, а идея движения к социализму с острым желанием масс к обеспеченной жизни «уже сейчас» вызывала необходимость увеличения расходов на повышение уровня жизни населения, на урбанизацию страны и на развитие социальной сферы.

Третья группа противоречий — усиление социального расслоения и соответственно этому обострение социальных антагонизмов между быстро обогащающейся буржуазией и средними и бедными слоями населения. Социальное расслоение усилило рост влияния буржуазной психологии на часть госаппарата и партийные кадры. В сборнике «Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации 1927 — 1932 гг.» (М., 1989) отмечается как рост социального расслоения деревни, так и «жесткость системы кулацкой эксплуатации». У бедноты и маломощных середняков хлеба часто не хватало до нового урожая. Они вынуждены были занимать зерно у кулаков, которые требовали оплаты займа в 100 % за сезон, что приводило к кабальной задолженности. Социальное напряжение в деревне нарастало, кулачество стремилось к власти. С 1926 по 1930 гг. было раскрыто несколько сот подпольных кулацких организаций, зачастую во главе с бывшими белыми офицерами и эсерами. Они оказывали ожесточенное сопротивление хлебозаготовкам, совершали убийства коммунистов, комсомольцев, работников Советов.

Таким образом, на рубеже 1927 — 1928 гг. назрела необходимость видоизменения нэпа, выполнившего свои первоначальные задачи по восстановлению народного хозяйства. Необходимо было также определить долгосрочные стратегические цели в руководстве страной и международном коммунистическом движении. Все эти противоречия и проблемы получили отражение во внутрипартийной борьбе, резко обострившейся в последний год жизни Ленина и особенно после его смерти.

Однопартийная политическая система, установившаяся в первый период нэпа, придавала важное значение деятельности партии, внутрипартийной борьбе, особенно в верхних эшелонах партийного руководства. Гигантская политическая фигура Ленина, его авторитет и популярность в массах, превосходство интеллекта сдерживали внутрипартийные теоретические и тактические разногласия. Смерть Ленина вывела лидеров различных внутрипартийных группировок на путь открытой и острой конфронтации, где идейно-теоретические разногласия, как отмечают историки Ш. М. Мунчаев и В. М. Устинов (Политическая история России. М., 1999), сливались с борьбой за власть, за свое место в руководстве.

Основные теоретические противоречия между троцкистско-зиновьевской «объединенной оппозицией» и группой Сталина—Бухарина вызвал вопрос о дальнейшем пути развития мирового общественного процесса и строительстве социализма в СССР. Руководство троцкистско-зиновьевским блоком осталось на позициях «мировой революции», с победой которой они связывали возможность построения социализма в СССР. Бухарин же отмечал, что Ленин в 1922 — 1923 гг. уже не ставил вопрос о сроках мировой революции. Опираясь на мысли Ленина, Бухарин выдвинул кон­цепцию об универсальном значении нэпа для перехода к социализму капиталистических стран и о национальных типах социализма. Это дало основание для развития идеи построения социализма в «одной отдельно взятой стране», разделяемой Сталиным. Такая идея была более понятна широким партийным массам и привлекла большинство на сторону Сталина и Бухарина. Эта концепция соответствовала в целом историческому опыту смены формаций. Троцкистско-зиновьевская оппозиция в партийной борьбе потерпела поражение.

7 ноября 1927 г. оппозиционеры организовали свои малочисленные демонстрации в Москве и Ленинграде. Единственным результатом этих демонстраций было то, что 14 ноября 1927 г. Троцкого и Зиновьева исключили из партии, а Каменева, Раковского, Смилгу, Евдокимова — из ЦК, затем 1500 человек их сторонников также были исключены из партии. В декабре 1928 г. Троцкий, высланный в Алма-Ату, отказался прекратить политическую деятельность, после чего Политбюро приняло решение о его высылке из СССР. Против этого выступали Бухарин, Томский, Рыков и Куйбышев. 22 января 1929 г. Троцкого арестовали и выслали в Турцию. За рубежом он развернул активную деятельность против Сталина, ВКП(б), создал IV (троцкистский) Интернационал.




  1. Rjvbccfh

    Первичное советское общество, контуры которого как-то сформировались до 1921 года снова расслоилось. Партийцы в своем большинстве были обескуражены принятием НЭПа. Реакция на новшество была самой разной: от самоубийств и демонстративного выхода из партии, до вынужденного согласия и полного одобрения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.