Словацкое восстание. Партизанская борьба в Словакии в октябре — ноябре 1944 г


В то время когда советские и чехословацкие войска вели бои за Дуклинский перевал, в районах Словацкого восстания продолжалась упорная борьба партизан и перешедших на сторону народа регулярных частей словацкой армии с наступавшими частями немецко-фашистских оккупантов.

По мере продвижения противника к центральной части освобожденной терри­тории партизанские отряды развертывали активные боевые действия в его тылу. Украинский штаб партизанского движения продолжал в это время высадку в Словакии организаторских партизанских групп. В Западной Словакии, в районе Миява — Стара-Тура (60—65 километров северо-западнее Нитры), советский полковник И. Д. Дибров организовал на базе двух словацких отрядов партизанскую бригаду, которая в сентябре — октябре наносила сильные удары по войскам и коммуникациям врага. Одновременно в Восточной Словакии партизанскую войну вели соединения и отряды под руководством советских командиров М. И. Шукаева, Н. А. Прокопюка и других. Наиболее активно действовала здесь бригада «Чапаев». Партизаны бригады взорвали десятки вражеских поездов и железнодорожных мостов, ликвидировали несколько фашистских гарнизонов, в том числе штаб 97-й легко-пехотной дивизии г. Активно действовали также отряды М. М. Перечинского, В. И. Магарита, Е. П. Волянского, К. К. Попова, А. К. Ляха, Д. Б. Мурзина и других.

Широко развернувшаяся борьба партизанских отрядов, количество и числен­ный состав которых непрерывно росли, настоятельно требовала координации действий и единого руководства. Созданный 16 сентября 1944 г. Словацким национальным советом Главный штаб партизанских отрядов в Словакии не смог объединить действия партизан. Между тем в связи с началом Карпатско-Дуклинской операции необходимо было во что бы то ни стало добиться такой координации. По просьбе руководящего центра КПЧ Украинский штаб партизанского движения в конце сентября направил в Главный штаб партизанских отрядов в Словакии полковника А. Н. Асмолова с группой офицеров, которые должны были помочь чехословацким товарищам организовать работу штаба . Советское командование приняло меры для материального снабжения партизанских отрядов и вовлечения в борьбу патриотов Моравии и Чехии. За сентябрь и октябрь советская авиация перебросила партизанам Словакии 45 560 килограммов груза — вооружения, боеприпасов, медикаментов и средств связи .

Самой активной боевой силой восстания являлись партизанские отряды, хотя их численность была значительно меньше численности армейских частей, примкнувших к восстанию. К началу октября 1944 г. на территории Словакии действовали 3 партизанских соединения, 6 бригад и 20 отдельных отрядов общей численностью 15 845 человек. Партизанские отряды нападали на гарнизоны врага, уничтожали его боевую технику, нарушали коммуникации. Они держали фашистов в постоянном напряжении и вынуждали их распылять свои силы. В октябре партизаны уничтожили более 9 тыс. солдат и офицеров противника, подорвали 26 воинских эшелонов, уничтожили 20 паровозов, 209 вагонов с различными грузами, 18 танков, 11 бронемашин, 207 автомашин и много другой боевой техники врага. Они взорвали 13 железнодорожных и 8 шоссейных мостов, железнодорожный туннель, разгромили штабы двух дивизий, захватили большие трофеи х. В боях с гитлеровцами полностью подтвердилась правильность активной наступательной тактики партизанских соединений и отрядов.

Боевые действия после вторжения немецко-фашистских войск в Словакию раз­вивались следующим образом. В северо-западной части Словакии, охваченной восстанием, наиболее упорные бои происходили в районе Жилины, затем они переместились в направлении Врутки — Турчански Св. Мартин и далее на северные склоны Большой Фатрьг. После занятия оккупантами 5 сентября города Ружомберока бои продолжались до 27 октября в районе Липтовска Осады.

В северо-восточной части освобожденной территории в результате предательской позиции реакционного офицерства гарнизонов словацкой армии гитлеровцам удалось занять 31 августа Кежмарок и Левочу, 1 сентября — Попрад и 4 сентября — Липтовски-Св. Микулаш, после чего фронт здесь стабилизировался. Восточнее Тэлгарта бои не утихали до 21 октября. В период с 21 по 27 октября под натиском танковых и пехотных частей врага защитникам Тэлгарта пришлось отойти через Гелпу и Брезно на южные склоны Низких Татр.

Напряженные бои развернулись на освобожденной территории юго-западной части Словакии, где основные оборонительные рубежи повстанцев проходили южнее Зволена и Кремницы и к западу от Большой Фатры, в районе Гандловы и Прьевидзы. Здесь противнику лишь 24 октября удалось прорвать оборону восставших и 26 октября занять Зволен. Только после этого фашистским войскам открылся путь к политическому центру восстания Банска-Бистрице, которую они захватили 27 октября.

Партизанские отряды и отдельные части словацкой армии проявили в борьбе с врагом героизм и самоотверженность. Об этом убедительно свидетельствуют бои в районах Стречно, Турчански Св. Мартина, Ружомберока, Тэлгарта, Свети-Крижа. В районе Стречно удар наступавших гитлеровских войск приняли на себя партизаны бригады А. С. Егорова, солдаты гарнизонов Жилины и Турчански Св. Мартина и бойцы французского отряда Лянурьена. В течение пяти дней они мужественно отражали яростные атаки германских моторизованных частей и неоднократно контратаковали их. Героическая борьба за Стречно дала возможность подготовить оборону других районов северо-западной части повстанческой территории. Славой покрыли себя защитники Тэлгарта, которые на протяжении нескольких недель отражали атаки превосходивших сил противника, а затем перешли в наступле­ние на одном из важных для судьбы восстания направлении—к востоку от Банска-Бистрицы. Положительную роль сыграло боевое взаимодействие воинских частей и партизан. Оно показало, что совместные решительные действия армии и партизанских отрядов могли обеспечить успех борьбы против немецко-фашистских войск.

Эти и многие другие примеры боевых действий повстанцев, а также то, что имелась возможность привлечь к борьбе против гитлеровцев значительно большие вооруженные силы , свидетельствовали о наличии в Словакии необходимых предпосылок для ведения активных наступательных и оборонительных операций в районе восстания вплоть до прихода туда советских войск. Однако эти предпосылки не были использованы из-за неправильной позиции Словацкого национального совета и командования той части словацкой армии, которая примкнула к восстанию.

Словацкий национальный совет, провозгласивший себя верховным законодательным и исполнительным органом на всей освобожденной восставшими территории, не стал и не мог стать подлинно революционным руководителем народных масс. Засевшие в нем представители буржуазии при поддержке буржуазно-националистических элементов из руководства КПС продолжали и в ходе восстания проводить линию на срыв национально-освободительного движения, свертывание боевой активности народных масс, на противопоставление армии партизанским отрядам и подчинение партизанского движения командованию армии.

Во главе Словацкого национального совета стоял Президиум, в состав которого на основе паритетного представительства входило по четыре члена от компартии и от буржуазного блока. КПС представляли К. Шмидке, Г. Гусак, Л. Новомеский, Д. Эртль (бывший социал-демократ). Председателями были: от КПС — К. Шмидке, от буржуазного блока — В. Шробар. Таким образом, в Президиуме Словацкого национального совета, решавшем все важнейшие политические и военные вопросы, не было ни одного члена, который последовательно проводил бы революционную линию.

В составе пленума Словацкого национального совета, который был сформирован также на основе принципа паритетного представительства, вначале имелось 13 человек, а к концу октября около 50. Компартию здесь представляли многие подлинные коммунисты. Они вели большую революционную работу в массах, способствовали расширению и усилению антифашистской борьбы и осуществлению местными национальными комитетами демократических мероприятий. Однако им не удалось добиться изменения соглашательской, оппортунистической позиции представителей КПС в Президиуме совета, продолжавших, по сути дела, идти на поводу у представителей буржуазного блока.

Словацкий национальный совет, издавший за два месяца восстания около сорока законов и постановлений, не сделал попытки решить хотя бы один из коренных социально-экономических вопросов, несмотря на то что трудящиеся ряда районов требовали проведения земельной реформы, установления государственного контроля над промышленными предприятиями и. т. д.

Серьезный ущерб восстанию нанесла военная политика Словацкого националь­ного совета. Действия Военного центра и созданного позже Совета обороны при Словацком национальном совете губительно сказались на ходе военных операций. Возглавлявшие эти органы представители буржуазии стремились главным образом к тому, чтобы сузить размах вооруженной борьбы и в то же время создать себе репу­тацию активных участников национально-освободительного движения.

План восстания, разработанный командованием словацкой армии, был в корне порочным. Он носил оборонительный характер, не предусматривал взаимодействия регулярных частей с партизанскими отрядами, не учитывал роли массового народного революционного движения. Главной оперативной зоной восстания намечался сравнительно небольшой район в треугольнике Банска-Бистрица — Зволен — Брезно. Вполне понятно, что, ограничивая так оперативную зону военных действий, авторы плана, по существу, превращали ее в ловушку для повстанческих частей. Правда, эти расчеты командования армии не оправдались, и восстание охватило гораздо большую территорию. Тем не менее ограничительные тенденции плана ско­вывали действия повстанцев. Пассивная тактика воинских частей создавала серьезную угрозу поражения восстания уже в самом его начале. Положение в тот период спасли лишь партизанские отряды, которые, не дояхидаясь подхода немецко-фашистских войск, выступили навстречу противнику, выйдя далеко за пределы намеченного планом треугольника. В Левоче, Попраде, Спишска-Нова-Весе, Братиславе, Нитре и почти во всех городах Западной Словакии во главе гарнизонов стояли связанные с военным министром Ф. Чатлошем реакционно настроенные офицеры, которые сорвали выступление подчиненных им частей и подразделений и не допустили их присоединения к восставшим.

Подлинными организаторами и руководителями масс на освобожденной территории являлись местные партийные организации КПС и созданные народом демократические органы власти — национальные комитеты. По мере развертывания восстания национальные комитеты брали на местах власть в свои руки. Во многих населенных пунктах они смещали чиновников тисовского фашистского правительства, передавали под контроль трудящихся собственность фашистских организаций, проводили мобилизацию в повстанческую армию, организовывали оборонительные работы, снабжение восставших и населения, обеспечивали деятельность промышленных предприятий и проведение сельскохозяйственных работ. Национальные комитеты создавали рабочую (народную) милицию для охраны заводов, складов, дорог, имущества граждан, поддержания революционного порядка, обезвреживания фашистских элементов. Национальные комитеты издавали газеты: «Наш бой» в Добшине, «Наше зправы» в Ревуце, «Глас Гемера» в Тисовце и другие г.

Таким образом, в ходе восстания на освобожденной территории впервые в исто­рии Чехословакии возникли и легально действовали демократические органы рево­люционной народной власти — национальные комитеты, представлявшие интересы широчайших слоев населения и руководимые коммунистами. Впоследствии нацио­нальные комитеты стали политической основой народно-демократического государ­ства. Большую проверку во время восстания прошли местные партийные организа­ции. Несмотря на неправильную политику тогдашнего руководства Центрального Комитета Компартии Словакии, они в подавляющем большинстве сумели верно оце­нить обстановку и возглавить восстание на местах.

Исходя из необходимости установления политического единства рядов рабочего класса в борьбе против фашизма, Компартия Словакии и Словацкая социал-демократическая партия 17 сентября 1944 г. на своем Объединительном съезде образовали единую Коммунистическую партию Словакии. Однако из-за поспешной подготовки съезд носил формальный характер. Добиться полного идеологического единства партии на основе принципов марксизма-ленинизма не удалось. При объединении в КПС проникли правые социал-демократы. Новое руководство, в котором укрепили свои позиции буржуазные националисты, не функционировало в ходе восстания как коллективный орган.

В конце сентября для обеспечения правильного партийного руководства восстанием и деятельностью организаций КПС прибыл член руководящего центра КПЧ, один из выдающихся представителей компартии Я. Шверма. Он много сделал для укрепления связей партии с широкими массами трудящихся, для устранения вредных последствий деятельности буржуазных националистов. Я. Шверма активно сотрудничал в газете «Правда» (орган ЦК КПС), вошел в состав Военного совета при Главном партизанском штабе в Словакии, оказывал решающее влияние на все важнейшие стороны политической жизни освобожденной территории.

Заслугой местных организаций КПС являлось и то, что они способствовали созданию заводских комитетов на промышленных предприятиях. Заводские комитеты решали широкий круг вопросов, связанных с различными сторонами жизни и вооруженной борьбы трудящихся свободной части Словакии. По инициативе коммунистов 15 октября в Подбрезове состоялась общесловацкая конференция представителей заводских комитетов. В ней приняли участие более 200 делегатов от 137 заводов, находившихся как на освобожденной, так и на оккупированной территории. Конференция обсудила вопросы о деятельности заводских комитетов и необходимости установления единства в профсоюзном движении.

Активное участие в работе конференции принял Я. Шверма. Это помогло представителям словацких заводов и фабрик занять правильную позицию при обсуждении главных вопросов. Конференция приняла две резолюции. В первой, адресованной Словацкому национальному совету, подчеркивалось, что «рабочий класс займет свое место в первых рядах борцов за свободу». Резолюция требовала издания нового закона о заводских комитетах, об установлении рабочего контроля на предприятиях.

В ней выдвигалось также требование о национализации промышленных предприятий и имущества, принадлежавших иностранным и внутренним врагам словацкого народа. Вторая резолюция определяла задачи заводских комитетов в борьбе с фашизмом и враждебными элементами, роль этих комитетов в организации военного производства и снабжении повстанческой армии, в охране заводов и всей свободной территории. Резолюция заканчивалась призывом: «Пусть каждый завод будет превращен в крепость нашей национально-освободительной борьбы». Конференция заводских комитетов в Подбрезове заложила основы единства профсоюзного движения в Словакии Однако Словацкий национальный совет, приняв к сведению требования конференции, ничего не сделал для их проведения в жизнь.

Деятельность национальных комитетов, рабочей (народной) милиции, заводских комитетов явилась отражением высокой революционной активности трудящихся Словакии, начавших строить народно-демократическое Чехословацкое государство в условиях напряженной борьбы с гитлеровцами и словацкими фашистами.

Падение политического центра Словацкого народного восстания Банска-Бистрицы и оккупация немецко-фашистскими войсками повстанческой территории не привели к прекращению борьбы. Большая часть повстанцев отошла в горы, где продолячала партизанскую войну.

По инициативе Я. Швермы Главный штаб партизанского движения в Словакии уже в середине октября 1944 г. начал подготовку партизанской борьбы на случай, если придется отойти с освобожденной территории в горы. Партизанские силы были разделены на группы; за каждой из них закрепили определенный район. Принимались меры для перехода на нелегальное положение партийных организаций КПС, для продолжения издания газеты «Правда» и других органов коммунистической печати. По указанию ЦК КПЧ и Главного штаба партизанского движения партизанские отряды уже 27— 28 октября начали отходить в горы.

Иную позицию заняло командование словацкой армии: генерал Я. Голиан и сменивший его 6 октября генерал Р. Виест, присланный из Лондона. 22 октября Виест созвал совещание командиров частей, на котором было принято решение прекратить оборону территории восстания. 26 октября командование передислоцировалось в район Доновал. Руководство армии отказалось принять предложение КПС о переходе словацких частей к партизанским формам борьбы под руководством Главного штаба партизанского движения и фактически распустило армию, несмотря на то что она имела все возмояшости для хтродолжения организованной борьбы. Словацкие части, потерявшие связь со своим командованием, начали в беспорядке отходить с занимаемых позиций в район Доновал, где подверглись сильной атаке противника. Многие солдаты и офицеры разбежались, и лишь некоторые из них присоединились к партизанским отрядам. Генералы Виест и Голиан были взяты в плен немцами и позднее расстреляны. Вследствие развала словацкие части понесли в последние дни октября больше потерь в живой силе и технике, чем за весь предшествовавший период восстания.

Руководители партизанского движения в Словакии (Я. Шверма, А. Н. Асмолов) приняли меры по организации связей с партизанскими отрядами и размещению их в заранее намеченных районах. Ввиду угрозы окружения штаб и находившаяся в Доновалах группа партизан отошли из этого района на север через гору Хабенец (Низкие Татры) Во время перехода 10 ноября 1944 г. погиб национальный герой Чехословакии Я Шверма. Он оставался на боевом посту до последней минуты жизни. За несколько дней до смерти, когда ему предложили эвакуироваться из-за тяжелой болезни, Я. Шверма сказал: «Я должен был бы всю жизнь испытывать стыд, если бы покинул словацкий народ в минуту опасности. Я пришел в Словакию не только произносить речи и писать, но и сражаться» .

Обосновавшись в районе Хабенец, Главный штаб партизанского движения развернул большую организаторскую и политическую работу. Несмотря на тяжелые бои, большие потери, понесенные партизанами, численность их не только не уменьшилась, но продолжала расти. В начале ноября в тылу немцев действовали 4 партизанских соединения, 6 бригад и около 30 отдельных отрядов общей численностью до 19 тыс. человек. Под руководством Главного штаба партизаны перешли в октябре — ноябре к более маневренным действиям. Не вступая в бой в невыгодных условиях, они совершали многочисленные диверсии, нападали на небольшие группы гитлеровцев и словацких фашистов, вели разведку и сообщали данные о противнике советскому командованию. Основным районом действий партизан в этот период стали склоны Низких и Высоких Татр, Словацких Рудных Гор, Большой и Малой Фатры.

По мере укрепления организационного единства партизанского движения, увеличения численности партизанских отрядов их действия становились все более активными, операции все более крупными.

Так, бригада «Готвальд» провела несколько диверсий на железнодорожных линиях к юго-западу от Спишска-Нова-Веса, организовала крушение 35 воинских эшелонов противника, уничтожила 130 автомашин, взорвала более 20 железно­дорожных и шоссейных мостов. Успешно действовали и другие партизанские отряды. Только за три недели декабря 1944 г., по неполным данным, партизаны пустили под откос 40 немецких эшелонов с солдатами, вооружением и снаряжением, подбили 30 танков, 110 автомашин, взорвали 20 мостов, железнодорожное депо, военный завод, повредили большое количество телеграфных и телефонных линий. За этот период партизанами было уничтожено более 5200 немецких солдат и офицеров.

Большую поддержку партизанам оказывало население, которое информиро­вало их о передвижениях немецких войск, снабжало продовольствием, одеждой, обувью, укрывало их разведчиков и т. п. Например, в Горни-Леготе немецкие власти издали приказ о сборе подарков для гитлеровских солдат. Местное население, воспользовавшись этим, собрало необходимые вещи и переправило их во 2-ю партизанскую бригаду .

Несмотря на жестокие карательные меры оккупантов и отрядов фашистской глинковской гвардии, боевые действия партизанских отрядов в ноябре—декабре развивались с неослабевающей силой. Национально-освободительная борьба народных масс продолжалась вплоть до освобождения Словакии Красной Армией.

* * *

Словацкое народное восстание внесло огромный вклад в дело освобождения Чехословацкой республики. Выступая в 1959 г. в Банска-Бистрице на торячествекном митинге, посвященном 15-й годовщине Словацкого восстания, Первый секретарь ЦК КПЧ, Президент Чехословацкой Социалистической Республики А. Новотный говорил: «Словацкое народное восстание останется навсегда записанным в историю славных боев наших народов за свободу и представляет собой одну из самых ярких ее страниц». Поднявшись на открытую борьбу против оккупантов, словацкий народ встал в ряды активных борцов за избавление народов Европы от фашистского рабства, провозгласил восстановление Чехословацкой республики как государства двух братских равноправных народов — чехов и словаков.

Помощь СССР, особенно наступление войск Красной Армии в Карпатах, яви­лась одним из важнейших условий того, что в течение двух месяцев в тылу немецко-фашистских войск существовал освобожденный повстанцами край, где хозяином положения был народ. Здесь зарождались новые формы общественной и хозяйственной жизни, новая, народно-демократическая Чехословацкая республика. Восстание способствовало развалу фашистского «сэсацкого государства» — сателлита гитлеровской Германии. Оно явилось вершиной антифашистской борьбы словацкого народа и началом национально-демократической революции в Чехословакии, приведшей в мае 1945 г. к победе в стране народно-демократического строя.

Словацкое восстание оказало большое влияние на ход освободительной борьбы в чешских областях. Повстанцы решительно пресекли все попытки буржуазных националистов противопоставить интересы Словакии интересам Чехии. Такая позиция словацкого народа явилась следствием огромной работы, проведенной чехословацкими коммунистами по воспитанию трудящихся страны в духе братской дружбы и классовой солидарности.

Чешский народ, в свою очередь, в тяжелых условиях гитлеровской оккупации стремился поддержать словацких повстанцев. КПЧ выступила организатором помощи восстанию. В стране регулярно передавались радиоинформации о ходе событий в Словакии, в которых разъяснялось, что Словацкое народное восстание есть высшая форма национально-освободительной борьбы за единую свободную Чехословацкую республику. Это способствовало тому, что многие чехи, несмотря на жестокие преследования фашистов, стали переходить моравско-словацкую границу и примыкать к восставшим. К 3 сентября в Словакию перешло около 1 тыс. чехов, в дальнейшем еще столько же. Однако главной формой поддержки восстания чешским народом было развертывание революционной антифашистской борьбы в чешских областях, создание там национальных комитетов, усиление партизанского движения.

Характерной чертой Словацкого восстания являлось участие в нем представителей почти тридцати национальностей. В Словакии сражались около 3 тыс. советских партизан, до 2 тыс. чехов, около 800 венгров, 400 французов, 80 немецких антифашистов, 70—100 поляков, более 100 югославов, 50 американцев и англичан, а также греки, итальянцы, болгары, бельгийцы, голландцы, австрийцы и представители других народов х. Это были люди, в большинстве своем бежавшие из немецко-фашистского плена и стремившиеся пробиться навстречу Красной Армии. Интернациональный состав участников восстания отражал общий подъем антифашистской борьбы народов Европы.

Большую роль сыграло участие в восстании советских партизан. Они переда­вали словакам свой богатый боевой опыт, помогли партизанским отрядам стать основной силой вооруженной борьбы. Серьезную поддержку восставшим оказала организованная советским командованием в середине сентября переброска в район восстания чехословацкого авиационного истребительного полка, обученного и полностью вооруженного в СССР, и в последних числах сентября — парашютно-десантной бригады Чехословацкого армейского корпуса. В течение всего восстания советское командование снабжало повстанцев вооружением, боеприпасами, снаряжением, продовольствием. Помощь Советского Союза Словацкому народному восстанию явилась замечательным выражением братской дружбы и боевого сотрудничества народов СССР и Чехословакии»

Словацкое восстание имело большое военное значение. Оно на длительное время вывело из строя на территории Словакии железные и шоссейные дороги, которые были необходимы немецкому командованию для переброски войск и боеприпасов на советско-германский фронт. Народное восстание и Карпатско-Дуклинская операция вынудили гитлеровцев направить в Словакию значительные силы, что в какой-то мере содействовало успеху советских войск в Закарпатской Украине и отчасти в Венгрии. Восстание сорвало планы германского командования, рассчитывавшего использовать людские ресурсы Словакии для борьбы с Красной Армией. Более того, в ходе восстания и последующей партизанской борьбы немецко-фашистские войска понесли большие потери в живой силе и технике. В боях против восставших гитлеровцы потеряли около 56 тыс. человек.

Важнейшим результатом Словацкого восстания явилось упрочение советско-чехословацкого боевого союза, скрепленного кровью, пролитой советскими, словацкими и чешскими воинами в совместной борьбе против врага.




  1. Rjvbccfh

    Словацкое восстание, в силу ряда причин не достигло целей в силу того, что советские войска не смогли быстро сбить немецкую оборону в Карпатах. Причиной было, как обычно для того периода, отставание баз снабжения и несвоевременное пополнение личным составом, техникой и вооружением наступающих войск.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.