Наступление в марте — апреле. Вступление советских войск в северо-восточные районы Румынии


Политическое положение на Украине перед началом мартовско-апрельского наступления раскрыто в докладе Первого секретаря ЦК КП(б)У, Председателя Совета Народных Комиссаров УССР Н. С. Хрущева, сделанном на открывшейся 1 марта 1944 г. в Киеве VI сессии Верховного Совета Украинской ССР. Н. С. Хрущев сказал о большом вкладе украинского народа в общее дело борьбы против фашистской Германии. Плечом к плечу с воинами всех национальностей нашей необъятной Родины в рядах Красной Армии сражались миллионы сынов и доче­рей Советской Украины. За выдающиеся боевые заслуги и подвиги к весне 1944 г. 299 тыс. украинских воинов были удостоены правительственных наград . 544 украинца получили звание Героя Советского Союза, в том числе А. И. Молодчий, Т. М. Шашло, Б. Б. Глинка, Д. Б. Глинка, П. Ф. Харьковский. Массовый героизм в борьбе с фашистскими захватчиками на оккупированных землях Украины проявляли партизаны. К 1 марта 1944 г. за мужество и героизм было награждено свыше 10 тыс. партизан и партизанок. Звание Героя Советского Союза получили В. Н. Дружинин, М. И. Наумов, С. В. Руднев, А. Н. Сабуров и другие прославленные командиры, комиссары, а также рядовые партизаны и партизанки. Выдающимся командирам и организаторам партизанского движения С. А. Ковпаку и А. Ф. Федорову это почетное звание было присвоено дважды. Успешно и организованно проходил в освобожденных областях Украины призыв в Красную Армию. Десятки тысяч советских граждан, выражая горячую любовь украинского народа к Родине, не ожидая объявления призыва, добровольно вступали в армию, чтобы с оружием в руках драться за полную победу над фашистской Германией.

В глубоком тылу нашей страны: на Урале, в Грузии, Казахстане, Иркутске, Уфе и в других республиках, районах и городах — действовали эвакуированные украинские заводы, фабрики, совхозы, научные и культурно-просветительные учреждения. С 1943 г. стало возрождаться народное хозяйство в освобожденных областях Украины. В Донбассе к весне 1944 г. было восстановлено и построено 17 основных и 460 мелких шахт, уже дававших стране в среднем 31 тыс. тонн угля в сутки. Началось восстановление металлургических предприятий, электростанций, железных дорог, жилых домов, коммунального хозяйства городов. В феврале 1944 г. возобновили работу 570 машинно-тракторных станций, 20 мастерских капитального ремонта, 6 моторемонтных заводов. В городах и селах восстанавливались школы, театры, кинотеатры, клубы, библиотеки.

Коммунистическая партия и правительство Советского Союза оказывали возрождавшейся Украине повседневную помощь. X сессия Верховного Совета СССР утвердила союзный бюджет, по которому на восстановительные работы только на Левобережной Украине было отпущено 3 640 млн. рублей. Советское правительство выделило на восстановление лишь основных отраслей промышленности Украинской ССР до 4,5 тыс. единиц станков и специального оборудования, около 6 тыс. автома­шин, 30 тыс. тонн металла, труб, балок, 450 тыс. кубических метров леса, 15 тыс. тонн цемента. 300 тыс. квадратных метров стекла . Большое количество тракторов, скота, птицы, семян было выделено для сельского хозяйства. Трудящиеся многих областей страны направляли Советской Украине оборудование, различные материалы, скот, семена. Освобожденные города и села Украины сразу же были окружены теплой заботой матери-Родины.

Быстрое возрождение экономики и культуры республики стало возможным благодаря огромному патриотическому подъему народных масс освобожденных районов. Советские люди, избавленные Красной Армией от фашистского рабства, вкладывали в работу всю свою энергию и умение, не жалели ни сил, ни средств для окончательной победы над врагом. В Донбассе среди забойщиков, зарубщиков, навалоотбойщиков и рабочих других профессий развернулось социалистическое соревнование. Большой вклад в дело победы над фашистскими захватчиками внесли колхозники, сдавшие государству в короткие сроки несколько десятков миллионов пудов хлеба и других продуктов. Патриотизм украинского населения нашел выражение и в широко развернувшемся сборе средств в фонд обороны страны. За незначительный промежуток времени было внесено полмиллиарда рублей.

Весной 1944 г. были развеяны в прах коварные планы украинских буржуазных националистов и их вооруженных банд. Украинско-немецких националистов, как их назвал в своем докладе Н. С. Хрущев, оккупанты привезли на Украину в обозе своей армии. Немецкие фашисты надеялись с их помощью оторвать Украину от Советского Союза и превратить ее в свою послушную вотчину, в свою колонию. Но украинско-немецкие националисты скоро убедились, что между ними и трудящимися массами Украины лежит непроходимая пропасть. Гитлеровские лакеи натолкнулись на враждебное отношение, жгучую ненависть местного населения. Тогда они прибегли к маневру: объявили себя противниками оккупантов и создали якобы для борьбы с ними вооруженные банды. Но на самом деле они вели борьбу против советских партизан, уничтожали польское население. Националистические главари установили прямые связи с германским командованием, с командирами немецко-фашистских частей . Все это разоблачало националистов как прямых гитлеровских агентов.

Такова была политическая обстановка на Украине весной 1944 г. Население освобожденных районов с энтузиазмом приветствовало Красную Армию, делало все, чтобы поддержать ее наступление, приблизить день полного освобождения республики.

* * *

Советские войска, изгнав врага со значительной территории Правобережной Украины и отбросив его от Днепра, к началу марта занимали выгодное положение для дальнейшего наступления.

Противник, потерпев крупное поражение, уже не помышлял о восстановлении обороны по Днепру, он пытался удержать остававшиеся в его руках районы Право­бережной Украины. Группировка немецко-фашистских войск, ослабленная в прошедших боях, все еще была сильной. К марту в группах армий «Юг» (4-я, 1-я танковые и 8-я армии) и «А» (6-я немецкая и 3-я румынская армии) насчитывалось в общей сложности 83 дивизии, в том числе 18 танковых и 4 моторизованные, и 1 бригада .

Советское Верховное Главнокомандование решило развернуть в начале марта широкое наступление силами 1, 2 и 3-го Украинских фронтов с целью завершить осво­бождение Правобережной Украины. Для этого Ставка осуществила крупную перегруппировку сил фронтов, установив между ними новые разграничительные линии. В состав 1-го Украинского фронта из Резерва Ставки была передана 4-я танковая армия. Освобождение Ровно и Луцка открыло возможность на правом крыле 1-го Украинского фронта развернуть наступление на Ковель и далее на Брест и Люблин. На этом направлении было решено создать новый фронт — 2-й Белорусский.

Основная идея предстоящего наступления заключалась в том, чтобы одновременными мощными ударами на огромном фронте от Полесья до устья Днепра раздробить вражеские войска на части и уничтожить их порознь. 2-й Белорусский фронт должен был нанести удар на Ковель—Брест, 1-й Украинский фронт — из района Шепетовки на Чертков — Черновицы, отрезав пути отхода группе армий «Юг» в полосе севернее Днестра. 2-му Украинскому фронту предстояло нанести удар из района Звенигородки на Умань — Яссы и 3-му Украинскому фронту — из района южнее Кривого Рога на Николаев — Одессу. 4-й Украинский фронт к дальнейшим операциям на Правобережной Украине не привлекался: он приступил к тщательной подготовке наступления в Крыму.

В соответствии с этим замыслом фронты получили указания о подготовке наступательных операций. 18 февраля задачи были поставлены 1-му и 2-му Украинским фронтам, 28 февраля — 3-му Украинскому и 4 марта — 2-му Белорусскому.

Подготовка к наступлению потребовала больших и сложных по своему характеру внутрифронтовых перегруппировок для сосредоточения войск на направлениях главных ударов. Несмотря на неблагоприятную погоду и распутицу, перегруппировки в основном завершились в установленные сроки. Были приняты меры к быстрейшему пополнению войск личным составом, техникой, боеприпасами, горючим, продовольствием. Но подвоз материально-технических средств затруднялся плохим состоянием дорог. Поэтому в некоторых соединениях не удалось создать необходимых запасов материальных средств, и их приходилось доставлять уже в ходе операции.

Важнейшей задачей командиров, политорганов, партийных и комсомольских организаций являлось обобщение и распространение опыта прошедших боев, разъяснение воинам новых боевых задач. Личный состав воодушевляла великая цель, ставшая после двух с половиной лет войны близкой и реальной, — выйти на государственную границу, выбросить фашистских захватчиков за пределы Советского Союза. 23 февраля в частях прошли митинги, посвященные 26-й годовщине Красной Армии. Политические органы по-прежнему уделяли большое внимание росту партийных организаций и их укреплению. В феврале 1944 г. на 1-м Украинском фронте в ряды ВКП(б) было принято 13 546 человек, и к 1 марта на учете парторганизаций имелось 181 603 коммуниста г. В это же время на 2-м Украинском фронте в партию вступило 12 888 человек и всего насчитывался 159 441 коммунист ; пар­тийные организации 3-го Украинского фронта приняли в свои ряды 8944 человека и в целом имели 131641 коммуниста . При такой численности членов партии полит-органы могли охватить партийным влиянием все отделения, боевые расчеты и экипажи.

В период наступления войскам предстояло форсировать крупные реки Южный Буг, Днестр, а также большое количество малых рек. Поэтому командование и полит-органы обратили особое внимание на обеспечение действий при переправах через реки. В подразделениях практиковались выступления участников форсирования Днепра, издавались листовки и памятки, в которых ясно и доходчиво рассказывалось о способах преодоления рек с ходу. Были созданы передовые отряды, которым ставилась задача первыми форсировать реки. Подтягивались переправочные средства. Серьезное значение придавалось заблаговременной подготовке и умелому использованию подручных средств.

В первых числах марта советские войска, действовавшие на Правобережной Украине, почти одновременно перешли в наступление. Мощный удар, обрушенный на врага, потряс его оборону. До сих пор история войн не знала примера более грандиозного наступления с участием такого огромного количества войск и боевой техники в труднейших условиях весенней распутицы.

Перед 1-м Украинским фронтом на участке от Луцка до населенного пункта Ильинцы оборонялись войска 4-й и 1-й танковых армий врага в составе 26 дивизий, в том числе 9 танковых, 1 моторизованной, и 1 бригады .

В соответствии с директивой Ставки от 18 февраля и общей идеей наступления командующий 1-м Украинским фронтом наметил нанести главный удар с рубежа Шумское — Шепетовка — Любар в общем направлении на Чертков. Для решения этой задачи привлекались силы 60-й армии, 1-й гвардейской армии под командованием генерал-полковника А. А. Гречко, 4-й танковой армии, которой командовал генерал-лейтенант танковых войск В. М. Баданов, а с 13 марта генерал-лейтенант Д. Д. Лелюшенко, 3-й гвардейской танковой армии под командованием генерал-полковника танковых войск П. С. Рыбалко. 13-я армия должна была ударом из района Млинова на Броды разгромить противостоявшего противника и овладеть рубежом Берестечко —Броды. 18-й армии под командованием генерал-лейтенанта Е. П. Журавлева ставилась задача нанести удар на Хмельник. 38-й армии — командующий генерал-полковник К. С. Москаленко — предстояло провести частную операцию с целью помочь войскам 2-го Украинского фронта разбить противника в районе Гай-сина. 1-я танковая армия, которой командовал генерал-лейтенант М. Е. Катуков, оставалась в районе Погребищенского в резерве фронта. Поддержка войск с воздуха возлагалась на 2-ю воздушную армию.

При подготовке операции советские войска понесли тяжелую утрату. 29 февра­ля во время выезда в войска для организации операции был смертельно ранен коман­дующий 1-м Украинским фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин. Машину, в которой ехал Н. Ф. Ватутин и сопровождавшие его лица, обстреляли по-разбойничьи, из-за угла, украинско-немецкие националисты. 15 апреля 1944 г. Н. Ф. Ватутин скончался. «В лице тов. Ватутина, — говорилось в сообщении ЦК ВКП(б), СНК СССР и Наркомата обороны, — государство потеряло одного из талантливейших молодых полководцев, выдвинувшихся в ходе Отечественной войны».

1 марта командование фронтом принял Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Он оставил без изменений задачи войскам фронта, кроме задачи 13-й армии, которой приказывалось основными силами оборонять занимаемый рубеж, а одной левофланговой дивизией во взаимодействии с 60-й армией наступать на юго-запад.

Утром 4 марта войска фронта перешли в наступление. Началась Проскуровско-Черновицкая операция. Соединения 60-й и 1-й гвардейсьой армий при поддержке артиллерии и авиации атаковали позиции противника. В первый же день в полосе 60-й армии были введены в сражение главные силы 3-й гвардейской и 4-й танковых армий, имевшие в своем составе лишь 475 танков и 47 самоходно-артиллерийских установок. 5 марта начала наступление 18-я армия и 11 марта —38-я армия.

7—И марта войска ударной группировки фронта овладели районом Волочиск — Черный Остров и перерезали железнодорожную магистраль Львов — Одесса, про­двинувшись на 100 километров . Противник, придавая большое значение удержанию этой ялелезной дороги, а также городов Тарнополя и Проскурова, оказал упорное сопротивление дальнейшему продвижению наших войск на юг. Еще в конце февраля враг, обнаружив подготовку 1-го Украинского фронта к наступлению, начал переброску на этот участок пяти танковых дивизий из района Умани. Между Тарнополем и Проскуровом было сосредоточено до девяти танковых и шести пехотных дивизий, которые предприняли ряд сильных контрударов. В ходе ожесточенных боев советские войска не только удержали железную дорогу, но и потеснили противника к югу. Однако ему удалось все же задержать дальнейшее наступление ударной группировки 1-го Украинского фронта .

В связи с этим потребовалось уточнить решения и принять дополнительные меры для сосредоточения сил на направлении главного удара. В частности, ударная группировка фронта по распоряжению Ставки была усилена 1-й танковой армией, переброшенной из района Погребищенского в район Волочиска. Армия имела значительный некомплект в танках. Были уточнены задачи армиям ударной группировки. Активную задачу получила и 13-я армия: ей приказывалось овладеть рубежом Берестечко — Броды — Заложцы. 15 марта 13-я армия перешла в наступление. 17 марта она овладела Дубно и 20 марта вышла на подступы к Бродам.

Наступление ударной группировки войск фронта возобновилось 21 марта... В полосе 60-й армии в этот же день были введены в сражение 1-я и 4-я танковые армии. Ни весеннее половодье, ни глубокие балки и овраги, заполненные водой, ни огромное напряжение не знавших отдыха людей — ничто не могло остановить рвавпгаеся на юг советские войска. Особенно успешно действовала 1-я танковая армия. Ее 20-я гвардейская механизированная бригада, которой командовал полковник А. X. Бабад-жанян, уже 24 марта вышла к Днестру в районе населенного пункта Залещики. С ходу форсировав реку, войска 1-й танковой армии устремились на юг. 28 марта части 1-й гвардейской танковой бригады нанесли стремительный удар и овладели.

городом Коломыей. 64-я гвардейская танковая бригада под командованием подполковника И. Н. Бойко завязала бои за Черновицы. Противнику удалось взорвать мост через реку Прут. Но это не остановило наши части. 64-я гвардейская танковая бригада, подошедшие части 45-й гвардейской танковой бригады и 24-й стрелковой дивизии при поддержке 227-й штурмовой авиадивизии вброд форсировали Прут и 29 марта освободили областной центр Украины город Черновицы. Соединения и части, отличившиеся в этих боях, стали именоваться «Черновицкими». 64-я гвардейская танковая бригада, кроме того, была награждена орденом Ленина, а ее командир подпол­ковник Бойко получил вторую медаль «Золотая Звезда», став дважды Героем Советского Союза. 4-я танковая армия также быстро продвигалась вперед и 26 марта заняла Каменец-Подольск.

Сильным ударом войска 1-го Украинского фронта расчленили группу немецко-фашистских армий «Юг»: ее 4-я танковая армия была отброшена на запад, а лево­фланговые соединения 1-й танковой армии — на восток. С севера и востока 1-ю танковую армию противника теснили войска левого крыла и центра 1-го Украинского фронта. Пути отхода 1-й танковой армии на юг также оказались под угрозой, поскольку правофланговая, 40-я армия соседнего, 2-го Украинского фронта вышла к концу марта на подступы к Хотину.

Таким образом, к 28 марта 1-я танковая армия врага в составе десяти пехотных, девяти танковых, одной моторизованной, одной артиллерийской дивизий и нескольких танковых, артиллерийских и инженерных частей была охвачена в районе севернее Каменец-Подольска войсками 3-й гвардейской и 4-й танковых, 1-й гвардейской, 18, 38 и 40-й общевойсковых армий. Однако кольцо наших войск вокруг вражеской группировки не было сплошным и достаточно прочным. Между правым флангом 1-й гвардейской армии и левым флангом 4-й танковой армии существовал разрыв до 15 километров. 4-я танковая армия, образовавшая юго-западную часть кольца окружения, насчитывала всего около 60 танков. Переданный ей из 1-й гвардейской армии 30-й стрелковый корпус (две дивизии) не имел достаточного количества артиллерии. 4-я танковая армия и 30-й стрелковый корпус испытывали нехватку в боеприпасах и горючем, которые подбрасывались только по воздуху. Слабым был и внешний фронт окружения, особенно в полосе 18-го гвардейского стрелкового кор­пуса, который в составе двух дивизий к 30 марта выдвинулся на рубеж Подгайцы — Марьямполь протяженностью до 35 километров. В связи с весенней распутицей наша авиация не успела полностью перебазироваться на новые аэродромы и поэтому не могла вести эффективные боевые действия в районе окружения.

Командующий 1-м Украинским фронтом не принял своевременно решительных мер для усиления группировки наших войск на внешнем фронте в полосе 18-го гвардейского стрелкового корпуса и на внутреннем фронте в полосе 4-й танковой армии. Не удалось блокировать врага с воздуха, слабо велась разведка противника, пункты управления отстали от войск. Воспользовавшись всем этим, 1-я немецкая танковая армия сосредоточила крупную группировку в составе семи танковых и трех пехотных дивизий. В конце марта она нанесла сильный удар в направлении Лянцко-рунь — Чертков и 7 апреля вышла в район Бучача, потеряв при этом большое число людей и почти все тяжелое вооружение и боевую технику.

Несколько ранее, 4 апреля, противник одной танковой и двумя пехотными диви­зиями, переброшенными из Франции и Югославии, нанес удар в районе города Под-гайцы в полосе 18-го гвардейского стрелкового корпуса, вынудив его отойти на юг. 7 апреля подгайцевская группировка врага соединилась в районе Бучача с частями 1-й танковой армии. Ценой тяжелых потерь вражеские войска вышли из окружения.

По приказу Ставки Верховного Главнокомандования 1-й Украинский фронт 17 апреля перешел к обороне на рубеже Торчин — Берестечко — Заложцы — Чертков — Коломыя — Куты . За время наступления с 4 марта по 17 апреля войска 1-го Украинского фронта продвинулись на 80—350 километров, освободили значительную часть Правобережной Украины, ее областные центры Винницу, Каменец-Подольск, Тарнополь и Черновицы, а также свыше 700 крупных населенных пунктов. Войска фронта вышли в предгорья Карпат и совместно с войсками 2-го Украинского фронта разрезали фронт немецко-фашистских войск на две части. Южная группи­ровка врага оказалась изолированной от группировки, находившейся в районе Львова, и была вынуждена пользоваться только дорогами, идущими через Румынию и Венгрию, то есть южнее Карпат. 4-я и 1-я немецкие танковые армии, составлявшие ядро группы армий «Юг», понесли тяжелые потери. В 20 дивизиях этих армий потери составляли более 50 процентов численности всего личного состава. Наши войска захватили много вооружения, боевой техники и другого военного снаряжения противника.

В то время когда 1-й Украинский фронт продвигался в направлении Проскуров — Черновицы, его правый сосед, 2-й Белорусский фронт, начал 17 марта наступление на ковельском направлении. Командовал фронтом генерал-полковник П. А. Курочкин, членом Военного совета был генерал-лейтенант Ф. Е. Боков, а начальником штаба — генерал-лейтенант В. Я. Колпакчи. По решению командующего фронтом для проведения операции привлекались 47, 70 и 6-я воздушная армии. 61-й армии ставилась задача, заняв участок фронта от устья реки Птичи до Столина (карта 1), обеспечивать правый фланг ударной группировки. Советские войска, продвинувшись на 50—70 километров, отбросили противника к Ковелю и окружили гарнизон города. Немецко-фашистское командование, учитывая, что поте­ря Ковеля угрожает южному крылу и тылу группы армий «Центр», подтянуло сюда три танковые и четыре пехотные дивизии. Чтобы деблокировать окруженные войска, были предприняты ожесточенные контратаки. Ценой больших потерь враг соединился с гарнизоном, находившимся в Ковеле. Войска 2-го Белорусского фронта закрепились на восточных подступах к городу. Хотя они и не полностью выполнили поставленную задачу, тем не менее своими боевыми действиями заставили противника перебросить на ковельский участок фронта значительные силы и тем способствовали дальнейшим успехам Украинских фронтов .

* * *

Почти одновременно с Проскуровско-Черновицкой операцией началась Уманско-Ботошанская операция 2-го Украинского фронта. В его полосе оборонялась 8-я армия и часть сил 6-й немецкой армии в составе 20 дивизий, в том числе 4 танковых и 2 моторизованных . Наиболее сильная группировка вражеских войск была сосредоточена на уманском направлении. В отличие от 1-го Украинского фронта, который прорывал оборону врага на пяти участках, 2-й Украинский фронт наносил удар на двух участках. Главный удар силами 27, 52, 4-й гвардейской общевойсковых, 2-й, 5-й гвардейской и 6-й танковых армий наносился из района Звенигородки в общем направлении на Умань. Танковые армии, имевшие 415 танков и 247 самоходно-артиллерийских установок, предназначались для развития успеха общевойсковых армий на главном направлении. Вспомогательный удар силами 5-й и 7-й гвардейских армий планировался в общем направлении на Новоукраинку. Поддержка наземных войск возлагалась на 5-ю воздушную армию.

На рассвете 5 марта несколько тысяч орудий и минометов начали артиллерийскую подготовку. Войска главной ударной группировки перешли в наступление неожиданно для противника. Внезапность и сокрушительная сила удара обеспечили быстрый взлом неприятельской обороны. Чтобы ликвидировать прорыв советских войск на уманском направлении, враг бросил в бой свои резервы. Сотни танков, тысячи орудий с той и с другой стороны участвовали в сражении, которое закончилось победой советских войск.

Понеся большой урон, противник стал поспешно отступать к Умани. Гитлеровское командование отдало войскам приказ — любой ценой удержать город, чтобы выиграть время и привести в порядок разбитые дивизии. Но ни грозные приказы, ни надежды на бездорожье, которое затрудняло наступление наших войск, не спасли врага от разгрома. 10 марта войска танковых армий с ходу ворвались в Умань и в тот же день овладели крупным железнодорожным узлом Христиновка.

Наступление войск 5-й и 7-й гвардейских армий из района западнее Кировогра­да началось 8 марта. Прорвав вражескую оборону, они продвигались вперед в общем направлении на Новоукраинку.

На пути дальнейшего наступления войск 2-го Украинского фронта крупным естественным препятствием был разлившийся Южный Буг. Противник возлагал большие надежды на то, что ему удастся закрепиться здесь и остановить Красную Армию. Он стремился возможно быстрее отойти за реку, чтобы привести в порядок свои дивизии и организовать прочную оборону. Отход прикрывался арьергардами, которые оказывали упорное сопротивление нашим войскам. Но расчеты противника не оправдались. Уничтожая вражеские арьергарды, наши передовые отряды 11 марта прошли более 30 километров и внезапным, стремительным ударом овладели городами Джулинкой и Гайвороном, расположенными на Южном Буге.

Вдоль правого берега Южного Буга враг создал систему оборонительных сооружений и заграждений, которая в сочетании с естественным препятствием, каким являлась разлившаяся река, представляла труднопреодолимый рубеж. Нужны были величайшее мужество и героизм советских воинов, чтобы взломать вражескую оборону на Южном Буге.

Не давая противнику передышки, наши войска на лодках, предоставленных местными жителями, понтонах и плотах начали с ходу форсировать реку на широком, 100-километровом фронте. Пытаясь воспрепятствовать этому, германское командование спешно подтягивало к участкам переправ пехоту, танки, штурмовые орудия и бросало их в контратаки. Однако наши передовые подразделения, форсировавшие реку, отбили все контратаки гитлеровцев и обеспечили переправу главных сил. Вступив на правый берег Южного Буга, войска обрушились всей своей мощью на врага и устремились на запад и юго-запад.

16 марта части 2-й танковой армии ворвались в город и крупный железнодорож­ный узел Вапнярку, перерезав важнейшую коммуникацию противника — железную дорогу Жмеринка — Одесса . Продолжая наступление, войска 2-го Украинского фронта 17—18 марта подошли к Днестру и, форсировав его, овладели на противо­положном берегу крупным плацдармом в районе к югу от Могилев-Подольского. Войска 40-й армии к концу марта вышли на подступы к Хотину»

С приближением войск 2-го Украинского фронта к границам Молдавии действо­вавшие здесь партизаны усилили удары по врагу, оказывая содействие нашим частям. Партизанский отряд «Советская Молдавия», например, в течение двух дней вел бой с превосходившими силами противника в районе северо-восточнее Рыбницы и этим обеспечил переправу через Днестр 5-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Успешно сражались и другие отряды народных мстителей.

Сокрушительным ударом по врагу, выходом за Днестр войска 2-го Украинского фронта и на этом направлении разорвали фронт группы немецких армий «Юг» на две части: правый фланг 1-й немецкой танковой армии был отброшен к северо-западу, а левый фланг 8-й немецкой армии — к югу.

26 марта 1944 г. стало одним из знаменательных дней Великой Отечественной войны: войска 2-го Украинского фронта, развивая наступление на запад и юго-запад, вышли на 85-километровом участке к реке Прут — государственной границе СССР. 20 дней войска фронта, громя упорно оборонявшегося врага, не давая ему передышки ни днем ни ночью, продвигались вперед. И наконец с холмов, покрытых виноградниками, воины увидели серебряную ленту широко разлившегося Прута. «Вот она,— писала тогда «Правда», —... долгожданная, трижды желанная государственная граница нашей Отчизны, тридцать три месяца назад попранная врагом» .

Весть о выходе войск 2-го Украинского фронта на государственную границу облетела всю Красную Армию, всю страну и вызвала законную радость и гордость у воинов и тружеников тыла. Коммунистическая партия и Советское правительство достойно оценили подвиг войск 2-го Украинского фронта. Москва торжественно салютовала доблестным советским войскам. Тысячи солдат и офицеров получили высокие правительственные награды. Ефрейтору М. Н. Баскову, старшему лейтенанту Г. И. Голикову, сержанту В. И. Демченко, лейтенанту В. А. Косареву и мно­гим другим воинам фронта было присвоено звание Героя Советского Союза. Командир эскадрильи Герой Советского Союза Н. Д. Гулаев за новые боевые подвиги — им было сбито 13 вражеских самолетов — получил вторую медаль «Золотая Звезда».

Оказавшись перед фактом развала своей обороны на Правобережной Украине и угрозой окружения 6-й, 8-й немецких и 3-й румынской армий, противник выдвинул в район Ясс свежую, 4-ю румынскую армию, которая основными силами заняла важнейшие горные перевалы в Карпатах и рубеж по линии Пашкани — севернее Ясс. В то же время 6-я немецкая армия под ударами войск 3-го Украинского фронта начала поспешно отступать с Южного Буга на Днестр. При этом шесть ее дивизий были переброшены на кишиневское направление против войск 2-го Украинского фронта .

К концу марта — середине апреля войска 2-го Украинского фронта достигли рубежа Рэдэуци — Пашкани — Оргеев — Дубоссары и по приказу Верховного Главнокомандования 6 мая перешли к обороне.

Таким образом, в результате мощного удара 2-го Украинского фронта группировка немецко-фашистских войск на уманско-ясском направлении была разгромлена, а остатки ее отброшены за Днестр, в предгорья Карпат. Продвинувшись на 200—400 километров, войска фронта освободили сотни советских городов, тысячи сел и деревень, с ходу форсировали три крупные водные преграды — Южный Буг, Днестр, Прут, вышли на государственную границу СССР и перенесли боевые действия на территорию Румынии. Наши войска овладели первыми 800 населенными пунктами Румынии, в том числе уездными городами Ботошаны, Дорохой, Рэдэуци, Сучава и Фэлтичени.

В связи с выходом Красной Армии в северо-восточные районы Румынии правительство СССР 2 апреля 1944 г. сделало следующее заявление: «Советское Правительство доводит до сведения, что наступающие части Красной Армии, преследуя германские армии и союзные с ними румынские войска, перешли на нескольких участках реку Прут и вступили на румынскую территорию. Верховным Главнокомандованием Красной Армии дан приказ советским наступающим частям преследовать врага вплоть до его разгрома и капитуляции.

Вместе с тем Советское Правительство заявляет, что оно не преследует цели приобретения какой-либо части румынской территории или изменения существующего общественного строя Румынии и что вступление советских войск в пределы Румынии диктуется исключительно военной необходимостью и продолжающимся сопротивлением войск противника». Это заявление имело большое политическое значение. Оно ясно говорило о том, что Советское правительство исходит из необходимости решения коренной задачи войны — окончательного разгрома германского фашизма, что оно не преследует никаких захватнических целей и оставляет за освобожденными народами полное право самим решать свою судьбу.

Вступление советских войск в Румынию выдвинуло перед командованием, полит-органами и партийными организациями новые задачи, с которыми они до этого не сталкивались. Надо было установить правильные отношения с населением освобожденных районов страны, правительство которой еще продолжало войну против СССР. Здесь, на территории размером примерно в 10 тыс. квадратных километров, проживало около 400 тыс. человек. Вначале значительная часть румын настороженно встретила Красную Армию. Под влиянием антисоветской пропаганды, распространявшей всяческие небылицы о Красной Армии, из городов и сел эвакуировались владельцы предприятий, помещики, крупные чиновники, но основная масса румынского населения — крестьяне, рабочие — осталась на месте.

В этой обстановке Военному совету 2-го Украинского фронта было направлено постановление Государственного Комитета Обороны от 10 апреля 1944 г., в котором давались конкретные указания о линии поведения наших войск и командования на румынской территории. ГКО предлагал Военному совету обратиться к румынскому населению с воззванием и подтвердить в нем основное положение из заявления Советского правительства от 2 апреля о том, что Красная Армия вступает в Румынию не как завоевательница, а как освободительница румынского народа от немецко-фашистского гнета. Государственный Комитет Обороны обязал Военный совет фронта осуществлять общее руководство организацией гражданского управления и контроль над его деятельностью на всей освобожденной территории Румынии, возложив персональную ответственность за Это на члена Военного совета фронта генерал-лейтенанта танковых войск И. 3. Сусайкова. ГКО требовал не ломать румынские органы власти, систему экономического и политического устройства, охранять личные и имущественные права граждан и частных обществ. Постановление вменяло в обязанность советскому командованию наблюдать за мероприятиями румынских органов власти, предусматривало введение советской военной администрации и определяло характер ее деятельности.

На основе указаний ГКО военные советы фронта и армий, политические органы и партийные организации развернули широкую разъяснительную работу. Скоро трудящиеся занятых советскими войсками районов Румынии убедились, что Красная Армия вовсе не такая, какой ее изображала лживая фашистская пропаганда. Советские офицеры и солдаты лояльно относились к народу, к местным порядкам и обычаям. Между румынским населением и воинами Красной Армии установились нормальные отношения.

Между тем на основной части румынской территории, оккупированной немецкими войсками, положение правящей клики Антонеску становилось безнадежным. Правительство Румынии запросило у Советского правительства условия перемирия. 12 апреля наше правительство направило ответ, в котором выдвигались следующие условия: разрыв с немцами и совместная с Красной Армией борьба румынских войск против Германии в целях восстановления независимости и суверенитета Румынии; восстановление советско-румынской границы по договору 1940 г.; возмещение убыт­ков, причиненных Советскому Союзу военными действиями и румынской оккупацией;

— возвращение всех советских и союзных военнопленных и интернированных; предо­ставление советским войскам, так же как и другим союзным войскам, возможности Свободно передвигаться по территории Румынии в соответствии с требованиями воен­ной обстановки. Одновременно Советское правительство заявило о своем согласии аннулировать решения Венского «арбитража» о Трансильвании и оказать помощь в освобождении ее оккупированной части. Клика Антонеску отвергла предъявленные условия перемирия. Но это уже не могло изменить положения. Дни румынского фашистского режима были сочтены.

* * *

В соответствии с замыслом Ставки Верховного Главнокомандования, предусматривавшим согласованное наступление трех фронтов на Правобережной Украине, войска 3-го Украинского фронта должны были наступать на николаевско-одесском направлении. Действовавшие в полосе этого фронта 6-я немецкая и 3-я румынская армии в составе 34 дивизий, в том числе 4 танковых и 1 моторизованной , в конце февраля — начале марта стремились не допустить форсирования нашими войсками реки Ингульца. Трудность форсирования усугублялась тем, что местами река вышла из берегов. Но беспредельны были мужество и героизм советских бойцов. С упорными боями, продолжавшимися несколько дней, они переправились через Ингулец и захватили еще в начало марта ряд плацдармов. Важный плацдарм был занят южнее Кривого Рога, к западу от Широкого. С него войска 3-го Украинского фронта и нанесли свой главный удар в новой, Березнеговато-Снигиревской операции.

Командующий фронтом решил нанести главный удар в общем направлении на Новый Буг силами 46-й и 8-й гвардейской армий, конно-механизированной группы генерал-лейтенанта И. А. Плиева (4-й гвардейский кавалерийский и 4-й гвардейский механизированный корпуса) и 23-го танкового корпуса, расколоть фронт 6-й немецкой армии, а затем, повернув подвижные войска на юг, ударить по тылам вражеских войск, действовавших восточнее Николаева. Вспомогательные удары наносили 57, 37, 6, 5-я ударная и 28-я армии, каждая на своем участке. Поддерживать наземные войска должна была 17-я воздушная армия.

На рассвете 6 марта войска фронта после артиллерийской и авиационной подготовки атаковали врага. Вечером в сражение была введена конно-механизированная группа. Теряя одну позицию за другой, неся большие потери в людях и технике, противник начал отступать. 8 марта соединения конно-механизированной группы овладели Новым Бугом, перерезав железную дорогу Долинская — Николаев и взломав фронт 6-й немецкой армии. Из района Нового Буга части конно-механизированной группы нанесли удар на юг, стремительно наступая по тылам вражеских войск, действовавших в районе Березнеговатое — Снигиревка. Одновременно с востока и юго-востока удары по противнику наносили 6-я, 5-я ударная и 28-я армии фронта. 13 немецко-фашистских дивизий, оборонявшихся в районе Березнеговатое — Снигиревка, оказались под угрозой окружения. Для того чтобы завершить окружение и расчленение группировки врага, требовалось быстро выдвинуть правофланговые соединения 8-й гвардейской армии в южном направлении. Но большая часть сил армии была в это время втянута в тяжелые бои с противником в районе Владимировна — Баштанка. Сил одной конно-механизированной группы для создания прочного внутреннего фронта окружения оказалось недостаточно. В результате действовавшие в этом районе войска 6-й немецкой армии отдельными группами сумели прорваться за Южный Буг и в направлении Николаева. Но они понесли при этом тяжелые потери в людях и бросили значительную часть своей техники — орудия, танки, автомашины.

Тем временем войска правого крыла 3-го Украинского фронта, наступавшие из района северо-западнее Кривого Рога, прорвали оборону противника, овладели узловой железнодорожной станцией Долинская и населенным пунктом Бобринец, а затем вышли к Южному Бугу в районе Вознесенска .

Таким образом, 6-я немецкая армия, потерпевшая в феврале серьезное поражение под Никополем и Кривым Рогом, в первой половине марта 1944 г. получила еще один сильный удар: восемь ее дивизий потеряли до 50 процентов личного состава и большое количество боевой техники и вооружения.

Разгромленный между Ингульцом и Южным Бугом, враг стремился отойти за Южный Буг и остановить дальнейшее продвижение войск 3-го Украинского фронта. Вновь, как и во многих случаях ранее, перед советскими войсками встала задача — с ходу форсировать реку и захватить плацдармы на ее противоположном берегу. Боевым кличем прозвучал призыв Военного совета фронта: «Вперед, на западный берег Южного Буга!» И войска ответили на этот призыв героическими делами. В течение семи дней, с 18 по 24 марта, несмотря на яростное сопротивление врага и исключительные трудности, вызванные половодьем, наши части в ряде мест форсировали реку и захватили плацдармы.

11 марта, еще во время наступления от Ингульца к Южному Бугу, Ставка Верховного Главнокомандования приказала 3-му Украинскому фронту преследовать врага, захватить переправы на Южном Буге, а в дальнейшем овладеть Тирасполем, Одессой и продолжать наступление с целью выхода на Прут и Дунай — на государственную границу Советского Союза — Фронту предстояло без паузы провести новую операцию, вошедшую в историю войны под названием Одесской.

По решению командующего 3-м Украинским фронтом первоначально планировалось нанести главный удар в центре фронта силами 46-й, 8-й гвардейской армий, конно-механизированной группы и 23-го танкового корпуса. В ночь на 27 марта войска 57, 37, 46 и 8-й гвардейской армий начали форсирование Южного Буга главными силами. В течение 27 марта наибольшего успеха добились войска правого крыла фронта — 57-я армия, которой командовал генерал-лейтенант Н. А. Гаген, и 37-я армия. В связи с этим командующий фронтом решил перенести в полосу этих армий основные усилия 3. К утру 29 марта для развития наступления в направлении Раздельной сюда были переброшены конно-механизированная группа и 23-й танковый корпус. 46-й, 8-й гвардейской и 6-й армиям предстояло нанести охватывающий удар на Одессу, а 5-й ударной и 28-й армиям — вдоль побережья Черного моря.

В ночь на 28 марта войска правого крыла 3-го Украинского фронта, используя захваченные плацдармы на западном берегу Южного Буга, перешли в решительное наступление. Сломив сопротивление противника, 57-я и 37-я армии к исходу следующего дня расширили прорыв до 45 километров по фронту и от 4 до 25 километров в глубину . В это время войска 5-й ударной и 28-й армий во взаимодействии с морским десантным отрядом в ожесточенных боях разбили врага на подступах к Николаеву и 28 марта овладели городом.

Среди многих примеров мужества, стойкости, доблести и геройства, проявлен­ных советскими солдатами и офицерами в ходе боев, следует отметить подвиг десантной группы. В ночь на 26 марта в Николаевском порту скрытно высадились 55 моряков из 384-го батальона морской пехоты и 12 воинов одной из частей 3-го Украинского фронта. Десант, командиром которого был старший лейтенант К. Ф. Ольшанский, а его заместителем по политической части капитан А. Ф. Головлев, имел задачу действиями в тылу врага облегчить советским войскам взятие города Бесшумно сняв вражеских часовых, десантники заняли здания нового элеватора и порта и приспособили их к обороне. Утром завязался ожесточенный бой с противником, который вынужден был подтянуть три батальона пехоты, орудия, минометы и танки. Немцы предприняли 18 атак, понесли при этом большие потери, но выбить отряд из элеватора не смогли. Десантники удерживали элеватор вплоть до подхода советских войск. На требования гитлеровцев сдаться они отвечали огнем. В трудные часы боя мужественные воины передали радиограмму, в которой заявили; «Мы, бойцы и офицеры, моряки отряда товарища Ольшанского, клянемся перед Родиной, что задачу, стоящую перед нами, будем выполнять до последней капли крови, не жалея жизни». В составе десанта сражались воины разных национальностей — русские М. В. Коно­валов и П. П. Артемов, украинцы В. И. Киненко и Г. И. Ковтун, белорус А. С. Лютый, татарин А. Д. Абдулмеджидов, азербайджанец А. А. Мамедов, киргиз А. М. Хайрутдинов и сыны других народов СССР. Из 67 человек только 12 остались в живых, остальные пали смертью храбрых. Родина высоко оценила действия отряда: всем 67 славным воинам было присвоено звание Героя Советского Союза. Одна из улиц Николаева названа именем старшего лейтенанта К. Ф. Ольшанского. В часть героических десантников в городе воздвигнут памятник.

Под ударами 3-го Украинского фронта фланговые соединения 6-й немецкой армии откатились на запад. Тем временем войска 2-го Украинского фронта, как указывалось, подходили к Яссам. Вырисовывалась перспектива глубокого охвата противника далеко на западе. 6-я немецкая армия вынуждена была начать отход по всему фронту. 4 апреля 37-я армия и конно-механизированная группа овладели станцией Раздельная, расчленив вражескую группировку на две части. Немецко-фашистские войска, отброшенные в район к югу от Раздельной, 6 апреля предприняли попытку прорваться к Тирасполю. Ожесточенные бои продолжались 6 и 7 апреля. Противнику был нанесен крупный урон. Однако части гитлеровских войск все же удалось пробиться через боевые порядки соединений 37-й армии и отойти на Тирасполь.

Войска центра и левого крыла фронта все ближе подходили к Одессе и 9 апреля завязали бои на ее северной окраине. Части подвижной группы генерала И. А. Плиева из района Раздельной нанесли удар на юг, 8 апреля овладели Беляевкой и вышли к Одессе с запада. Для обороны города вражеское командование исполь­зовало 72-й армейский корпус в составе 4 дивизий, до 25 специальных частей, главным образом эсэсовских. Обороне Одессы способствовали сильные укрепления на северных и северо-западных ее окраинах, многочисленные лиманы, заливы и балки.

Советские войска, вышедшие на подступы к Одессе, готовились к ее освобожде­нию. Политотдел 8-й гвардейской армии обратился к воинам со специальным воззванием. «Товарищи гвардейцы! — говорилось в нем.—Мы шли к Одессе, преодолевая ожесточенное сопротивление врага, распутицу, трудности... И вот мы стоим на подступах к городу... Вернем, товарищи гвардейцы, Советской Родине Одессу!.. Выполним до конца свой воинский долг, как его выполнили доблестные воины, оборонявшие Одессу в 1941 г., освободим Одессу от фашистских мерзавцев!»

Вечером 9 апреля после короткой артиллерийской подготовки советские войска начали штурм города и, разгромив сопротивлявшегося врага, утром 10 апреля освободили Одессу. В боях за город отличились 248, 416, 61-я гвардейская стрелковые дивизии, 4-й гвардейский кавалерийский корпус, 9-й смешанный авиационный корпус, 62-я инженерно-саперная бригада, 87-й гвардейский минометный полк, 91-й отдельный армейский полк связи и многие другие — всего 60 соединений и частей. Одни из них были представлены к награждению орденами, другие — к присвоению почетных наименований «Одесских» или «гвардейских». Боевые успехи воинов 3-го Украинского фронта, как и других фронтов, отметило Советское правительство. Только в марте свыше 13 тыс. воинов были награждены орденами и , медалями .

В тяжелые годы оккупации Одесса осталась верна своим героическим традициям. В городе и его окрестностях не затихала партизанская борьба. В начале 1944 г. партизаны, уничтожив охрану катакомб и разминировав входы в них, предотвратили взрыв, угрожавший гибелью нескольким кварталам города. В кон­це февраля в районе Ближних Мельниц были подожжены склад с боеприпаса­ми и 60 бочек бензина. 19 марта народные мстители пустили под откос воинский эшелон противника, а 1 апреля на перегоне Раздельная — Кучурган направили друг на друга два эшелона с войсками и танками. При подходе Красной Армии к окраинам города партизаны Одесского отряда под командованием С. И. Дроздова 9 апреля завязали открытый бой с гитлеровцами, вывели из строя 120 вражеских солдат и офицеров и 75 взяли в плен. Было захвачено также 180 автомашин с вооруже­нием, боеприпасами и продовольствием. Партизаны и подпольщики Одессы не допустили взрыва противником дамбы Хаджибейского лимана, что позволило нашим вой­скам подойти к городу со стороны Пересыпи. Партизаны помогали вступавшим в город частям Красной Армии очищать от врага улицы, тушить пожары, сохранять социалистическую собственность. 10 тыс. советских граждан были спасены ими от угона на фашистскую каторгу.

Сразу же после освобождения в Одессе началось восстановление заводов и фабрик, портовых сооружений, жилых домов, культурно-просветительных учреждений. 23 апреля состоялся митинг трудящихся города. В письме, направленном участниками митинга Советскому правительству, говорилось: «Долгом своей гражданской чести считаем мы скорейшее восстановление всего того, что разрушено румыно-немецкими оккупантами в Одессе, возрождение всех форм нашей полнокровной советской общественной жизни... Мы твердо верим, что наша любимая Одесса быстро снова встанет в передовые ряды цветущих советских городов Украины» .

Продолжая наступление, войска 3-го Украинского фронта 12 апреля овладели Тирасполем, а затем с ходу форсировали Днестр и захватили плацдармы на противоположном берегу. В итоге наступательных действий, длившихся с 5 марта по 14 апреля, войска 3-го Украинского фронта совместно со 2-м Украинским фронтом разбили южный фланг вражеской группировки, действовавшей на Правобережной Украине, полностью освободили Николаевскую и Одесскую области и значительную часть Советской Молдавии.

* * *

В ходе мартовско-апрельского наступления наши войска очистили огромную территорию Правобережной Украины. Высокие темпы наступления Красной Армии, противодействие партизан и населения не позволили немецко-фашистскому командованию полностью выполнить свой коварный план — сровнять с землей оставляемые населенные пункты. Но все же гитлеровцы нанесли украинским городам и селам огромный ущерб. В Николаеве они разрушили электростанцию, мельницу, -мясо-комбинат и другие предприятия, здания центральных кварталов, школы, клубы. В Одессе за пять — шесть дней до ее освобождения Красной Армией фашисты приступили к планомерным взрывам и поджогам. В груду развалин были превращены сооружения порта, фабрики и заводы, административные здания, лучшие дома на улицах Дерибасовской и Пушкина.

Наступавшие советские войска шли через города и села, над которыми стоял дым пожарищ, по улицам, заваленным камнями, щебнем. Повсюду воины видели руины. Вместе с частями в города и районы приходили партийные, советские и хозяйственные работники. В Николаев, например, с Красной Армией вернулись секретарь обкома И. М. Филиппов и другие работники. Много дней они шли с войсками, вели пропагандистскую работу в освобожденных районах, не раз находились под огнем врага. Население города встретило их как близких, родных людей.

Партийным, советским и хозяйственным работникам не приходилось убеждать жителей освобожденных городов и сел приступать к восстановительным работам. Трудящиеся сами шли в местные партийные и советские органы за советом и указаниями, что им надо делать —восстанавливать ли предприятия, дома, строить ли дороги, мосты, аэродромы. На заводы, фабрики, в научные и культурные учреждения рабочие и служащие доставляли машины, приносили инструменты — все, что удалось укрыть от оккупантов. В селах колхозники откапывали спрятанные от врага зерно, картофель, чтобы помочь в снабжении армии и городов. С огромным энтузиазмом освобожденные советские люди под руководством партийных органов и парторганизаций, представителей Советской власти принимались за созидательную работу.

Таким образом, грандиозное наступление советских войск на Правобережной Украине, начавшееся в конце декабря 1943 г., закончилось к середине апреля 1944 г. выходом 1, 2 и 3-го Украинских фронтов на рубеж восточнее Ковеля — Торчин — Коломыя — Рэдэуци — Дубоссары и к Днестровскому лиману. Красная Армия одержала крупнейшую победу на Украине. Выполнив поставленные задачи, 1, 2 и 3-й Украинские фронты по указанию Ставки перешли к обороне, чтобы привести в порядок войска, подтянуть тылы, восстановить коммуникации и начать подготовку к летнему наступлению.




  1. Rjvbccfh

    Наступление Украинских фронтов широкой полосой достигло больших успехов на южном фланге особенно на участке третьего Украинского с выходом на территорию Румынии, с захватом плацдармов. Боле благоприятные условия для вывода Румынии из войны на стороне Гитлера сложились после освобождения Крыма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.