Мировые общественные процессы в 70 — 80-е гг. влияние нового этапа НТР на общественные отношения


«Технологическая революция» и ее влияние на общественное развитие

Второй этап третьей научно-технической революции получил название «технологическая революция» (она развернулась в середине 60-х — начале 70-х гг.). Среди основных ее направлений следует отметить в первую очередь развитие электроники, компьютерной техники и электронизацию научно-технического творчества, материального производства, сферы управления, торговли и быта. Другим революционизирующим сдвигом в производительных силах стали открытия в биологических науках: развитие биотехнологии, генной и клеточной инженерии, «зеленая революция», определившая резкое повышение урожайности. Большие результаты достигнуты в развитии атомной энергетики, практической космонавтики, создании материалов с заданными свойствами и новых способов обработки. Создаются ресурсосберегающие, безотходные и гибкие технологии, способные быстро перестраиваться на выпуск новой продукции. Старые индустриальные отрасли в развитых капиталистических странах свертываются, общее число рабочих мест сокращается.

Важной составляющей НТП стала подлинная революция в организации производства и системе управления. Современные технологические системы базируются на взаимосвязанной цепочке оборудования, которую обслуживает довольно разнородный коллектив. В связи с этим выдвигаются новые требования к организации коллективного труда. Процессы исследования, конструирования, проектирования и производства переплетаются и взаимно проникают друг в друга. Сложность производства многократно возрастает, выдвигаются новые требования к управлению. Оно переводится на научную основу и на новую техническую базу в виде современной электронно-вычислительной, коммуникационной и организационной техники. Автоматизация производственных процессов, развитие робототехники меняют характер труда.

Совокупность всех указанных и ряда других достижений резко сократила сроки внедрения результатов научных исследований в производство. Наука превращается в непосредственную производительную силу. Уровень и объем научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) становится ведущим показателем развития производительных сил страны. Образуются наукоемкие отрасли производства.

Новая техника и технология требуют и нового работника — более культурного и образованного, гибко приспосабливающегося к технологическим нововведениям, высоко дисциплинированного, имеющего навыки коллективного труда.

Новые производительные силы резко увеличивают производительность труда, повышают объемы производства, расширяют виды продукции, улучшают ее качество. Общественное богатство быстро увеличивается, повышается уровень потребления и изменяется качество жизни, растет интеллект человеческой личности и требования к нему.

Изменения в производственной базе меняют и социальную структуру общества: резко возрастает численно интеллигенция, в ней выделяется слой управленцев; высококвалифицированный слой рабочего класса приобретает свойства работников умственного труда; быстро развивается сфера образования; растет сфера обслуживания; разрастается администрация всех уровней, увеличивается слой чиновничества.

Переход в постиндустриальное общество как общецивилизационный процесс характерен для обеих социальных систем. Но исторически сложилось так, что раньше и интенсивнее он начался в развитых капиталистических странах, накопивших большие капиталы и имеющих высокий исходный уровень научно-технического прогресса. Изменения в производительных силах под воздействием НТР во многом определили общественные процессы в мировом сообществе.

Развитие всемирно-монополистического капитализма, усиление «холодной войны против социалистических стран

Мир капитализма эф­фективно использовал возможности научно-технической революции, мирохозяйственные связи, международное разделение труда для укрепления позиций ведущих капиталистических стран. Однако приспособление капитализма к новым историческим условиям не устранило свойственных ему противоречий, породив новые, еще более глубокие и масштабные.

США, используя свой богатейший экономический, финансовый и научно-технический потенциал, помогли восстановить экономику в Западной Европе и в Японии, включив их в единую систему капиталистических мироэкономических связей. «Разумеется, это не было чистым альтруизмом. Америка нуждалась в мощном потребительском рынке за рубежом. К тому же США нуждались и в международной арене». В результате «все важнейшие решения международной жизни принимались в Вашингтоне с гарантированным согласием и поддержкой со стороны группы основных странклиентов. Единственным серьезным препятствием для США на мировой арене выглядел Советский Союз. СССР и страны мировой системы социализма были исключены из мировых экономических связей, им было предписано замкнуться в полуавтаркическую раковину. Америка извлекала из этого ряд преимуществ». Так писал видный американский исследователь И. Валлерстайн.

Лидерство в научном и техническом прогрессе начинает главным образом определять международное влияние страны. Американский капитал, имея превосходство в научно-техническом потенциале, получил в этих условиях значительные преимущества, перекупая к тому же и лучшие научные умы Европы. Своевременно определив тенденции экономического развития, он расширял систему транснациональных корпораций (ТНК), тесно привязывая их к американским технологиям. Меняется и география американских инвестиций — они идут теперь главным образом в Западную Европу. Заинтересованность в американских технологиях вынуждает западноевропейские страны давать большие льготы, а иногда и прямо финансировать экспансию заокеанских компаний.

Рост транснациональных корпораций, технологическая и финансовая сращиваемость экономики развитых капиталистических стран усиливали единую экономическую систему всемирно-монополистического капитализма при ведущей роли США. Одновременно создавалась общая система научно-технических связей. Эти усилия Соединенных Штатов Америки облекались в утверждения об «общем интересе», который якобы «отвечает интересам всех участников», как «нацеленные на всеобщий прогресс и благоденствие». Но фактически они преследовали в первую очередь американские интересы.

Развивающиеся страны «третьего мира» приспосабливались американским, европейским и японским капиталом к экономике развитых капиталистических стран в качестве сырьевой базы и для размещения вредных производств. Развивается «неоколониальная система». В целях удержания развивающихся стран в русле своей политики в них создаются отдельные промышленные и сельскохо­зяйственные комплексы на базе американской или западноевропейской технологии, формируются компрадорская (посредническая) буржуазия и коррумпированный чиновничий аппарат. Всемирно-монополистический капитализм охватывает таким образом экономически и политически все большее число государств планеты, используя неэквивалентный обмен трудом и ресурсами для обогащения своих стран. Так, директор отдела международных и технических связей госдепартамента США Герман Поллак, выступая в конгрессе заявил в 1970 г.: «Общая цель правительства США при осуществлении международного сотрудничества состоит прежде всего в том, чтобы способствовать обеспечению наших национальных интересов и упрочению наших международных связей».

В 70-е гг. ФРГ и Япония уже догоняют США по производительности труда, а в 80-х стали сравниваться и по жизненному уровню. ФРГ и Япония развивались за счет малого расхода средств и научно-технического потенциала на военные нужды. Именно этим странам, ставшим «парадным фасадом» капитализма перед социалистическими странами, США уделяли особое внимание — «германское и японское экономическое чудо» пропагандировалось на весь мир. Как отмечает американский исследователь И. Валлер-стайн, «...эти страны стали не только конкурентоспособными в сравнении с Америкой, но и довели общий объем мирового про­изводства до критической массы, с которой начинается циклический кризис перепроизводства». Другим странам, не входящим в систему этих трех центров, на мировом рынке места фактически уже не остается. Новые промышленные страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) — Южная Корея, Тайвань, Гонконг, Сингапур, непосредственно связаные с ними, не изменяют в целом экономическую систему.

В 60 — 70-е гг. наметилась тенденция интеграции экономик стран внутри центров всемирно-монополитического капитализма: в Европе — ЕЭС во главе с ФРГ, в Азии — стран АТР во главе с Японией. Их усиление возрождало многополюсную систему мира и межимпе­риалистические противоречия. Америка вынуждена употребить все средства для удержания союзников под своим контролем.

Экономическая система определяла дальнейшее развитие системы политического руководства миром, чтобы обеспечить и согласовать интересы ведущих капиталистических стран. На рубеже 70-х гг. исследователи стали всерьез говорить о начале нового этапа в общественных отношениях в мировом сообществе — о «мондиализации», понимая под этим термином руководство единой мировой социально-экономической и политической системой (т. е. миром в целом) из одного центра.

С начала 70-х гг. по предложению ФРГ (социал-демократов, находившихся тогда у власти) проводятся регулярные совещания глав правительств сначала шести, а затем семи ведущих капиталистических государств (США, Англия, Франция, ФРГ, Япония, Италия, Канада). На них решались принципиальные вопросы мировой политики и экономики. Главным политическим направлением была идея «борьбы с коммунизмом». Основные вопросы совещаний: координация финансово-промышленных интересов между членами «семерки», антикризисные меры, социальная политика, отношение к странам «третьего мира» и ведение «холодной войны» против социалистических стран.

Регулирование мировых экономических связей все больше возлагается на Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ) и Всемирную торговую организацию (ВТО), а в более широком плане — на ООН, ее специализированные, в том числе и региональные, организации. Систему ООН стремятся сделать проводником интересов всемирно-монополистического капитализма.

Объединяют свои усилия спецслужбы «семерки», в первую очередь США, Великобритании, Франции и Израиля. Создается мировой информационный центр, который заказывает, собирает и распределяет информацию через информационные компании в США, Англии, Франции, ФРГ и Израиле. Там идет подготовка журналистов из разных стран. Коммерциализация продукции культуры используется для широкого внедрения американской «массовой культуры» в качестве средства воздействия на общественное сознание через печать и рекламу, радио и особенно — телевидение. Так ведется психологическая обработка населения. Специальные благотворительные и религиозные организации внедряются в систему образования.

Над всеми официальными структурами возникает особый неофициальный руководящий центр — «трехсторонняя комиссия» (США, Западная Европа, Япония). В нее входят наиболее влиятельные магнаты финансово-промышленного капитала и ведущие политики этих стран. Состав комиссии и ее деятельность не оглашаются, однако известно, что она обсуждает принципиальные мировые экономические и политические проблемы, а также вырабатывает рекомендации по персональному составу правительств. Это дает основание многим исследователям считать трехстороннюю комиссию теневым «мировым правительством». С деятельностью «трехсторонней комиссии» связана работа мирового научного центра — «Римского клуба», который проводит анализ общественных процессов и вырабатывает рекомендации по управлению ими.

Таким образом, после Второй мировой войны в 70 — 80-х гг. образовались системы глобальных экономических, политических, военных и культурно-идеологических структур с ведущей ролью в них Соединенных Штатов Америки. В последние годы этот процесс назван империалистической «глобализацией», а всемирно-монополистический капитализм «глобальным империализмом».

Развитие производительных сил и использование ресурсов «третьего мира» позволили развитым капиталистическим странам обеспечить необходимые для нового уровня экономики меры социального развития и культурного подъема населения своих стран. Соревнование с социализмом и борьба трудящихся за свои интересы вынуждали буржуазию идти на серьезные уступки. В Западной Европе, где длительное время у власти находятся социалистические партии, формируется тип «социального государства» с высоким уровнем жизни, развитой системой социального обеспечения, образования и здравоохранения. В капиталистических Швеции и Австрии социальное развитие общества дало основание говорить о «шведском и австрийском социализме» как об особой форме перехода к раннему европейскому социализму. В США растет число предприятий в собственности трудовых коллективов (более 10 тыс. с численностью рабочих более 11 млн человек) и акционированных предприятий с большинством акционеров, работающих на них (около 30 % всех акционерных обществ). В Японии развиваются формы активного участия работников в управлении предприятиями с высокой степенью социальных гарантий. В целом процесс «социализации», роста элементов социализма в мировой капиталистической системе значительно ускорился.

Тенденция к социальному равенству продолжает усиливаться: требования трудящихся к уровню жизни и социальному обеспечению повышаются, поднимается активность борьбы за равные условия труда рабочих-эмигрантов из развивающихся стран (Западная Европа) и «цветного» населения (в США). Социально-экономическое развитие Соединенных Штатов Америки требует большего социального равенства и более развитой системы перераспре­деления доходов. «Если с 1945 по 1990 г. для поддержания высокого уровня дохода 10 % населения нам приходилось постоянно уси­ливать эксплуатацию других 50 процентов, то для необходимого поддержания на довольно высоком уровне большего числа населения США потребуется еще большая эксплуатация, и это наверняка будет эксплуатация народов «третьего мира», — делают вывод американские исследователи.

В 70-е гг. капиталистическая система в ходе экономических кризисов (1971, 1974 — 1975) перестраивает свою экономику на новые технологии, налаживает систему управления мировыми экономическими и политическими процессами. Мировой капитализм в этот период вынужден был пойти на уступки СССР в стабилизации политической обстановки в Европе («Хельсинский процесс»). США под давлением пацифистского движения внутри страны и военных успехов Вьетнама, поддерживаемого СССР, уходят из Индокитая.

Достигнутый стратегический паритет СССР с НАТО и общее равновесие сил двух систем в мире создали условия для установления разрядки международной напряженности. Разрядка стала одним из достижений советской внешней политики в длительной борьбе за мир в послевоенном периоде. Она снижала угрозу войны, позволяла расширить международные контакты, способствовала обмену информацией, достижениями культуры, науки и техники.

Рост авторитета СССР, усилившийся интерес мировой общественности к успехам социализма вызвал тревогу в правящих кругах США. Разрядка разрушала главный стереотип западной пропаганды — «советская военная угроза», бывший одновременно стимулом как к росту военной промышленности, так и финансовых ассигнований на нужды «холодной войны». В Советском Союзе расширение международных связей обострило проблему прав граждан к выезду за рубеж, вызвало рост диссидентства и опасения, что антисоветская, антикоммунистическая риторика Запада окажет политическое воздействие.

В этих условиях в 70-х годах развертывается второй этап «холодной войны». Опираясь на экономические связи, Запад усиливает зависимость экономики СССР и социалистических стран Европы от международного рынка. Оживление экономических, политических, общественных и культурных контактов с капиталистическими странами расширяло возможности спецслужб Запада по внедрению своих ставленников в систему управления государством. Упор делался на вербовку своих сторонников среди «золотой молодежи» — детей и внуков верхушки госпартаппарата, научной и творческой интеллигенции. Зарубежные националистические центры устанавливали связи со сложившейся элитой национальных республик, усиливая националистические настроения и организуя силы противостояния «русской власти», активизируются контакты с еврейскими общинами, особенно в Москве и Ленинграде. По опыту связей с сицилийской мафией в годы Второй мировой войны привлекаются к подрывной деятельности дельцы теневой экономики и криминального мира. Данные об активизации ЦРУ поступали в КГБ, что было изложено в записке его председателя Ю. В. Андропова, адресованной в ЦК КПСС в 1977 г. Текст записки огласил В. А. Крючков на закрытом заседании Верховного Совета СССР 17 июня 1991 г. в Кремле, она приведена в его книге «Личное дело». Ч. 1. -М, 1996. С. 414—415.

С началом 80-х гг. ведущие капиталистические страны (так называемый «золотой миллиард» населения Земли), перестроив свою экономику с использованием достижений «технологической революции», вступают в полосу продолжительного экономического подъема (1983 — 1990). Рост промышленного производства на новых технологиях и неоколониальная эксплуатация позволяют этим странам повышать уровень жизни своего населения и развивать социальную сферу. Это активно используется в пропаганде «западного образа жизни». Запад значительно расширяет и субсидирует связи с научными и учебными заведениями СССР по профессиям экономистов, журналистов, социологов, философов, историков (научно-исследовательские институты, МГУ, ЛГУ, Дипломатическая академия и др.), а также с представителями художественной интеллигенции.

80-е гг. стали третьим этапом «холодной войны», направленным на изменение соотношения сил и утверждение США во главе одно-полярного мира.

С приходом к власти Р. Рейгана США развертывают наступле­ние с целью устранения СССР как великой державы с мировой арены. В серии секретных директив по национальной безопасности 1982 — 1983 гг. предписывались цели и средства для разрушения экономики и общественного строя стран социалистического содружества и СССР и применение тайных операций. К числу таких операций, как указывалось в книге А. Даллеса «Искусство разведки», относятся финансовая поддержка политическим партиям, организациям, фирмам и отдельным лицам, действующим в интересах США, а также и физическая ликвидация отдельных лиц. В тайном союзе с Папой Римским Иоанном Павлом II Рейган объявляет «крестовый поход против коммунизма», назвав при этом СССР «империей зла». При администрации Рейгана (за восемь лет) бюджет разведывательных служб вырос в 2,5 раза, а численность их сотрудников, по оценкам американской печати, достигла 200 тыс. человек. В мире насчитывалось более 500 центров «изучения СССР», из них более 200 в Западной Европе.

Стратегическое наступление «холодной войны» предусматривало: финансовую и политическую поддержку движениям типа «Солидарность» в Польше (в СССР «Демократическая Россия»); активную военную помощь афганским моджахедам; сокращение поступления валюты в СССР путем снижения цен на нефть и газ на мировом рынке и ограничения их экспорта; всестороннюю психологическую войну; усиление гонки вооружений; направление развития экономики и науки на разорительные, тупиковые проекты. Развертывается массированное информационно-пропагандистское наступление по радио, телевидению, в периодической печати по специальным программам (в 1984 г. — психолого-пропагандистская программа «Истина» с упором на очернение советской истории, в 1986 г. — программа «Демократия» по дискредитации советской политической системы и др.).

Особое внимание уделялось проблеме лидеров в системе государственного управления социалистических стран, в первую очредь в СССР. Смена поколения в руководстве представлялась удобным моментом для выдвижения на ключевые посты, особенно на роль главы государства, «наиболее подходящих» кандидатур. В этой области разработана целая наука. В качестве одного из главных факторов принимался вывод, сделанный ЦРУ о том, что в Москве тысячи семей элиты мечтают закрепить свое имущественное положение наследственно (т. е. стать буржуазией). По свидетельству генерала КГБ Ф. Д. Бобкова, такие «коммунисты», начиная с секретарей обкомов КПСС, были на учете в фондах ЦРУ, этим занимался Алан Уйтэкер, профессор-психолог, обрабатывающий информацию о советских руководящих деятелях.

Резкое обострение международной обстановки в начале 80-х гг. в связи с вводом советских войск в Афганистан и установлением в Европе ракет средней дальности (как СССР, так и США) совпало со смертью Брежнева. Непродолжительная деятельность генсеков Ю. В. Андропова и К.У. Черненко, быстро ушедших из жизни, завершила ряд руководителей КПСС из «поколения победителей», прошедших школу довоенного становления, войны и послевоенной руководящей работы.

В 1985 г. наступил момент смены поколения руководителей КПСС. К этому времени, как показывают дальнейшие события, были сформированы кадры политиков, экономистов, журналистов, историков, философов, работников КГБ, готовых принять активное участие в наступлении на социализм изнутри. В национальных республиках СССР образовалось ядро будущих «народных фронтов» для националистических и антисоциалистических движений.

Развитие стран социалистической системы в 71 — 85-е гг.

В социалистических странах процессы социально-экономического развития определялись достигнутой степенью индустриализации экономики, уровнем социально-культурного развития населения и местом каждой страны в сложившейся политической и экономической системе социалистических государств.

Ведущей силой научно-технического и социального прогресса в социалистическом мире являлся СССР. Он составлял ядро экономического, политического и военного союза социалистических стран Восточной и Центральной Европы, Монголии, Кубы и борющегося Вьетнама. В этих странах особенно после военного подавления оппозиции в Чехословакии (в 1968 г.) удерживается аналогичная СССР форма государственного социализма. Но в социалистическом мире нет целостности, нет экономического и политического единства. Югославия и Албания, Китай и Северная Корея идут своим историческим путем. Более того — усиливаются их противоречия с СССР, особенно Китая, считающего себя (не без основания) центром «азиатского социализма». Эти противоречия активно используются Западом в «холодной войне».

Серьезный ущерб глобальным перспективам нового общественного строя принес длительный конфликт между Советским Союзом и Китайской Народной Республикой. Он возник (сначала в завуалированной форме) еще при Хрущеве в конце 50-х годов и завершился лишь во второй половине 80-х (то есть длился чуть меньше тридцати лет). В наши дни уже совершенно очевидно: руководители обеих великих социалистических держав не проявили достаточной политической мудрости, воли к компромиссам, необходимого понимания позиции партнеров и просто терпения для создания равноправного сотрудничества, гармонирующего с базовыми стратегическими интересами народов России и Китая. Обе стороны допустили ряд бестактных, а порой и безответственных действий (пограничный конфликт на о. Даманский в 1969 г.). Сложившаяся в Восточной Азии ситуация позволила противникам социализма обсуждать перспективы военной конфронтации СССР и КНР, в максимальной степени соответствующей потребностям мирового империализма. Но Китай остался единственным пограничным с Россией государством, никогда не вступавшим в полномасштабную войну со своим северным соседом. Тем не менее напряженность между СССР и КНР ослабляла единство стран социалистического лагеря.

В странах — членах СЭВ развивается экономическая интеграция вокруг СССР, обеспечившая индустриальное развитие каждой страны в общей экономической системе. Завершив индустриализацию и сформировав индустриальное общество раннего социализма, эти страны испытывают нарастание противоречий, связанных с национальными особенностями общественного развития и унифицированной моделью государственного социализма советского типа, а также с жесткой привязанностью к системе разделения труда в интеграции с экономикой СССР. Эти противоречия выходят на межгосударственный уровень, но не получают разрешения из-за консервативной позиции советского руководства.

После событий в Чехословакии 1968 г. в социалистических странах Европы сворачиваются экономические реформы с введением элементов рыночных отношений, но продолжаются мероприятия по модернизации административной системы хозяйствования. Мировой энергетический кризис 1973 — 1974 гг. стимулировал технологическую реконструкцию на Западе, но в социалистических стра­нах благодаря экспорту из СССР он не повлиял на структуру экономики. Между странами Запада и социалистическими странами начал увеличиваться разрыв в структуре экономики. Для устранения возникших трудностей в 1971 г. в СЭВе была принята «Ком­плексная программа социалистической экономической интеграции», его роль в экономике соцстран возросла. В конце 70—х гг. начали разрабатываться долгосрочные целевые программы экономического сотрудничества. Это позволило удерживать устойчивые темпы роста экономики. Однако отставание в технологической области продолжалось, давление Запада усиливалось, противоречия централизованно-распределительной экономики нарастали. Это определило стремление в некоторых политических кругах Польши, Чехословакии, Венгрии вернуться крыночной экономике, к усилению связей с Европой.

В Китае, проводившем самостоятельный путь развития, в течение длительного времени осуществлялся ряд социально-экономических экспериментов с тяжелыми последствиями («большой скачок», «Культурная революция»). Коллективные теоретические поиски китайских коммунистов привели в конце концов к разработке новой реалистической стратегии развития, получившей название «построение социализма с китайской спецификой».

Первым шагом к ее осуществлению стали решения 3-го пленума ЦК КПК 11-го созыва (декабрь 1978 г.). Под руководством Дэн Сяопина начался переход от планово-распределительной, мобилизационной экономики (сложившейся с 1949 г.) к более эффективной социальной организации. Она основана на учете и (при необходимости) ограничении действия закона стоимости, а также на использовании рыночных, товарно-денежных рычагов стимулирования производства.

Уже в начале 80-х годов в китайской деревне почти повсеместно введен «семейный» (или «подворный») подряд. Крестьянам предоставлены в хозяйственное распоряжение участки земли, оставшейся в государственной собственности. Они получили право свободно распоряжаться своей продукцией после выплаты налогов и обязательных поставок государству по заранее установленным властями твердым ценам. Китайское крестьянство ответило на новый курс подъемом трудовой активности, значительным увеличением урожая: с 300 млн. т (в конце 70-х гг.), учитывая пересчет на зерно других сельскохозяйственных культур до 450—500 млн. т (в течение последних двух десятилетий XX в.). Так обеспечены и продовольственная безопасность, и социальная стабильность страны.




  1. Алексей Шанский

    Сегодняшняя повальная компьютеризация во всех сферах общества была бы немыслима без фундамента, заложенного как раз в 70-80-е годы прошлого столетия. Жаль только, что с усовершенствованием техники, усиливалось и противостояние двух мировых систем.

  2. Абрам Соломонычь

    Да скорее всего это не противостояние двух мировых держав, а лишь двух мировых кланов, желающих поработить друг друга, и доказать всему миру, «кто в доме хозяин».

  3. Елена

    Как бы ни было, но где сегодня китайцы по многим показателям и где мы? Какими мы умными, талантливыми и гениальными людьми не владела русская земля, без коренного слома менталитета и грамотного руководителя ничего нам не светит и сегодня.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.