Западные области Украины под гнетом фашистов — Войска 1-го Украинского фронта


Разгром крупной стратегической группировки противника в Белоруссии улучшил условия для наступления войск 1-го Украинского фронта на рава-русском и львовском направлениях. Три года население западных областей Украины находилось под гнетом оккупантов. Немецко-фашистские захватчики сожгли и разрушили тысячи деревень, сел и городов, замучили, расстреляли, повесили, отравили сотни тысяч ни в чем не повинных граждан. Только во Львове и Львовской области фашистские изверги уничтожили около 700 тыс. советских людей, а также подданных Чехословакии, Югославии, Голландии, Великобритании, Соединенных Штатов Америки, перевезенных сюда из концентрационных лагерей Германии. Для массового истребления населения оккупанты создали особый административный аппарат и организовали целую сеть тюрем и лагерей.

Одним из тягчайших преступлений гитлеровских захватчиков являлся массо­вый угон советских людей на каторгу в Германию. По далеко не полным данным, из Львовской области на рабский труд в Германию было вывезено 130 тыс. человек, а из всего так называемого «дистрикта Галичина» — около 445 тыс. человек . Большую часть населения западных областей Украины немецкие фашисты рассчитывали выслать в Сибирь. В «Замечаниях и предложениях по генеральному плану «Ост» рейхсфюрера войск СС» отмечалось: «По плану главного управления имперской безопасности на территорию Сибири должны быть переселены также западные украинцы. При этом предусматривается переселение 65 проц. населения» . На исконно украинских землях гитлеровцы намеревались создать немецкие колонии. Однако осуществить свои преступные замыслы им не удалось.

Много горя и страданий трудящимся западных областей Украины причинили украинские буржуазные националисты. Их главари — платные агенты германского фашизма — пытались превратить эти области в рассадник украинского национализма. Националисты выдвигали лозунги, направленные на подрыв единства народа в его борьбе против оккупантов. Немецкая и буржуазно-националистическая пропаганда клеветала на социалистический строй, на советский народ, извращала историю борьбы украинского народа за социальное и национальное освобождение, широко рекламировала мнимую «освободительную миссию» германской армии. «Украинско-немецкие националисты,— говорил Н. С. Хрущев,— делали все, что от них зависело, для того, чтобы облегчить немцам закабаление нашего украинского народа. Они рассчитывали, что, прикрываясь националистическими лозунгами, смогут увлечь за собой украинский народ и таким образом отвлекут его от борьбы с немцами и сделают его смиренным перед немецкими поработителями» .

Украинские буржуазные националисты создали вооруженные банды, которые были объединены в так называемые «Украинскую повстанческую армию» (УПА) и «Украинскую народно-революционную армию» (УНРА). Эти банды действовали против Красной Армии и советских партизан, вместе с немцами грабили население. Их ядро составляли кулаки, буржуазные элементы городов и уголовники. В банды было завербовано также и некоторое количество обманутых крестьян. По заданию гестапо буржуазные националисты выполняли мерзкую роль шпионов и провокаторов: проникали в партизанские отряды, выслеживали подпольщиков. Вооруженные банды устраивали засады на партизан и подпольщиков, убивали их или передавали в руки гестаповцев. В начале 1944 г. националисты выследили группу подпольщиков Глинянского района, Львовской области, и многих из них зверски замучили. Пытаясь подорвать доверие населения к народным мстителям, националисты творили бесчинства в городах и селах и приписывали это партизанам. Однако им не удалось привлечь на свою сторону сколько-нибудь значительную часть населения.

Трудящиеся западных областей Украины, несмотря на жестокий террор и репрессии, не покорились оккупантам. Подпольные партийные и комсомольские организации, партизанские отряды и группы мужественно боролись против гитлеровских захватчиков и их лакеев — буржуазных националистов. Победы Красной Армии в 1943 г. и в первой половине 1944 г. вдохновили население еще не освобожденных областей Советской Украины на новые славные дела. К лету 1944 г. борьба партизан и деятельность подпольных партийных организаций приняли широкий размах.

Активно действовала подпольная антифашистская организация Львовской области «Народная гвардия имени Ивана Франко». Она была создана еще осенью 1942 г. и в 1944 г. насчитывала около 150 человек. Руководителями и активными участниками ее являлись коммунисты и комсомольцы Н. Д. Березин, В. А. Грушин, И. П. Вовк, П. П. Перчинский, Е. Г. Цибрух, И. Г. Матвейшин. Организация прово­дила большую политико-массовую работу среди населения. Она имела свою типографию и издавала на украинском, русском и польском языках газеты «Партизан», «Борьба» и «Новости дня». В них регулярно печатались сводки Совинформбюрог статьи о международном и внутреннем положении Советского Союза, материалы, разоблачавшие фашистскую и буржуазно-националистическую идеологию. Выпу­скались также листовки, которые расклеивались на стенах зданий и распространялись среди населения.

В Золочевском, Городокском, Бродовском, Красненском, Рава-Русском, Винниковском и других районах области действовали созданные «Народной гвардией имени Ивана Франко» боевые партизанские группы. Партизаны провели ряд операций по уничтожению важных объектов врага х.

В первой половине 1944 г., когда советские войска, освобождая Правобережную Украину, успешно продвигались на запад, многие партизанские соединения и отряды перешли в западные области Украины и продолжали девствовать там в тылу немецко-фашистских войск. Часть отрядов переправилась через Западный Буг и установила тесную связь с польскими партизанами. К концу апреля в западных областях Украины и в юго-восточных районах Польши сражались 10 партизанских соединений и 53 отряда, в которых насчитывалось 8882 человека .

Во время подготовки войск 1-го Украинского фронта к новому наступлению украинские партизаны в тесном взаимодействии с польскими партизанами проводили боевые операции на коммуникациях противника. В мае — июне советские и польские партизаны почти на месяц вывели из строя участки железных дорог Львов — Варшава, Рава-Русская — Ярослав и разгромили 13 крупных вражеских гарнизонов.

Боевые действия советских партизан на оккупированной территории западно-украинских областей протекали в тяжелой обстановке. В районе Львова и Станислава противник к лету 1944 г. сосредоточил крупную группировку войск и усиленно охранял свои коммуникации. Чтобы ликвидировать партизан в западных областях Украины и в юго-восточных районах Польши, немецко-фашистское командование систематически проводило карательные экспедиции, используя танки и авиацию. Однако все эти попытки окончились провалом.

Партизаны действовали под руководством партийных организаций и были тесно связаны с народом. В трудных условиях оккупационного режима трудящиеся помогали партизанам бороться с врагом, глубоко веря, что Красная Армия скоро принесет освобождение.

* * *

В ходе зимней кампании 1944 г. советские войска, разгромив южную стратеги­ческую группировку немецко-фашистских войск, освободили не только Правобережную Украину и Крым, но и значительную часть западных областей Украины. В середине апреля 1-й Украинский фронт временно перешел к обороне на рубеже западнее Луцка — Червоноармейск — западнее Тарнополя — Коломыя — Красноильск (карта 7). 15 мая в командование войсками фронта вступил Маршал Советского Союза И. С. Конев. Членами Военного совета фронта были генерал-лейтенанты Н.С.Хрущев и К. В. Крайнюков, начальником штаба — генерал армии В. Д. Соколовский.

Перед 1-м Украинским фронтом действовала группа армий противника «Северная Украина» под командованием генерал-полковника Й. Гарпе, которая занимала оборону от Полесья до Карпат. В ее состав входили 4-я и 1-я немецкие танковые армии и 1-я венгерская армия. Эту группу армий поддерживали 4-й и 8-й авиационные корпуса 4-го воздушного флота.

Группа армий «Северная Украина» имела задачу удержать занимаемые рубежи и не допустить прорыва советских войск в район Львова и в важный промышленный и нефтяной район Дрогобыч — Борислав. Вместе с тем обороной участка фронта между Полесьем и Карпатами противник рассчитывал прикрыть операционные направления, выводившие в южные районы Польши, в Чехословакию и в Силезский промышленный район, которые имели большое экономическое значение для фашист­ской Германии.

После разгрома основных сил группы армий «Центр» немецко-фашистское командование было вынуждено перебросить в Белоруссию войска из Германии и с других участков фронта. Так, из группы армий «Северная Украина» в середине июля туда были направлены шесть дивизий, из них три танковые, что значительно ослабило эту группу.

Группа армий «Северная Украина» противостояла главными силами 1-му Украинскому фронту, а частью сил — на участке западнее Ковеля — 1-му Белорусскому фронту. Всего к началу наступления перед 1-м Украинским фронтом противник имел 34 пехотные, 5 танковых, 1 моторизованную дивизии, 2 пехотные брига­ды Кроме того, в состав каждой армии входило много специальных частей и подразделений. Группа насчитывала свыше 600 тыс. человек, имела 900 танков и штурмовых орудий, 6300 орудий и минометов калибра 75 мм и выше, 700 самолетов. Наиболее многочисленная вражеская группировка находилась на львовском направлении на участке Броды — Зборов.

Противник, стремясь удержать остававшуюся в его руках часть территории Украины, создал глубоко эшелонированную оборону. Особенно сильной она была восточнее Львова. Пересеченный рельеф местности, лесные массивы, заболоченные пространства, реки Западный Буг, Днестр, Сан и Висла способствовали возведению прочных оборонительных рубежей. Враг построил три полосы обороны глубиной 40—50 километров. Первая полоса глубиной 4—6 километров состояла из трех — четырех сплошных траншей, соединенных ходами сообщения. Вторая полоса находилась в 8—10 километрах от переднего края обороны и в инженерном отношении была оборудована значительно слабее первой. Третья полоса проходила по западным берегам рек Западного Буга и Гнилой Липы. Оборудование се к началу наступления советских войск еще не закончилось. Кроме того, противник подготовлял оборону на Днестре, Сане, Висле. Города Владимир-Волынск, Броды, Хрубешув, Рава-Русская, Львов, Станислав и многие крупные населенные пункты были превращены в сильные узлы сопротивления.

В связи с недостатком оперативных резервов гитлеровское командование намеревалось любой ценой удержать тактическую зону обороны. С этой целью почти все пехотные дивизии были сосредоточены в первой и второй полосах обороны, а танковые дивизии находились на удалении 10—20 километров от переднего края.

Планом летне-осенней кампании 1944 г. предусматривалось начать наступление войск 1-го Украинского фронта после разгрома основных сил группы армий «Центр» в Белоруссии. В соответствии с этим командование 1-го Украинского фронта подготовило основные соображения о проведении операции с целью разгромить группу армий «Северная Украина» и завершить освобождение Украины. Эти соображения командующий фронтом представил в начале июня в Ставку Верховного Главно­командования. Учитывая их, Ставка окончательно определила замысел операции и 24 июня отдала директиву командующему фронтом. Согласно этой директиве фронт должен был подготовить и провести операцию по разгрому группировок противника на львовском и рава-русском направлениях. Войскам фронта приказывалось разгромить львовскую и рава-русскую группировки и выйти на рубеж Хрубешув —

Томашув—Яворов—Галич, для чего нанести два удара: первый —из района юго-западнее Луцка в направлении Сокаль — Рава-Русская и второй — из района Тарнополя на Львов х. Чтобы обеспечить удар на львовском направлении, намечалось наступление части сил левого крыла фронта на Станислав.

Из решения Ставки видно, что Советское Верховное Главнокомандование, пла­нируя операцию, получившую впоследствии название Львовско-Сандомирской, ставило перед войсками фронта задачу не только изгнать гитлеровских захватчиков с территории западных областей Украины, но и начать освобождение юго-восточных районов Польши. Осуществление этой задачи по времени совпадало с действиями войск 1-го Белорусского фронта на люблинско-варшавском направлении. В упомянутой директиве Ставки предусматривалось наступлением части сил правого крыла фронта на Хрубешув — Замостье содействовать продвижению войск левого крыла 1-го Белорусского фронта. Таким образом, операция 1-го Украинского фронта являлась составной частью мощного наступления Красной Армии в центре советско-германского фронта летом 1944 г.

Для успешного выполнения поставленной задачи Ставка усилила 1-й Украинский фронт 9 стрелковыми и 10 авиационными дивизиями, артиллерийскими и специальными соединениями и частями. Кроме того, для доукомплектования соединений фронт получил 1100 танков, 2747 орудий и минометов. В состав фронта входило семь армий (3-я гвардейская, 13, 60, 38, 1-я гвардейская, 18-я и 5-я гвардейская), три танковые армии (1, 3-я гвардейские и 4-я), 2-я и 8-я воздушные армии, две коныо-механизированные группы .

Всего перед наступлением на 1-м Украинском фронте имелось 80 дивизий (из них 6 кавалерийских), 10 танковых и механизированных корпусов, 4 отдельные танковые и механизированные бригады. Кроме того, в состав фронта входил 1-й Чехословацкий армейский корпус. Во фронте насчитывалось 13 900 орудий и минометов калибра 76 мм и выше, 1614 танков и самоходно-артиллерийских установок, 2806 самолетов. В войсках фронта было 843 тыс. человек .

Командующий 1-м Украинским фронтом, исходя из поставленной задачи и оценки обстановки, принял решение нанести удар на рава-русском направлении силами правого крыла фронта в составе 3-й гвардейской и 13-й армий, 1-й гвардей­ской танковой армии и конно-механизированной группы генерал-лейтенанта

К. Баранова. Прорыв обороны намечался силами войск смежных флангов 3-й гвардейской и 13-й армий на участке шириной в 12 километров. Удар на львовском направлении наносили войска центра фронта в составе 60-й и 38-й армий, 3-й гвардейской и 4-й танковых армий и конно-механизированной группы генерал-лейтенанта В. Соколова. Прорыв обороны врага осуществлялся здесь также войсками смежных флангов 60-й и 38-й армий на участке шириной в 14 километров. Планировалось в ходе наступления окружить и уничтожить вражескую группировку в районе Брод. Для обеспечения центральной ударной группы, действовавшей на львовском направлении, предполагался переход в наступление 1-й гвардейской армии на станиславско-дрогобычеком направлении.

Войска фронта, развернутые в 440-километровой полосе, имели двухэшелонное оперативное построение. 5-я гвардейская армия — второй эшелон фронта — к началу операции была сосредоточена юго-восточнее Тарнополя. Кроме того, один -стрелковый корпус находился в резерве фронта. Три танковые армии и две конно-механизированные группы составляли подвижные группы фронта. Армиям первого эшелона совместно с танковыми армиями в первый день операции предстояло прорвать первую и вторую полосы обороны противника на глубину 20—30 километров. Ввиду того что немецко-фашистское командование придавало огромное значение удержанию тактической зоны и сильно укрепило ее, прорыв вражеской обороны намечалось осуществить мощными группировками войск.

Окончательно разработанный фронтом план операции был направлен 7 июля в Ставку. После тщательного изучения плана Генеральным Штабом Ставка 10 июля утвердила его, за исключением некоторых пунктов, по которым командующий фронтом получил следующие указания: «Танковые армии и конно-механизированные группы использовать не для прорыва, а для развития успеха после прорыва. Танковые армии в случае успешного прорыва ввести через день после начала операции, а конно-механизированньге группы через два дня после начала операции, вслед за танковыми армиями. На первый день операции поставить пехоте посильные задачи, так как поставленные Вами задачи, безусловно, завышены». В соответствии с этим командующий фронтом изменил порядок использования танковых армий и уточнил глубину задач общевойсковых армий. Так в творческом сотрудничестве командования фронта и Ставки Верховного Главнокомандования сложился план Львовско-Сандомирской операции.

В соответствии с замыслом операции основные силы и средства фронта предстояло сосредоточить на участках прорыва — на рава-русском и львовском направ­лениях. Так как после завершения весенних боев основные силы фронта находились на участке Тарнополь — Коломыя, требовалось перебросить их к северу от Тарнополя. С 24 июня по 7 июля на участок Луцк — Тарнополь было переброшено до 50 процентов стрелковых дивизий, три танковые армии и значительное количество артиллерийских, инженерных и других специальных частей и соединений. Перегруппировка проводилась на расстояние 100—200 километров, а в некоторых случаях до 400 километров. В целях достижения внезапности удара войска передвигались в основном только ночью, с соблюдением мер маскировки. При этом стрелковые войска и артиллерия совершали марши по грунтовым, а танковые армии —по железным дорогам.

После перегруппировки войск на участках прорыва было сосредоточено до 70 процентов стрелковых войск и артиллерии, свыше 90 процентов танков и самоходно-артиллерийских установок. Артиллерийская плотность составляла от 150 до 250 орудий и минометов на 1 километр фронта. На участках прорыва концентриро­вались основные усилия фронтовой авиации. Общее превосходство войск 1-го Украинского фронта над противником было: по людям — в 1,4 раза, по орудиям и минометам — в 2,2 раза, по танкам и самоходно-артиллерийским установкам — в 1,8 раза, а по самолетам — в 4 раза. На участках прорыва было создано подавляющее превосходство: по живой силе — почти в 5 раз, по орудиям и минометам — в 6—7 раз, по танкам и самоходно-артиллерийским установкам — в 3—4 раза.

Авиационное обеспечение операции возлагалось на 2-ю воздушную армию, которой командовал генерал-полковник авиации С. А. Красовский. Этой армии ставились задачи: прочно удерживать господство в воздухе, надежно прикрывать главные группировки войск фронта от воздействия авиации противника, поддерживать наземные войска при прорыве вражеской обороны, не допускать подхода резервов противника к полю боя и занятия ими обороны на рубеже Западного Буга, обеспечивать ввод в сражение танковых армий и конно-механизированных групп и их действия в оперативной глубине обороны врага, вести непрерывную воздушную разведку и наблюдение за полем боя.

В связи с тем что войска фронта наносили удар на двух направлениях, были созданы две авиационные группы — северная и центральная. Северная группа, включавшая четыре авиационных корпуса, обеспечивала наступление на рава русском направлении; центральная, состоявшая из пяти авиационных корпусов,— на львовском направлении. С прибытием 16 июля в состав фронта управления 8-й воздушной армии входившие в северную авиагруппу корпуса были переданы этой армии. Однако командующий 8-й воздушной армией находился в оперативном подчинении командующего 2-й воздушной армией.

Кроме фронтовой авиации, для содействия наземным войскам привлекались авиация дальнего действия и истребительная авиация противовоздушной обороны страны. Авиация дальнего действия должна была участвовать в борьбе за господство в воздухе и не давать противнику возможности маневрировать резервами. Истребительной авиации ПВО страны ставилась задача прикрывать объекты фронтового тыла и железнодорожные коммуникации.

При подготовке наступления многое делалось для материально-технического обеспечения войск. Сеть железных, шоссейных и грунтовых дорог в полосе фронта была развита хорошо. Дорожные, мостовые и саперные части отремонтировали 2200 километров шоссейных и грунтовых дорог, построили и восстановили 389 мостов г. Пропускная способность железных дорог была доведена до 30 пар поездов в сутки на двухпутных участках и до 12—18 — на однопутных. Большой объем работы по ремонту автотранспорта выполнили автомобилисты.

В войсках и на складах армий и фронта к началу операции имелось от 2,5 до 5 комплектов боеприпасов, от 6 до 10 заправок автобензина и дизельного топлива и запас продовольствия на 15—30 суток .

В партийно-политической работе важное место занимало разъяснение личному составу стоявшей перед войсками фронта благородной задачи — в кратчайший срок завершить освобождение Советской Украины, перенести боевые действия за пределы Родины и начать освобождение союзной нам Польши. Эта задача налагала на советских воинов большую ответственность, требовала всемерного укрепления воинской дисциплины, повышения роли коммунистов и комсомольцев.

Политорганы и партийные организации провели огромную работу по приему в партию солдат и офицеров, проявивших в боях мужество и отвагу. Только за первые пять месяцев 1944 г. в войсках фронта в партию было принято 72 500 человек, из них 41 600 кандидатами в члены ВКП(б).Тысячи бойцов вступили в комсомол. Таким образом, перед наступлением число коммунистов и комсомольцев значительно увеличилось и на 1 июля составляло: в общевойсковых армиях—от 32 до 41 процента, а в танковых армиях — от 50 до 75 процентов всего личного состава.

Рост партийных рядов, проведенная политорганами расстановка членов и кан­дидатов партии в соединениях и частях позволили к началу наступления укрепить партийные организации. Весьма успешно эта задача была решена в танковых войсках. Например, в 61-й гвардейской танковой бригаде 4-й танковой армии насчитывалось 418 членов и кандидатов партии, что дало возможность иметь в каждой роте партийную организацию 4, повысить ее роль в боевой жизни подразделения.

Особое внимание уделялось работе с новым пополнением, которое прибывало жз освобожденных районов Украины, в том числе и из ее западных областей. Главное политическое управление Красной Армии еще в марте 1944 г. издало специальную директиву о работе с призывниками из западных областей Украины. Указывая на особенности прибывшего пополнения, Главное политическое управление требовало от всех политорганов внимательного изучения этой категории военнослужащих, глубокой и всесторонне продуманной организации политико-воспитательной работы. В директиве подчеркивалось: «Офицерский состав и прежде всего политработники обязаны всеми средствами воспитательной работы помочь советским гражданам западных областей Украины как можно скорее полностью освободиться от последствий фашистской и буржуазно-националистической пропаганды и подготовить себя к выполнению своего воинского долга в борьбе за освобождение нашей Родины от немецких захватчиков» .

Командование и политорганы придавали исключительное значение повышению бдительности, так как в тылу и в районе предстоящих действий наших войск орудовали буржуазно-националистические банды. В соединениях и частях прошли партийные активы и собрания, на которых обсуждались вопросы борьбы с этими бандами. О необходимости усиления бдительности говорилось и на красноармейских собраниях в частях. Большая работа была проведена среди местного населения.

Созданию высокого наступательного порыва в войсках в значительной степени способствовали обращения военных советов фронта и армий к солдатам и офицерам. Эти обращения призывали воинов разгромить противника и завершить освобождение Советской Украины. В ротах и батальонах, там, где представлялось возможным, состоялись митинги, на которых зачитывалось обращение Военного совета фронта. Выступавшие на митингах солдаты и офицеры заверяли командовайие, что приказ Родины будет выполнен.

К 12 июля войска фронта были готовы к наступлению. В это время советские войска, стремительно развивавшие успех в Белоруссии, вышли в районы Вильнюса и Волковыска и подходили к Кобрину. Условия для перехода в решительное наступление 1-го Украинского фронта значительно улучшились.




  1. Rjvbccfh

    Советским войскам в западных областях Украины пришлось преодолевать не только оборонительные рубежи немецких фашистов. Националистическое подполье не думало складывать оружие, а местное население скорее симпатизировало бандеровцам. Как показало время, национальные противоречия разрешить не удалось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.