Висло-одерская операция


Висло-Одерская операция — одна из крупнейших стратегических наступательных операций Великой Отечественной войны — проводилась на главном, варшавско-берлинском направлении войсками 1-го Белорусского, 1-го Украинского и частью сил 4-го Украинского фронтов. В операции принимала участие 1-я армия Войска Польского. Активное содействие проведению этой операции оказывал 2-й Белорусский фронт, участвовавший в Восточно-Прусской операции. От его успеха во многом зависело наступление 1-го Белорусского фронта.

Политической целью операции было завершение освобождения польского народа от гнета гитлеровских захватчиков и оказание ему помощи в образовании сильного, независимого, демократического государства.

Стратегическая цель операции заключалась в том, чтобы разгромить немецко-фашистскую группу армий «А», оборонявшуюся на территории Польши и прикрывавшую жизненные центры Германии, выйти на Одер и обеспечить выгодные условия для нанесения завершающего удара по Берлину. Эта грандиозная операция должна была также отвлечь силы врага с Западноевропейского фронта и облегчить положение американо-английских армий, создавшееся в связи с наступлением немецко-фашистских войск в Арденнах и Вогезах.

Замысел операции состоял в том, чтобы нанести два мощных удара по противнику — на познанском и бреславльском направлениях, взломать его оборону на всю глубину, рассечь оборонявшиеся войска на изолированные группы и уничтожить их по частям.

В соответствии с общим замыслом операции Ставка Верховного Главнокоман­дования поставила перед фронтами следующие задачи.

1-му Белорусскому фронту было приказано разгромить варшавско-радомскую группировку противника и не позднее 11 — 12-го дня наступления овладеть рубежом Жихлин — Лодзь. В дальнейшем войскам фронта предстояло развивать наступление на Познань. Главный удар планировалось нанести силами четырех обще­войсковых, двух танковых армий и одного кавалерийского корпуса с магнушев-ского плацдарма в направлении на Кутно. Часть сил (не менее армии с одним — двумя танковыми корпусами) должна была наступать в северо-западном направлении, чтобы свернуть оборону противника перед правым крылом фронта, при содействии войск 2-го Белорусского фронта разгромить варшавскую группировку и освободить столицу Польши. Прорыв вражеской обороны предполагалось осуществить на участке шириной 16 километров силами трех общевойсковых армий с привлечением четырех артиллерийских дивизий, создав плотность артиллерии не менее 240 орудий и миноме­тов на километр фронта. Для развития успеха после прорыва обороны на главном направлении во второй эшелон фронта выделялась одна общевойсковая армия. Танковые армии было приказано использовать после прорыва обороны на главном направлении, чтобы отрезать пути отхода варшавской группировке противника на запад. Одновременно с этим фронт должен был нанести второй удар силами двух армий, двух танковых и одного кавалерийского корпусов с пулавского плацдарма на участке шириной 12 километров в направлении на Радом — Лодзь, а частью сил — на Шид-ловец, продвигаясь навстречу войскам 1-го Украинского фронта, затем во взаимодействии с ними разгромить кельце-радомскую группировку врага. Для прорыва обороны на этом участке Ставка приказала привлечь две артиллерийские диви­зии, создав плотность артиллерии не менее 215 орудий и минометов на километр фронта.

Кроме того, намечалось нанести вспомогательный удар из района севернее Варшавы силами правофланговой 47-й армии, которой предстояло во взаимодействии с левым крылом 2-го Белорусского фронта очистить от противника междуречье Висла —

Западный Буг и в дальнейшем обойти Варшаву с северо-запада. 1-ю армию Войска Польского предполагалось использовать для освобождения Варшавы. Одновременно с этим 2-й Белорусский фронт, наносивший главный удар с рубежа реки Нарев на Мариенбург, должен был, содействуя 1-му Белорусскому фронту в разгроме войск противника, частью сил левого крыла обойти Модлин с запада, быть готовым фор­сировать Вислу и не допустить отхода варшавской группировки врага 1-му Украинскому фронту Ставка приказала разгромить во взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом кельце-радомскую группировку врага, не позднее 10—11-го дня операции овладеть рубежом Петроков — Радомско — Ченстохов — Мехув и затем развивать наступление в направлении на Бреславль. Главный удар плани­ровалось нанести силами пяти общевойсковых и двух танковых армий, четырех отдельных танковых и механизированных корпусов с сандомирского плацдарма в направлении Радомско. Оборону противника войска фронта должны были прорвать в центре плацдарма на участке протяженностью 30 километров силами трех армий, для чего требовалось дополнительно привлечь шесть артиллерийских дивизий и создать плотность артиллерии не менее 220 орудии и минометов на километр фронта. Во второй эшелон было приказано выделить две общевойсковые армии для использования их после прорыва обороны противника: одну с танковым корпусом — для наступления на Шидловец, с задачей обойти с запада островецкую группировку противника и помочь войскам 1-го Белорусского фронта выйти в район Радома, другую — для наращивания удара на главном направлении. Танковые армии предназначались для развития успеха после прорыва обороны на главном направлении. При выполнении ближайшей задачи операции среднесуточный темп наступления войск намечался 10—13 километров в сутки.

4-му Украинскому фронту было приказано подготовить правофланговую 38-ю армию для наступления на краковском направлении, с тем чтобы во взаимодействии с 1-м Украинским фронтом освободить Краков. Войска, расположенные на левом крыле и в центре фронта, имели задачу продолжать наступление на территории Чехословакии.

За неделю до наступления было дано указание фронтам о подготовке авиационного удара по войскам противника одновременно с артиллерийским наступлением. Удары по аэродромам врага должны были производиться по усмотрению командующих фронтами. При этом требовалось соблюдать максимальную бдительность на своих аэродро­мах для противодействия возможным ударам вражеской авиации.

Таким образом, в этой операции советские войска должны были расчленить оборонявшиеся силы противника на части, окружить его группировки в районах Варшавы, Островца и Кракова и выйти на Одер. Для наступления предполагалось использовать все три плацдарма, захваченные на левом берегу Вислы. Намеченные удары по противнику в ходе операции должны были слиться в два главных удара: на Познань и на Бреславль.

После получения директив командующие фронтами приняли решения на прове­дение операции и приступили к всесторонней ее подготовке.

Командующим 1-м Белорусским фронтом был Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, членом Военного совета — генерал-лейтенант К. Ф. Телегин, начальником штаба — генерал-полковник М. С. Малйнин. Командующий фронтом решил прорвать оборону противника на трех участках: с магнушевского и пулавского плацдармов и из района Яблонны севернее Варшавы. Согласно решению главный удар наносили с магнушевского плацдарма четыре общевойсковые, две танковые армии и кавалерийский корпус. 61-я, 5-я ударная и 8-я гвардейская армии, действовавшие в первом эшелоне фронта, предназначались для прорыва обороны противника на участке шириной 17 километров и развития наступления в направлении Кутно — Познань. Правофланговые соединения 61-й армии, насту­павшие с магнушевского плацдарма, должны были охватить варшавскую группи­ровку противника с юга и запада. 3-й ударной армии, находившейся во втором эшелоне фронта, было приказано наступать на Познань. 2-ю и 1-ю гвардейские танковые армии и 2-й гвардейский кавалерийский корпус предполагалось использовать для развития успеха ударной группировки. 2-я гвардейская танковая армия и 2-й 1вардейский кавалерийский корпус получили задачу войти в прорыв на третий день операции в полосе действий 5-й ударной армии и, наступая на Сохачев — Гостынин, отрезать пути отхода варшавской группировке. В случае упорного сопротивления противника армия могла, прикрывшись одним корпусом с запада, нанести удар на Варшаву. 1-я гвардейская танковая армия должна была на второй день операции войти в прорыв в полосе наступления 8-й гвардейской армии, овладеть районом Кутно — Ленчица и в дальнейшем продвигаться в направлении на Познань. Средне­суточный темп наступления танковых армии планировался до 40 километров.

Второй удар наносили с пулавского плацдарма 69-я и 33-я армии, усиленные соответственно 11-м и 9-м танковыми корпусами, с целью прорвать оборону противника на участке шириной 13 километров и наступать в общем направлении на Лодзь. Часть сил левофланговой 33-й армии должна была охватить с севера и запада кельце-радомскую группировку немецко-фашистских войск и во взаимодействии с право­фланговыми армиями 1-го Украинского фронта уничтожить ее. В резерве фронта находился 7-й гвардейский кавалерийский корпус.

Третий удар, севернее Варшавы, наносили войска правофланговой 47-й армии при содействии части сил 1-й армии Войска Польского. 47-й армии было приказано перейти в наступление с участка шириной 4 километра на второй день операции, разгромить части противника, оборонявшие предмостное укрепление на восточном берегу Вислы в районе Яблонны, форсировать реку и затем принять участие в уничтожении варшавской группировки врага. В дальнейшем этой армии предстояло наступать на запад вдоль левого берега Вислы.

1-я армия Войска Польского получила задачу начать наступление на четвертый день операции и во взаимодействии с войсками 47, 61 и 2-й гвардейской танковой армий овладеть Варшавой.

Главные силы 16-й воздушной армии должны были оказать поддержку сухопутным войскам, наступавшим с магнушевского плацдарма. Перед армией стояла задача наносить массированные бомбо-штурмовые удары по боевым порядкам пехоты, артиллерии и танков противника, по его колоннам на марше, по железнодорожным коммуникациям, а также защищать свои войска от воздействия вражеской авиации. В глубине обороны противника усилия авиации направлялись на обеспечение действии подвижных войск .

1-м Украинским фронтом командовал Маршал Советского Союза И. С. Конев, членом Военного совета фронта был генерал-лейтенант К. В. Крайнюков, начальником штаба — генерал армии В. Д. Соколовский. Командующий фронтом решил нанести один мощный удар с сандомирского плацдарма в общем направлении на Радомско — Бреславль. Прорыв неприятельской обороны намечалось осуществить на участке в 39 километров 13, 52, 5-й гвардейской армиями, а также частью сил 3-й гвардейской и 60-й армий, усиленными 25, 31 и 4-м гвардейским танковыми корпусами. 6-я армия, действовавшая на правом фланге фронта, получила задачу занять оборону и быть готовой вместе с 3-й гвардейской армией перейти к преследованию и уничтожению опатувско-островецкой группировки врага. Во втором эшелоне фронта находились 21-я и 59-я армии. 21-я армия предназначалась для наращивания удара в направлении на Радомско, а 59-я армия — на Краков. В резерве фронта были оставлены 7-й гвардейский механизированный и 1-й гвардейский кавалерийский корпуса.

4-я танковая армия должна была войти в прорыв на участке 13-й армии, стремительно продвинуться в северо-западном направлении на Розпша, уничтожить отходящие части и резервы противника, выйти на пути отступления кельцерадомской группировки, чтобы впоследствии соединиться с войсками 1-го Белорусского фронта в районе Лодзи. 3-я гвардейская танковая армия получила задачу войти в прорыв на участке 52-й армии и, развивая успех в направлении Радомско, разгромить отходившие части и резервы врага, не дав им возможности занять подготовленные рубежи на реках Нида и Пилица.

Правый фланг ударной группировки фронта по замыслу операции обеспечивали 6-я и 3-я гвардейская армии, наступавшие на Шидловец. Кроме того, 3-я гвардейская армия должна была охватить с юга и запада кельце-радомскую группировку немцев с целью уничтожить ее во взаимодействии с левофланговыми войсками 1-го Белорусского фронта. Обеспечение левого фланга ударной группировки фронта возлагалось на 60-ю армию и 59-ю армию второго эшелона. Они должны были наступать вдоль левого берега Вислы и во взаимодействии с войсками 4-го Украинского фронта освободить Краков.

2-ю воздушную армию намечалось использовать для прикрытия сосредоточе­ния главных сил фронта на сандомирском плацдарме, для поддержки войск при прорыве вражеской обороны и развитии успеха танковых армий и армий второго эшелона, для прикрытия своих переправ на Висле, нанесения ударов по переправам противника на реках Нида и Пилица, а также для уничтожения вражеских самолетов на аэродромах Краковского и Енджеювского аэроузлов.

4-й Украинский фронт, где командующим был генерал армии И. Е. Петров, членом Военного совета — генерал-полковник Л. 3. Мехлис, начальником штаба — генерал-лейтенант Ф. К. Корженевич, согласно указаниям Ставки Верховного Главнокомандования выделил для участия в Виоло-Одерской операции 38-ю армию. Эта армия должна была нанести удар из района южнее Ясло в общем направлении на Бельско-Бяла и частью сил — на Краков, разгромить противника и во взаимодействии с войсками 1-го Украинского фронта освободить Краков.

В период подготовки операции были проведены крупные переброски войск из Резерва Ставки и из фронтов, действовавших в Прибалтике и на севере. Так, например, в состав 1-го Белорусского фронта прибыли 61-я армия — из 1-го Прибалтийского фронта, 3-я ударная армия — из 2-го Прибалтийского фронта, три тяжелых самоходно-артиллерийских полка — из Ленинградского фронта и три полка — из Резерва Став­ки. За это время на фронт поступило около 500 новых автотягачей и 1000 авто­машин.

Для прорыва вражеской обороны на узких участках фронтов было сконцентри­ровано огромное количество войск и боевой техники. На одном лишь магнушевском плацдарме площадью 240 квадратных километров находилось около 400 тыс. человек, более 8700 орудий и минометов и около 1700 танков и самоходно-артиллерийских установок, что составляло 52 процента стрелковых соединений и свыше 70 процентов артиллерии и танков, имевшихся в Белорусском фронте. Были созданы высокие артиллерийские плотности — 230—250 орудий и минометов на километр фронта. В результате всего этого на участках прорыва войска 1-го Белорусского и

1-го Украинского фронтов превосходили противника в живой силе в 9 раз, в артиллерии— в 9 —10 раз, в танках и самоходно-артиллерийских установках—в 10 раз Такое соотношение сил и средств обеспечивало успешный прорыв вражеской обороны в короткий срок и стремительное развитие наступления на большую глубину.

При подготовке операции огромное внимание уделялось планированию боевого использования артиллерии. Она должна была подавить оборону противника во всей тактической зоне, разрушить оборонительные сооружения, проделать проходы в проволочных заграждениях, не допустить подхода резервов врага, поддержать атаку пехоты и танков, обеспечить ввод в прорыв танковых армий, танковых и кавалерийских корпусов и ввод в сражение армий второго эшелона, огнем зенитно-артиллерийских средств прикрыть свои войска в ходе сосредоточения и наступления.

Артиллерийская подготовка атаки в 1-м Белорусском фронте должна была продолжаться 2 часа 35 минут, в 1-м Украинском — 1 час 47 минут. Атаку пехоты и танков в обоих фронтах было решено сопровождать двойным огневым валом на глубину 2,5—3 километра.

Почти все танки, предназначенные для непосредственной поддержки пехоты, а также самоходно-артиллерийские установки на время прорыва планировалось передать стрелковым батальонам первого эшелона. После прорыва вражеской обороны на всю тактическую глубину эти танки и самоходно-артиллерийские установки должны были действовать на направлениях главных ударов, и прежде всего — в передовых отрядах при преследовании противника. Танковые корпуса, приданные 69-й и 5-й гвардейской армиям, использовались в качестве подвижных групп с целью вступить в сражение в первый день операции после занятия стрелковыми соедине­ниями двух позиций главной полосы обороны.

Важная роль в операции отводилась инженерно-саперным частям и соединениям. В составе обоих фронтов насчитывалось более 320 инженерно-саперных и понтонных батальонов. Основными задачами этих войск являлись инженерная разведка вражеской обороны, оборудование вислинских плацдармов, подготовка исходного района для наступления, особенно дорог и переправ, проделывание проходов в заграждениях. Инженерные подразделения должны были принять участие в преодолении укрепленных рубежей, захвате опорных пунктов и долговременных сооружений противника.

Перед началом наступления во всех стрелковых корпусах были созданы подвижные отряды заграждения. Эти отряды должны были проделывать проходы в минных полях, строить мостики через траншеи и устраивать заграждения в случае контратак противника и таким образом обеспечивать быстрый темп наступления войск.

Большое внимание при подготовке операции уделялось организации управления войсками и налаживанию непрерывной проводной и радиосвязи. Оснащенность Красной Армии всевозможными техническими средствами связи позволила добиться в ходе операции бесперебойного управления войсками при быстрых темпах продвижения.

В соответствии с указаниями командующих фронтами командующие армиями приняли решения на проведение армейских операций. Оперативное построение войск армий было глубоким, многие армии располагали корпуса в два или даже в три эшелона. В армейском резерве находилось по одной стрелковой дивизии. Стрелковые корпуса, дивизии и полки строили боевые порядки обычно в два эшелона. Глубокие боевые порядки увеличивали пробивную силу частей и соединений при прорыве эшелонированной обороны врага в короткие сроки.

Советские войска и их штабы тщательно готовились к наступлению. Командование фронтов и армий организовало разведку, сосредоточило крупные силы и средства на направлениях главных ударов. К началу операции в войска фронтов прибыло большое пополнение. Многие части были доведены до штатного состава. Танковые армии и корпуса, а также артиллерийские соединения были полностью укомплектованы и представляли огромную силу.

Готовясь к наступлению, бойцы и командиры изучали боевую технику, поступавшую на вооружение, совершенствовали огневую подготовку и отрабатывали организацию прорыва глубоко эшелонированной обороны, способы преодоления укрепленных рубежей и инженерных заграждений, ведения борьбы в населенных пунктах и форсирования рек. Во многих стрелковых полках выделялось по одному батальону для действия в качестве штурмового батальона по преодолению укрепленных позиций противника. К началу наступления были приведены в порядок боевая техника, вооружение, автомобильный и гужевой транспорт, отремонтированы обмундирование и снаряжение личного состава.

Напряженно трудились дорожные и инженерно-саперные части. Они прокладывали новые и исправляли старые дороги, строили мосты через Вислу, готовили конструкции для переправы через реки, которые предстояло форсировать в глу­бине обороны противника, проделывали проходы в заграждениях.

Проводились также мероприятия по маскировке войск и достижению внезапно­сти удара по фашистской обороне. Все документы по планированию операции разрабатывались в глубокой тайне от противника. Задачи исполнителям ставились только в пределах их прямых обязанностей. Войска сосредоточивались на участках прорыва ночью, скрытно от врага. Пристрелка артиллерии проводилась строго ограниченным числом орудий и минометов, разведка боем велась во всей полосе фронта, с наибольшей интенсивностью — на второстепенных направлениях. Все это делалось для того, чтобы дезориентировать противника.

В тесном взаимодействии с советскими войсками готовилось к наступлению Войско Польское, верховным главнокомандующим которого был бывший командующий Армией людовой генерал-полковник М. Роля-Жимерский, заместителем по политико-воспитательной части — генерал-майор А. Завадский, начальником главного штаба — генерал-лейтенант В. Корчиц. В январе 1945 г. в состав Войска Польского входили 1-я и 2-я армии. Но в Висло-Одерской операции участвовала только 1-я поль­ская армия, которая по договоренности между советскими польским правительствами находилась в оперативном подчинении командующего 1-м Белорусским фронтом. К 10 января она имела около 67 748 человек, 1260 орудий и минометов, 172 танка и самоходно-артиллерийских установок г. Польские воины готовились к форсированию Вислы и штурму гитлеровских частей в Варшаве. Подразделения 6-й пехотной диви­зии отрабатывали взаимодействие с советским дивизионом бронепоездов, который должен был поддерживать ее наступление на варшавском направлении. Советское командование обеспечивало армию вооружением, боеприпасами и всеми видами довольствия. Часть продовольствия, снаряжения и транспортных средств поступала из освобожденных районов Польши. Советские офицеры передавали польским воинам свой богатый боевой опыт.

В ходе длительной и целеустремленной боевой подготовки советские и польские войска совершенствовали свое воинское мастерство, учились вести наступательный бой с прорывом глубоко эшелонированной обороны.

Материально-техническое обеспечение советских войск осуществлялось в сложных условиях. Войска действовали за пределами своей страны, на большом удалении от основных баз снабжения. Позади войск фронтов простиралась полоса земли, опустошенная немецко-фашистскими оккупантами. Железнодорожные и автомобильные коммуникации были разрушены. Зима, а затем весенняя распутица увеличили трудности снабжения частей и соединений. Переправы через Вислу подвергались непрерывным ударам авиации и дальнобойной артиллерии противника и часто выходили из строя. Начавшийся ледоход еще более ухудшил положение.

Огромное количество войск и боевой техники советских фронтов и польской армии потребовало колоссального напряжения в работе органов тыла, которые с честью выполнили возложенные на них задачи. К началу наступления были полностью восстановлены и перешиты на широкую колею все железнодорожные пути к востоку от Вислы. Закончилось восстановление поврежденного артиллерийским обстрелом противника железнодорожного моста у Сандомира. Это позволило доставлять грузы непосредственно на левый берег реки.

Во время подготовки операции 1-му Белорусскому фронту по железным дорогам было доставлено 1259 эшелонов с военными грузами. В составе этих эшело­нов насчитывалось более 68 460 вагонов. Кроме того, в течение ноября и декабря фронтовой и армейский автомобильный транспорт перевез 923 300 тонн груза, а также 100 290 человек. Для войск 1-го Украинского фронта с 10 сентября 1944 г. по 10 января 1945 г. было доставлено 1292 железнодорожных эшелона в составе 64 625 вагонов.

К началу наступления дорожные войска фронтов подготовили широко развитую сеть фронтовых и армейских грунтовых дорог, по которым поступали из тыла по­полнения и подвозились грузы от железнодорояшых станций в войска. Особое вни­мание было уделено подготовке дорог к плацдармам и на самих плацдармах. Через Вислу были построены мосты и переправы. В пределах одного лишь сандомирского плацдарма их было построено одиннадцать. В полосе 1-го Белорусского фронта дорожные войска отремонтировали и обслуживали свыше 1900 километров дорог .

Войска и органы тыла фронтов использовали все возможности для ремонта и пополнения автомобильного парка, подготовки шоферов, усиления авторемонтных средств. Только в 1-м Белорусском фронте было отремонтировано 22 тыс. автомобилей и 6500 моторов.

К 10 января на вислинских плацдармах удалось сосредоточить значительные запасы боеприпасов, горючего и других материально-технических средств. 1-й Белорусский фронт на магнушевском плацдарме имел 2 479,8 тыс. снарядов и мин, что составляло 2132 вагона, а на пулавском плацдарме — 1 311,9 тыс. снарядов и мин, или 1157 вагонов. К началу операции во фронте имелось 55 989 тонн жидкого топлива . В 1-м Украинском фронте имелось 114 336 тонн боеприпасов, 57 215 тонн горючего и смазочных материалов, 47 805 тонн продовольствия и 43 750 тонн различных специальных грузов . Всего к началу операции во фронтах было 3—4 боекомплекта бое­припасов, 4—5 заправок автобензина и дизельного топлива и 9 —14 заправок авиационного бензина .

Большое внимание уделялось медицинскому обеспечению предстоящей операции. К началу наступления был полностью подготовлен эвакуационный транспорт. Фронты и армии имели в достаточном количестве конно-санитарные и автомобильные роты, железнодорожные летучки, военно-санитарные поезда, отряды собачьих санитарно-нартовых упряжек и санитарно-авиационные полки. В достаточном количестве были заготовлены медикаменты, перевязочные средства и средства, необходимые для проведения противоэпидемических мероприятий. Медицинская служба наладила заготовку крови для переливания. Так, в 1-м Белорусском фронте имелось 32 500 доноров, среди них было более 4 тыс. доноров-поляков.

Во фронтах и армиях была развернута широкая сеть госпиталей. Только в армиях 1-го Белорусского фронта насчитывалось 180 госпиталей на 60,3 тыс. коек. Кроме того, в армейском тылу фронт подготовил около 68 тыс. коек. Коечная сеть была максимально приближена к войскам. Так, на магнушевском плацдарме 5-я ударная и 8-я гвардейская армии развернули 12 госпиталей, а на пулавском плац­дарме 33-я и 69-я армии — 5 госпиталей.

В период подготовки к наступлению в частях и соединениях фронтов непрерывно проводилась партийно-политическая работа, которая была направлена на выполнение указаний партии и правительства — завершить разгром вооруженных сил фашистской Германии и водрузить над Берлином Знамя Победы. Этот лозунг призывал воинов напрячь все силы, тщательно подготовиться к прорыву укрепленной обороны врага, уничтожить его группировки и стремительными темпами двинуться к Берлину. Разъясняя эти задачи, командиры и политработники требовали от бойцов максимально использовать свои знания и опыт, приобретенные за время войны.

Для оказания практической помощи войскам многие работники политуправлений фронтов были посланы в армии и корпуса. Политуправление 1-го Украинского фронта командировало в войска 50 опытных политработников. Особое значение приобретала партийно-политическая работа в штурмовых батальонах, в танковых, самоходно-артиллерийских и артиллерийских частях, которые первыми должны были начать прорыв вражеской обороны.

В результате приема тысяч лучших воинов в члены и кандидаты партии к началу наступления почти во всех подразделениях были созданы полнокровные партийные организации. Во многих стрелковых ротах партийно-комсомольская прослойка достигала 25—30 процентов всего личного состава.

В связи с перенесением боевых действий за пределы Советской страны возникли новые задачи партийно-политического воспитания солдат и офицеров Красной Армии. Вступив на территорию Польши, воины вплотную столкнулись с капиталистической действительностью, с чуждым советскому человеку бытом и враждебной буржуазной идеологией. Это обязывало бойцов свято блюсти честь и достоинство гражданина социалистического государства.

Политические органы, партийные и комсомольские организации неустанно воспитывали у солдат и офицеров любовь к Родине и чувство национальной гордости. Во многих частях организовывались встречи с делегациями трудящихся, приезжавшими из Советского Союза. Во время встреч рабочие и колхозники рассказывали о том, как упорно трудятся советские люди, стремясь дать Красной Армии все необходимое для окончательной победы над врагом. Из простых, задушевных бесед с далекими гостями бойцы узнавали, как живут их родные и близкие в глубоком тылу, с каким нетерпением ждут они возвращения своих героев домой с победой. После таких бесед солдат еще крепче сжимал в руках боевое оружие, чтобы вернее разить ненавистного врага, быстрее разгромить его и приступить к мирному, созидательному труду.

Жизнь советских людей всесторонне освещалась в центральных, фронтовых, армейских и дивизионных газетах. Связь фронта с тылом поддерживалась также путем систематической переписки между частями, соединениями и отдельными воинами, с одной стороны, и предприятиями, колхозами и тружениками тыла — с другой.

В этот период активно велась работа среди польского населения. Основным документом, определявшим содержание и формы этой работы, являлось Заявление Наркоминдела СССР от 26 июля 1944 г. об отношении Советского Союза к Польше и соглашение между Правительством СССР и Польским комитетом национального освобождения об отношениях между советским командованием и польской администрацией после вступления советских войск на территорию Польши . Это соглашение способствовало установлению дружественных отношений советских войск с органами власти, созданными Польским комитетом национального освобождения.

В 1-м Белорусском фронте состоялись встречи членов военных советов армий с представителями местных польских властей и общественности. Командующий 8-й гвардейской армией генерал-полковник В. И. Чуйков и член Военного совета генерал-майор А. М. Пронин встречались с поляками Любартувского и Горволинского уездов, а командующий 69-й армией генерал-полковник В. Я. Колпакчи и член Военного совета генерал-майор А. В. Щелаковский — с активом Люблинского и Пулавского уездов. Эти мероприятия помогали устанавливать правильные взаимоотношения со­ветских войск с местным населением.

Большую роль в разъяснении правды о Советском Союзе, принципов его внешней политики, и особенно политики СССР по отношению к Польше, в разъяснении вопросов международной жизни, в показе хода военных действий и демократических преобразований, проводимых Временным правительством Польши, играли ежедневные газеты, издаваемые для польского населения политуправлениями фронтов. В 1-м Украинском фронте издавалась газета «Нове Жице» («Новая жизнь»), в 1-м Белорусском фронте — «Вольность» («Свобода») и во 2-м Белорусском фронте — «Вольна Польска» («Свободная Польша»).

Политико-просветительная работа среди польского населения была совершенно новой деятельностью военных советов, командиров и полит органов. В связи с этим при политуправлениях фронтов, действовавших на территории Польши, были созданы отделения по работе среди населения, в состав которых вошли офицеры, хорошо знавшие польский язык, историю Польши, ее политический строй, быт и нравы, историю культуры, науки и литературы. В политотделы армий были направлены по одному — два таких офицера.

Большую роль в политической работе среди польского населения играли военные комендатуры. Они организовывали митинги, лекции, доклады для населения, распространяли издававшиеся политуправлениями фронтов газеты, брошюры, пла­каты, листовки, устанавливали в каждом населенном пункте газетные витрины, устраивали концерты, показывали советские кинофильмы. По инициативе комендатур и демократического польского актива во всех освобожденных районах Польши открывались избы-читальни (светлицы). В них имелись книги и газеты, создавались драматические и музыкальные кружки. Местное население охотно посещало эти светлицы, проявляя большой интерес к литературе.

Положительную роль в установлении правильных взаимоотношений между советскими воинами и польским населением сыграли Общества польско-советской дружбы. Организаторы обществ вместе с политотделами соединений проводили встречи советских военнослужащих с польским населением. В своих выступлениях поляки благодарили Красную Армию за освобождение польских земель и обещали всемерно помогать ей в разгроме общего врага. На вечере советско-польской дружбы, проведенном в районе расположения 78-й гвардейской стрелковой дивизии 5-й гвардейской армии, представитель польской молодежи, член ППР, Кароль Блинарский заявил: «Пять лет гитлеровские бандиты хозяйничали на польской земле. Они закрывали польские учебно-просветительные и культурные учреждения, сжигали книги, закрывали библиотеки. Сейчас на освобожденной территории Польши снова возрождается культурная жизнь... Мы горячо благодарим Красную Армию... за освобождение польской земли от гитлеровских разбойников. Передовые люди Польши не должны допустить пилсудчиков вновь управлять страной. Надо все силы напра­вить на оказание помощи Красной Армии и Польскому комитету национального освобождения» .

Широкая политическая работа командиров всех степеней, политорганов, военных комендатур, добровольных обществ польско-советской дружбы способствовала активизации прогрессивных сил Польши и демократизации общественной и государственной жизни страны.

В ходе подготовки операции партийно-политические органы Красной Армии и Войска Польского помогали вести борьбу с подпольными контрреволюционными организациями, созданными лондонским эмигрантским правительством на территории Польши, укрепляли воинскую дисциплину, учили советских воинов быть бдительными, разоблачать и пресекать провокации фашистского подполья, пытавшегося запугать поляков вымыслами о советизации Польши.

Важнейшее место в партийно-политической работе занимало воспитание ненависти к фашистским извергам. С этой целью пропагандировались материалы Государственной чрезвычайной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских оккупантов, организовывались посещения бывших фашистских лагерей смерти в Майданеке и Треблинке, проводились партийные и комсомольские собрания с повесткой дня «За что я ненавижу гитлеровцев» и т. д.

В соединениях 1-го Белорусского фронта партийно-политические органы провели опрос солдат и офицеров, чтобы выяснить, какое зло причинили гитлеровцы им и их семьям. Оказалось, что у одних воинов семьи погибли, у других — угнаны в Германию.В 132-м артиллерийском полку 60-й гвардейской стрелковой дивизии 5-й ударной армии каждый артиллерист имел свой счет к оккупантам. У старшины А. 3. Бур-менко гитлеровцы расстреляли мать, жену, сестру, а брат его пропал без вести. У многих бойцов фашисты сожгли дома, разграбили хозяйство. Все эти факты широко использовались агитаторами.

При подготовке операции в войска фронта влилось новое пополнение. Боль­шинство новобранцев прибыло из западных областей Украины, Белоруссии и из Молдавии. Так, в составе 1-го Белорусского фронта к началу января 1945 г. насчитывалось около 25 тыс. молдаван. В течение трех лет эти люди жили на оккупирован­ной территории. Они плохо представляли себе действительное положение в Советском Союзе, не слышали правды о событиях на фронтах Великой Отечественной войны. Среди новых бойцов было много малограмотных и неграмотных. Некоторые не знали русского языка. Потребовалась кропотливая и настойчивая работа полит органов и парторганизаций, чтобы подготовить солдат к выполнению стоящих перед ними задач.

В агитационно-пропагандистской работе среди личного состава армии и прифрон­тового польского населения политработники использовали печать, в которой разъяснялась политика Коммунистической партии и Советского правительства. Фронтовые и армейские газеты призывали воинов помочь братскому польскому народу в борьбе за освобождение от гитлеровского ига, воспитывали у них чувство пролетарского интернационализма и дружбы с польским народом, мобилизовывали на героические подвиги во имя выполнения великой освободительной миссии.

Основной задачей партийно-политической работы в тыловых органах фронтов была мобилизация личного состава на лучшее выполнение заданий командования по обеспечению и обслуживанию войск, подвозу, сбережению и экономному расходованию материальных средств, по эвакуации раненых и больных.

Большое внимание уделялось политическому воспитанию водителей автомашин, которые день и ночь напряженно трудились, доставляя в войска боеприпасы, горючее, продовольствие и другие грузы. На фронтовых дорогах через каждые 5 —10 километров можно было видеть живые, красочные плакаты, призывы и лозунги, которые постоянно напоминали воинам о близости победы.

Политическое обеспечение операции проводилось и в Войске Польском. Полит-органы 1-й польской армии умело организовали изучение и обобщение опыта воору­женной борьбы соединений и частей, участвовавших в боях с осени 1943 г. Бойцы и офицеры воспитывались на славных боевых традициях, которые сложились в Войске Польском.

Широко пропагандировались подвиги польских героев. Солдатам и офицерам разъяснялись задачи, изложенные в Манифесте Польского комитета национального освобождения, в котором говорилось: «Объединенные во славу Отчизны в едином Войске польском все польские солдаты пойдут плечом к плечу с Красной Армией к новым боям за освобождение своей страны. Они пройдут через всю Польшу, чтобы осуществить справедливое возмездие над гитлеровской Германией; они пройдут с польскими знаменами по улицам столицы пруссачества — Бер­лина». Кроме того, проводились беседы и лекции о боевом содружестве славянских народов, о совместном боевом пути Красной Армии и Войска Польского в Великой Отечественной воине.

Солдатам и офицерам разъяснялось заявление Народного комиссариата иностранных дел СССР от 26 июля 1944 г. об освободительных целях Красной Армии, вступившей на территорию Польши. Устраивались вечера встреч советских и польских воинов. Одновременно политорганы разоблачали реакционную политику лондонского эмигрантского правительства и вражескую деятельность его агентуры в Польше. Знаменательными событиями в жизни 1-й польской армии было вручение ордена Красного Знамени 1-й пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко и посещение армии председателем Крайовой рады народовой Б. Берутом.

Особенно напряженная партийно-политическая работа среди советских и польских войск велась непосредственно перед наступлением. 10 и 11 января члены военных советов и начальники политотделов всех армий 1-го Украинского фронта проинструктировали политработников, едущих в части. Командующий 60-й армией генерал-полковник П. А. Курочкин и командующий 5-й гвардейской армией генерал-полковник А. С. Жадов провели такой инструктаж лично.

Перед началом операции во многих подразделениях прошли партийные и комсомольские собрания, на которых обсуждался вопрос об авангардной роли коммунистов и комсомольцев в боях. На собраниях солдаты и офицеры заверяли своих товарищей и командиров, что они не пожалеют сил и своей жизни, чтобы быстрее разбить врага.

Командир 4-й стрелковой роты 601-го стрелкового полка 82-й стрелковой дивизии лейтенант И. Н. Шаповалов, обращаясь к солдатам и сержантам, сказал: «Немцы сожгли мое село ... замучили моего родного сына, издевались над моей женой... За кровь наших сестер и братьев, за кровь детей, отцов и матерей, за сожженные села отомстим, товарищи, проклятому врагу. Вперед на запад, на Берлин».

Непосредственно перед атакой во многих частях были пронесены по траншеям боевые знамена. Когда подразделения 218-го гвардейского полка 77-й гвардейской стрелковой дивизии выстроились перед знаменем, командиры целовали знамя и от имени своих подчиненных клялись прославить его новыми подвигами. Командир 1-го стрелкового батальона майор В. Г. Ремизов, поцеловав знамя, сказал. «В жестоких боях с врагом мы завоевали почетную боевую славу. Будем и впредь по-гвардейски выполнять все приказы командования и множить боевые традиции нашего полка. Клянусь с честью выполнить приказ при штурме вражеской обороны». Накануне наступления в обоих фронтах были прочитаны обращения военных советов фронтов к солдатам и офицерам.

В обращении Военного совета 1-го Белорусского фронта к войскам говори лось: «Боевые друзья, настал великий час! Пришло время нанести врагу последний сокрушительный удар...

Славные и отважные воины нашего фронта! Для того чтобы успешно решить эту задачу, каждый из вас должен проявить на поле боя мужество, смелость, решительность, отвагу и героизм...

Мы сильнее врага. Наши пушки, самолеты и танки лучше немецких, и их у нас больше, чем у врага. Эту первоклассную технику дал нам наш народ, который своим героическим трудом обеспечивает наши победы.

Мы сильнее врага, так как бьемся за правое дело против рабства и угнетения. Нас воспитывает, организует и вдохновляет на подвиги наша партия... Наша цель ясна. Дни гитлеровской Германии сочтены. Ключи победы в наших руках.

В последний и решительный бой, славные богатыри! Ратными подвигами возвеличим славу наших боевых знамен, славу Красной Армии!.. Смерть немецким захватчикам! Да здравствует победа!»

Таким образом, советское командование всесторонне подготовило операцию по освобождению Польши. Были тщательно спланированы боевые действия всех родов войск и авиации, доукомплектованы и перегруппированы части и соединения, на направлении главных ударов создано значительное превосходство в силах и средствах над противником. Стратегическая инициатива принадлежала Красной Армии. При подготовке операции была проделана большая работа по обучению и политическому воспитанию личного состава.

Хорошую подготовку Красной Армии к наступлению в Польше вынуждены были признать даже бывшие гитлеровские генералы. Так, генерал Э. Бутлар писал: «Русские готовились к своему последнему крупному наступлению с исключительной тщательностью и без всякой спешки» .

Советские воины, твердо уверенные в успехе предстоящего наступления, были полны решимости выполнить боевую задачу — нанести врагу новый сокрушительный удар и приблизить час окончательной победы.




  1. Rjvbccfh

    Когда на исходные рубежи выходила техника 1-го Украинского фронта, на передовой звучала громкая музыка. Немцы принимали это за психологическое давление. В ночь на 12 января 1945 года на Сандомирском плацдарме во всю мощь зазвучал новый гимн СССР, немцы не испугались и прозевали начало наступления.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.