Наступление советский войск. Освобождение Польши


Боевые действия советских войск на Висле начались неодновременно. 1-й Украинский фронт перешел в наступление 12 января, 1-й Белорусский — 14 января, а 38-я армия 4-го Украинского фронта — 15 января 1945 г.

В 5 часов утра 12 января передовые батальоны стрелковых дивизий 1-го Укра­инского фронта атаковали противника, с ходу уничтожили его боевое охранение в первой траншее и в некоторых местах овладели второй траншеей. Опомнившись от удара, вражеские подразделения оказали упорное сопротивление. Однако задача была выполнена: система обороны противника была вскрыта, что позволило артиллерии фронта в период артиллерийской подготовки атаки подавить важнейшие объекты врага.

Артиллерийская подготовка началась в 10 часов. Тысячи орудий, минометов и реактивных установок обрушили свой смертоносный огонь на фашистскую оборону. Мощным артиллерийским огнем большая часть живой силы и боевой техники про­тивника, оборонявшегося на первой позиции, была уничтожена. От огня дально­бойной артиллерии понесли потери вражеские резервы. Многие немецкие солдаты, обезумевшие от страха, пришли в себя лишь в советском плену. Командир 575-го пехотного полка 304-и пехотной дивизии, захваченный в плен 12 января, показал «Примерно в 10 часов русские на данном участке фронта открыли сильный артил-лерииско-минометный огонь, который был настолько эффективен и точен, что в первый же час были потеряны управление полком и связь со штабом дивизии. Огонь был направлен главным образом по наблюдательным и командным пунктам и штабам. Я был поражен тем, как точно русские знали расположение наших штабов, командных и наблюдательных пунктов. Мой полк был полностью парализован».

В 11 часов 47 минут советская артиллерия перенесла огонь в глубину, и штурмовые батальоны при поддержке танков двинулись в атаку, сопровождаемые двойным огневым валом. За короткое время войска ударной группировки фронта прорвали первые две позиции главной полосы обороны противника и местами завязали бои за третью позицию.

После преодоления первой и второй позиции командующий фронтом ввел в сражение обе танковые армии, а командующий 5-й гвардейской армией — 31-й и 4-й гвардейский танковые корпуса, с тем чтобы завершить прорыв главной полосы обороны и совместно с общевойсковыми армиями разгромить оперативные резервы врага Действия танковых частей и соединений отличались стремительностью и манев­ренностью. Решительность и смелость проявили солдаты и офицеры 63-й гвардейской танковой бригады 10-го гвардейского танкового корпуса 4-й танковой армии. Бригадой командовал Герой Советского Союза полковник М. Г. Фомичев. За три часа бригада с боем прошла 20 километров. Противник упорно пытался приостановить ее дальнейшее продвижение. Но танкисты, смело маневрируя, продолжали наступление. Немецко-фашистские части, понесшие большие потери, вынуждены были отказаться от контратак и поспешно оставить свои позиции .

К исходу первого дня наступления войска фронта взломали всю главную полосу обороны 4-й немецкой танковой армии на глубину 15 — 20 километров, разгромили несколько пехотных дивизий, вышли ко второй полосе обороны и завязали бои с оперативными резервами врага Советские войска освободили 160 населенных пунктов, в том числе города Шидлув и Стопница, и перерезали шоссейную дорогу Хмельник— Буско-Здруй Сложные метеорологические условия сильно ограничивали боевую деятельность авиационных частей, поэтому за весь день они совершили лишь 466 самолето-вылетов

 

По признанию К. Типпельскирха, «удар был столь сильным, что опрокинул не только дивизии первого эшелона, но и довольно крупные подвижные резервы, подтянутые по категорическому приказу Гитлера совсем близко к фронту. Последние понесли потери уже от артиллерийской подготовки русских, а в дальнейшем в результате общею отступления их вообще не удалось использовать согласно плану»

13 января ударная группировка фронта предприняла охватывающий маневр в северном направлении на Кельце. Немецко фашистское командование, стремясь приостановить наступление советских войск и не допустить прорыва всей тактической зоны обороны, спешно подтянуло резервы из глубины, чтобы нанести контр­удар в районе Кельце. 24-й танковый корпус получил задачу нанести удар по северному флангу вклинившихся советских войск, разгромить их и отбросить в исходное положение Одновременно часть сил готовила удар из района Пиньчув в направлении Хмельника Но эти планы не осуществились Быстрый выход войск фронта в районы расположения оперативных резервов противника помешал ему завершить подготовку к контрудару. Гитлеровцы были вынуждены вводить в сражение свои резервы по частям, что облегчало советским войскам громить и окружать разрозненные группировки врага.

В этот день продолжала наступление 4-я танковая армия под командованием генерал-полковника Д. Д. Лелюшенко, взаимодействовавшая с 13-й армией, которой командовал генерал-полковник Н. П. Пухов. Советские танкисты вместе с пехотой в ожесточенных боях успешно отразили атаки танкового корпуса противника, в которых участвовало около 200 танков и штурмовых орудий, и форсировали реку Чарна Нида .

3-я гвардейская танковая армия под командованием генерал-полковника П. С. Рыбалко во взаимодействии с 52-й армией под командованием генерал-пол­ковника К. А. Коротеева и 5-й гвардейской армией, которой командовал генерал-полковник А. С. Жадов, отразив атаки танков и пехоты противника в районе Хмельника, продвинулась на 20—25 километров. К исходу дня советские войска овладели городами и важными узлами дорог Хмельник и Буско-Здруй и форсировали реку Нида в районе Хенцины на участке шириной 25 километров.

Используя успех ударной группировки фронта, левофланговая 60-я армия под командованием генерал-полковника П. А. Курочкина перешла в наступление в направлении на Краков.

Большую роль в разгроме резервов врага сыграла 2-я воздушная армия, командующим которой был генерал-полковник авиации С. А. Красовский. Несмотря на неблагоприятную погоду, авиация, наносившая удары по скоплениям войск противника, особенно в районах южнее Кельце и Пиньчув, произвела за день 692 боевых вылета.

14 января советские войска в районе Кельце продолжали отражать контратаки 24-го немецкого танкового корпуса. Вместе с частями 3-й гвардейской армии на рубеже реки Чарна Нида напряженные бои вели 13-я общевойсковая и 4-я танковая армии. Отразив контратаки танковых и моторизованных частей, войска фронта вышли на подступы к Кельце и окружили группировку врага южнее реки Чарна Нида. В районе Пиньчув были разбиты четыре дивизии и несколько отдельных полков и батальонов, которые пытались контратаковать и отбросить наступавшие войска за Ниду.

Расширение участка прорыва могло привести к ослаблению ударной группировки и затуханию темпов наступления. Чтобы не допустить этого, маршал И. С. Конев ввел в сражение с рубежа реки Нида 59-ю армию, находившуюся во втором эшелоне фронта, переподчинив ей 4-й гвардейский танковый корпус. Армия получила задачу развивать наступление на Дзялошице в полосе между 5-й гвардейской и 60-й армиями.

Из-за плохих метеорологических условий авиация фронта произвела 14 января всего лишь 372 боевых вылета. Но главные силы фронта и без поддержки с воздуха преодолели вражеский рубеж обороны на Ниде, перерезали в районе Енджеюв железную и шоссейную дороги Варшава — Краков и, пройдя 20—25 километров, заняли 350 населенных пунктов, в том числе города Пиньчув и Енджеюв.

15 января войска 3-й гвардейской, 13-й и 4-й танковой армий разгромили основные силы 24-го немецкого танкового корпуса, завершили ликвидацию частей, окруженных южнее реки Чарна Нида, и овладели крупным административно-хозяйственным центром Польши, важным узлом коммуникаций и опорным пунктом обороты врага — городом Кельце. Уничтожив противника в районе Кельце, советские войска обеспечили правый фланг ударной группировки фронта.

На ченстоховском направлении войска 3-й гвардейской танковой, 52-й и 5-й гвардейской армий, успешно преследуя врага, преодолели расстояние в 25—30 километров и на широком фронте вышли к реке Пилица и форсировали ее. Особенно смело действовал 2-й танковый батальон 54-й гвардейской танковой бригады 3-й гвардейской танковой армии. Находясь в головном отряде, батальон под командованием Героя Советского Союза майора С. В. Хохрякова стремительно продвигался вперед. Советские воины обходили опорные пункты врага, умело маневрировали на поле боя и уничтожали на своем пути немецких солдат и офицеров. Действовавший в полосе наступления 5-й гвардейской армии 31-й танковый корпус под командованием генерал-майора танковых войск Г. Г. Кузнецова форсировал Пилицу и зах­ватил плацдарм на ее левом берегу.

59-я армия под командованием генерал-лейтенанта И. Т. Коровникова вместе с 4-м гвардейским танковым корпусом, которым командовал генерал-лейтенант танковых войск П. П. Полубояров, вели наступление на Краков. К исходу 15 января они приблизились к городу на 25—30 километров. Авиация фронта, поддерживавшая наземные войска, по-прежнему не могла полностью использовать свои силы из-за плохой погоды.

В этот же день перешла в наступление на Новы-Сонч—Краков 38-я армия 4-го Украинского фронта, командующим которой был генерал-полковник К. С. Москаленко.

За четыре дня наступления ударная группировка 1-го Украинского фронта про­двинулась на 80—100 километров; фланговые же группировки оставались на прежних позициях. С выходом на рубеж реки Пилица советские войска оказались на 140 километров западнее опатувско-островецкой группировки противника, которую в это время начали обходить с севера перешедшие в наступление войска 1-го Белорусского фронта. В результате глубокого прорыва обороны противника и разгрома его сил в районе Кельце создалась реальная угроза окружения частей 42-го немецкого армейского корпуса, действовавших севернее Сандомира.

В связи с этим командующий 4-й немецкой танковой армией 15 января отдал приказ об отходе частей 42-го армейского корпуса в район Скаржиско-Каменна. На следующий день корпус получил разрешение на дальнейшее отступление в район Коньске. При отступлении корпуса связь с армией была потеряна, а с утра 17 ян­варя командир и штаб корпуса потеряли управление подчиненными войсками. Разгромив штаб корпуса, советские танкисты пленили многих штабных офицеров, в том числе начальника штаба корпуса, а польские партизаны, взаимодействовавшие с советскими войсками, пленили командира корпуса генерала пехоты Г. Рекнагеля. Полному разгрому подверглась и 10-я моторизованная дивизия, введенная в сражение из резерва группы армий «А». Сдались в плен советским войскам командир дивизии полковник А. Фиаль со своим штабом и многие другие солдаты и офицеры дивизии. О разгроме дивизии полковник А. Фиаль рассказал следующее: «На второй—третий день наступления управление войсками было потеряно. Была потеряна связь не только со штабами дивизий, но и с высшими штабами. О положении на участках фронта информировать высшее командование посредством радио было невозможно. Войска беспорядочно отходили, но настигались русскими частями, окружались и уничтожались. К 15 января... боевая группа 10-й мотодивизии в основном была разбита. Такая же участь постигла и остальные немецкие дивизии».

Установив, что советские войска намереваются пробиться в Верхне-Силезский промышленный район, немецко-фашистское командование решило усилить это направление. 15 января Гитлер приказал немедленно перебросить танковый корпус «Великая Германия» из Восточной Пруссии в район Кельце. Но было уже поздно. Оценивая положение на фронте, создавшееся в результате прорыва советскими войсками обороны в южной Польше, Типпельскирх пишет: «Глубокие вклинения в немецкий фронт были столь многочисленны, что ликвидировать их или хотя бы ограничить оказалось невозможным. Фронт 4-й танковой армии был разорван на части, и уже не оставалось никакой возможности сдержать наступление русских войск»

16 января войска 1-го Украинского фронта продолжали преследовать противника, отходящего в направлениях на Калиш, Ченстохов и Краков. Группировка фронта, действовавшая в центре, продвинулась на запад на 20—30 километров и расширила плацдарм на реке Пилица до 60 километров. 7-й гвардейский танковый корпус 3-й гвардейской танковой армии, которым командовал генерал-майор танковых войск С. А. Иванов, в ночь на 17 января ворвался в город Радомско с востока и завязал бои за овладение им. Войска 59-й армии после упорных боев преодолели сильно укрепленную полосу вражеской обороны на реке Шренява, заняли город Мехув и приблизились к Кракову на 14—15 километров.

В этот же день перешли к преследованию отходившего противника фланговые армии фронта. Правофланговая 6-я армия под командованием генерал-лейтенанта В. А. Глуздовского прорвала оборону арьергардов врага на Висле, продвинулась вперед на 40—50 километров и заняла города Островец и Опатув. Левофланговая 60-я армия, развернув стремительное наступление по всему фронту и пройдя с упорными боями 15—20 километров, овладела городами Домброва-Тарновска, Пильзно и Ясло.

Воспользовавшись улучшением погоды, авиация фронта произвела 1711 бое­вых вылетов. Она громила колонны гитлеровских войск, в беспорядке отступавших на запад. Немецко-фашистское командование, не располагавшее сильными резервами для прикрытия Верхне-Силезского промышленного района, спешно отводило 17-ю армию, действовавшую южнее Вислы, на рубеж Ченстохов — Краков.

Большого успеха достигли наступающие войска 17 января. Развивая наступление во всей полосе фронта, они с боем преодолели оборону врага на реке Варта и штурмом овладели крупным военно-промышленным и административным центром Польши городом Ченстохов. В боях за Ченстохов принимали участие 3-я гвардейская танковая, 5-я гвардейская армии и части 31-го танкового корпуса. При взятии города вновь отличился 2-й танковый батальон под командованием Героя Советского Союза майора С. В. Хохрякова. Батальон первым ворвался в город и совместно с мотострелковым батальоном автоматчиков завязал там бои. За решительные и умелые действия и личную храбрость, проявленные в боях за Ченстохов, майор С. В. Хохряков был награжден второй Золотой Звездой Героя Советского Союза. Затем в город ворвались передовой отряд под командованием полковника Г. С. Дудника в составе 42-го стрелкового полка 13-й гвардейской дивизии, а также подразделения 2-го мотострелкового батальона 23-й гвардейской мотострелковой бригады, которым командовал Герой Советского Союза капитан Н. И. Горюшкин. Завязались горячие бои. Вскоре советские воины полностью очистили Ченстохов от противника.

Части 6-го гвардейского танкового корпуса 3-й гвардейской танковой армии, которым командовал генерал-майор В. В. Новиков, во взаимодействии с 7-м гвардейским танковым корпусом заняли военно-промышленный центр и узел коммуникаций город Радомско, перерезав железную дорогу Варшава — Ченстохов.

Войска 59-й и 60-й армий после отражения контратак противника завязали бои на северном оборонительном обводе Кракова. Выйдя к городу, они обеспечили левый фланг ударной группировки фронта. В этот день авиация 2-й воздушной армии совершила 2424 боевых вылета.

38-я армия 4-го Украинского фронта, ведя бои на рубеже реки Дунаец, прорвала оборону противника на фронте 30 километров и вышла на подступы к Новы-Сонч.

Таким образом, за шесть дней наступления 1-й Украинский фронт прорвал оборону противника на 250-километровом фронте, разгромил основные силы 4-й танковой армии, втянул в сражение оперативные резервы группы армий «А», распо­ложенные против сандомирского плацдарма, нанес серьезное поражение 17-й армии, преодолел реки Висла, Вислока, Чарна Нида, Нида, Пилица, Варта. Продвинувшись на направлении главного удара на 150 километров, советские войска вышли на рубеж Радомско — Ченстохов — севернее Кракова — Тарнув. Это создало благоприятные условия для того, чтобы нанести удар на Бреславль, перерезать коммуникации краковской группировки врага и овладеть Верхне-Силезским промышленным районом.

Войска 1-го Белорусского фронта перешли в наступление одновременно с магнушевского и пулавского плацдармов утром 14 января. Наступление начали передо­вые батальоны после мощного огневого налета артиллерии, продолжавшегося 25 минут. Атака была поддержана хорошо организованным огневым валом. Передовые батальоны прорвали первую позицию обороны противника и начали успешно продвигаться вперед. Вслед за ними в сражение были введены главные силы ударной группировки фронта, атака которых была поддержана двойным огневым валом на глубину до трех километров. Таким образом, действия передовых батальонов без паузы и дополнительной артподготовки переросли в общее наступление войск ударной группировки фронта.

Наступление проходило в неблагоприятных метеорологических условиях. Из-за нелетной погоды в первые два дня операции авиация фронта не смогла оказать нужного содействия наступавшим частям. Поэтому вся тяжесть огневого обеспечения легла на артиллерию и танки непосредственной поддержки пехоты. Артиллерийский и минометный огонь оказался неожиданным для противника и очень эффективным. Отдельные вражеские роты и батальоны были почти полностью уничтожены. Преодолев первые позиции вражеской обороны, войска фронта начали продвигаться вперед.

Немецкое командование, пытаясь остановить советские войска, ввело в бой вторые эшелоны пехотных дивизий и резервы армейских корпусов. На участках прорыва враг предпринимал многочисленные контратаки, но все они были отбиты.

К концу дня войска, наступавшие с магнушевского плацдарма, форсировали реку Пилицу и вклинились в оборону врага на 12 километров. Части 26-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й ударной армии, которым командовал генерал-лейтенант П. А. Фирсов, прорвали первую полосу обороны и вклинились во вторую. Успех корпуса был обеспечен умелым использованием артиллерии на главном направлении.

Еще более успешно развивалось наступление с пулавского плацдарма. Здесь в течение нескольких часов советские воины прорвали немецко-фашистскую оборону на всю тактическую глубину. В первый же день в полосе 69-й армии был введен в сражение 11-й танковый корпус, который нанес сильный удар по противнику, с ходу форсировал реку Зволенька, овладел узлом обороны Зволень и завязал бои за Радом. В полосе 33-й армии вступил в сражение 9-й танковый корпус. Успешным действиям войск левого крыла 1-го Белорусского фронта способствовало глубокое продвижение армий 1-го Украинского фронта.

В первый же день наступления войска 1-го Белорусского фронта прорвали главную полосу обороны противника на двух участках, отстоявших друг от друга на 30 километров, нанесли тяжелое поражение четырем пехотным дивизиям и создали благоприятные условия для дальнейшего развития операции. Лодзинская газета, издававшаяся оккупантами, 17 января 1945 г. писала: «Обманчивая, ненормальная тишина на Восточном фронте окончательно миновала. Ураган огня вновь забушевал. Советы бросили в бой свои месяцами накапливаемые массы людей и материалы. Разгоревшаяся с минувшего воскресенья битва, может, превзойдет все предыдущие большие сражения на Востоке».

Боевые действия многих частей и соединений фронта не прекращались и ночью. На следующий день после 30—40-минутной артиллерийской подготовки советские войска продолжали наступление. 5-я ударная армия под командованием генерал-лейтенанта Н. Э. Берзарина, сломив упорное сопротивление противника, форсировала Пилицу и отбросила врага в северо-западном направлении. В полосе дей­ствий 8-й гвардейской армии, которой командовал генерал-полковник В. И. Чуйков, в прорыв была введена 1-я гвардейская танковая армия под командованием генерал-полковника танковых войск М. Е. Катукова, получившая задачу продви­гаться в направлении на Нове-Място. Танковые войска, форсировав Пилицу, начали преследовать отступавшего врага. Использовав успех танков, стрелковые войска расширили прорыв к северу.

Командование 9-й немецкой армии, стремясь ликвидировать успех советских войск, ввело в сражение две танковые дивизии 40-го танкового корпуса, находившегося в резерве. Но они вводились в бой по частям на широком фронте против обеих группировок фронта и не смогли остановить стремительного продвижения Красной Армии.

В двухдневных боях войска 1-го Белорусского фронта, действовавшие с плац­дармов, нанесли поражение войскам 8-го армейского, 56-го и 40-го немецких танковых корпусов, форсировали реку Радомка и завязали бои за город Радом. В районе магнушевского плацдарма советские части и соединения углубились в оборону врага на 25 километров, а в районе пулавского плацдарма — до 40 километров. «К вечеру 15 января,—указывает Типпельскирх,— на участке от реки Нида до реки Пилица уже не было сплошного, органически связанного немецкого фронта. Грозная опас­ность нависла над частями 9-й армии, все еще оборонявшимися на Висле у Варшавы и южнее. Резервов больше не было».

В последующие дни наступление войск фронта с обоих плацдармов достигло большого размаха.

16 января соединения 1-й гвардейской танковой армии, отразив многочисленные контратаки 40-го немецкого танкового корпуса, заняли город Нове-Място и быстро продвигались на лодзинском направлении. Вслед за танковыми частями наступали стрелковые войска. 69-я армия, которой командовал генерал-полковник В. Я. Колпакчи, с 11-м танковым корпусом 16 января штурмом овладела крупным узлом сопротивления противника городом Радом, после чего танкисты в своей полосе наступления форсировали Радомку и захватили плацдарм на ее левом берегу. Штурм Радома был проведен при эффективной поддержке авиации. По заявкам наземного командования летчики штурмовой и бомбардировочной авиации наносили точные удары по наиболее важным очагам обороны, разрушали форти­фикационные сооружения, уничтожая живую силу и боевую технику врага. Используя результаты действий авиации, наступавшие войска с трех направлений ворвались в город и очистили его от остатков противника.

33-я армия под командованием генерал-полковника В. Д. Цветаева с 9-м танковым корпусом подошла к городу Шидловец и вместе с правофланговыми армиями 1-го Украинского фронта ликвидировала опатувско-островецкий выступ.

Немецко-фашистское командование тщетно пыталось организовать оборону на заранее подготовленном рубеже по рекам Бзура, Равка, Пилица, задержать продвижение советских войск и обеспечить отход своих разбитых частей. Советские войска с ходу прорвали этот рубеж и развивали стремительное наступление на запад.

16-я воздушная армия под командованием генерал-полковника авиации СИ. Руденко, имея полное господство в воздухе, наносила массированные удары по опорным пунктам, контратакующим группировкам и резервам врага, по узлам железных и шоссейных дорог Лодзь, Сохачев, Скерневице, Томашув-Мазовецки. С наиболь­шей интенсивностью действовала авиация по колоннам противника, начавшего отступление из Варшавы Только за один день 16 января авиация фронта произвела 34/3 самолето-вылета, потеряв при этом 54 самолета. В течение суток было отмечено лишь 42 самолето-пролета вражеской авиации.

За три дня боев армии 1-го Белорусского фронта, наступавшие с магнушевского и пулавского плацдармов, соединились и продвинулись вперед на 60 километров, расширив прорыв до 120 километров по фронту. Кроме того, совместно с войсками 1- го У краинского фронта они ликвидировали опатувско-островецкии выступ противника.

К исходу 17 января 5-я ударная и 8-я гвардейская армии вели бои в районах Скерневице, Рава-Мазовецка, Глухув. Восточнее Нове-Място советские войска окружили и уничтожили основные силы 25-й танковой дивизии противника, не успевшие переправиться через Пилицу.

1-я гвардейская танковая армия, преследуя отходящего противника, вышла в район Ольшовец, 69-я и 33-я армии — в район Спала — Опочно. В этот день на направлении главного удара в сражение были введены кавалерийские соединения —

2- й гвардейский кавалерийский корпус в направлении на Скерневице—Лович и 7-и гвардейский кавалерийский корпус — в направлении Томашув-Мазовецки. На рубеже Скерневице — Ольшовец войска 1-го Белорусского фронта оказались на одной линии с войсками 1-го Украинского фронта, наступавшими с сандомирского плацдарма.

Успешно развивались события в районе Варшавы. С утра 15 января после 55-минутной артиллерийской подготовки перешла в наступление 47-я армия, действовавшая на правом крыле фронта севернее Варшавы. Армией командовал генерал-майор Ф. И. Перхорович. Советские войска прорвали оборону противника, очистили от фашистов междуречье Вислы и Западного Буга, ликвидировали вражеский плацдарм на правом берегу Вислы и приступили к переправе через реку.

Форсировав Вислу, 47-я армия 16 января заняла плацдарм на ее левом берегу и, охватывая Варшаву с северо-запада, подошла к окраинам города. Первыми переправились через Вислу по льду группа бойцов 3-го батальона 498-го стрелкового полка под командованием лейтенанта Закира Султанова и рота автоматчиков 1319-го стрелкового полка, которой командовал старший лейтенант Н. С. Сумченко. За героический подвиг весь личный состав, участвовавший в форсировании реки, был награжден орденами и медалями, а лейтенанту. Султанову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Действовавшая южнее Варшавы 61-я армия под командованием генерал-пол­ковника П. А. Белова подошла к городу и начала окружать варшавскую груп­пировку с юго-запада.

Утром 16 января в полосе наступления 5-й ударной армии с плацдарма на Пилице была введена в прорыв 2-я гвардейская танковая армия под командованием генерал-полковника танковых войск С. И. Богданова. Танковые войска, нанеся удар в северо-западном направлении, овладели городами Груец, Жирардув и к исходу дня подошли к Сохачеву. На следующий день они штурмом овладели этим городом, вышли на реку Бзура и перерезали пути отступления варшавской группировке врага. Используя успех танкистов, стрелковые части 5-й ударной армии перешли к преследованию отходившего противника. Выйдя в район Сохачева и охватив варшавскую группировку противника с северо-запада и с юго-запада, советские войска поставили ее под угрозу окружения. В связи с этим в ночь на 17 января немецкие

войска, оборонявшиеся в районе Варшавы, вопреки приказу Гитлера, начали отходить. Воспользовавшись этим, в наступление перешла 1-я армия Войска Польского, которой была предоставлена честь первой вступить в столицу Польши. 2-я пехотная дивизия форсировала Вислу в районе Яблонна и развернула наступление на Варшаву с севера. Главные силы польской армии переправились через Вислу южнее Варшавы и двинулись в северо-западном направлении. Части 6-й пехотной дивизии форсировали Вислу в районе Праги. Наступление дивизии поддерживал своим огнем советский 31-й особый дивизион бронепоездов. Ведя непрерывные бои, 1-я армия Войска Польского утром 17 января ворвалась в Варшаву. Одновременно в Варшаву вступили части 61-й армии с юго-запада и части 47-й армии с северо-запада.

В городе развернулись активные боевые действия. Тяжелые бои велись на улицах Подхорунжих, Маршалковской, Аллеях Иерусалимских, на улице Доброй, на Тамке, в районах городских фильтров, главного вокзала и Нового Свята. В 12 часов 17 января польские и советские воины, завершив ликвидацию арьергардных частей противника, полностью освободили столицу польского государства. Началь­ником гарнизона освобожденной Варшавы был назначен командир 2-й польской пехотной дивизии генерал-майор Ян Роткевич, комендантом города — полковник Ста­нислав Яновский. К востоку от Сохачева советские танкисты и пехотинцы вели бои по уничтожению главных сил группировки врага, поспешно отступавшей из Варшавы.

В этот день Военный совет 1-го Белорусского фронта сообщил в Ставку, что войска фронта, «продолжая наступление, произвели обходный маневр варшавской группировки противника подвижными войсками и глубокий охват общевойсковыми армиями с севера и юга и овладели столицей Польской Республики городом Варшава...» .

В ознаменование одержанной победы Москва салютовала соединениям 1-го Белорусского фронта и частям 1-й армии Войска Польского, освободившим столицу Польши, 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий. Соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за город, получили наименование «Варшавские». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 г. была учреждена медаль «За освобождение Варшавы», которой награждались участники боев за этот город.

Разгром гитлеровских войск на вислинском рубеже и освобождение Варшавы явились неожиданностью для фашистского руководства. За оставление Варшавы Гитлер требовал сурово покарать генеральный штаб сухопутных сил и команду­ющего группой армий «А». Для расследования деятельности начальника генерального штаба генерала Г. Гудериана была назначена комиссия, возглавляемая заместителем начальника гестапо эсэсовцем Э. Кальтенбруннером. Командующий группой армий «А» генерал-полковник И. Гарпе, обвиненный в катастрофе на Висле, был заменен генерал-полковником Ф. Шёрнером, а командующий 9-й немецкой армией генерал С. Лютвиц — генералом пехоты Т. Буссе.

Освобожденный город представлял собой ужасное зрелище. Прежней цветущей Варшавы, одной из красивейших европейских столиц, больше не существовало. Немецко-фашистские оккупанты с беспримерной жестокостью разрушили и разграбили польскую столицу. При поспешном отступлении гитлеровцы поджигали все, что могло гореть. Дома сохранились только на Аллее Шуха и в квартале, где размещалось гестапо. Район Цитадели был сильно минирован. Фашистские вандалы уничтожили все лечебные и учебные заведения, богатейшие научные и культурные ценности, разрушили собор святого Яна в Старом Мясте — самый большой собор Вар­шавы, Королевский дворец на Замковой площади, здание министерства внутренних дел, главный почтамт на площади Наполеона, городскую ратушу, сильно повредили дворец Сташыца, где размещались многие научные учреждения Варшавы, Национальный музей, Бельведер, здание почтовых касс, дворец Красинских, Большой театр Гитлеровцы уничтожили много костелов

В городе были взорваны почти все памятники истории и культуры польского народа, в том числе памятники Копернику, Шопену, Мицкевичу, Неизвестному солдату, колонна короля Сигизмунда Третьего Огромный ущерб враг нанес город­ским паркам и скверам Фашисты разрушили основные объекты коммунального хозяйства столицы, взорвали электростанцию, мосты, вывезли все наиболее ценное оборудование фабрик и заводов Разрушая Варшаву, гитлеровцы стремились вы черкнуть этот город из числа европейских столиц и оскорбить национальные чувства поляков

За пять с лишним лет оккупанты уничтожили сотни тысяч жителей Варшавы в концлагерях и застенках гестапо В момент освобождения польской столицы там находилось лишь несколько сотен человек, которые скрывались в подвалах и канализационных трубах Все остальное население Варшавы оккупанты выселили из города еще осенью 1944 г после подавления варшавского восстания Около 600 тыс варшавян познали ужасы концентрационного лагеря Прушкув Командующий 1 й армией Войска Польского генерал лейтенант С Поплавский пишет «Удручающее зрелище представляла собой варварски разрушенная немецко фашистскими войсками Варшава Кое где на улицах мелькали жители города, так много выстрадавшие от ненавистного врага

Проезжая через площадь Унии Любельской, мы встретили большую группу людей Не знаю, где женщины взяли цветы (ведь Варшава была разрушена и объята пламенем) и преподнесли их мне и подполковнику Ярошевичу Нас обнимали эти так много выстрадавшие от оккупации люди и плакали, но это уже были слезы радости, а не горя»

В донесении Военного совета 1 го Белорусского фронта Верховному Главно­командованию и Государственному Комитету Обороны указывалось «Фашистские варвары уничтожили столицу Польши — Варшаву С жестокостью изощренных садистов гитлеровцы разрушали квартал за кварталом Крупнейшие промышленные предприятия стерты с лица земли Жилые дома взорваны или сожжены Городское хозяйство разрушено Десятки тысяч жителей уничтожены, остальные были изгнаны Город мертв»

Весть об освобождении Варшавы распространилась молниеносно По мере уда­ления фронта на запад численность населения Варшавы стала быстро возрастать Уже к полудню 18 января жители столицы вернулись из окрестных сел и деревень в свой родной город Великой скорбью и гневом наполнились сердца варшавян, когда они увидели развалины своей столицы

Население Польши с ликованием встречало своих освободителей Всюду были вывешены советские и польские флаги, возникали стихийные демонстрации, ми­тинги, манифестации Поляки испытывали чувство большой радости и патри­отического подъема Каждый стремился выразить благодарность воинам Красной Армии и Войска Польского за то, что они вернули польскому народу его любимую столицу Житель Варшавы композитор Тадеуш Сигединский говорил «Как ждали мы вас, дорогие товарищи С какой надеждой мы смотрели на Восток в тяжелые, мрачные годы этой страшной оккупации Даже в самые трагические минуты нас не оставляла вера в то, что вы придете и вместе с вами придет возможность трудиться на благо своего народа, творить, жить в мире, демократии, прогрессе Лично я и моя жена Мира связываем приход Красной Армии с возвратом к активной, кипучей деятельности в наиболее нам близкой области — области искусства, которое находилось взаперти в течение почти шести лет немецкой оккупации»

 

18 января столицу Польши посетили президент Крайовой рады народовой Б. Берут, премьер-министр Временного правительства Э. Осубка-Моравский, главно­командующий Войска Польского генерал-полковник М. Роля-Жимерский и представители командования Красной Армии. Они поздравили варшавян с освобождением от немецко-фашистских оккупантов.

Вечером того же дня в здании городской Рады народовой состоялся митинг, на котором присутствовали делегации всех районов освобожденной Варшавы. Выступая на этом митинге, Б. Берут сказал: «Благодарный польский народ никогда не забудет о том, кому он обязан своим освобождением. Сердечной братской дружбой, которая скреплена совместно пролитой кровью, отблагодарят поляки свободо­любивый советский народ за освобождение Польши от страшного ига, равного которому не знает история человечества».

В послании Крайовой рады народовой Советскому правительству 20 января выражалась самая глубокая и искренняя благодарность всему советскому народу и его доблестной Красной Армии. «Польский народ, — говорилось в послании,—никогда не забудет, что он получил свободу и возможность восстановления своей независимой государственной жизни благодаря блестящим победам советского оружия и благодаря обильно пролитой крови героических советских бойцов.

Переживаемые сейчас нашим народом радостные дни освобождения от герман­ского ига еще сильнее укрегят нерушимую дружбу между нашими народами» .

В своем ответе на эту телеграмму Советское правительство выразило уверен­ность, что совместные действия Красной Армии и Войска Польского приведут к скорому и полному освобождению братского польского народа от ига немецко-фашистских захватчиков. Это заявление еще раз подтверждало, что Советский Союз искренне стремится помочь народу Польши освободить страну от фашизма и создать сильное, независимое, демократическое Польское государство.

Позднее в честь воинов Красной Армии и Войска Польского, павших в боях за освобождение Варшавы и других городов Польши от немецко-фашистских захватчиков, благодарные варшавяне на одной из центральных площадей столицы воздвигли монументальный памятник Братства по оружию.

Стремясь облегчить тяжелое положение жителей разрушенной Варшавы, советские люди оказали им продовольственную и медицинскую помощь. Населению Варшавы было направлено безвозмездно 60 тыс. тонн хлеба. Исполком Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Советского Союза отправил в Польшу две партии медикаментов, перевязочного материала и медицинского инструментария. Весть о помощи советского народа населению Варшавы была встречена трудящимися Польши с огромной радостью. «Польска Збройна», отмечая великодушие советских людей Белоруссии и Украины, в те дни писала: «Всего несколько месяцев тому назад эти народы сами находились под немецкой оккупацией, были разорены и ограблены, а теперь они помогают польскому народу. Мы никогда не забудем братской помощи советского народа» .

Освободив Варшаву, советские и польские части при помощи населения приступили к очистке города от мин, завалов, аррикад, битого кирпича и мусора, а также к восстановлению коммунального хозяйства. Саперы разминировали около ста правительственных и научно-культурных учреждений, более 2300 различных зданий, 70 скверов и площадей. Всего на территории города было обнаружено и обезврежено 84 998 различных мин, 280 взрывных ловушек, около 50 фугасов, содержавших 43 500 килограммов взрывчатого вещества. Длина улиц и проспектов, разминированных саперами, составила почти 350 километров К утру 19 января саперы 1-го Белорусского фронта и 1-й армии Войска Польского построили понтонный мост через Вислу, соединивший Прагу с Варшавой. К 20 января был построен односторонний деревянный мост; одновременно с этим была наведена понтонная переправа через Вислу севернее Яблонны.

Несмотря на тяжелое положение города, Временное правительство Польши вскоре переехало из Люблина в столицу. Оно решило полностью восстановить разрушенную Варшаву и сделать ее более прекрасной, чем прежде.

Освобождением Варшавы закончился важный этап Висло-Одерской операции. Войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов при содействии 2-го Белорусского и 4-го Украинского фронтов в течение 4—6 дней осуществили прорыв вражеской обороны в полосе 500 километров на глубину 100—160 километров и вышли на рубеж Сохачев—Томашув-Мазовецки—Ченстохов. За это время они разгромили главные силы немецко-фашистской группы армий «А», освободили ряд городов, в том числе Варшаву, Радом, Кельце, Ченстохов и свыше 2400 других населенных пунктов. Создались исключительно благоприятные условия для дальнейшего развития операции на большую глубину в высоких темпах.

* * *

17 января Ставка Верховного Главнокомандования уточнила задачи войскам, действовавшим в Польше. 1-й Украинский фронт должен был главными силами про­должать наступление на Бреславль с целью выйти не позднее 30 января на Одер к югу от Лешно и захватить плацдармы на левом берегу реки. Левофланговым армиям предстояло не позднее 20—22 января освободить Краков, а затем наступать на Домбровский угольный район, обходя его с севера и частью сил — с юга. Армию второго эшелона фронта предлагалось использовать для обхода Домбровского района с севера в общем направлении на Козель. 1-му Белорусскому фронту было приказано продолжать наступление на Познань и не позднее 2 — 4 февраля овладеть рубежом Быдгощ — Познань.

Выполняя эти указания, войска обоих фронтов развернули стремительное наступление на всех направлениях. Оно отличалось большой смелостью и ре­шительностью. Преследование противника не прекращалось ни днем ни ночью. Глав­ные силы танковых и общевойсковых армий двигались форсированным маршем в колоннах, имея впереди подвижные отряды. В случае необходимости для отраже­ния фланговых контратак и борьбы с крупными неприятельскими группировками, оставшимися в тылу наступавших войск, выделялись отдельные части и соединения, которые после выполнения задачи присоединялись к главным силам. Средний темп продвижения советских танковых армий составлял 40—45, а общевойсковых — до 30 километров в сутки. В отдельные дни танковые войска продвигались со ско­ростью до 70, а общевойсковые — 40—45 километров в сутки.

В ходе операции политические органы и партийные организации неустанно под­держивали высокий наступательный порыв войск. Этому благоприятствовала обстановка на всем советско-германском фронте. Чувствовалась близость окончательной победы над фашистской Германией. Газеты писали об огромных успехах на фронте и в тылу, объявляли о взятии советскими войсками городов, разъясняли освободительную миссию Красной Армии. На привалах, в перерывах между боями, в каждую свободную минуту политработники проводили беседы, знакомили бойцов с сообщениями Советского информационного бюро, приказами Верховного Главнокомандования, читали патриотические статьи и боевые корреспонденции замечательных советских писателей — Алексея Толстого, Михаила Шолохова, Ильи Эренбурга, Бориса Горбатова, Константина Симонова, Александра Твардов­ского, Бориса Полевого.

Призывая бойцов к быстрому продвижению вперед, командование и политические органы периодически сообщали войскам, сколько километров оставалось до германской границы, до Одера, до Берлина. На страницах газет, в листовках, в устной и печатной пропаганде выдвигались действенные боевые лозунги: «Вперед в Германию!», «К Берлину!», «К логову фашистского зверя!», «Вызволим наших братьев и сестер, угнанных гитлеровскими захватчиками в фашистскую неволю!». Все это повышало моральный дух бойцов и командиров и мобилизовало их на новые ратные подвиги. Наступательный порыв советских воинов был исключительно высоким. Они стремились как можно лучше выполнить стоящие перед ними задачи, завершить освобождение Польши, скорее пересечь германскую границу и перенести военные действия на вражескую землю.

18 января войска 1-го Украинского фронта развернули борьбу за Верхне-Силезский промышленный район и приблизились к старой польско-германской границе. На следующий день 3-я гвардейская танковая, 5-я гвардейская и 52-я армии пересекли границу восточнее Бреславля (Вроцлава). С 20 по 23 января на территорию Германии, то есть на старые польские земли, захваченные немцами, вступили и другие части и соединения фронта. 21-я армия под командованием генерал-полковника Д. Н. Гусева, войдя в сражение из второго эшелона фронта, прорвала обо­рону противника на реке Варте северо-восточнее Катовице и нанесла удар по силезской группировке врага с севера.

Таким образом, силезская группировка противника, действовавшая западнее и юго-западнее Ченстохова, была глубоко обойдена с обоих флангов. Установив угрозу окружения, немецко-фашистское командование отдало приказ об отходе этой группировки.

Чтобы сорвать замысел противника и ускорить освобождение Верхне-Силезского промышленного района, Маршал Советского Союза И. С. Конев повернул 3-ю гвардейскую танковую армию и 1-й гвардейский кавалерийский корпус из района Намслау вдоль правого берега Одера на Оппельн, откуда эти войска должны были наступать на Рыбник, нанести фланговый удар по силезской группировке противника, действовавшей в полосе наступления 5-й гвардейской армии, и совместно с последней завершить разгром отходивших вражеских войск.

С 21 января войска 1-го Украинского фронта начали выходить на Одер. На одерском рубеже советские войска встретили мощные сооружения. Фашистское командование сосредоточило здесь крупные силы, ввело батальоны фольксштурма, резервные и тыловые части.

При подготовке к форсированию Одера была проведена большая политическая работа в частях обоих фронтов. Войскам было объявлено, что все части, соединения, воины, которые первыми форсируют Одер, будут представлены к правительственным наградам, а наиболее отличившимся солдатам и офицерам будет присвоено звание Героя Советского Союза. Активная работа велась во всех звеньях партийно-политического аппарата — от политотдела армии до парторгов подразделений. Полит­работники быстро мобилизовали личный состав на выполнение поставленной задачи по преодолению этого водного препятствия.

Бои за Одер, особенно на плацдармах, приняли ожесточенный характер. Однако советские воины мастерски взламывали долговременную оборону врага. На многих участках советские воины с ходу переправились на левый берег реки, используя дезорганизованность противника. Раньше других к Одеру прорвались войска 4-й танковой армии. В ночь на 22 января к реке в районе Кебен (севернее Штейнау) вышел 6-й гвардейский механизированный корпус этой армии и с ходу форсировал реку, захватив на ее левом берегу 18 мощных трехэтажных дотов Бреславльского укрепленного района. 22 января через реку были переправлены остальные силы армии. Первой в корпусе форсировала реку 16-я гвардейская механизированная бригада под командованием полковника В. Е. Рывж. За умелые действия и проявленное мужество он был удостоен звания Героя Советского Союза.

23 января части 21-й армии вышли к Одеру в районе Оппельна и подошли к Тарновске-Гуры и Бейтен. В этот же день вышли на Одер и приступили к форсированию стрелковые войска 13, 52 и 5-й гвардейской армий. В 5-й гвардейской армии раньше других прорвались к Одеру части 33-го гвардейского стрелкового корпуса, которым командовал генерал-лейтенант Н. Ф. Лебеденко. Не ожидая окончания строительства понтонных переправ, войска использовали подручные средства, лодки, шлюпки. При форсировании реки образцы героизма показали коммунисты и комсомольцы. Парторг 1-й стрелковой роты 44-го полка 15-й гвардейской стрелковой дивизии 5-й гвардейской армии помощник командира взвода старшина Абдулла Шаимов, получив задачу на форсирование Одера, собрал коммунистов, и они решили показать пример в предстоящих боях. Когда рота приступила к выполнению приказа, парторг первым в подразделении пошел по тонкому льду. За ним один за другим двинулись солдаты роты. Несмотря на пулеметный огонь противника, советские бойцы переправились на левый берег Одера, ворвались в траншеи гитлеровцев и стремительно атаковали их. Захватив плацдарм, рота удержала его до подхода главных сил полка. Когда враг перешел в контратаку, пытаясь сбросить смельчаков в воду, советские воины проявили исключительную стойкость, героизм и отвагу.

В конце января соединения фронта вышли на Одер во всей полосе наступления, а в районе Бреславля и Ратибора форсировали его, захватив важные плацдармы на левом берегу реки.

В то время когда войска подходили к Одеру, 59-я и 60-я армии, действовавшие на левом крыле фронта, в ожесточенных боях преодолели оборонительные обводы Кракова и 19 января штурмом овладели этим важным военно-промышленным, политическим и административным центром, старой столицей Польши. После освобождения Кракова 59-я и 60-я армии, наступая во взаимодействии с 38-й армией 4-го Украинского фронта, обошли силезскую группировку с юга и 27 января вышли к городу Рыбник, почти замкнув кольцо вокруг вражеских войск.

В тот же день войска этих армий ворвались в город Освенцим и заняли территорию Освенцимского концентрационного лагеря. Стремительное наступление Красной Армии помешало фашистам уничтожить сооружения этой гигантской «фабрики смерти» и замести следы своих кровавых преступлений. Несколько тысяч узников лагеря, которых гитлеровские изверги не успели уничтожить или эвакуировать на запад, увидели солнце свободы.

В Освенциме перед глазами народов раскрылась страшная картина чудовищных преступлений германского фашистского правительства. Советские воины обнаружили крематории, газовые камеры, различные орудия пытки. В огромных складах лагеря хранились 7 тысяч килограммов волос, снятых гитлеровскими палачами с голов 140 тысяч женщин и подготовленных к отправке в Германию, ящики с порошком из человеческих костей, тюки с одеждой и обувью заключенных, огромное количество зубных протезов, очков и других предметов, отобранных у приговоренных к смерти .

Раскрытие мрачной тайны Освенцима, которую гитлеровцы тщательно оберегали, произвело огромное впечатление на мировую общественность. Перед всем челове­чеством предстало истинное лицо германского фашизма, который с дьявольской жестокостью и методичностью использовал науку и технику для истребления миллионов людей. Освобождение Освенцима послужило дальнейшему разоблачению кровавой идеологии фашизма.

Наступление армий левого крыла фронта с севера и востока и выход 3-й гвардейской танковой армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса на коммуникации противника поставили его в крайне тяжелое положение. Оказавшись в полу­окружении, немецко-фашистские части начали поспешно оставлять города промышленного района и отходить в юго-западном направлении за Одер. Преследуя про­ивника, войска фронта 28 января заняли Катовице—центр Верхней Силезии, а затем очистили от врага почти всю Силезию. Гитлеровцы, избежавшие окружения в Верхне-Силезском промышленном районе, были разгромлены в лесах к западу от него.

В результате стремительного удара войск 1-го Украинского фронта противнику не удалось разрушить промышленные объекты Верхней Силезии, которые имели огромное экономическое и стратегическое значение. Польское правительство получило возможность немедленно ввести в действие предприятия и шахты Силезии.

С 1 по 3 февраля войска 1-го Украинского фронта с упорными боями форсировали Одер и овладели плацдармами на левом берегу в районах Олау и северо-западнее Оппельна. Развивая наступление с обоих плацдармов, они прорвали сильно укрепленные долговременные позиции противника юго-западнее Бриг и на реке Нейсе и к 4 февраля продвинулись вперед до 30 километров, овладели Олау, Бриг, соединив оба плацдарма в единый плацдарм шириной до 85 и глубиной до 30 километров.

Большую поддержку наступающим войскам в Верхне-Силезском промышлен­ном районе оказала 2-я воздушная армия, которая уничтожала живую силу и боевую технику противника. Меткий удар по эшелонам врага на станции Тарновиске-Гуры нанесла эскадрилья штурмовиков Ил-2 под командованием Героя Советского Союза капитана В. И. Андрианова. Девять самолетов этой эскадрильи подошли к цели со стороны солнца. Когда вражеские зенитчики открыли огонь, специально выделенные самолеты подавили систему ПВО противника. Советские соколы атаковали эшелоны с немецко-фашистскими войсками и техникой и сожгли 50 вагонов. За успешные боевые вылеты отважный летчик капитан В. И. Андрианов был вторично награжден Золотой Звездой Героя Советского Союза.

В ходе дальнейшего наступления положение советских войск осложнилось. Боевые действия авиации ограничивались отсутствием аэродромов и трудностями их подготовки в условиях весенней распутицы, поэтому советские летчики были вынуждены использовать для взлета и посадки автомобильные дороги. Так, 9-я гвардейская истребительная авиационная дивизия под командованием трижды Героя Советского Союза полковника А. И. Покрышкина использовала в качестве взлетно-посадочной полосы автомагистраль Бреславль — Берлин. В тех случаях когда невозможно было взлететь, самолеты приходилось разбирать и перевозить на автомашинах на аэродромы, имеющие твердое покрытие.

Успешно развивалось наступление войск 1-го Белорусского фронта. Немецко-фашистское командование стремилось оставшимися силами удержать отдельные рубежи и районы, чтобы замедлить продвижение советских войск, выиграть время, подтянуть стратегические резервы и восстановить фронт обороны. Большие надежды оно возлагало на танковый корпус «Великая Германия», который по личному приказу Гитлера был переброшен из Восточной Пруссии в Польшу. Однако, по свидетельству Типпельскирха, этот корпус «провел драгоценные дни в пути, уже при выгрузке в районе Лодзи натолкнулся на русские войска и, вовлеченный в общее отступление, так и не был использован».

Помимо танкового корпуса «Великая Германия» в Польшу прибывали другие соединения и части. К 20 января гитлеровское командование перебросило сюда еще пять дивизий, в том числе с Западного фронта — две и из района Карпат — три дивизии. Но ничто не могло остановить продвижение Красной Армии. Советские войска продолжали наступать при активной поддержке авиации, которая усилила удары по железнодорожным объектам врага.

18 января войска фронта завершили ликвидацию окруженных войск к западу от Варшавы. Остатки разгромленной крепостной дивизии «Варшава», бежавшие на север за Вислу, вошли в состав группы армий «Центр». Войска 1-й польской армии очистили от противника район юго-восточнее Варшавы и освободили ряд населенных пунктов, в том числе город Прушкув, где был пересыльный концентрационный лагерь, в котором находилось около 700 заключенных поляков, преимущественно жителей Варшавы. Перед уходом из города немцы вывезли заключенных в Германию, а больных и нетрудоспособных отправили в так называемые «госпитали» для уничтожения. После освобождения районов Варшавы и Прушкува польская армия получила задачу выйти на левый берег Вислы к западу от Модлина и следовать во втором эшелоне фронта за 47-й армией, обеспечивая правый фланг фронта от возможных ударов противника с севера.

19 января войска 1-го Белорусского фронта овладели крупным промышленным городом Лодзь. Фашисты не успели произвести в городе никаких разрушений и даже не эвакуировали ценные станки и оборудование, подготовленные к отправке в Германию. Большинство фабрик и заводов имело запас сырья на два — три месяца. Основные кадры рабочих также оставались на месте .

Население Лодзи радостно встречало советских воинов. Жители города вышли на улицу с красными нарукавными повязками и с флажками. На домах были вывешены красные флаги. Со всех сторон раздавались возгласы «Да здравствует Красная Армия!». В разных концах города проходили митинги.

В течение 20—23 января войска фронта продвинулись на 130—140 километров. На правом крыле фронта в результате обходного маневра, осуществленного частью сил 2-й гвардейской танковой армии и 2-м гвардейским кавалерийским корпусом, был занят крупный опорный пункт врага—город-крепость Быдгощ, входивший в систему познанского рубежа обороны.

В связи с тем что основные силы 2-го Белорусского фронта повернули на север для окружения восточно-прусской группировки, правое крыло 1-го Белорусского фронта, растянувшееся на 160 километров, осталось открытым. Немецко-фашистское командование решило воспользоваться этим, чтобы нанести удар по северному флангу фронта, наступавшего на берлинском направлении. С этой целью оно спешно создавало сильную группировку войск в Восточной Померании.

26 января была проведена реорганизация групп армий на Восточном фронте. Войска, действовавшие в Восточной Пруссии, вошли в состав группы армий «Север»; группировка, оборонявшаяся в Померании, получила наименование группы армий «Висла», группа армий «А» была переименована в группу армий «Центр».

Учитывая обстановку, Ставка Верховного Главнокомандования 27 января приказала командующему войсками 1-го Белорусского фронта надежно обеспечить свой правый фланг от возможных ударов противника с севера и северо-востока. Маршал Г. К. Жуков решил ввести здесь в сражение армии второго эшелона (3-ю ударную армию и 1-ю армию Войска Польского) и выделить часть сил ударной группировки (47-я и 61-я армии). Позднее на север были передислоцированы 1-я и 2-я гвардейские танковые армии, кавалерийский корпус и многие части усиления. Остальные войска получили возможность продолжать продвижение на берлинском направлении. Ведя стремительное наступление, они освободили узников различных концентрационных лагерей. Так, например, были освобождены заключенные концлагерей, находившихся в Хелинском лесу Коловского уезда, в Лодзи, в районе Шнейдемюля и во многих других местах.

На левом крыле, несмотря на ожесточенное сопротивление противника, войска фронта прорвали познанский рубеж обороны и 23 января окружили познанскую группировку, насчитывавшую 62 тыс. человек.

29 января войска 1-го Белорусского фронта перешли границу Германии. В связи с этим Военный совет фронта доносил Верховному Главнокомандованию и Государственному Комитету Обороны: «Ваш приказ — мощным ударом разгромить противостоящую войскам фронта группировку противника и стремительно выйти к линии польско-германской границы — выполнен.

За 17 дней наступательных боев войсками фронта пройдено до 400 километров. Вся западная часть Польши в полосе 1-го Белорусского фронта очищена от противника, а польское население, пять с половиной лет угнетавшееся немцами,— освобождено.

Стремительное продвижение войск воспрепятствовало гитлеровцам разрушить города и промышленные предприятия, железные и шоссейные дороги, не дало им возможности угнать и истребить польское население, вывезти скот и продовольствие...

Выполнив, совместно с войсками 1-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов, Ваш приказ по вызволению из фашистской неволи наших братьев поляков, войска 1-го Белорусского фронта полны решимости добиться в кратчайший срок, вместе со всей Красной Армией, полной и окончательной победы над гитлеровской Германией» .

Переход германской границы был большим праздником для советских бойцов и офицеров. На митингах в подразделениях они говорили: «Наконец-то мы достигли того, к чему стремились, о чем мечтали три с лишним года, за что проливали кровь». На стенах домов, на придорожных щитах и автомашинах запестрели лозунги: «Вот она, фашистская Германия!», «Дождались!», «Настал и на нашей улице праздник!». В войсках царил высокий боевой подъем. Бойцы рвались вперед. Солдаты и офицеры, находившиеся на излечении в госпиталях, просили, чтобы их скорее вернули в свои части. «Мы прошли за две недели более 400 километров,— говорил лечившийся в госпитале беспартийный солдат 83-го полка 27-й гвардейской стрелковой дивизии Ф. П. Бондарев,— до Берлина осталось немного. И единственное, что я хочу сейчас,— это поскорее выздороветь, вступить в строй и штурмовать Берлин». Член партии рядовой 246-го полка 82-й гвардейской стрелковой дивизии А. Л. Романов сказал: «Я — старый гвардеец... Прошу врачей побыстрее вылечить меня и вернуть в свою часть. Я уверен, что наши гвардейцы первыми войдут в Берлин, и я должен быть в их рядах» .

Победоносное вступление Красной Армии на территорию Германии сильно понизило политико-моральное состояние немецкого населения. Геббельсовская пропаганда о «зверствах большевиков» уже не давала нужного результата. Пораженческие настроения подрывали боеспособность вражеской армии. Теперь немецко-фашистскому руководству все чаще приходилось прибегать к репрессиям на фронте и в тылу. Начальник генерального штаба сухопутных сил генерал Г. Гудериан отдал специальный приказ солдатам германского восточного фронта, в котором призывал войска не падать духом и не терять волю к сопротивлению. Он утверждал, что к фронту подходят крупные подкрепления и немецкое командование имеет новый план подготовки к контрнаступлению.

Население Германии вначале испытывало страх перед Красной Армией. Многие немцы, напуганные лживой пропагандой, ожидали массовых репрессий и расстрелов всех, даже стариков, женщин и детей. Но вскоре они поняли, что Красная Армия пришла в Германию не для мести немецкому народу, а как его освободительница от фашистского гнета. Конечно, отдельные факты мести советских воинов по отношению к сопротивлявшимся немцам были, что являлось закономерным выражением той ненависти, которую не мог не испытывать каждый советский человек к стране и народу, допустившему варварский разгул фашизма. Однако не эти случаи, раздуваемые враждебной Советскому Союзу пропагандой, определяли поведение солдат Красной Армии.

Население Германии выполняло все распоряжения советского командования, советских военных комендатур, аккуратно выходило на работы по расчистке улиц от обломков развалин, по ремонту мостов, дорог и благоустройству городов. Основная масса рабочих и инженерно-технического персонала охотно вернулась на производство. Многие немцы помогали советским органам вылавливать диверсантов, выдавали скрывавшихся руководящих деятелей нацистской партии, гестаповцев палачей концлагерей.

С выходом на территорию Германии политработники призывали советских солдат и офицеров быть бдительными, гуманно относиться к немецкому населению, лояльно настроенному к Красной Армии, соблюдать честь и достоинство советского человека и не допускать уничтожения материальных ценностей, в том числе промышленных предприятий, сырья, средств связи и транспорта, сельскохозяйственного инвентаря, жилого фонда, домашнего имущества.

Большая разъяснительная работа велась среди немецких войск и населения. С этой целью разбрасывались листовки, организовывались передачи на немецком языке через громкоговорящие установки и засылались немецкие антифашисты за линию фронта — в тыл гитлеровской армии. Только в 1-м Украинском фронте в ходе операции было издано 29 листовок под разными названиями общим тиражом 3 млн. 327 тыс. экземпляров. Все эти листовки распространялись в армии и среди населения Германии. Такая работа способствовала ослаблению сопротивления немецко-фашистских войск.

В конце января и начале февраля наиболее напряженные бои развернулись на правом крыле и в центре 1-го Белорусского фронта. Особенно упорное сопротивление оказывали немцы на позициях Померанского вала к западу от Быдгоща. Опираясь на инженерные укрепления, немецкие танки и пехота непрерывно контратаковали войска 47-й армии и местами отбросили их к югу от реки Нотец. 29 января здесь была введена в сражение 1-я армия Войска Польского, а 31 января— 3-я ударная армия под командованием генерал-лейтенанта Н. П. Симоняка.

1 февраля войска 47-й и 61-й армий во взаимодействии с 12-м танковым корпусом 2-й гвардейской танковой армии окружили в районе Шнейдемюля группировку противника. 1-я армия Войска Польского и взаимодействовавшие с ней 47-я армия и 2-й гвардейский кавалерийский корпус завершили прорыв позиций Померанского вала и развернули бои к западу от него. К 3 февраля войска правофланговых армий вышли на рубеж севернее Быдгоща—Арнсвальде—Цеден , повернувшись фронтом на север.

2-я гвардейская танковая и 5-я ударная армии, наступавшие в центре фронта, вышли к Одеру севернее Кюстрина и форсировали реку, а к исходу 3 февраля войска 1-го Белорусского фронта полностью очистили от противника правый берег Одера во всей полосе наступления фронта к югу от Цедена. Только у Кюстрина и Франк­фурта немецко-фашистские части удерживали небольшие предмостные укрепления. Южнее Кюстрина войска фронта захватили второй плацдарм на левом берегу Одера. Одновременно шли непрерывные ожесточенные бои по ликвидации окруженных познанской и пшейдемюльской группировок противника.

Со 2 февраля авиация противника резко усилила свою активность, особенно в полосе действий 5-й ударной армии, боровшейся за кюстринский плацдарм. Немецко-фашистские бомбардировщики группами по 50—60 самолетов бомбили боевые порядки пехоты на плацдарме и наносили удары по подвижным войскам.

Всего за сутки немецко-фашистская авиация произвела около 2000 самолето-вылетов, а 3 февраля — 3080.

Гитлеровское командование, стремясь во что бы то ни стало остановить про­движение советских войск на Одере, подбрасывало сюда крупные силы. В последней декаде января в полосе наступления 1-го Белорусского фронта начали действовать две армии вновь сформированной группы армий «Висла». Кроме того, в группе армий «Центр» (бывшая группа армий «А») заканчивали формирование два новых корпусных управления, пехотная дивизия и танковая бригада. Из района Карпат на рубеж Одера прибыли штабы танкового и армейского корпусов, две танковые и одна лыжная дивизии В первых числах февраля к Одеру подошли и другие немецко-фашистские соединения. Сопротивление противника усилилось. Наступление советских войск на рубеже реки Одер постепенно замедлилось, а к 3 февраля на некоторое время приостановилось.

По мере продвижения советских войск вперед возрастали затруднения в их материальном, техническом и медицинском обеспечении. Отступавший противник разрушил железные и автомобильные дороги, мосты и другие важные объекты между Вислой и Одером. Поэтому с самого начала наступления базы снабжения стали отрываться от войск фронта. Для обеспечения бесперебойного подвоза материальных средств необходимо было в максимально короткие сроки восстановить железные и грунтовые дороги, построить мосты через Вислу. Эти работы были возложены на железнодорожные и дорожные войска.

Благодаря хорошей организации работ, героизму личного состава железнодорожных и дорожных войск, высокому патриотическому порыву восстановителей железнодорожные мосты через Вислу были построены в исключительно короткие сроки. 22 января железнодорожное движение началось к западу от Сандомира. 23 января, на 12 суток ранее заданного срока, открылось движение поездов через мост у Демблина, а 29 января был готов к пропуску поездов мост у Варшавы. При восстановлении дорог и мостов особенно отличились воины 5-й железнодорожной бригады. Оценивая героизм личного состава железнодорожных частей, Военный совет 1-го Белорусского фронта в телеграмме на имя командира 5-й железнодорожной бригады полковника Т. К. Яцыно отмечал: «Ваши бойцы, сержанты и офицеры своим героическим трудом оказали неоценимую услугу войскам фронта в обеспечении им дальнейшего стремительного преследования врага».

Следуя за наступавшими войсками, железнодорожные части провели большую работу по перешивке и укладке железнодорожных путей, восстановлению стрелочных переводов, ремонту и восстановлению мостов. Однако темпы восстановления железнодорожного движения к западу от Вислы резко отставали от темпов продвижения войск. К моменту открытия железнодорожного движения через Вислу войска продвинулись вперед на 300—400 километров. Поэтому основные запасы, расположенные на правом берегу Вислы, доставлялись войскам автомобильным транспортом.

Для бесперебойной работы автомобильного транспорта дорожные части расчистили дороги от завалов и разбитой техники, разминировали участки движения, построили большое количество мостов. Например, дорожные войска 1-го Белорусского фронта за время операции обслужили свыше 11 тыс. километров грунтовых дорог. Дорожные части 1-го Украинского фронта за период операции построили около 2,5 тыс. и отремонтировали более 1,7 тыс. погонных метров мостов.

К концу операции автомобильному транспорту приходилось подвозить грузы войскам на расстояние 500—600 километров. На 1-м Белорусском фронте было перевезено свыше 900 тыс. тонн груза и 180 тыс. человек, на 1-м Украинском — более 490 тыс. тонн грузов и около 20 тыс. человек.

Интенсивная работа автотранспорта вызвала повышенный расход горючего. Для своевременного подвоза горючего устанавливались дополнительные цистерны на железнодорожных платформах, привлекалось большое количество грузовых автомобилей, расход бензина строго лимитировался. Благодаря принятым мерам перебои в снабжении горючим были постепенно ликвидированы.

Высокие темпы наступления и значительная глубина операции при отсутствии железнодорожного сообщения к западу от Вислы затрудняли эвакуацию раненых и потребовали огромного напряжения в работе эвакуационного автомобильного тран­спорта. Недостаток палаток затруднял развертывание госпиталей вне населенных пунктов в зимнее время. Госпитали не успевали перемещаться вслед за стремительно наступавшими войсками. В ряде случаев оказание квалифицированной и специализированной медицинской помощи запаздывало. Но там, где госпитали были выдвинуты к передовой линии, помощь раненым оказывалась своевременно. Несмотря на сложные условия наступления в Польше, медицинская служба со своими задачами справилась.

Выходом на Одер и захватом плацдармов на его левом берегу Красная Армия завершила одну из наиболее крупных стратегических операций Великой Отечествен­ной войны. В Висло-Одерской операции были решены важнейшие задачи заключительной кампании третьего периода Великой Отечественной войны. Советские войска разгромили основные силы немецко-фашистской группы армий «А», освободили значительную часть Польши с ее столицей Варшавой и перенесли боевые действия на территорию Германии. Благодаря этому польский народ, пять с половиной лет страдавший под гнетом гитлеровских оккупантов, приобрел независимоеть.

В освобождении Польши активное участие принимали соединения Войска Польского, внесшие ценный вклад в победу над фашизмом. Сражаясь плечом к плечу с советскими воинами против общего врага, польские патриоты проявили высокое боевое мастерство, мужество и отвагу. Польша была верным союзником СССР в самоотверженной борьбе с гитлеровской Германией.

Вторгнувшись в пределы фашистской Германии до реки Одер и развернув военные действия на вражеской территории, войска Красной Армии подошли к Берлину на 60—70 километров и таким образом создали благоприятные предпосылки для успешного наступления на берлинском и дрезденском направлениях.

В ходе операции советские войска уничтожили 35 вражеских дивизий и нанесли потери свыше 60—75 процентов другим 25 дивизиям. Они вынудили гитлеровское командование перебросить на центральное направление советско-германского фронта дополнительно около 40 дивизий и большое количество боевой техники с западного и итальянского фронтов, из своего резерва и с других участков советско-германского фронта.

По данным штабов 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, советские войска в ходе Висло-Одерской операции взяли в плен более 147 400 солдат и офицеров, захватили в качестве трофеев 1377 танков и самоходных установок, 8280 орудий разных калибров, 5707 минометов, 19 490 пулеметов, 1360 самолетов и много другого военного имущества. Еще большее количество живой силы и боевой техники врага было уничтожено.

В ходе наступления советские войска освободили из фашистской неволи десятки тысяч граждан различных национальностей. К 15 февраля только на сборно-пересыльных пунктах 1-го Украинского фронта было зарегистрировано 49 500 освобожденных. Кроме того, многие советские люди в одиночку и группами пробирались на Родину.

В соответствии со сложившейся обстановкой Ставка Верховного Главнокомандования в наступлении между Вислой и Одером применила одну из наиболее эффективных форм ведения стратегических операций, которая заключалась в дроблении неприятельского фронта на различных участках несколькими мощными ударами, сливавшимися в своем развитии в один глубокий фронтальный удар, направленный к сердцу Германии — Берлину. Удары советских войск, одновременно нанесенные на пяти направлениях, позволили быстро прорвать оборону врага и стремительно наступать в глубину на широком фронте.

Висло-Одерская операция достигла огромного размаха. Она развернулась на фронте протяженностью 500 километров и глубиной 450—500 километров и продолжалась 23 дня. Средний темп продвижения составлял 20—22 километра в сутки. Сосредоточив крупные силы в полосах наступления 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, советское командование добилось значительного превосходства над противником. Благодаря искусному применению сил и средств на направлениях главных ударов были созданы высокие плотности войск и боевой техники, необходимые для успешного прорыва обороны врага и преследования его на большую глубину.

Глубокое эшелонирование сил и средств, выделение армий второго эшелона, под­вижных групп и наличие резервов обеспечивали непрерывное наращивание мощи ударов и стремительное наступление с преодолением многочисленных укрепленных полос обороны. Для операции характерно также высокое искусство оперативного маневра крупными объединениями с целью обхода, охвата и разгрома группировок противника в районах Варшавы, островецко-опатувского выступа, Верхне-Силезского промышленного района, в крепостях Шнейдемюле, Познани, Лешно и т. д.

Большую роль в операции сыграли танковые армии, отдельные танковые и механизированные корпуса, обладавшие высокой подвижностью, ударной силой и огневой мощью. Они участвовали в завершении прорыва вражеской обороны в тактической глубине, развивали тактический успех в оперативный, способствовали глубокому рассечению обороны, окружали немецко-фашистские войска, вели борьбу с оперативными резервами противника, преследовали его отходившие группировки, захватывали и удерживали до подхода главных сил фронтов важные объекты и рубежи. Танковые войска наступали впереди общевойсковых армий, прокладывая им путь на запад.

Операция характеризовалась также массированием огромных артиллерийских средств на важнейших направлениях, особенно при прорыве обороны врага и вводе в прорыв подвижных соединений. Для нанесения внезапного и одновременного огневого удара на всем участке прорыва планирование артиллерийской подготовки было централизовано в масштабе фронтов. В период артиллерийской подготовки оборона противника подавлялась на глубину ее главной полосы (5—6 и более километров). Во всех армиях было умело организовано артиллерийское обеспечение ввода в прорыв танковых армий, танковых и механизированных корпусов. Для артиллерийского обеспечения наступления в операции участвовало несколько артиллерийских корпусов и дивизий прорыва, которые искусно маневрировали на поле боя.

Советская авиация, непрерывно удерживая господство в воздухе, оказывала непосредственную поддержку наземным войскам на протяжении всей операции и прикрывала их от воздействия самолетов противника. Основные усилия авиации сосредоточивались на направлениях главных ударов фронтов. При развитии прорыва и преследовании вражеских войск штурмовая, бомбардировочная и истребительная авиация уничтожала отходившие колонны противника и нарушала движение его войск на важных коммуникациях.

Деятельность войскового тыла проходила в сложных условиях. По мере продвижения на запад расстояние войск от выгрузочных станций увеличивалось. Базы снабжения оторвались от наступавших войск, коммуникации растянулись. Возникла необходимость одновременного использования железнодорожного транспорта советской и западноевропейской колеи. Армии не имели своих железнодорожных участков, и вся подача материальных запасов на огромные расстояния происходила только автомобильным транспортом. Но, несмотря на безостановочное наступление, войскам своевременно были доставлены необходимые запасы боеприпасов, горючего, продовольствия. Наличие во фронтах и армиях большого количества резерва подвижных медицинских учреждений, свободных госпитальных коек, санитарного имущества, а также самоотверженная работа медицинской службы позволили успешно справиться со сложной задачей медицинского обеспечения войск в наступлении.

В ходе операции непрерывно велась активная партийно-политическая работа. Наряду с идеологическим воспитанием советских воинов большое значение в этот период приобрела массово-политическая работа среди населения Польши и Германии. Моральное состояние советских войск было исключительно высоким. Бойцы и командиры преодолевали любые трудности и проявляли массовый героизм.

Мощный удар, нанесенный советскими войсками по врагу в январе 1945 г. в Польше, свидетельствовал о дальнейшем росте могущества Красной Армии, о высоком уровне военного искусства советских полководцев и боевого мастерства солдат и офицеров.

Грандиозная по замыслу, размаху и мастерству выполнения Висло-Одерская операция вызвала восхищение всего советского народа и была высоко оценена как нашими союзниками, так и противником. В послании У. Черчилля И. В. Сталину от 27 января 1945 г. говорилось: «Мы очарованы Вашими славными победами над общим врагом и мощными силами, которые Вы выставили против него. Примите нашу самую горячую благодарность и поздравление по случаю исторических подвигов» .

Зарубежная печать, радиокомментаторы и военные обозреватели уделяли большое внимание победоносному наступлению Красной Армии в январе 1945 г., единодушно признавая, что оно превосходило все наступательные операции второй мировой войны. Газета «Нью-Йорк тайме» 18 января 1945 г. писала: «...наступление русских развивается с такой молниеносной быстротой, перед которой бледнеют кампании германских войск в Польше в 1939 году и во Франции в 1940 году... После прорыва германских линий русские раскалывают войска противника, отсту­пающие к Одеру...» .

Известный американский военный обозреватель Хэнсон Болдуин выступил со статьей «Наступление русских меняет стратегический характер войны», в которой заявил, что «колоссальное зимнее наступление русских в одно мгновение изменило весь стратегический облик войны. Красная Армия продвигается сейчас с боями к границам германской Силезии... Война достигла нового критического момента, критического для Германии. Прорыв германской линии на Висле может вскоре превратить осаду Германии в кампанию на территории самой Германии» .

Английский официоз «Тайме» 20 января 1945 г. писал: «Немцы бегут из южной Польши... Перед противником стоит вопрос не о том, где ему закрепиться на открытых равнинах между Вислой и Берлином, а сумеет ли он остановиться вообще. О том, что это весьма сомнительно, свидетельствуют призывы, с которыми нацистское правительство обращается к армии и народу. Оно признает, что никогда еще за всю войну германский фронт не испытывал подобного давления, как сейчас на востоке, и заявляет, что на карту поставлено дальнейшее существование рейха...».

Не менее высоко оценивается январское наступление Красной Армии 1945 г. западногерманскими военными историками и в настоящее время. Бывший генерал немецко-фашистской армии Ф. Меллентин пишет: «...русское наступление развивалось с невиданной силой и стремительностью. Было ясно, что их Верховное Главнокомандование полностью овладело техникой организации наступления огромных механизированных армий... Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времен гибели Римской империи».




  1. Rjvbccfh

    Можно назвать новшеством двухступенчатую артиллерийскую подготовку. После того как артиллерия отработала по первой линии вражеской обороны, прошла ложная атака. Немцы, закрепившиеся на второй линии были неожиданно накрыты новым огневым валом, после чего наступающие заняли главную линию обороны врага.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.