Завершение боевых действий в Восточной Пруссии. Штурм Кенигсберга


10 февраля начался второй, последний этап Восточно-Прусской стратегической наступательной операции—завершение разгрома прижатой к морю немецко-фашистской группы армий «Север». В ее состав входили оперативная группа «Земланд» и 4-я армия. Группа «Земланд» оборонялась на Земландском полуострове и в районе Кенигсберга, а 4-я армия занимала плацдарм на побережье к югу от Кенигсберга протяженностью 180 километров по фронту и 50 километров глубиной, опираясь на рубежи Хейльсбергского укрепленного района.

Хейльсбергский укрепленный район был самым сильным в общей системе укреплений на территории Восточной Пруссии. В нем насчитывалось 911 железо­бетонных огневых точек и множество дерево-земляных оборонительных сооружений,, а также противотанковых и противопехотных препятствий.

В это время вся восточно-прусская группировка врага имела 32 дивизии, 2 группы и 1 бригаду, в том числе 27 пехотных, 2 танковые и 3 моторизованные дивизии, из них в состав 4-й армии входили 23 дивизии, 2 группы, 1 бригада, 2 отдельных полка, 5 отдельных батальонов и большое количество специальных войск и частей фольксштурма .

Прижатые к морю и расчлененные советскими войсками на три изолированные группировки, немецко-фашистские войска оказались в невыгодном оперативном положении. Их сухопутные связи с Германией были перерезаны. Поэтому в снабжении гитлеровских армий происходили перебои. Особенно большие трудности в этом испытывали части, действовавшие в районе Кенигсберга. Они могли снабжаться лишь через порты, расположенные на побережье залива Фришес-Хафф (к юго-западу от Кенигсберга). Воздушное сообщение с Германией в результате активных действий советской авиации также было прервано. Однако полностью блокировать восточно-прусскую группировку противника не удалось. Она сохранила связь по Балтийскому морю с северными районами Германии, используя порты и гавани Пиллау, Розенберг, Бранденбург и Кёнигсбергский морской канал. Но эти морские пути находились под воздействием советских военно-морских и военно-воздушных сил.

Немецко-фашистские войска, действовавшие в Восточной Пруссии, имели задачу упорно оборонять занимаемые рубежи и возможно дольше сковывать крупные силы советских армий, чтобы не допустить их переброски на берлинское направление. При этом особое значение придавалось обороне военно-морских портов Пиллау и Кенигсберг. 5 февраля состоялось специальное совещание в ставке германского верховного командования, которое потребовало от войск улучшить обстановку в районе Кенигсберга и Пиллау, являвшихся «жизненными артериями восточно-прусского военного театра». Оно считало восстановление сухопутных коммуникаций восточно-прусской группировки с портами Кенигсберг и Пиллау в этот период самой важной задачей.

Готовясь к завершению боевых действий в Восточной Пруссии, Советское Верховное Главнокомандование произвело некоторые организационные мероприятия. Из состава 3-го Белорусского фронта были выведены и включены в 1-й Прибалтийский фронт 43, 39 и 11-я гвардейская армии, 1-й танковый корпус, а также другие танковые, артиллерийские, зенитные и инженерные соединения и части. Объединения 1-го Прибалтийского фронта, действовавшие в Курляндии, кроме 3-й воздушной армии, были переданы во 2-й Прибалтийский фронт. К 10 февраля управление и штаб 1-го Прибалтийского фронта прибыли в район Кенигсберга. Туда же перебазировались авиационные части 3-й воздушной армии. Командовал 1-м Прибалтийским фронтом генерал армии И. X. Баграмян, членом Военного совета был генерал-лейтенант М. В. Рудаков, начальником штаба — генерал-полковник В. В. Курасов. Фронт получил задачу разгромить сначала земландскую, а затем кёпигсбергскую группировки немцев .

8 составе 3-го Белорусского фронта оставались 5, 28, 31 и 2-я гвардейская ар­мии, 1-я воздушная армия, 2-й гвардейский танковый корпус, а также переданные из 2-го Белорусского фронта 50, 3 и 48-я общевойсковые и 5-я гвардейская танковая армии. Всего во фронте насчитывалось 63 дивизии. По числу дивизий войска фронта превосходили противника в 2,7 раза, а по количеству людей — не более чем в 1,5 раза.

9 февраля Ставка Верховного Главнокомандования приказала 3-му Белорусскому фронту не позднее 20—25 февраля завершить разгром 4-й армии врага, действовавшей южнее Кенигсберга (хейльсбергская группировка) .

Краснознаменный Балтийский флот, взаимодействуя с войсками 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов, должен был авиацией наносить массированные удары по портам Лиепая, Пиллау и Данциг, на подходах к ним ставить минные заграждения, а также подвергать ударам транспорты и боевые корабли противника в море.

Командующий 3-м Белорусским фронтом генерал армии И. Д. Черняховский решил нанести удары по хейльсбергской группировке немецко-фашистских войск по сходящимся направлениям. 5-й гвардейской танковой армии была поставлена задача оттеснить вражеские силы от побережья залива Фришес-Хафф и не допустить их эвакуации на косу Фрише-Нерунг. Авиация 1-й воздушной армии должна была уничтожать массированными ударами с воздуха живую силу и технику фашистов и во взаимодействии с авиацией Краснознаменного Балтийского флота и 3-й воздушной армии 1-го Прибалтийского фронта прервать коммуникации, по которым осуществлялись снабжение и эвакуация вражеских частей по морю .

Наступление 3-го Белорусского фронта велось в тяжелых условиях. Ожесточенные бои, непрерывно продолжавшиеся в течение месяца, утомили войска. Большие потери наступавших частей при прорыве обороны противника в январе снизили их ударную силу, а новое пополнение почти не поступало, так как стратегические резервы направлялись в первую очередь на берлинское направление. Войсковые тылы отстали и не могли своевременно обеспечить потребности фронта. В первых числах февраля начались сильные метели и снегопады. Температура снизилась до минус 15—20 градусов. Толщина снежного покрова достигла 20—50 сантиметров. Двигаться по дорогам стало труднее. Потребовалось выделять специальные подразделения для расчистки путей. К середине февраля наступила оттепель. Снегопады чередовались с дождями. Грунтовые дороги испортились. Аэродромы, не имевшие твердого покрытия, размокли. Противник, заблаговременно занявший сильные оборонительные рубежи Хейльсбергского укрепленного района, оказал исключительно упорное сопротивление. В такой обстановке боевые действия носили весьма напряженный и затяжной характер. Попытки расколоть группировку врага на части успеха не имели. Маневрируя своими силами и используя рубежи Хейльсбергского укрепленного района, немецко-фашистские войска длительное время сдерживали наступавшие части и отходили на промежуточные рубежи обороны, стремясь не допустить глубоких обходов и окружения своих отдельных группировок. В период оборонительных действий гитлеровцы разрушили многие гидротехнические сооружения (каналы, дамбы, насосные станции) и затопили прилегающие участки местности. Поэтому наступавшие армии преодолевали одну позицию обороны за другой, продвигаясь по 1,5—2 километра в сутки.

В это время войска 1-го Прибалтийского фронта также вели непрерывные бои на Земландском полуострове и на подступах к Кенигсбергу, но не достигли желаемых результатов. Противник активизировал свои действия. Поэтому Ставка Верховного Главнокомандования 17 февраля приказала командующему фронтом не распылять силы и в первую очередь очистить от врага Земландский полуостров. Для выполнения этой задачи она потребовала привлечь основные силы фронта, оставив в районе Кенигсберга лишь необходимое количество войск для прочной его блокады. Операция должна была проводиться с 20 по 27 февраля. После разгрома земландской группировки все силы фронта предполагалось использовать для борьбы за Кенигсберг. 3-й Белорусский фронт должен был завершить разгром хейльсбергской группировки противника не позднее 22 марта и 28 марта начать опе­рацию по уничтожению врага в Кенигсберге. В соответствии с этим войска фронтов приступили к выполнению поставленных задач. Координацию боевых действий 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов Ставка возложила на начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза А. М. Василевского.

Однако в это время и немецко-фашистское командование приняло решение перейти к активным наступательным действиям на Земландском полуострове. Оно готовилось нанести контрудар по советским войскам, действовавшим западнее Кенигсберга, деблокировать Кенигсберг, восстановить сухопутную коммуникацию между городом и портом Пиллау, а к югу от Кенигсберга—расширить коридор, связывавший столицу Восточной Пруссии с хейльсбергской группировкой. 17 февраля ставка Гитлера приказала ускорить прорыв блокады Кенигсберга, для чего потребовала нанести два встречных удара из Кенигсберга и с Земландского полуострова вдоль северного побережья залива Фришес-Хафф. Фашистским войскам, действовавшим на побережье, должны были оказывать поддержку артиллерийским огнем крейсеры «Шеер» или «Лютцов» из района Пиллау, а две тяжелые артиллерийские плавучие батареи и учебный корабль «Драхе» — из района Кёнигсбергского морского канала.

Положение войск 1-го Прибалтийского фронта на Земландском полуострове обострилось. Немецкая оперативная группа «Земланд» получила крупное пополнение. На Земландский полуостров из группы армий «Курляндия» была переброшена 93-я пехотная дивизия. В районе Пиллау враг сосредоточил крейсеры и плавучие батареи, которые начали обстреливать советские войска, находившиеся к западу от Кенигсберга.

19 февраля, то есть за день до намечавшегося наступления 1-го Прибалтийского фронта, немецко-фашистские войска нанесли два внезапных удара западнее Кенигсберга. Первый удар из района Фишхаузен в восточном направлении на Кенигсберг наносили три пехотные дивизии, несколько отдельных пехотных полков и батальонов при поддержке 70 танков, полевой и морской артиллерии. Второй, встречный удар наносили из Кенигсберга в западном направлении две танковые и одна пехотная дивизии при поддержке крепостной артиллерии. После трехдневных ожесточенных боев вражеские войска оттеснили советские части, действовавшие на побережье, и создали коридор, соединивший кёнигсбергскую группировку с земландской. Это не только облегчило врагу снабжение кёнигсбергского гарнизона, но и позволило ему продержаться еще около двух месяцев. Деблокирование Кенигсберга в значительной степени объяснялось тем, что 1-й Прибалтийский фронт не имел достаточных сил и средств, особенно танков, и был слабо обеспечен боеприпасами (0,3—0,4 боевого комплекта). Кроме того, в войсках была слабо организована разведка противника. В результате успешных действий войск в предыдущий период во многих частях фронта зародились настроения беспечности и шапкозакидательства, против которых должной борьбы не велось.

В создавшейся обстановке советские войска не могли вести активные наступательные действця одновременно против трех группировок противника. Становилось очевидным, что ликвидировать хейльсбергскую, кёнигсбергскую и земландскую группировки можно только после детальной подготовки, под единым руководством и путем проведения последовательных операций, тесно связанных между собой. Поэтому Ставка Верховного Главнокомандования приказала упразднить с 24 февраля 1-й Прибалтийский фронт, а его войска, названные Земландской группой, включить в состав 3-го Белорусского фронта. Генерал армии И. X. Баграмян был назначен командующим Земландской группой и заместителем командующего 3-м Белорусским фронтом . Сосредоточение руководства в одних руках имело большое значение для завершения разгрома врага в Восточной Пруссии.

Войска 3-го Белорусского фронта продолжали упорные бои на всех направлениях.

В эти дни исключительную энергию, настойчивость и храбрость проявил командующий фронтом генерал армии И. Д. Черняховский. Появляясь то на одном, то на другом участке фронта, он направлял усилия подчиненных ему войск на быстрейший разгром противника.

18 февраля на поле боя в районе города Мельзак этот выдающийся полководец Красной Армии погиб. «В лице товарища Черняховского,— указывалось в сообщении Совета народных комиссаров СССР, Народного комиссариата обороны и ЦК партии,— государство потеряло одного из талантливейших молодых полководцев, выдвинувшихся в ходе Отечественной войны». На похоронах И. Д. Черняховского член Военного совета фронта генерал лейтенант В Е Макаров говорил «Каждый из воинов 3-го Белорусского фронта гордится тем, что он сражался под знаменами прославленных армий, которыми командовал Черняховский. Под водительством Черняховского войска фронта прошли славный путь от Витебска до Кенигсберга, пронесли свои боевые знамена по полям многострадальной Белоруссии и Литвы и ныне водрузили их на вражеской земле. ... Лютому, трижды проклятому врагу мы никогда не простим смерти любимого полководца!». И. Д. Чер­няховского похоронили в Вильнюсе. В этом городе установлен памятник прославленному полководцу. Одна из центральных площадей названа его именем. В память о погибшем командующем Инстербург переименован в Черняховск. 21 февраля по распоряжению Ставки командование 3-м Белорусским фронтом принял Маршал Советского Союза А. М. Василевский.

С 10 по 21 февраля войска фронта продвинулись на правом крыле на 15—20 километров, в центре — на 60 километров и на левом крыле — на 10 километров. Плацдарм, занимаемый немецко-фашистскими частями к югу от Кенигсберга, сократился примерно вдвое и имел по фронту 50 километров, а в глубину — 15—25 километров. Однако противнику удалось на некоторое время приостановить наступление фронта.

Советская авиация наносила удары по вражеским войскам, долговременным укреплениям, аэродромам, по транспортам в море и портам. В февральских боях отличились многие советские летчики 1-й и 3-й воздушных армий и авиации флота. 16 февраля авиация Краснознаменного Балтийского флота при участии 3-й воздушной армии произвела массированный налет на немецко-фашистские транспорты в Балтийском море. Потери врага были настолько ощутимы, что они явились предметом специального обсуждения в ставке Гитлера. 18 февраля группа истребителей 303-й истребительной авиационной дивизии 1-й воздушной армии в составе четырех самолетов под командованием командира звена 139-го гвар­дейского истребительного авиационного полка лейтенанта С. С. Долгалева получила задачу уничтожать войска и технику противника на ледовых дорогах через залив Фришес-Хафф. При перелете через линию фронта группу обстреляла вражеская зенитная артиллерия. Самолет Долгалева загорелся, и летчик вынужден был произвести посадку на территории противника. Фашистские солдаты пытались захватить советского летчика в плен. Но на выручку командиру пришли его товарищи. Летчик 139-го гвардейского истребительного авиационного полка младший лейтенант В. Г. Михеев на самолете По-2 под обстрелом зенитной артиллерии врага перелетел линию фронта, вышел в район посадки самолета своего командира и, снизившись, начал поиски. Заметив знакомый самолет, он приземлился, на глазах у фашистов взял командира на борт и благополучно доставил на свой аэродром. За мужество и отвагу, проявленные при спасении командира, младший лейтенант В. Г. Михеев был награжден орденом Красного Знамени .

Успешно продолжали действовать и героические французские летчики. За об­разцовое выполнение заданий командования при прорыве вражеской обороны в Восточной Пруссии, за доблесть и мужество 1-й отдельный истребительный авиационный полк «Нормандия—Неман» был награжден орденом Красного Знамени.

С 22 февраля по 12 марта советские войска готовились к новому наступлению: накапливали боеприпасы, укомплектовывали соединения и части, изучали данные разведки о противнике. Дальнобойная артиллерия обстреливала порт Пиллау, авиация нарушала вражеские морские коммуникации.

Германское командование также готовилось к активным действиям, сосредо­точивая на восточно-прусском плацдарме боеприпасы, горючее, вооружение. К 3 марта все грузы, находившиеся в Пиллау, были переправлены в Розенберг, ближе к войскам 4-й армии. В это время в составе немецко-фашистской группы армий «Север», действовавшей в Восточной Пруссии, насчитывалось около 30 дивизий, из них 11 дивизий оборонялись на Земландском полуострове и в Кенигсберге и 19 дивизий— южнее Кенигсберга. О 11 марта командование немецкой группой армий «Север» было возложено на генерал-полковника В. Вейса, назначенного вместо Л. Рендулича. 13 марта на совещании Гитлер заявил, что им отдан приказ снова начать производство боеприпасов для тяжелой корабельной артиллерии , которая могла бы поддерживать сухопутные войска на побережье Земландского полуострова и Восточной Померании.

В этой обстановке маршал А. М. Василевский принял решение временно прекратить наступление на Земландском полуострове и разгромить вначале наиболее крупную хейльсбергскую группировку врага. Он приказал нанести по этой группировке два одновременных удара с востока и юго-востока в общем направлении на Хейлигенбёйль, расчленить ее и уничтожить по частям, а затем перегруппировать войска фронта для последующих ударов по остальным группировкам врага, действовавшим в Кенигсберге и на Земландском полуострове. Наступление наземных войск предполагалось поддержать 1-й и 3-й воздушными армиями. Это решение было утверждено Ставкой Верховного Главнокомандования, которая потребовала разгромить противника юго-западнее Кенигсберга не позднее 22 марта, а 28 марта — нанести удар по крепости Кенигсберг.

С середины марта командование и штаб Земландской группы войск начали тщательную подготовку к ликвидации кёнигсбергской и земландской группировок врага, в то время как штаб 3-го Белорусского фронта основное внимание уделял боевым действиям в районе к югу от Кенигсберга. Наступление возобновилось 13 марта. Наибольший успех был достигнут в полосе менаду Кенигсбергом и рекой Фришинг. Здесь советские войска вышли к побережью залива и перерезали автостраду Кенигсберг — Эльбинг, окончательно нарушив сухопутную связь 4-й немецкой армии с Кенигсбергом. «13 марта, вследствие сильного русского удара через так называемую «запасную дорогу к заливу»,— писал комендант кёнигсбергской крепости О. Лаш,— была отрезана последняя коммуникация, связывавшая 4-ю армию с Кенигсбергом».

В середине марта началаоь весенняя распутица. Моросящие дожди и непролазная грязь сильно затрудняли движение автотранспорта, артиллерии и танков. Пасмурная погода с густыми туманами в первые дни боев не позволяла эффективно использовать совэтскую авиацию. Воздушные армии смогли начать активные боевые действия только с 18 марта. По оценке командующего фронтом, удары авиации заставили противника дрогнуть и повлияли на стойкость его обороны.

Несмотря на такие тяжелые условия, советские воины, проявляя массовый геро­изм, продвигались вперед. В боях за опорный пункт Дёйч-Тирау, прикрывавший подступы к городу Хейлигенбёйль — главному узлу сопротивления врага, танкисты 2-й отдельной гвардейской танковой бригады 31-й армии показали образцы мужества и отваги. 16 марта танковая рота 1-го танкового батальона под командованием лейтенанта И. М. Ладушкина уничтожила 15 противотанковых орудий, штурмовое орудие, более 70 вражеских солдат и офицеров и взяла в плен более 100 гитлеровцев, вынудив противника отойти в глубь обороны. В самый напряженный момент боя фашисты подожгли танк Ладушкина и тяжело ранили командира. Превозмогая боль, он перешел в другой танк и продолжал руководить боем. Вскоре прямым попаданием немецкого снаряда был подожжен и этот танк. Отважный танкист И. М. Ладушкин погиб. Советские войска с еще большим ожесточением громили огневые точки противника, вынудив его отступить к Хейлигенбёйлю. За умелые боевые действия, за героизм, мужество и отвагу, проявленные в боях на подступах к Хейлиген­бёйлю, лейтенанту И. М. Ладушкину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Имя героя навечно занесено в списки 1-й танковой роты 2-го гвардейского танкового полка. Город Дёйч-Тирау, в районе которого сражался смелый воин, переименован в Ладушкин.

В ходе кровопролитных боев войска 3-го Белорусского фронта к 19 марта про­двинулись на 15—20 километров. Плацдарм противника сократился до 30 километров по фронту и 7—10 километров в глубину. Его боевые порядки стали насквозь простреливаться советской артиллерией и тяжелыми минометами. Поскольку на ограниченной площади находилось огромное количество войск и боевой техники противника, каждый снаряд и каждая мина наносили ему большие потери.

Гитлеровская ставка 20 марта была вынуждена принять решение об эвакуации войск 4-й армии в район Пиллау. По данным германского командования, в ней насчитывалось 150 тыс. человек. Но так как свободных транспортных средств не оказалось, войскам 4-й армии не оставалось ничего другого, как продолжать обороняться в прежнем районе в крайне тяжелых условиях или капитулировать. Поэтому 25 марта гитлеровское командование вновь потребовало от 4-й армии прочно удерживать занимаемый ею плацдарм, особенно полуостров Бальга. Однако выполнить этот приказ фашистам не удалось.

Ведя успешное наступление, советские войска на нескольких участках вышли на побережье залива, рассекли группировку врага на изолированные друг от друга части и приступили к их ликвидации. Гитлеровцы в панике бросились к заливу, пытаясь перебраться на косу Фрише-Нерунг. Здесь их встретил губительный огонь советской артиллерии. Лишь немногие из них (не более 5 тыс. человек) смогли добраться до косы Фрише-Нерунг и порта Пиллау. Штаб 4-й немецкой армии эвакуировался в Пиллау. К 26 марта у врага оставался только небольшой плацдарм на полуострове Бальга, который был ликвидирован через три дня.

В завершении разгрома хейльсбергской группировки противника (4-й армии) важную роль сыграла советская авиация. Военный совет 28-й армии дал высокую оценку ее действиям: «Особенно большую помощь летчики 1-й воздушной армии оказали в период ликвидации окруженной группировки противника... юго-западнее Кенигсберга... Штурмовики работали беспрерывно в течение всего светлого времени, уничтожая живую силу и технику противника. Бомбардировщики уничтожали опорные пункты, а ночные бомбардировщики По-2 изнуряли противника...».

В длительных ожесточенных боях войска 3-го Белорусского фронта преодолели мощные оборонительные рубежи Хейльсбергского укрепленного района и полностью разгромили основную группировку врага. Только с 13 по 29 марта советские войска уничтожили более 93 тыс. и взяли в плен 46 448 немецких солдат и офицеров, захватили 605 танков и штурмовых орудий, 3559 полевых орудий, 1441 миномет, 128 само­летов .

Так закончилась ликвидация крупной группировки противника к югу от Кенигсберга, продолжавшаяся 48 суток. Причинами затяжных действий советских войск являлись упорное сопротивление гитлеровцев, мощная оборона Хейльсбергского укрепленного района, наличие у них сообщений с тылом страны по морю, неблагоприятные метеорологические условия, затруднявшие использование авиации, и весенняя распутица. Отрицательно повлияли на темпы продвижения тэкже слабая укомплектованность советских войск и отставание тыловых органов от наступавших частей и соединений.

После разгрома 4-й немецко-фашистской армии южнее Кенигсберга Ставка Верховного Главнокомандования упразднила управление и штаб Земландской группы советских войск, которые вошли в непосредственное подчинение командования фронта. Войска 3-го Белорусского фронта получили новые задачи — разгромить кёнигсбергскую группировку и взять крепость Кенигсберг, а затем очистить от врага весь Земландский полуостров с крепостью и портом Пиллау.

В начале апреля перед войсками 3-го Белорусского фронта оборонялась оперативная группа «Земланд», куда входила и кёнигсбергская группировка. В группу «Земланд» входили 11 дивизий, 1 бригада, отдельные пехотные и другие специальные полки и батальоны фольксштурма. Для обороны крепости Кенигсберг немецко-фашистское командование привлекло четыре полностью укомплектованные пехотные ди­визии, несколько отдельных пехотных полков, крепостных и охранных формирований, а также батальонов фольксштурма. Всего в составе гарнизона крепости насчитывалось около 130 тыс. человек, до 4 тыс. орудий и минометов, 28 танков и 80 штурмовых орудий. Авиационную поддержку осуществляли 170 самолетов, которые базировались на аэродромы Земландского полуострова . Посадочные площадки были оборудованы также на улицах и площадях Кенигсберга. Крепость Кенигсберг была подготовлена немецко-фашистскими войсками к длительной обороне даже в условиях полной изоляции. Перед боями за город гитлеровцы открыли шлюзы на реке Прегель и затопили ее долину, что затруднило наступление советских войск. Подземные военные заводы и склады всевозможных материалов хорошо обеспечивали кёнигсбергскую группировку. Город имел сухопутное сообщение с земландской группировкой и с портом Пиллау. Из этого порта в Кенигсберг непрерывным потоком поступали боеприпасы, горючее и другие военные грузы. Кениг­сберг сохранил телеграфно-телефонную связь с Берлином по дну Балтийского моря.

Помимо внешнего обвода обороны, который был преодолен советскими войсками в январских боях, вокруг города гитлеровцы создали три оборонительные позиции, насыщенные долговременными сооружениями и противотанковыми препятствиями. Первая позиция, оборудованная в 6—8 километрах от центра города, состояла из нескольких траншей с ходами сообщения, противотанкового рва, линии противотанковых надолб, проволочных заграждений и сплошных минных полей. На этой позиции располагались 15 старых крепостных фортов, имевших огневую связь между собой. В каждом из них размещался гарнизон в 250—300 человек. Вторая позиция проходила по окраинам города, включая в себя приспособленные прочные каменные здания, баррикады, железобетонные огневые точки на перекрестках улиц, заминированные участки. Третья позиция, созданная внутри города, имела 9 старых фортов и приспособленные к обороне здания. В центре города находилась старинная цитадель крепости, рассчитанная на гарнизон в несколько тысяч человек.

Для штурма крепости и разгрома кёнигсбергской группировки врага были привлечены четыре армии: 43-я армия под командованием генерал-лейтенанта А. П. Белобородова и 50-я армия под командованием генерал-лейтенанта Ф. П. Озерова блокировали Кенигсберг с севера и востока, а 11-я гвардейская армия, которой командовал генерал-полковник К. Н. Галицкий, занимала рубеж южнее Кениг­сберга фронтом на север; 39-я армия под командованием генерал-лейтенанта И. И. Людникова находилась северо-западнее Кенигсберга в готовности перерезать коммуникации гарнизона крепости и выйти к побережью залива Фришес-Хафф. Остальные армии фронта действовали на Земландском полуострове.

Командующий 3-м Белорусским фронтом решил нанести одновременные уда­ры по Кенигсбергу с юга и севера по сходящимся направлениям, окружить и уничтожить гарнизон крепости. Для нанесения мощного удара на узких участках прорыва были сосредоточены основные силы армии. Чтобы сксЕать силы земландской группировки врага, из района севернее Кенигсберга планировался вспомогательный удар остальным силам фронта в западном направлении.

Подготовка к штурму Кенигсберга велась в течение марта под непосредственным руководством командования и штаба Земландской группы советских войск. 8 марта Военный совет Земландской группы утвердил план операции по овладению крепостью, получившей условное наименование — операция «Земланд». Для отработки вопросов взаимодействия с командирами дивизий, полков и батальонов штаб Земландской группы войск изготовил макет города Кенигсберга в масштабе 1 : 3000. Он был сделан с ярко выраженным рельефом местности, оборонительными сооружениями и постройками и точно соответствовал плану города. На этом макете проводились занятия с командирами частей, которые должны были штурмовать город. Перед началом наступления всем офицерам до командира взвода включительно был выдан план города с единой нумерацией кварталов и важнейших объектов, что значительно облегчало управление войсками в ходе боя. Большая работа была проделана по подготовке артиллерии к штурму города. Порядок использования артиллерии для стрельбы прямой наводкой и огневой поддержки штурмовых отрядов был продуман детально и тщательно. В штурме Кенигсберга должны были участвовать дивизионы артиллерии большой и особой мощности с калибром орудий от 203 до 305 мм. После упразднения Земландской группы войск подготовкой к операции продолжал руководить штаб 3-го Белорусского фронта. Однако в целях сохранения преемственности командующий 3-м Белорусским фронтом привлек к управлению войсками в операции руководящий состав бывшей Земландской группы — командующего генерала армии И. X. Баграмяна, начальника штаба генерал-полковника В. В. Курасова и несколько офицеров оперативного отдела.

В подготовительный период войска перегруппировали свои силы. Артиллерия и авиация подготовились к подавлению и разрушению долговременных сооружений противника на окраинах города. Для проведения операции по разгрому гарнизона Кенигсберга было сосредоточено 137 250 человек, 5 тыс. орудий и минометов, 538 танков и самоходно-артиллерийских установок. Советские войска превосходили противника в живой силе в 1, 1 раза, в артиллерии — в 1, 3 раза, в танках и самоходно-артиллерийских установках — в 5 раз.

Помимо двух воздушных армий 3-го Белорусского фронта, привлекались авиационные соединения Ленинградского и 2-го Белорусского фронтов, 18-й воздушной армии и Краснознаменного Балтийского флота. Вместе с советскими летчиками продолжал успешно действовать французский истребительный авиационный полк «Нормандия — Неман». Всего в операции участвовало 2444 самолета.

Перед началом штурма Кенигсберга артиллерия в течение четырех дней разрушала крепостные форты, долговременные огневые сооружения, наиболее прочные здания и многочисленные баррикады. Во всех корпусах и дивизиях, действовавших на направлениях главного удара, были созданы штурмовые отряды и группы, в которые входили различные рода войск. Авиация получила задачу поддерживать наземные войска при штурме крепости, а также парализовать работу Кёнигсбергской гавани и морского канала.

Для содействия войскам 3-го Белорусского фронта в разгроме кёнигсбергской и земландской группировок противника Ставка Верховного Главнокомандования приказала использовать силы Краснознаменного Балтийского флота. С этой целью на реку Прегель в район города Тапиау из Ораниенбаума по железной дороге был переброшен отряд речных бронекатеров. В конце марта в районе станции Гутенфельд (10 километров юго-восточнее Кенигсберга) была развернута артиллерия 404-го железнодорожного артиллерийского дивизиона Балтийского флота. Дивизион полу­чил задачу воспрепятствовать движению кораблей противника по Кёнигсбергскому каналу, вести огонь по причалам, портовым сооружениям, железнодорожному узлу и судам в Кенигсберге и содействовать наступлению войск 3-го Белорусского фронта . С целью сосредоточения усилий флота и организации более четкого взаимо­действия с сухопутными войсками в конце марта был организован Юго-Западный морской оборонительный район под командованием контр-адмирала Н. И. Виногра­дова, в который вошли силы Либавской, Пиллаусской, а позже и Кольбергской военно-морских баз. Главная задача авиации флота состояла в том, чтобы массированными ударами по порту Пиллау, а также по транспортным средствам противника в Кёнигсбергском канале и на подходах к Пиллау не допустить эвакуации вражеских войск морем. Кроме того, готовился морской десант для высадки в тылу врага на Земландском полуострове. Руководство действиями авиации возглавил командующий Военно-воздушными силами Красной Армии Главный маршал авиации А. А. Новиков.

6 апреля после мощной артиллерийской подготовки и сильных ударов авиации начался штурм Кенигсберга. В полдень пехота и танки под прикрытием огневого вала атаковали противника. Фашистские войска упорно сопротивлялись. На многих участках враг переходил в яростные контратаки, стремясь вернуть потерянные позиции. Однако советские воины, отвоевывая один опорный пункт за другим, смело продвигались вперед. К исходу дня 39-я армия вклинилась в оборону врага на 4 километра и перерезала железную дорогу Кенигсберг — Пиллау западнее Метгетена. 43, 50 и 11-я гвардейская армии завязали бои в городе. Первыми ворвались в Кенигсберг части 43-й армии.

Чтобы остановить продвижение 39-й армии, стремившейся отрезать кёнигсбергскую группировку от земландской, немецко-фашистское командование ввело в бой западнее Кенигсберга 5-ю танковую дивизию. Кроме того, с Земландского полуострова оно перебросило в этот район отдельные пехотные и противотанковые части и подразделения.

7 апреля, воспользовавшись улучшением погоды, советская авиация нанесла массированные удары по живой силе и укреплениям врага, его резервам, аэродромам, железнодорожным станциям и портам. Наиболее мощным ударам подверглись войска, действовавшие западнее Кенигсберга. Бомбардировщики 18-й воздушной армии, которой командовал Главный маршал авиации А. Е. Голованов, в течение 45 минут произвели 516 самолето-вылетов, сбросив 3743 бомбы общим весом 550 тонн. Авиация флота совершила два массированных налета на порт Пиллау, который затем подвергся мощной бомбардировке частями 4-й воздушной армии. Всего за день боя советская авиация совершила 4758 самолето-вылетов и сбросила на оборону врага 1658 тонн бомб, уничтожив многие огневые точки и подразделения противника .

Силу ударов советских войск по Кенигсбергу и характер борьбы при штурме крепости довольно правдиво описал впоследствии комендант крепости генерал О. Лаш. «6 апреля,— писал он,— началось русское наступление такой мощи, какой я еще не встречал... Около 30 дивизий и два воздушных флота целыми днями беспрерывно засыпали крепость своими снарядами... Бомбардировщики и штурмовики летели волна за волной, сбрасывая свой губительный груз на пылающий город, лежавший в развалинах. Этому огню слабая крепостная артиллерия, не располагавшая достаточным количеством боеприпасов, ничего не могла противопоставить, и ни один немецкий истребитель не показывался в воздухе. Стиснутые на узком пространстве, зенитные батареи были бессильны против таких масс самолетов и к тому же должны были, хотя и с трудом, вести бой с танковыми силами противника. Все линии связи оказались разорванными, и только пешие связные ощупью пробирались через поля развалин на свои командные пункты или к войскам. Солдаты и гражданское население под воздействием града снарядов были скучены в тесных подвальных помещениях зданий».

Под прикрытием авиации и артиллерии советская пехота и танки продвигались к центру Кенигсберга, отбивая одну контратаку противника за другой. К исходу 7 апреля они овладели 130 кварталами, промышленными предприятиями, сортировочной железнодорожной станцией, 3 фортами и другими важными объектами. Продвинулись вперед и правофланговые армии на Земландском полуострове. Положение города становилось критическим. Опасаясь окружения, комендант крепости решил оставить Кенигсберг и вывести войска гарнизона на Земландский полуостров. Но командующий 4-й немецкой армией генерал пехоты Ф. Мюллер, которому под­чинялся крепостной гарнизон, приказал во что бы то ни стало удерживать город.

Боевые действия в Кенигсберге не прекращались и ночью. Под прикрытием темноты советские войска атаковали заранее разведанные объекты, а авиация бомбардировала противника в городе. В ночь на 8 апреля самолеты совершили 1800 вылетов и сбросили 569 тонн бомб. От огня советской авиации и артиллерии центральные районы города были полностью разрушены. Над городом стояли густые непроницаемые облака дыма и пыли.

Гарнизон крепости, несмотря на большие потери, ожесточенно сопротивлялся и неоднократно переходил в решительные контратаки. Однако советские войска, поддержанные массированными ударами авиации, сломили упорство врага и к исходу 8 апреля заняли 300 кварталов. Героически сражались бойцы 43-й армии, которые очистили от противника всю северо-западную часть города. 11-я гвардейская армия при поддержке артиллерии подошла к реке Прегель с юга, с ходу форсировала ее и соединилась в районе Амалиенау с частями 43-й армии, наступавшей с севера. Теперь гарнизон крепости был отрезан от войск, действовавших на Земландском полуострове, и зажат в восточной части Кенигсберга.

Удары советской авиации по противнику достигли 8 апреля максимальной силы. Эшелоны бомбардировщиков и штурмовики обрушивали свой смертоносный груз на врага. В течение одних суток советская авиация совершила более 6 тыс. самолето­вылетов.

В боях за Кенигсберг советские солдаты и офицеры действовали инициативно и смело. Особенно отличился батальон 366-го полка 126-й стрелковой дивизии 43-й армии. Командир батальона майор Н. И. Мамонтов лично руководил штурмовыми группами, вдохновляя бойцов своим примером. Батальон решительно атаковал превосходящие силы противника в городе, успешно отразил все контратаки, уничтожил около 450 гитлеровцев и взял в плен 3 тыс. человек. Кроме того, было захвачено 5 орудий, 300 автомашин, 160 повозок с грузом, 300 лошадей, 6 складов с вооружением. Воины батальона очистили от противника 23 городских квартала и освободили из фашистской неволи более 2 тыс. советских граждан. За умелое руководство боем и героизм майору Н. И. Мамонтову было присвоено звание Героя Советского Союза. Многие солдаты и офицеры награждены орденами и медалями .

Героически сражался саперный взвод 51-го отдельного саперного батальона под командованием младшего лейтенанта А. М. Родителева. Взвод входил в состав штурмовых групп 13-го гвардейского стрелкового корпуса, наступавшего на Кениг­сберг с северо-запада. 7 апреля группа саперов во главе с Родителевым ворвалась в район артиллерийских позиций, где располагалось 15 орудий противника, уничтожила их расчеты, а затем отбила три вражеские контратаки. Отважные саперы удерживали артиллерийские позиции до подхода своей пехоты. Захваченные орудия были использованы для стрельбы по противнику. 8 апреля взвод занял 6 кварталов города, подорвал дзот, захватил 200 пленных. За смелые действия многие саперы были награждены орденами и медалями, а младшему лейтенанту А. М. Родителеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

8 боях за Кенигсберг отличился также командир самоходной установки 350-го гвардейского тяжелого самоходно-артиллерийского полка старший лейтенант коммунист А. А. Космодемьянский, брат Героя Советского Союза Зои Космодемьянской. Этот полк воевал в полосе наступления 319-й стрелковой дивизии 43-й армии. 6 апреля в районе Транквиц под сильным артиллерийским и минометным огнем противника Космодемьянский организовал наведение переправы через канал Ланд-Грабен шириной в 30 метров и первым форсировал водный рубеж. За смелость и находчивость, проявленные в боях, старший лейтенант Космодемьянский был выдвинут на должность командира батареи СУ-152. 8 апреля его батарея, несмотря на плотный загра­дительный огонь и минные поля, вышла на открытую позицию перед фортом Королева Луиза. Дав залп по форту, она разбила ворота и с ходу ворвалась во двор. Гарнизон форта капитулировал. Было взято 350 пленных, 9 танков, склады с горючим, 200 автомашин .

При ведении боев в южной части Кенигсберга стойкостью и упорством отличи­лись соединения 16-го гвардейского стрелкового корпуса 11-й гвардейской армии, которым командовал генерал-майор С. С. Гурьев. Гитлеровское командование, стремясь ликвидировать прорыв и не допустить войска корпуса к реке Прегель, бросило против них лучшие части, в том числе специально сформированный батальон офицерского училища. Однако советские воины сломили сопротивление врага, решительным маневром прорвались к реке и форсировали ее на широком фронте. За успешные боевые действия, исключительное мужество, отвагу и героизм, проявленные в боях на территории Восточной Пруссии, особенно при штурме Кенигсберга и форсировании реки Прегель, генералу С. С. Гурьеву было присвоено звание Героя Советского Союза .

Приняв решение деблокировать кёнигсбергскую группировку и вывести ее на Земландский полуостров, командующий 4-й немецкой армией сосредоточил западнее Кенигсберга значительные силы для контрудара, а коменданту крепости приказал организовать встречный контрудар. Но этот план осуществить не удалось. Западная группировка врага была разгромлена советской авиацией и артиллерией еще в период ее сосредоточения, а кёнигсбергская группировка, понесшая большие потери, была вынуждена отступить в восточную часть города.

9 апреля бои развернулись с новой силой. Вражеские войска, зажатые в узком кольце, еще раз подверглись мощным ударам советской артиллерии и минометов. К исходу дня комендант крепости генерал О. Лаш, потеряв всякую надежду вырваться из окружения, приказал гарнизону капитулировать, за что был заочно приговорен гитлеровскими властями к смертной казни, а его семья подвергнута репрессиям. Генерал Ф. Мюллер был смещен с поста командующего 4-й армией и заменен генералом Д. Заукеном. Гаулейтер Э. Кох сбежал в Данию на ледоколе. Так пала одна из цитаделей реакционного пруссачества.

9—10 апреля советские войска принимали капитулировавшие гитлеровские части и очищали город от разрозненных группировок, не желавших сдаваться.

При штурме Кенигсберга было уничтожено около 42 тыс. немецко-фашистских солдат и офицеров и взято в плен около 92 тыс., в том числе более 1800 офицеров и генералов. Среди огромных трофеев насчитывалось 2023 орудия, 1652 миномета и 128 самолетов. Заняв Кенигсберг, части фронта освободили более 15 тыс. военно­пленных различных национальностей.

Захваченный в плен комендант крепости генерал О. Лаш так объяснял причины падения Кенигсберга: «Солдаты и офицеры крепости в первые два дня держались стойко, но русские превосходили нас своими силами и брали верх. Они сумели скрытно сосредоточить такое большое количество артиллерии и авиации, массированное применение которых разрушило укрепления крепости и деморализовало солдат и офицеров... Никак нельзя было раньше предполагать, что такая крепость, как Кенигсберг, так быстро падет. Русское командование хорошо разработало и прекрасно осуществило эту операцию. Под Кенигсбергом мы потеряли всю 100-тысячную армию». В действительности Кенигсберг обороняла группировка численностью более 130 тыс. человек.

В ознаменование победы, одержанной под Кенигсбергом, Президиум Верховного Совета СССР учредил медаль «За взятие Кенигсберга», которой были награждены все участники боев за столицу Восточной Пруссии. Части и соединения, участвовавшие в штурме крепости, получили наименование «Кёнигсбергские».

Разгром кёнигсбергской группировки создал благоприятные условия для окончательной ликвидации остатков противника и на Земландском полуострове, где оборонялись восемь пехотных и одна танковая дивизии группы «Земланд», насчитывавшей около 65 тыс. человек, а также 1200 орудий и 166 исправных танков и штурмовых орудий.

Для завершения разгрома гитлеровских войск на Земландском полуострове советское комаи;юмание привлекло пять армий 3-го Белорусского фронта (5, 39, 43-я армии, 2- я и 11-я гвардейские армии), которые превосходили противника в живой силе вдвое, в артиллерии и танках — втрое. Главный здар должны были нанести две армии в общем направлении на Фишхаузен, чтобы рассечь вражескую группировку на две группы и в дальнейшем уничтожить их. Вспомогательные удары предполагалось нанести на флангах вдоль северного и южного побережья полуострова. 11-я гвардейская армия, находившаяся во втором эшелоне фронта, предназначалась для завершения разгрома противника в районе Пиллау.

Краснознаменный Балтийский флот получил задачи прикрыть боевыми кораблями приморские фланги войск фронта на побережье Данцигской бухты, а легкими силами и подводными лодками прикрыть свои коммуникации и нести дозорную службу на подходах к своим базам; высадить тактические десанты на побережье в тылу противника; поддержать их огнем морской артиллерии и не допустить эвакуации вражеских войск морем. Последняя задача возлагалась главным образом на авиа­цию флота, которая должна была наносить массированные удары по вражеским морским сообщениям.

Наступление на Земландском полуострове началось утром 13 апреля после мощной часовой артиллерийской подготовки и при активной поддержке авиации 1-й и 3- й воздушных армий. Противник вынудил войска фронта вести тяжелые наступательные бои. Советские воины дрались, не жалея жизни. Мужественно сражались экипажи самоходно-артиллерийской батареи под командованием А. Космодемьянского. В боях за опорный пункт Метгетен, расположенный западнее Кенигсберга, батарея подбила 2 танка, разрушила 18 зданий и дзотов, в которых засели гитлеровцы, и истребила более 50 человек. Самоходная батарея приняла активное участие в боях за населенный пункт Фирбруденкруг (2 километра восточнее Грос-Хейдекруг) и первой ворвалась на его улицы. При выполнении задания коман­дования 13 апреля командир батареи Космодемьянский пал смертью героя.

14 апреля командир полка, в котором служил А. А. Космодемьянский, в своем письме к матери героя Любови Тимофеевне писал: «Тяжело Вам писать. Но я прошу: наберитесь мужества и стойкости. Ваш сын гвардии старший лейтенант Александр Анатольевич Космодемьянский погиб смертью героя в борьбе с немецкими захватчиками. Он отдал свою молодую жизнь во имя свободы и независимости нашей Родины...

Вы отдали Родине самое дорогое, что имели,—своих детей...

Война и смерть — неотделимы, но тем тяжелее переносить каждую смерть накануне нашей Победы».

За образцовое выполнение боевых заданий, за отвагу и мужество А. А. Космодемьянскому посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Космодемьянский был похоронен на Королевской площади в Кенигсберге. 5 мая 1945 г. прах героя перевезли в Москву и похоронили на Новодевичьем кладбище рядом с могилой Зои. После войны в рабочем поселке, названном именем героя-комсомольца, близ Калининграда (Кенигсберга) комсомольцы и молодежь воздвигли памятник Александру Космодемьянскому.

К исходу первого дня боев на Земландском полуострове советские войска продвинулись на запад от 3 до 5 километров, взяв в плен более 4 тыс. гитлеровских солдат и офицеров. На следующий день бои на полуострове развивались с огромным ожесточением. Стремясь избежать расчленения своих войск, немецко-фашистское командование приказало им 14 апреля начать отход в юго-западном направлении к Пиллау.

Обнаружив этот маневр противника, советские войска атаковали его позиции на всем фронте. Большую помощь войскам оказал 2-й дивизион бронекатеров флота. Балтийцы ворвались в залив Фришес-Хафф и в Кёнигсбергский морской канал, нанесли внезапные удары и подавили огневые точки врага, мешавшие продвижению наступавших частей. Авиация флота и группа морской железнодорожной артиллерии, расположенцая на подступах к Пиллау, наносили массированные удары по отходящему противнику. 15 и 16 апреля успешная высадка двух тактических десантов 24-й гвардейской стрелковой дивизии на дамбу Кёнигсбергского канала в районе Циммербуде и огневая поддержка бронекатерами позволили войскам 43-й армии овладеть опорными пунктами врага Циммербуде и Пайзе, очистить дамбу канала. Это создало благоприятные условия для наступления войск фронта вдоль побережья залива Фришес-Хафф и развертывания боевых действий бронекатеров.

Огромные потери вынудили немецко-фашистское командование 15 апреля упразднить управление оперативной группы «Земланд», а остатки ее войск подчинить созданной армии «Восточная Пруссия». В нее же вошли и остатки немецких частей, находившиеся на косе Хель и в плавнях устья Вислы. Германское командование предпринимало отчаянные попытки спасти как можно больше своих солдат и офицеров. Морской транспорт гитлеровцев работал круглосуточно. Все свободные плавучие средства с побережья Балтики, низовьев судоходных рек были стянуты в Данцигскую бухту для эвакуации войск. Но здесь они подвергались массированным ударам советской авиации.

17 апреля советские войска овладели мощным узлом сопротивления врага Фиш-хаузеном. Остатки вражеской группировки численностью 15—20 тыс. человек отошли в район Пиллау и закрепились на заблаговременно подготовленном оборонительном рубеже. Наступление советских войск приостановилось.

20 апреля советское командование ввело в сражение свой второй эшелон — 11-ю гвардейскую армию—для овладения портом Пиллау. Пиллау — этот последний опорный пункт Восточной Пруссии — гитлеровцы защищали с особым упорством. Но фанатизму немецко-фашистских войск были противопоставлены точные расчеты, умелые действия советских частей и соединений, беспредельная отвага и массовый героизм бойцов и офицеров. Шесть дней шли непрерывные бои за эту морскую крепость. И только к исходу 25 апреля гвардейцы прорвали все укрепленные рубежи обороны, уничтожили основные силы врага и овладели крепостью. В завершающих боях обе стороны несли большие потери. Здесь, на подступах к Пиллау, погиб отважный командир 16-го гвардейского корпуса 11-й гвардейской армии Герой Советского Союза гвардии генерал-майор С. С. Гурьев. Позднее в честь героя город Нойхаузен был переименован в Гурьевск.

После разгрома немецко-фашистских войск на Земландском полуострове в руках гитлеровцев осталась лишь коса Фрише-Нерунг. Для ликвидации этой группировки командующий фронтом приказал 11-й гвардейской армии форсировать пролив Зеетиф на кораблях Балтийского флота и одновременно высадить два тактических морских десанта на западное и восточное побережье косы Фрише-Нерунг. В состав десантов входили два стрелковых полка и один батальон 260-й отдельной бригады морской пехоты. Командование высадкой было возложено на вице-адмирала Н. И. Виноградова. Для высадки десанта было привлечено до 60 различных катеров и тендеров флота. К авиационной поддержке привлекались до 300 самолетов, а к артиллерийской — две пушечно-артиллерийские бригады 43-й армии. В ночь на 26 апреля один десантный отряд вышел из Пальмникена (на западном побе­режье Земландского полуострова), другой — из Пайзе-Циммербуде. Одновременно войска 11-й гвардейской армии приступили к переправе из Пиллау через пролив Зеетиф на косу Фрише-Нерунг. Сухопутные войска и десантные части, используя растерянность и неорганизованность деморализованных вражеских частей, бежавших из Пиллау на косу, нанесли стремительные удары с суши, с воздуха, захватили плацдарм на севере косы. Затем они, встретив исключительно ожесточенное сопротивление врага, закрепились на достигнутых рубежах.

В ходе боев на Земландском полуострове с 13 по 26 апреля войска 3-го Белорусского фронта уничтожили более 50 тыс. и пленили 30 тыс. немецко-фашистских солдат и офицеров. За это время было захвачено 268 танков и штурмовых орудий, 239 бронетранспортеров, 1185 полевых орудий, 576 минометов, 4943 пулемета, 306 различных военных складов, 107 самолетов и другое военное вооружение и снаряжение Разгромом гитлеровских войск на Земландском полуострове закончилось наступление советских войск в Восточной Пруссии.

За образцовое выполнение заданий командования многие солдаты и офицеры 3-го Белорусского фронта и Краснознаменного Балтийского флота были награждены орденами и медалями. За умелое руководство операциями командующий фронтом Маршал Советского Союза А. М. Василевский награжден орденом «Победа», а командующему Военно-воздушными силами Красной Армии Главному маршалу авиации А. А. Новикову было присвоено звание Героя Советского Союза. Особо отличившимся военнослужащим фронта и флота было присвоено звание Героя Советского Союза. Второй медалью «Золотая Звезда» был награжден генерал-лейтенант А. П. Белобородов, войска которого первыми вступили на улицы Кенигсберга. Советское правительство наградило орденами также 24 французских офицеров добровольческого ави­ационного полка «Нормандия—Неман», закончившего свой боевой путь в Восточной Пруссии. После окончания войны, в июне 1945 г., вместе с искренней благодарностью нашего народа Советское правительство передало этому полку все самолеты, на которых французские летчики мужественно сражались с фашистами. В память 42 французских летчиков полка «Нормандия—Неман», павших в борьбе против немецко-фашистских захватчиков, 18 мая 1956 г. на доме № 29 по Кропоткинской набережной Москвы, где во время войны находилась французская военная миссия, была установлена мемориальная доска.

Разгром немецко-фашистских войск в Восточной Пруссии имел огромное военно-политическое значение. Советские войска заняли всю территорию Восточной Пруссии с ее столицей Кенигсбергом и освободили часть северных районов Польши. После уничтожения гнезда реакционного пруссачества и форпоста германской агрессии на востоке Советский Союз и народная Польша навсегда избавились от угрозы нападения немецких агрессоров с этого опасного плацдарма. С потерей Восточной Пруссии фашисты лишились одного из важных экономических районов страны.

В ходе боевых действий советские войска уничтожили более 25 немецко-фашистских дивизий и нанесли потери от 50 до 75 процентов другим 12 дивизиям.

Падение Восточной Пруссии и разгром восточно-прусской группировки гитлеровцев значительно ослабили вооруженные силы фашистской Германии, в то время как высвободившиеся силы 3-го Белорусского фронта получили возможность участвовать в завершающих боях на других направлениях советско-германского фронта.

После овладения Восточной Пруссией улучшились условия базирования и плавания кораблей Краснознаменного Балтийского флота. На Балтийском море гитлеровцы лишились важной военно-морской базы Пиллау, а также морских портов и гаваней Кенигсберг, Эльбинг, Кранц, Раушен, Розенберг и Бранденбург. Резко ухудшилась связь с курляндской группировкой, так как все ее морские коммуникации находились теперь под непрерывным воздействием советского флота. С захватом Пиллау появилась возможность активизировать действия флота в южной части Балтийского моря. По окончании войны порт Пиллау был превращен в главную базу Краснознаменного Балтийского флота.

Победа Красной Армии в Восточной Пруссии была достигнута в длительных и тяжелых боях. Наступление продолжалось три с половиной месяца (105 дней). Особенно много времени — с 10 февраля по 26 апреля — ушло на уничтожение изолированных группировок противника. Это объясняется рядом причин, из которых можно отметить следующие. Главным силам восточно-прусской группировки врага удалось отойти в Хейльсбергский укрепленный район, в Кенигсберг и на Земланд-ский полуостров, где они под прикрытием укреплений могли долго сопротивляться. Уничтожение каждой группировки представляло собой самостоятельную наступательную операцию, определявшуюся общим стратегическим замыслом. Вследствие того что противнику удалось сохранить свои морские коммуникации, его группировки, прижатые к морю, непрерывно получали из Германии боеприпасы, горючее и боевую технику. Длительная борьба по прорыву сильной обороны врага вызвала большие потери в людях и технике. Только в период с 13 января по 10 февраля 3-й Белорусский фронт потерял 22 процента личного состава, 2-й Белорусский фронт за это же время — 15,4 процента.

Разгром восточно-прусской группировки дал много поучительных примеров ведения наступления двух фронтов совместно с авиацией 18-й армии и флотом, осуществлявшегося по единому замыслу и под руководством Ставки Верховнога Главнокомандования. Смелые и решительные действия всех видов вооруженных сил, согласованные по цели, месту и времени, часто ставили обороняющиеся войска противника в невыгодное положение, сковывали его силы и средства, лишали свободы маневра, срывая все планы немецко-фашистского командования.

Восточно-Прусская операция явилась примером организации успешного взаи­модействия нескольких воздушных армий и военно-воздушных сил Военно-Морского Флота. В этой операции советская авиация явилась одним из решающих факторов в разгроме крупной группировки вражеских войск, занимавших сильно укрепленную территорию Восточной Пруссии.

Политическая работа, проводимая командирами и политорганами во время боев в Восточной Пруссии, была подчинена задаче непрерывного наращивания боевого духа войск и тем самым способствовала выполнению приказов командования. Ведя длительные, упорные, кровопролитные бои в тяжелых условиях, бойцы и офицеры Красной Армии показали пример стойкости, отваги, беззаветного служения своей социалистической Родине.

После окончания войны в Европе Берлинская конференция руководителей трех союзных держав 1945 г. приняла историческое решение о ликвидации восточно-прусского гнезда германского милитаризма. Город Кенигсберг и прилегающие к нему районы были переданы Советскому Союзу, остальные земли Восточной Пруссии вошли в состав Польской республики. На территории, отошедшей к Советскому Союзу, в 1946 г. была образована Калининградская область, вошедшая в состав РСФСР. Город Кенигсберг был переименован в Калининград.

* * *

В результате наступательных действий советских войск в Восточной Пруссии, Померании, Силезии и Карпатах были уничтожены крупные силы противника, очищены от вражеских войск восточные районы Германии, полностью освобождены территория Польши и часть Чехословакии. В ходе наступления Красная Армия разгромила 69 дивизий и 10 бригад, нанеся вооруженным силам фашистской Герма­нии невосполнимый урон.

Германия лишилась важных военно-промышленных и сельскохозяйственных районов, что еще больше ослабило гитлеровскую армию и ускорило ее полный разгром. Оперативно-стратегическое положение немецко-фашистских армий на берлинском направлении резко ухудшилось.




  1. Виктор Леонов

    Мною, Виктором Леоновым (г. Тамбов) готовится к изданию книга «ЗАГАДОЧНЫЙ ФОРТ — 6 Kenigsberga — Калининградa». В книге будет опубликована история одного из 17-ти фортов Калининграда, а именно история форта-6 «Королевы Луизы» с самого начала его сооружения в 1875 году, о его сути в Восточной Пруссии, о штурме его Советскими войсками в апреле 1945 года, а также о его функционировании в качестве военного объекта Балтийского флота в послевоенный Советский и Российский периоды. По всем вопросам на эту тему можно обращаться непосредственно к автору в личку на сайте «Одноклассники ru» или на его страницу на сайте интернета

  2. Rjvbccfh

    Наступление в Восточной Пруссии развивалось в нескольких частных операциях. Каждое направление, имея особое предназначение в стратегическом замысле Советского командования, но венцом всей кампании был штурм Кенигсберга. Восточная Пруссия нелегко далась Красной Армии, но тем грандиознее ее Победа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.