Взятие Берлина


Враг отчаянно сопротивлялся. В ночь на 26 апреля командование немецко-фашистских войск, окруженных юго-восточнее Берлина, во исполнение приказа Гитлера создало сильную группировку в составе одной моторизованной дивизии, трех пехотных и остатков одной танковой дивизий, чтобы прорваться через боевые порядки войск 1-го Украинского фронта и соединиться в районе Луккенвальде с наступавшей с запада 12-й армией. Утром 26 апреля эта группировка перешла в наступление, нанося удар в стык 28-й и 3-й гвардейской армий. Благодаря численному превосход­ству гитлеровцам удалось прорваться и выйти к городу Барут. Но здесь они были остановлены 395-й дивизией 13-й армии, а затем контратакованы частью сил 28-й, 3-й гвардейской и 3-й гвардейской танковой армий. Активное участие в отражении этого контрудара противника приняла авиация. Штурмовики, бомбардировщи­ки, истребители непрерывно «висели» в воздухе, нанося врагу большой урон в людях и технике. Одновременно 12-я армия гитлеровцев вновь предприняла наступление с запада в полосе Белиц — Трёйенбрицен. Оборонявшиеся здесь 5-й гвардейский механизированный корпус 4-й гвардейской танковой армии и 13-я армия отразили все атаки противника и даже продвинулись вперед. Они овладели несколькими населенными пунктами, северной частью города Виттенберг, а южнее его форсировали Эльбу и заняли Пратау. Однако и после этого в течение нескольких дней южнее и юго-восточнее Берлина шли упорные бои советских войск с пытавшимися вырваться из окружения частями противника и пришедшей им на помощь 12-й армией.

Против вражеских войск, стремившихся пробиться на запад, командование 1-го Украинского фронта частью сил создало глубоко эшелонированную оборону. Основные же силы фронта во взаимодействии с войсками 3, 69 и 33-й армий 1-го Белорусского фронта продолжали активные наступательные действия. Кольцо окружения вокруг франкфуртско-губенской группировки непрерывно сжималось. Гитлеровцам удалось несколько продвинуться в западном направлении, но прорвать внутренний фронт окружения они не смогли. Лишь мелкие группы фашистов просочились в стыках советских частей и ушли на запад.

В результате совместных действий 1-го Украинского и 1-го Белорусского фрон­тов франкфуртско-губенская группировка была расчленена на небольшие группы, разгромлена и пленена. Последняя группа гитлеровцев была ликвидирована 1 мая в районе Белица, куда она прорвалась в ночь на 1 мая. Фашисты потеряли здесь убитыми 5 тыс. человек, свыше 13 тыс. попало в плен. При ликвидации франкфуртско-губенской группировки было уничтожено свыше 60 тыс. вражеских солдат и офицеров и 120 тыс. взято в плен. Советские войска захватили более 300 танков и штурмовых орудий, 1500 орудий, 2180 пулеметов, 17 600 автомашин и много различного военного имущества.

Потерпела поражение и гёрлицкая группировка немецко-фашистских войск, действовавшая против южного крыла 1-го Украинского фронта. В период с 27 по 30 апреля все попытки противника развить наступление от Бауцена на Шпремберг были отражены. Гитлеровцы перешли к обороне. Возобновив наступление, войска 1-го Украинского фронта на дрезденском направлении несколько продвинулись вперед.

Войска 2-го Белорусского фронта 26 и 27 апреля овладели городами Пёлитц, Штеттин, Шведт, Ангермюнде и прорвали вторую полосу вражеской обороны по реке Рандов. Для повышения темпов наступления командование фронта ввело в прорыв 1-й и 3-й гвардейские танковые, 8-й механизированный и 3-й гвардейский кавалерийский корпуса. Из района севернее Штеттина в общем направлении на Штральзунд перешла в наступление 2-я ударная армия, которой командовал генерал-полковник И. И. Федюнинский. Ломая ожесточенное сопротивление противника и преодолевая труднопроходимые участки местности (болота, реки, межозерные дефиле), войска фронта успешно продвигались в северо-западном направлении. К исходу 2 мая они вышли на рубеж Варнемюнде, Рёбель, Прицвальк.

В Берлине особую ожесточенность гитлеровцы проявляли при обороне центрального (девятого) сектора, бои за который начались 29 апреля (карта 11). Цент­ральный сектор с севера прикрывался рекой Шпрее, имеющей здесь ширину 25 метров, с юга — Ландвер-каналом. Берега их, одетые в гранит, возвышаются над водой до трех метров. Большинство мостов было взорвано. Сохранившийся мост Мольтке через Шпрее был прикрыт противотанковыми препятствиями, пулеметными площадками и окопами. Артиллерия держала его под прицельным огнем с противоположного берега.

В системе обороны этого сектора было несколько мощных узлов сопротивления: массивное здание рейхстага, здание имперского театра (Кроль-опера), здание министерства внутренних дел. Здания были столь прочными, что их не пробивали снаряды крупнокалиберных пушек. Например, стены нижних этажей и подвалов рейхстага достигали двух метров толщины, кроме того, они были усилены рельсами, железобетоном и земляными насыпями. Окна и двери были заложены кирпичом. Для ведения огня в них делались бойницы. Сильные укрепления противник создал в парке Тиргартен. К юго-западу сектора примыкал мощный узел сопротивления в Зоологическом саду. Все эти узлы сопротивления были хорошо подготовлены к круговой обороне. Они имели между собой огневую связь и соединялись скрытыми ходами сообщения.

Площадь перед рейхстагом (Кенигсплац) враг также подготовил к обороне. В 200 метрах от здания располагались три траншеи с пулеметными площадками. Траншеи соединялись ходами сообщения с подвалами рейхстага. Подходы к траншеям прикрывались противотанковыми рвами, заполненными водой. В системе обороны име­лось 15 железобетонных дотов с амбразурами для кругового обстрела, три из которых располагались по левому берегу Шпрее. На крышах больших зданий размещалась зенитная артиллерия, на площадках и в парке Тиргартен — полевая артиллерия. Дома на левом берегу Шпрее тоже были приспособлены к обороне и занимались гарнизонами в составе взвода или роты. Улицы, ведущие к рейхстагу, были забаррика­дированы, а перекрестки заминированы. Оборонялись в этом секторе отъявленные фашисты. В ночь на 28 апреля сюда были переброшены на транспортных самолетах три роты моряков морской школы из Ростока. Здесь же находились отборные солдаты из различных подразделений СС, а также батальон фольксштурма. Лишь в районе рейхстага было сосредоточено около 5 тыс. гитлеровцев, которых поддерживали три дивизиона артиллерии. Непосредственно у рейхстага действовал зенитный дивизион. В обороне враг широко использовал фаустпатроны.

С такой мощной обороной встретились советские воины в столице фашистской Германии. Только ценой огромных усилий советским воинам удавалось отвоевывать каждую улицу, каждый дом этого города. Ведя ожесточенные бои, советские войска к 29 апреля овладели большей частью города, а на некоторых участках прорвали оборону его центрального сектора. С севера сюда вышли войска 3-й ударной армии. Соединения ее правофлангового 79-го корпуса, овладев районом Моабит, вышли к Шпрее у моста Мольтке, через который пролегал кратчайший путь к рейхстагу. Войска 5-й ударной, 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий 1-го Белорусского фронта подходили к нему с востока и юго-востока. 3-я гвардейская танковая армия с частями 28-й армии, 1-ю Украинского фронта, пробивались к центральному сектору с юга. 2-я гвардейская танковая армия, овладев районом Шарлотенбург, подходила с северо-запада. 47-я, часть сил 4-й гвардейской танковой и 13-й армий прочно обеспечивали внешний фронт окружения берлинской группировки с запада. Положение немецко-фашистского гарнизона в Берлине было безнадежным, комендант Берлина генерал Вейдлинг предложил Гитлеру план прорыва войск из города на запад. Но Гитлер не согласился с этим и приказал обороняться.

29 апреля развернулись напряженные бои за центральные районы Берлина (карта 12). Войскам 79-го стрелкового корпуса, которым командовал генерал-майор С. Н. Переверткин, с ходу овладеть мостом Мольтке не удалось. К мосту с северо-запада подошли части 171-й стрелковой дивизии под командованием полковника А. П. Негода, с запада сюда вышли части 150-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора В. М. Шатилова. В ночь на 29 апреля смелыми действиями 1-го батальона 756-го стрелкового полка 150-й дивизии (командир батальона капитан С. А. Неустроев) и 1-го батальона 380-го стрелкового полка 171-й дивизии (командир батальона старший лейтенант К. Я. Самсонов) мост был захвачен.

Гитлеровцы вели ураганный огонь, переходили в яростные контратаки против подразделений, переправившихся на левый берег Шпрее. Борьба осложнялась тем, что правый берег еще не был полностью очищен от врага. Советские вой­ска овладели лишь улицей Альт-Моабит, выходившей на мост Мольтке, и прилегающими к ней кварталами. Ночью противник предпринял контратаку, стремясь окружить и уничтожить подразделения, прорвавшиеся на левый берег Шпрее, и взорвать мост. Но она была успешно отражена советскими воинами при активной поддержке артиллерии, минометов и танков с правого берега.

Вскоре на левый берег Шпрее были переброшены подразделения 380-го стрелкового полка, 525-й полк 171-й стрелковой дивизии, 756-й стрелковый полк 150-й дивизии, а также орудия сопровождения, танки и фугасные огнеметы 10-го отдель­ного моторизованного огнеметного батальона. Утром 29 апреля после десятиминутного огневого налета переправившиеся части возобновили наступление. Весь день передовые подразделения вели напряженный бой за расширение плацдарма, за здания, прикрывавшие рейхстаг. Особенно кровопролитные бои развернулись за крупный узел сопротивления — здание министерства внутренних дел, «дом Гиммлера», как называли его советские бойцы. Лишь после ввода в бой в ночь на 30 апреля второго эшелона 150-й стрелковой дивизии — 674-го стрелкового полка под командованием подполковника А. Д. Плеходанова — этот узел обороны был взят. Одновре­менно было очищено еще несколько зданий. Наступавшие подразделения подошли к рейхстагу на расстояние 300—500 метров. Но развить успех и овладеть им сразу они не смогли.

Началась подготовка штурма самого здания рейхстага. Бойцы изучали подходы к нему и огневую систему противника. Все новые и новые танки и артиллерийские орудия переправлялись на левый берег Шпрее, чтобы принять непосредственное участие в штурме рейхстага. Сюда на расстояние 200—300 метров было подтянуто 89 орудий разного калибра, в том числе 152-и 203-мм гаубицы. Готовились к ведению огня по рейхстагу и реактивные установки М-31. Стрелковые подразделения улучшали свои позиции, вели разведку противника, накапливали боеприпасы. Вместе с пехотинцами к штурму готовились также артиллеристы, танкисты, связисты. По инициативе командования и политотдела 79-го стрелкового корпуса (начальник политотдела полковник И. С. Крылов) из коммунистов и комсомольцев были созданы две группы добровольцев по 20 человек для водружения знамени над рейхстагом. Командование ими было поручено молодым, энергичным офицерам штаба корпуса майору М. М. Бондарь и капитану В. Н. Макову. Группы имели на вооружении автоматы, ручные гранаты и рации.

Значение предстоящего штурма было огромным. Это неустанно разъясняли воинам командиры и политработники. В подразделениях накоротке состоялись партийные и комсомольские собрания. Повышению наступательного порыва способствовали первомайские призывы ЦК ВКП(б) к воинам Красной Армии. В частях и подразделениях изготовлялись красные флаги и флажки для водружения их на здании рейх­стага (у входов, в окнах, на колоннах). Огромное мобилизующее значение имели учрежденные Военным советом 3-й ударной армии красные знамена, врученные диви­зиям еще при вступлении в Берлин. Весь личный состав частей, готовившихся к штурму рейхстага, был воодушевлен предстоящей борьбой. Каждый ощущал близость конца войны, близость победы. Всюду развернулось патриотическое соревнование за то, чтобы первыми ворваться в рейхстаг, первыми водрузить на нем Знамя Победы.

Бои за рейхстаг начались рано утром 30 апреля и приняли затяжной и упорный характер. Гитлеровцы сопротивлялись отчаянно. Атака, предпринятая советскими частями в 4 часа 30 минут, была противником отбита. В 11 часов 30 минут после сильной артиллерийской подготовке советские войска повторили атаку. Но их снова встретил ураганный огонь.

Наиболее трудная обстановка сложилась в полосе наступления 380-го стрел­кового полка 171-й: стрелковой дивизии, которым командовал начальник штаба майор В. Д. Шаталин. Полк понес большие потери; в отдельных ротах осталось по 25—30 человек. Воспользовавшись создавшейся обстановкой, фашисты под прикрытием интенсивного огня и при поддержке двух танков предприняли новую контратаку. Вся тяжесть боя теперь легла на 5-ю стрелковую роту. Завязался упорный бой, перешедший в рукопашную схватку. Командир роты старший лейтенант И. Я. Щиголь, несмотря на контузию, не ушел с поля боя. Оставаясь вместе с бойцами, он умело руководил их действиями. Командир взвода младший лейтенант И. И. Афанасьев, сражавшийся в первых рядах своего подразделения, гранатами уничтожил 10 гит­леровцев и продолжал героически драться, пока вражеская пуля не сразила его. Не один десяток фашистов уничтожили в этом бою бесстрашные пулеметчики младший сержант Г. Е. Федоренко и красноармеец А. Д. Бакун. Однако положение оста­валось тяжелым. Только к концу дня 30 апреля подразделения полка подошли к противотанковому рву, который преграждал путь к рейхстагу .

Трудная обстановка сложилась и в полосе наступления 150-й стрелковой дивизии. Подразделения 756-го и 674-го стрелковых полков подошли к каналу перед рейх­стагом и здесь, попав под ливень огня противника, залегли. Наступившая пауза была использована для подготовки решительного штурма рейхстага. Части доукомплектовывались людьми из только что прибывшего пополнения. В 756-м стрелковом полку пополнение было влито в роту, которой командовал после выхода из строя командира парторг роты, ветеран дивизии старший сержант И. Я. Сьянов. Политработники — агитатор политотдела 150-й стрелковой дивизии капитан И_ У. Матвеев, агитатор 756-го полка капитан А. М. Прелов, заместитель командира 1-го стрелкового батальона по политчасти лейтенант А. П. Берест рассказали бойцам о задаче дивизии, полка, роты и вдохновили их на штурм рейхстага.

В 18 часов 30 апреля под прикрытием артиллерийского огня советские воины, воз­главляемые И. Я. Сьяновым, А. П. Берестом, адъютантом батальона К. В. Гусевым, с криками «ура» дружно бросились на врага. В атаку поднялись и залегшие у канала подразделения, среди которых был и 1-й стрелковый батальон 674-го стрелкового полка под командованием майора В. И. Давыдова. Атака получилась массовой и стремительной — и противник не смог сдержать порыва наступающих. Через несколько минут они уже были у рейхстага. Мгновенно, как маки, заалели на здании различ­ные по форме и величине красные флаги. Их было так много, как цветов в саду. Здесь взвился флаг воина 1-го батальона 756-го стрелкового полка младшего сержанта Петра Пятницкого, сраженного вражеской пулей на ступеньках здания. Флаг воина-героя был подхвачен младшим сержантом П. Д. Щербиной и установлен на одной из колонн главного входа. Здесь взвились флаги лейтенанта Р. Кошкарбаева и рядового Г. П. Булатова из 674-го стрелкового полка, младшего сержанта М. Еремина и рядового Г. Савенко из 1-го батальона 380-го полка, сержанта П. С. Смирнова и рядовых Н Т. Беленкова и Л. Ф. Сомова из 2-й роты 525-го полка, сержанта Б. Я. Япарова из 86-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады. В одновременном водружении многих фтагов проявился массовый героизм советских воинов.

Ворвавшись в рейхстаг, штурмующие подразделения встретили ожесточенное сопротивление противника. Бой в рейхстаге шел за каждую комнату, каждый коридор, за лестничные клетки и подвалы Фашисты бросали гранаты, вели огонь из фауст­патронов, автоматов, пулеметов, часто переходили в контратаки. Но натиск советских воинов был так велик, что сдержать его оказалось уже невозможно. В одной из комнат развернулся командный пункт командира 1-го стрелкового батальона 756-го полка капитана С. А. Неустроева. В боевых порядках этого батальона действовала группа добровольцев под командованием капитана В Н. Макова Бойцы группы старшие сержанты Г. К. Загитов, А. Ф. Лисименко и сержант М. П. Минин с красным флагом бросились наверх. Прокладывая себе путь гранатами и огнем из автоматов, они вырвались на крышу и здесь укрепили флаг. Командир группы немедленно доложил о выполнении задания командиру корпуса генерал-майору С Н Переверткину. В ночь на 1 мая по приказанию командира 756-го полка полковника Ф М Зинченко были приняты меры по водружению на здание рейхстага знамени, врученного полку Военным советом 3-й ударной армии. Выполнение этой задачи было возложено на группу бойцов, которую возглавил лейтенант А. П Берест Ранним утром 1 мая на скульптурной группе, венчающей фронтон здания, уже развевалось Знамя Победы, его водрузили разведчики сержанты М.А. Егоров и М.В. Кантария.

Утром 1 мая гитлеровцы в одном из подвалов рейхстага выбросили белый флаг. Начались переговоры, в результате которых фашисты согласились прекратить сопротивление Но они не выполнили своих обязательств, и бой возобновился. Стремясь выбить советские подразделения из рейхстага, гитлеровцы пошли на крайнюю меру, они подожгли здание Люди задыхались в дыму Вспоминая об этих боях, капитан К Я Самсонов писал: «Немцы под прикрытием дыма стали нас вытеснять, бойцы и офицеры не оставили своих мест. Бой становился все ожесточеннее, стволы пулеметов, винтовок, автоматов до того накалялись, что до них нельзя было дотронуться. Воды не было, жажда мучила, дым ел глаза, на многих горело обмундирование». Советские воины и в этих тяжелых условиях продолжали громить врага. Положение гитлеровцев становилось все более безнадежным. Утром 2 мая гарнизон рейхстага капитулировал.

В боях за рейхстаг было убито и ранено до 2500 солдат и офицеров против­ника, уничтожено 28 орудий разных калибров, захвачено 2604 пленных, 1800 винтовок и автоматов, 59 орудий, 15 танков и штурмовых орудий.

В то время когда шла борьба за рейхстаг, соединения 5 й ударной, 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий после тяжелых упорных боев вышли в район имперской канцелярии Части 35-й гвардейской стрелковой дивизии 4-го гвардейского стрелкового корпуса 8-й гвардейской армии завязали бои за Потсдамский вокзал. Части 39-й гвардейской стрелковой дивизии 28-го гвардейско­го стрелкового корпуса вели бои за Зоологический сад, превращенный противником в мощный узел сопротивления. В его систему входило несколько железобетонных сооружений (бункеров), а также заранее подготовленные к обороне здания и железо­бетонные заборы двухметровой высоты. Оборонялся он гарнизоном численностью до 5000 человек. Здесь располагался командный пункт и узел связи генерала Вейдлинга.

В 10 часов 30 апреля 39-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием полковника Е Т. Марченко перешла в атаку. Противник оказал ожесточенное сопротивление Особенно упорные бои развернулись за бункера Их стены оказались столь прочными, что не поддавались разрушению огнем 152-мм пушек-гаубиц, ведущих огонь прямой наводкой. Бункера были блокированы, саперы подрывали входные двери, в которые затем врывались автоматчики. В результате за день боя 30 апреля гарнизоны бункеров были разгромлены, сопротивление остатков групп противника значительно ослабло. 1 мая дивизия полностью овладела Зоологическим садом. Генерал Г. Вейдлинг перешел в бомбоубежище, располагавшееся в 800—1000 метрах от имперской канцелярии.

2-я гвардейская танковая армия с переданной в ее оперативное подчинение 1-й польской пехотной дивизией развивала наступление с северо-запада навстречу 8-й гвардейской армии. К исходу дня 30 апреля она подошла к Зоологическому саду. Но полностью замкнуть кольцо окружения вокруг фашистской группировки в парке Тиргартен не удалось. Оставался узкий коридор шириной 400 метров, который находился под непрерывным огнем советских войск. 1 мая и этот проход был закрыт.

В целях скорейшего завершения разгрома противника в городе командующий войсками 1-го Украинского фронта приказал 3-й гвардейской танковой и 28-й армиям овладеть юго-западной частью Берлина. Их войска успешно громили врага в Ха-лензе, Вильмерсдорфе и Вестенде. Особенно ожесточенные бои развернулись в полосе 7-го гвардейского танкового корпуса. Полуокруженная группировка противника в районе Вестейд неоднократно пыталась прорваться на юг. Но все эти попытки были отражены танкистами во взаимодействии с пехотинцами 28-п армии.

Успешно продвигались войска, действовавшие севернее Берлина. 61-я армия, форсировав реку Хафель, к исходу 30 апреля вышла на рубеж Линдов — Валь. 1-я польская армия вела бои на фронте Валь, Занцке. Войска 2-го Белорусского фронта успешно преследовали противника. 30 апреля они продвинулись от 12 до 50 километров. Несмотря на отчаянное сопротивление врага, подходила к концу и борьба по ликвидации франкфуртско-губенской группировки.

Для гитлеровцев создалось безвыходное положение. 30 апреля Гитлер покончил с собой, оставив завещание о составе нового правительства, канцлером которого назначался гросс-адмирал Дёниц. В 3 часа 1 мая начальник штаба немецких сухопутных войск генерал пехоты Кребс по договоренности с командованием Красной Армии перешел линию фронта в полосе 8-й гвардейской армии на участке 35-й гвардейской стрелковой дивизии в районе Потсдамского вокзала и был принят генерал-полковником В. И. Чуйковым. На командный пункт вскоре прибыл заместитель командующего 1-м Белорусским фронтом генерал армии В. Д. Соколовский, который вместе с генерал-полковником В. И. Чуйковым вступил в переговоры с Кребсом от имени советского командования. В документе за подписью Геббельса и Бормана, переданном Кребсом, официально сообщалось о самоубийстве Гитлера и об образовании нового правительства.

В ходе переговоров Кребсу было заявлено, что прекращение военных действий возможно только при условии безоговорочной капитуляции немецко-фашистских войск перед всеми союзниками. При этом всему личному составу гарнизона гарантировалась жизнь, сохранение орденов, личных вещей, а офицерам — сохранение еще и холодного оружия. Советское командование обещало помочь членам правительства, находившимся в Берлине, связаться с правительством Дёница, который был в Мекленбурге, с тем чтобы они могли обратиться с предложением начать переговоры о мире с тремя союзными державами. После этого генерал Кребс отбыл для доклада Геббельсу. В 18 часов 1 мая Геббельс и Борман ответили, что они отклоняют требования о безоговорочной капитуляции. Тогда в 18 часов 30 минут вся артиллерия, участвовавшая в штурме города, нанесла мощный огневой удар по расположению противника. Войскам было приказано продолжать штурм центра города в ночь на 2 мая.

Выполняя приказ, части 3-й ударной армии, наступавшие с севера к центру Бер­лина, соединились южнее рейхстага с частями 8-й гвардейской армии, наступавшими с юга. Войска 2-й гвардейской танковой армии в районе парка Тиргартен соединились с войсками 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий. Таким образом, к утру 2 мая уцелевшие остатки Берлинского гарнизона были расчленены на отдельные изолированные группы. Гитлеровцам не оставалось ничего другого, как сложить оружие. И действительно, в 00 часов 40 минут 2 мая радиостанция 79-й стрелковой дивизии 8-й гвардейской армии приняла на русском языке радиограм­му 56-го немецко-фашистского танкового корпуса, в которой враг просил прекратить огонь и сообщал о высылке парламентеров. Огонь с нашей стороны был прекращен. Прибывший в качестве парламентера начальник штаба 56-го танкового корпуса полковник фон Дуфвинг сообщил от имени командира корпуса генерала Вейдлинга о прекращении сопротивления и капитуляции корпуса.

По требованию командования 1-го Белорусского фронта к 7 часам 2 мая 56-й танковый корпус должен был полностью разоружиться и сдаться в плен. Это требование немецко-фашистское командование выполнило. В 6 часов 2 мая перешел линию фронта и сдался в плен генерал Вейдлинг, командир 56-го танкового корпуса, который одновременно являлся комендантом Берлина. Ему было предложено обратиться с приказом о капитуляции ко всему гарнизону. В своем приказе Вейдлинг писал, что общее положение делает дальнейшую борьбу бессмысленной. «Каждый час борьбы увеличивает ужасные страдания гражданского населения Берлина и наших раненых. Каждый, кто падет в борьбе за Берлин, принесет напрасную жертву.

По согласованию с верховным командованием советских войск требую немед­ленного прекращения борьбы». Вскоре приказ был доведен до войск. Такой же приказ от имени правительства отдал Фриче — первый заместитель Геббельса. Началась массовая сдача в плен.

К 15 часам 2 мая сопротивление Берлинского гарнизона полностью прекратилось, и к исходу дня весь город был занят советскими войсками. Берлин — столица фашистской Германии — пал. Вереницы пленных во главе с когда-то чванливыми офицерами и генералами, понуро опустив головы, шли по улицам своей столицы. Ни один из них не осмеливался прямо смотреть в глаза своим соотечественникам. Поход на восток закончился не парадом в Москве, о чем мечтали гитлеровцы, а полным разгромом и капитуляцией в Берлине. Перед советскими бойцами предстала картина разрушения. Вот как описывает Берлин этих дней известный советский писатель Всеволод Вишневский: «Берлин в пыли. Всюду, всюду рыжая пыль. Мчится поток наших машин, подвод... сигналы, крики... За рейхстагом, к северу, добивают каких-то застрявших в домах фаустников... Далекие орудийные выст­релы, порой — пулеметные очереди... Тотальный разгром — результат последнего штурма...

...Мы в канцелярии Гитлера. Ну, ты, мнивший себя повелителем мира, что осталось от тебя? Тлен!

Во дворец твой всажены сотни снарядов, главный подъезд снесен. Бронзовый фашистский орел изрешечен пулями, все стекла вылетели, потолки проломлены, сюда постучался уральским грозным кулаком русский солдат.

От твоей канцелярии остался только бумажный мусор! Валяются в пыли рыжие папки докладов и подписанных, но неотосланных приказов. Сейфы и шкафы распахнуты настежь... На полу валяются брошенные бежавшими нацистами членские билеты. И над всем этим стоит наш часовой-стрелок, парень из России!» .

Советские воины были полны гордости за свою великую Родину, за свои доблестные Вооруженные Силы. Правое дело, во имя торжества которого они пришли в Берлин, победило.

Войскам 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов была объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего. Столица нашей Родины Москва салютовала победителям двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами.

С падением Берлина фашистская Германия была вынуждена капитулировать. 8 мая в Берлине представители немецкого высшего командования подписали Акт о безоговорочной капитуляции. К этому времени войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов в своих полосах вышли на Эльбу и соединились с американскими армиями, а 2-й Белорусский фронт вышел на линию Висмар — Шверин — Демиц — Виттенберге, где и встретились с английскими войсками (карта 11).

* * *

Падение Берлина было важнейшим событием завершающего этапа войны с фашистской Германией. Германская военная машина была уничтожена, гитлеровское государство распалось. Водружение советского Красного знамени над Берлином было воспринято всем свободолюбивым человечеством как символ поражения фашизма.

Ставка Верховного Главнокомандования Советских Вооруженных Сил пра­вильно оценила военно-политическую обстановку в Европе весной 1945 г., избрав берлинское направление главным направлением боевых действий Красной Армии. Однако ход операции показал, что сил одного 1-го Белорусского фронта для овладения Берлином оказалось недостаточно. Берлин был взят войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Разгром берлинской группировки немецко-фашистских войск был осуществлен силами 1-го Белорусского, 1-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов. Одновременно, решая свои задачи, вели наступление войска 4-го и 2-го Украинских фронтов, в результате чего они овладели частью Чехословакии и сковали значительные силы групп армий «Центр» и «Юг».

Берлинская операция была одной из крупнейших в Великой Отечественной войне. В ней участвовало с той и другой стороны более 3,5 млн. человек, свыше 50 тыс. орудий и минометов, около 8 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, свыше 9 тыс. самолетов. Советские Вооруженные Силы в Берлинской операции разгромили одну из наиболее крупных немецко-фашистских группировок, насчитывавшую 70 пехотных, 12 танковых и 11 моторизованных дивизий . Было взято в плен около 480 тыс. солдат и офицеров, захвачено более 1,5 тыс. танков и самоходных орудий, 4,5 тыс. самолетов, 10 917 орудий и минометов. Вместе с советскими воинами активное участие в разгроме этой группировки приняли и солдаты Войска Польского. Быстрый разгром и уничтожение такой крупной группировки врага и занятие советскими войсками столицы фашистского государства — Берлина, являвшегося важнейшим военно-политическим и экономическим центром страны, сорвали все расчеты гитлеровцев на то, чтобы внести раскол в ряды антифашистской коалиции, и ускорили безоговорочную капитуляцию Германии. Окруженные берлинская и франкфуртско-губенская группировки общей численностью в 400 тыс. человек были ликвидированы в течение 9 дней. Это свидетельствовало о возросшей мощи советских войск и мастерстве их военачальников.

Победа Советских Вооруженных Сил в Берлинской операции создала благоприятные условия для ликвидации последней крупной группировки немецко-фашистских войск на территории Чехословакии и Австрии.

В сражениях за Берлин был использован богатейший опыт боевых действий, накопленный Советскими Вооруженными Силами во время войны. Это проявилось в подготовке и в ходе всей операции, которая проводилась с решительными целями.

Для их достижения советское командование создало подавляющее превосходство над противником, что позволило завершить операцию в короткий срок. Этому же была подчинена и сама форма операции, осуществлявшейся путем нанесения мощных фронтальных ударов с целью прорыва обороны врага, рассечения его группировки на отдельные, изолированные части и последующего их окружения и уничтожения.

Командование фронтов непрерывно осуществляло руководство войсками в ходе операции, своевременно и правильно реагировало на изменения обстановки. Блестяще был проведен маневр танковыми армиями в полосе 1-го Украинского фронта, умело отражен контрудар врага из района севернее Гёрлица, ликвидированы его попытки деблокировать франкфуртско-губенскую группировку.

Войска 1-го Белорусского фронта своевременно развили успех правофланговых армий главной группировки. В соответствии со сложившейся обстановкой советское командование ввело в сражение и вторые эшелоны фронтов. Оно умело организовало и провело бои в городе.

Значительный вклад в победу внесли работники тыла. Своим самоотверженным трудом они обеспечивали войска всем, что было необходимо для успешного проведе­ния операции. В Берлине еще шли упорные бои, а уже к вечеру 25 апреля был восстановлен участок железной дороги Кюстрин — Берлин и в город прибыл первый железнодорожный транспорт с боеприпасами. Затем стали систематически поступать эшелоны с боеприпасами, горючим и другими материальными средствами. В среднем за день боя в Берлине расходовалось 228 вагонов различных боеприпасов.

Напряженно работали и медицинские учреждения. Подавляющее большинство раненых было вынесено с поля боя не позднее чем через 1—2 часа после ранения. Из полковых и дивизионных медицинских пунктов раненые своевременно эвакуировались в ближайшие специализированные госпитали .

В ходе Берлинской операции произошла историческая встреча на Эльбе Красной Армии с войсками США и Великобритании. Это было торжеством антифашистской коалиции, свидетельством ее единства до конца войны.

В боях за Берлин Красная Армия продемонстрировала свою мощь, солдаты и офицеры проявили высокое воинское мастерство. Советские воины, штурмовавшие Берлин, вписали еще одну славную страницу в летопись героической, самоотверженной борьбы советского народа за свободу, честь и независимость своей Родины, за избавление народов Европы от фашистской тирании. Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили их ратный подвиг. Частям и соединениям, непосредственно штурмовавшим вражескую столицу, было присвоено наименование «Берлинские». Более 600 человек получили высокое звание Героя Советского Союза. Тринадцать человек были награждены второй Золотой Звездой Героя Советского Союза. Все участники штурма были награждены медалью «За взятие Бер­лина», учрежденной в честь этой исторической победы.

Боевые действия в Берлинской операции отличались высоким напряжением и упорством с обеих сторон. В предчувствии своей неотвратимой гибели гитлеровская руководящая верхушка требовала от немецких войск сопротивления до последнего патрона, до последнего человека. Обманутые долголетней фашистской пропагандой, воспитанные в духе безжалостной муштры и слепого подчинения приказам, немецкие солдаты и офицеры дрались и умирали в развалинах Берлина, нанося чувствительные потери советским войскам, мужественно преодолевавшим чудовищные трудности наступления в горящем, полуразрушенном городе. Советские герои штурмовали укрепления противника, не жалея сил и самой жизни. За период с 16 апреля по 8 мая 1945 г. войска 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести 304 887 человек. Большинство из них было ранено и пало смертью храбрых при прорыве обороны на Одере и Нейсе и в боях в Берлине. О напряженности боев говорит и то, что войска этих фронтов потеряли 2156 танков и самоходно-артиллерийских установок, 1220 орудий и минометов, 527 самолетов. Американо-английские войска за весь 1945 г. потеряли на Западном фронте 260 тыс. человек .

Ценой больших жертв пришлось заплатить советским людям за возможность сорвать зловещего орла со свастикой с цитадели человеконенавистнического германского фашизма и водрузить красное Знамя Победы. Останки десятков тысяч советских людей лежат ныне в безмолвии братских могил в Берлине — в Трептов-парке и в Пан-кове. Их память венчает величественная скульптура воина-освободителя со спасенным ребенком на руках. Над их могилами скорбно склонила голову аллегорическая фигура матери-Родины.

Подвиг советских воинов напоминает потомкам, что Берлин никогда не должен стать вновь центром агрессии и разбоя, плацдармом новых походов реакции против свободы и независимости народов. Залогом тому служит новая, демократическая Германия, которая, сбросив ярмо фашизма, решительно встала на путь строительства социализма.




  1. Grunge66

    Берлин был для Третьего Рейха последним местом, которое следовало б оборонять. Даже в последние дни, фюрер верил, что его армии, в состоянии откинуть врага, и перейти в массированное контрнаступление. Но это были только предсмертные хрипы, великого вождя своего времени. Военные аппарат трещал по швам, под натиском двух великих сверх держав. Оставалось только безуспешно следовать последнему приказу фюрера, и стоять насмерть за столицу Рейха. Немецкий народ в свою очередь, тоже не покидал надежд на результативную оборону и последующие наступление по всем фронтам, на территории своего государства. .

  2. Амирлан

    Все то хорошо, только омрачает один факт — Гитлер возможно остался жив, эмигрирова в Южную Америку, конечно, это не подтвержденнный факт, но если это так, то советское правительство просто обманули))

  3. Rjvbccfh

    Подробные карты Берлина начали чертить в осажденном Ленинграде. Детали были отработаны настолько четко, что на стадии подготовки и в ходе штурмовых операций, командиры отчетливо представляли направления движения и четко распознавали ориентиры. К тому же, пригодился и Сталинградский опыт уличных боев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.