Освобождение Литовской ССР: Выход к границам Восточной Пруссии и к Висле


В течение трех лет гитлеровцы терзали Советскую Литву. Это было тяжелей­шее для литовского народа время. Осуществляя людоедский план «Ост», оккупанты стремились превратить Литву, как и всю Прибалтику, в свою колонию, онемечить местное население. Наиболее усиленно колонизировались уезды, граничащие с Восточной Пруссией. Например, в Таурагский уезд к середине 1943 г. нахлынула масса немецких колонистов. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что для их детей были созданы 29 начальных школ и гимназия. Колонисты освобождались от налогов и пользовались особыми привилегиями. Литовцев немецкие палачи истребляли систематически и беспощадно. За годы оккупации гитлеровцы расстреляли, сожгли и замучили около 700 тыс. человек До войны в Литве жило 3 млн. человек. Следовательно, фашисты уничтожили более четверти населения республики. Повсюду в Литве германский фашизм оставил свои кровавые следы. В местечке Панеряй, близ Вильнюса, оккупанты истребили 100 тыс. человек. В девятом форту крепости Каунас было убито 80 тыс. человек. Фашистские изверги сожгли деревню Пирчю-пис, уничтожив ее жителей, в том числе грудных младенцев.

За время оккупации было разрушено около 80 процентов промышленных предприятий и почти все электростанции, уничтожено около половины поголовья скота, в целом подорвано сельское хозяйство. Свыше 75 тыс. сельскохозяйственных рабочих, безземельных и малоземельных крестьян, получивших после установления Советской власти землю, были лишены ее. Эту землю немецко-фашистские оккупанты отдали бывшим собственникам-кулакам и немецким колонистам.

Литовский народ под руководством остававшихся в подполье коммунистов под­нялся на борьбу g оккупантами с первых дней войны. Передовая часть населения вступала в партизанские отряды. В 1944 г. в Литве сражались 67 партизанских отрядов и групп, из которых 46 были связаны с Литовским штабом партизанского движения. Слава о боевых делах партизан гремела по всей Литве и далеко за ее пределами. Например, отряд «Вильнюс», действовавший в 1943—1944 гг., в течение только одной недели пустил под откос 4 вражеских эшелона, сжег несколько складов, уничтожив 42 гитлеровских охранника. Другой отряд, «Жальгирис», сражавшийся в те же годы, напал однажды на немецкое подразделение в 300 человек; в этом бою фашисты потеряли убитыми и ранеными около 100 солдат. В Каунасе средь бела дня народные мстители обстреляли колонну вражеских войск. Гитлеровцы в своих письмах признавались, что борьба с партизанами им страшней, чем фронт. Летом 1944 г. литовский народ усилил борьбу за свое освобождение, всячески помогая наступавшим на территории Литовской ССР войскам 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов.

1-й Прибалтийский фронт преследовал противника в направлениях на Даугав-пилс и Каунас. Наступление частей 6-й гвардейской армии на Даугавпилс развивалось медленно. Понимая, что потеря этого важного узла дорог усилит угрозу окружения группы армий «Север», германское командование создало на подступах к городу мощную оборону и перебросило сюда до пяти дивизий. Напряженные бои под Даугавпилсом затянулись. Успешнее действовали войска 43-й и 39-й армий на каунасском направлении. Уже 9 июля они вышли на железную дорогу Даугавпилс — Виль­нюс и перерезали шоссейную дорогу Даугавпилс — Каунас . Здесь советские войска вынуждены были приостановить наступление и, отражая ожесточенные контр­атаки врага, произвести перегруппировку.

С 5 по 14 июля войска 1-го Прибалтийского фронта продвинулись на глубину от 40 до 140 километров. Однако директива Ставки была выполнена не полностью: войска правого крыла фронта не вышли на указанный им рубеж.

Войска 3-го Белорусского фронта в первой половине июля развивали стремительное наступление, не встречая серьезного сопротивления врага. Сплошного фронта обороны противник не имел "и оказывал противодействие лишь отдельными подошедшими соединениями и остатками разбитых частей. Но бои за освобождение Вильнюса оказались длительными и упорными.

Придавая большое значение этому важному узлу обороны, прикрывавшему подступы к Восточной Пруссии, немецкое командование сосредоточило в Вильнюсе крупную группировку. Сюда оно стянуло отступавшие части и соединения 3-й танковой армии. Гарнизон города насчитывал 15 тыс. солдат и офицеров Кроме того, в район Вильнюса было подтянуто несколько дивизий.

7—8 июля войска 5-й гвардейской танковой армии и 3-го гвардейского механизированного корпуса вышли к городским укреплениям, прорвали их и, обойдя Вильнюс с севера и юга, совместно с соединениями 5-й армии 9 июля окружили вражеский гарнизон. Развернулись ожесточенные бои по ликвидации немецко-фашистских войск.

Противник, стремясь деблокировать окруженную группировку, сосредоточил до 150 танков и штурмовых орудий, полк мотопехоты и предпринял несколько контр­атак из районов Майшёголы и западнее Евье (Вевис). Одновременно пытался вырваться из окружения и гарнизон Вильнюса, усиленный парашютным десантом в 600 человек. Однако все эти попытки оказались безуспешными. В ходе пятидневных напряженных боев войска Красной Армии уничтожили группировку врага и 13 июля освободили Вильнюс. Соединениям и частям 3-го Белорусского фронта, отличившимся при овладении столицей Литовской ССР, было присвоено наименование «Виленских».

На следующий день после освобождения города «Правда» писала: «Вильнюс — древняя столица Литвы, колыбель государственности и культуры литовского народа — возвращен Красной Армией литовскому народу, возвращен великой советской семье народов... Освобождение Вильнюса произведет большое впечатление на все народы мира... Весть об этом вдохновит население Риги и Таллина». Фашисты разрушили и разграбили Вильнюс, уничтожили ценные памятники национальной культуры. Краеведческие музеи, Музей имени Пушкина, а также многие библиотеки были разгромлены. Вильнюсский университет оккупанты закрыли еще в 1943 г.

Жители города радостно встречали своих освободителей. Они с благодарностью отмечали, что Красная Армия третий раз (в 1920, 1939 и 1944 гг.) возвращает Вильнюс литовскому народу. Правительство Литовской ССР и ЦК КП(б) Литвы сразу же переехали в освобожденную столицу и приступили к работе. Коммунисты, вышедшие из подполья, и возвращавшиеся к мирному труду литовские партизаны при поддержке трудящихся начали налаживать жизнь в городе.

В период боев за Вильнюс войска 11-й гвардейской и 31-й армий успешно продвигались к Неману. В день освобождения литовской столицы передовые соединения вышли к реке и начали форсировать ее с ходу под огнем противника. Войска действовали смело и решительно. К исходу 15 июля они овладели уже несколькими плацдармами на левом берегу. Общий фронт форсирования Немана в районе Алитуса и к югу от него составил 70 километров, а глубина захваченных плацдармов доходила до 7—10 километров. Стремясь не допустить расширения плацдармов, противник подбросил в этот район резервы. Бои приняли затяжной характер.

Войска 3-го Белорусского фронта к 15 июля прошли с боями 180—200 километров, овладели Вильнюсом, форсировали Неман и захватили плацдармы на его левом берегу.

Успешно наступали и войска 2-го Белорусского фронта. За 10 дней они продвинулись с боями на 230 километров, форсировали реки Молчадь, Щару и Неман (к югу от Гродно), освободили Новогрудок, Волковыск и вышли на линию Гродно — город Свислочь (западный), где вынуждены были приостановить наступление из-за сильно возросшего сопротивления врага.

При форсировании Немана 14 июля в районе Лунны исключительную стойкость и мужество проявили бойцы 2-го стрелкового батальона 433-го стрелкового полка 64-й стрелковой дивизии 49-й армии. Семь воинов из этого батальона: ком­мунисты С. 3. Сухин, С. Н. Калинин, И. И. Осинный, комсомольцы И. Г. Шеремет, А. П. Ничепуренко, беспартийные М. С. Майдан и Т. И. Солопенко — под сильным огнем неприятеля на подручных средствах первыми переправились на западный берег реки и там закрепились. Советские воины в течение суток отразили 12 яростных контратак гитлеровцев и не отошли с занимаемых позиций. Приковав к себе противника на этом участке, они помогли тем самым основным силам 433-го стрелкового полка совершить обходный маневр, форсировать реку в другом месте, зайти в тыл врага и атаковать его. Боевая задача была выполнена.

Войска 1-го Белорусского фронта наступали на барановичско-брестском и пинском направлениях. Упорное сопротивление врага наши войска встретили при освобождении города Барановичи. Учитывая значение этого узла обороны, прикрывавшего брестское направление, немецко-фашистское командование выделило для его удержания, кроме отошедших сюда остатков четырех дивизий, еще три новые дивизии.

6 и 7 июля войска 48, 65 и 28-й армий вели упорные бои. Действия наземных войск 7 июля поддерживали около 500 бомбардировщиков. 8 июля город Барановичи был освобожден. Стремительно преследуя отступавшего врага, войска этих армий при активной поддержке авиации форсировали реку Щару и 16 июля вышли на линию город Свислочь (западный) —Пружаны, продвинувшись за 12 дней на 150 — 170 километров.

Разгром противника в районе Барановичей и на рубеже реки Щары создал угрозу его финской группировке. Фашистские войска начали отходить из района Пинска, что ускорило наступление 61-й армии под командованием генерал-лейтенанта П. А. Белова вдоль северного берега реки Припяти. Эта армия действовала на широком фронте в исключительно тяжелых условиях Полесья. Здесь располагалась вражеская группировка численностью до 50 тыс. человек. Необходимую помощь 61-й армии оказала Днепровская военная флотилия. Она перебрасывала войска армии для сосредоточения в исходных районах, высаживала в различных пунктах вдоль Припяти десанты, которые взаимодействовали с наступавшими частями. За два дня до освобождения Пинска, в ночь на 12 июля, 1-я бригада речных кораблей флотилии, приняв на борт один из стрелковых полков 415-й стрелковой дивизии, прорвалась на 16 километров за линию фронта и высадила десант на восточную окраину города. С рассветом противник подтянул значительные силы с танками и артиллерией и пытался не допустить подвоза подкреплений на захваченный плацдарм, а затем уничтожить весь десант. При артиллерийской поддержке кораблей десантники отбили все атаки противника.

Пинск был освобожден 14 июля войсками 64-й армии и частями 55-й гвардейской стрелковой дивизии 28-й армии, пересекшей с северо-востока на юго-запад Полесье. Наземным войскам содействовали корабли Днепровской военной флотилии. При взятии Пинска было захвачено 185 различных судов, которые противник намеревался уничтожить.

Наступавшие в Белоруссии фронты в целом выполнили задачи, поставленные перед ними Ставкой Верховного Главнокомандования в директивах от 4 июля. Окруженная восточнее Минска вражеская группировка была ликвидирована. Советские войска возвратили Родине города Вильнюс, Гродно, Барановичи, Пинск, форсировали Неман и захватили плацдармы на его левом берегу. В результате мощных ударов Красной Армии в Белоруссии с 23 июня до 15 июля были разгромлены три немецкие армии из группы армий «Центр» (3-я танковая, 4-я и 9-я) и нанесен большой урон 16-й армии из группы армий «Север». Стратегический фронт противника был сокрушен. Наши войска, преследуя отходившего врага, освободили почти всю Белоруссию и значительную часть Литвы, продвинувшись на запад до 500 километров.

Это была величественная победа Красной Армии на главном направлении в летне-осенней кампании.

Столь стремительное продвижение советских войск потребовало напряженнейшей работы органов оперативного и войскового тыла. Важное значение приобретало восстановление железнодорожных путей, особенно в полосах наступления 1-го Прибалтийского, 2-го и 1-го Белорусских фронтов, где противник разрушил большие участки железных дорог. В полосе 1-го Белорусского фронта надо было в ходе операции восстановить крупные железнодорожные мосты через Днепр у Жлобина и через Березину у Бобруйска. Для ввода в строй железнодорожного участка Жлобин — Бобруйск протяжением 65 километров потребовалось 20 дней. За это время наступавшие войска преодолели до 350 километров. Из-за отставания темпов восстановления дорог от темпов наступления значительно затруднялось снабжение войск. На тех участках фронта, где были приняты оперативные меры по сохранению железных дорог, отставание было намного меньшим. Так, в полосе 3-го Белорусского фронта темп восстановления железнодорожного участка Орша — Минск составлял 21,2 километра в сутки, а участка Минск — Вильнюс — 19,3 километра. На этом участке восстановители отстали от войск всего на 80 километров.

Фронтовые и армейские дорожные и мостовые части проводили большие работы по совершенствованию военно-автомобильных дорог в полосах наступления фронтов. Через 100—200 километров на дорогах были оборудованы пункты технического обслуживания, заправки машин, питания, медицинской помощи, открыты бани, парик­махерские. Все это способствовало увеличению суточного пробега автомобилей. Многие воины-водители делали по 520—670 километров в сутки. В некоторых случаях часть грузов подвозилась войскам автомобильными бригадами Резерва Ставки Верховного Главнокомандования.

Медицинские учреждения работали хорошо. Главное внимание уделялось своевременному выносу с поля боя раненых, их быстрой эвакуации и оказанию квалифицированной медицинской помощи в госпиталях. Раненые, как правило, эвакуировались санитарным автотранспортом, использовалась также санитарная авиация. Например, на 3-м Белорусском фронте самолетами было эвакуировано 1800 раненых.

Таким образом, работники оперативного и войскового тыла в общем справились со стоявшими перед ними задачами и обеспечили быстрое наступление войск. Однако к середине июля пути подвоза и эвакуации очень растянулись.

Противник прилагал все усилия, чтобы остановить продвижение советских войск. Он спешно перебрасывал резервы с других участков советско-германского фронта и из оккупированных стран Европы. С 25 июня по 16 июля в Белоруссию прибыло 15 новых дивизий и 2 бригады .

Приток вражеских резервов, потери войск наступавших фронтов и отставание тылов вынудили советское командование временно приостановить наступление на даугавпилском направлении и на Немане. Для его продолжения требовалось подтянуть тылы и произвести перегруппировку войск, чтобы создать выгодное соотношение в силах и средствах.

Решительный разгром фашистской группы армий «Центр» и стремительное продвижение Красной Армии в Белоруссии создали благоприятные условия для перехода в наступление на других участках советско-германского фронта. 10 июля наступательные действия в общем направлении на Резекне развернули войска 2-го Прибалтийского фронта. 13 июля началась Львовско-Сандомирская операция 1-го Украинского фронта. 17 июля перешли в наступление войска 3-го Прибалтийского фронта, а 24 июля — Ленинградского. Так с середины июля 1944 г. наступление Советских Вооруженных Сил развернулось на огромном фронте от Финского залива до Карпат.

С 15 по 19 июля войска 1-го Прибалтийского фронта осуществляли перегруп­пировку и продолжали бои на отдельных участках. В это время в состав фронта из Резерва Верховного Главнокомандования прибыли 2-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта П. Г. Чанчибадзе и 51-я армия под командованием генерал-лейтенанта Я„ Г. Крейзера. 20 июля фронт перешел в наступление, которое развивалось успешно» 22 июля был освобожден город Паневежис, а 27 июля — Шяуляй. В этот же день войска 2-го Прибалтийского фронта во взаимодействии с частями 6-й гвардейской армии 1-го Прибалтийского фронта овладели крупным узлом сопротивления противника городом Даугавпилсом.

В то время когда 1-й Прибалтийский фронт наступал на шяуляйском направ­лении, шли ожесточенные бои на Немане. К моменту выхода войск 3-го Белорус­ского фронта на эту реку оперативная обстановка в полосе наступления изменилась. Противнику удалось восстановить сплошной фронт обороны и организовать управление войсками Только на каунасском направлении к 15 июля действовало более десяти пехотных и танковых дивизий. Враг наносил непрерывные удары, пытаясь ликвидировать наши плацдармы на западном берегу Немана.

В войсках фронта чувствовалось большое напряжение. Сказывалось непрерывное наступление. В подвижных соединениях осталось мало танков, стрелковые части нуждались в значительном пополнении, артиллерия (особенно РГК) отстала, тылы растянулись, горючего и боеприпасов не хватало . Несмотря на эти трудности, войска прочно закрепились на захваченных плацдармах и успешно отражали все контратаки противника. С 23 июля наши части перешли к обороне, ведя бои местного значения и готовясь одновременно к возобновлению наступления .

Существенную помощь сухопутным войскам в боях за плацдармы на реке Немане оказывала авиация. Бок о бок с советскими летчиками храбро сражались французские летчики 1-го отдельного истребительного авиационного полка «Нормандия», входившего в состав 1-й воздушной армии. Так, 30 июля на прикрытие су­хопутных войск на сувалкинском направлении вылетели на самолетах Як-9 младшие лейтенанты Шаль и Бейссад. В воздухе они перехватили девять немецких самолетов Ю-87. Французские летчики смело атаковали врага. В первой же атаке был сбит вражеский самолет. Но противнику удалось поджечь боевую машину Бейссада. Оставшись один, Шаль продолжал вести неравный бой и уничтожил еще два самолета. Остальные фашистские бомбардировщики беспорядочно сбросили бомбы и поспешно скрылись .

За героические действия в боях на Немане французскому авиационному полку «Нормандия» было присвоено почетное наименование «Неманский». В связи с этим командующий 3-м Белорусским фронтом генерал армии И. Д. Черняховский писал командиру полка майору Дельфино: «Военный совет фронта от всей души поздравляет Вас и весь личный состав вверенной Вам части с присвоением Вашему полку наименования «Неманский». Вместе с Вами и всем личным составом гордимся, что в Вашем полку в героических боях с врагом выросли такие офицеры, как Альберт Марсель и де ля Пуап Роллан, удостоенные высшей награды Советской страны — звания Героя Советского Союза с вручением орденов Ленина и медалей «Золотая Звезда». Советский народ никогда не забудет героических подвигов их и всей Вашей части в общей борьбе против немецко-фашистских захватчиков. Мы приветствуем в лице Вашей части и всего личного состава великий свободный французский народ и его армию, героически борющуюся за окончательный разгром гитлеровской Германии. Желаем Вам новых боевых успехов в великом, благородном деле-освобождении человечества от фашистской тирании».

Войска 2-го Белорусского фронта, вышедшие к середине июля на Неман в районе Гродно и захватившие плацдармы на западном берегу, в течение нескольких дней преодолевали ожесточенное сопротивление противника. Гитлеровцы, сосредоточив на линии Гродно — Свислочь до 10 дивизий, наносили контрудары и неоднократно переходили в контратаки, особенно в полосе 50-й армии. Воины этой армии проявили высокую стойкость и мужество.

На одном из участков обстановка сложилась так, что оказалось целесообразным 18 июля временно отвести главные силы 42-й стрелковой дивизии 50-й армии с западного берега Немана на восточный. На плацдарме были оставлены 1-й и 2-й батальоны 455-го стрелкового полка этой дивизии. Три дня оба батальона вели бой, укреплялись в развалинах одного из фортов гродненской крепости в районе деревни Загораны. Немцы делали все, чтобы уничтожить наш гарнизон и ликвидировать плацдарм. Когда вражеская пехота, поддержанная танками и штурмовыми орудиями, вплотную подошла к крепости, заместитель командира полка по политической части майор М. В. Сидорсц, находившийся с гарнизоном, вызвал на себя артиллерийский огонь. Залпом реактивных минометов было уничтожено около 100 гитлеровцев. Не добившись успеха, фашисты предъявили гарнизону ультиматум о сдаче в плен. В ответ они услышали песню «Варяг» и возгласы: «Советские воины не сдаются в плен!».

Все защитники крепости дрались с исключительным мужеством. Многие из них погибли, но с честью выполнили воинский долг перед Родиной.

В течение нескольких дней войска фронта отражали удары врага, после чего возобновили наступление. 27 июля 3-я армия освободила город Белосток. Советские войска вышли с юго-востока на ближайшие подступы к Восточной Пруссии.

Наиболее крупных успехов во второй половине июля добился 1-й Белорусский фронт. Как уже отмечалось, войска правого крыла и центра фронта к 16 июля вышли на линию город Свислочь — Пружаны — западнее Пинска. Оперативное положение войск значительно улучшилось. Если к началу освобождения Белоруссии две сильные фланговые группировки фронта были разъединены обширными болотами Полесья, то теперь Полесье осталось позади, а протяженность линии фронта сократилась почти вдвое. Выход правого крыла фронта в район северо-восточнее Бреста создал благоприятные условия для перехода в наступление левого крыла, что могло при­вести к окружению брестской группировки противника.

Учитывая сложившуюся обстановку, командование 1-го Белорусского фронта готовило войска левого крыла к переходу в наступление на ковельско-люблинском направлении. План операции был утвержден Ставкой еще 7 июля 1944 г.

Замысел новой операции, получившей название Люблинско-Брестской, заключался в том, чтобы ударами войск фронта в обход Брестского укрепленного района с севера и юга разгромить люблинскую и брестскую группировки противника и, развивая наступление на варшавском направлении, выйти на широком фронте на рубеж реки Вислы. Следовательно, войска фронта, подойдя к границе СССР, с ходу должны были приступить к освобождению восточных районов Польши.

В Люблинско-Брестской операции участвовали крупные силы: девять общевойсковых армий (в том числе 1-я Польская), одна танковая армия, два танковых, один механизированный и три кавалерийских корпуса и две воздушные армии. Участие 1-й Польской армии в операции явилось ярким свидетельством единства советского и польского народов в их стремлении уничтожить фашизм и освободить польский народ от иноземного гнета.

Главный удар было решено нанести войсками левого крыла фронта. К началу наступления в первом эшелоне на этом крыле фронта находились 70, 47, 8-я гвардейская и 69-я армии, во втором эшелоне — 1-я Польская армия. Фронт имел в районе Ковеля также 2-ю танковую армию, 11-й танковый, 2-й и 7-й гвардейские кавалерийские корпуса и 6-ю воздушную армию.

47-я армия под командованием генерал-лейтенанта Н. И. Гусева, 8-я гвардейская армия, которой командовал генерал-полковник В. И. Чуйков, 69-я армия под командованием генерал-лейтенанта В. Я. Колпакчи получили задачу прорвать оборону противника западнее Ковеля. Осуществив прорыв, общевойсковые армии должны были обеспечить ввод в сражение танковой армии и кавалерийских корпусов и во взаимодействии с ними развивать наступление в двух направлениях — на Седльце и на Люблин. Благодаря умелой перегруппировке войск было достигнуто подавляющее превосходство в силах и средствах: по людям — трехкратное, по артиллерии и танкам — пятикратное. Авиационная поддержка войск возлагалась на 6-ю воздушную армию под командованием генерал-лейтенанта авиации Ф. П. Полынина. В составе этой армии к началу наступления имелось 1465 самолетов.

За пять дней до начала операции, то есть 13 июля, используя успех советских войск в Белоруссии, перешли в наступление войска соседнего, 1-го Украинского фронта. На врага был обрушен новый удар огромной силы. Ударная группировка фронта, действовавшая на рава-русеком направлении, уже к 17 июля передовыми отрядами подвижных войск форсировала Западный Буг. В это же время развернулись ожесточенные бои на львовском направлении. Теперь боевые действия 1-го Украинского фронта в свою очередь создали благоприятные условия для наступления войск левого крыла 1-го Белорусского фронта.

Наступление началось 18 июля и развивалось успешно. 20 июля войска ударной группировки левого крыла 1-го Белорусского фронта на широком фронте вышли на Западный Буг и в трех местах форсировали его, вступив в пределы Польши. В последующие два дня реку преодолели главные силы армий. 2-я танковая армия под командованием генерал-лейтенанта танковых войск СИ. Богданова (а с 23 июля— генерал-майора танковых войск А. И. Радзиевского), вступив 22 июля в сражение в полосе 8-й гвардейской армии, уже 23 июля овладела городом Люблином. Продолжая стремительное наступление, армия 25 июля вышла к реке Висле в районе Дем-блина. Через два дня сюда подошла 1-я Польская армия, которой командовал генерал-лейтенант 3. Берлинг. 2-я танковая армия передала ей свой участок и начала продвигаться вдоль восточного берега Вислы к Варшаве. С выходом 2-й танковой и 1-й Польской армий к Висле было нарушено взаимодействие между группами немецко-фашистских армий «Центр» и «Северная Украина».

Севернее ударной группировки наступала конно-механизированная группа в составе 2-го гвардейского кавалерийского и 11-го танкового корпусов. Стремительно продвигаясь на северо-запад, конно-механизированная группа освободила города Парчев, Радзынь и в ночь на 25 июля завязала бои за Седльце. Выход войск левого крыла фронта на Вислу и в район Седльце ухудшил оперативную обстановку для брестской группировки противника. Успешно развертывалось также наступление войск правого крыла 1-го Белорусского фронта. 65-я и 28-я армии подходили к Западному Бугу севернее Бреста. Выходом войск 1-го Белорусского фронта к Западному Бугу были созданы условия для окружения брестской группировки врага.

Опасаясь потерять Брест— важный узел обороны на варшавском направлении, гитлеровское командование стянуло к нему остатки 2-й и 9-й армий и пыталось организовать прочную оборону к северо-востоку и востоку от города. Противник нанес сильные контрудары с северо-запада и юга на Черемху. Это замедлило наступление наших войск, но не остановило его. Окружение брестской группировки врага была завершено 27 июля выходом войск 28-й и 70-й армий (последней командовал генерал-лейтенант В. С. Попов) к Западному Бугу северо-западнее города. На следующий день, 28 июля, войска этих двух армий штурмом овладели Брестом. Прославленная крепость, принявшая на себя в июне 1941 г. первый удар фашистских полчищ, вновь стала советской.

Исходя из создавшейся обстановки, Ставка Верховного Главнокомандования 28 июля в своих директивах поставила войскам фронтов задачи на дальнейшее наступление.

Войскам 1-го Прибалтийского фронта предстояло перерезать коммуникации, которые связывали группировку противника, действовавшую в Прибалтике, с Восточной Пруссией. Для этого фронту приказывалось из района Шяуляя нанести главный удар в общем направлении на Ригу и перерезать сухопутные коммуникации немецкой группы армий «Север» . 3-й Белорусский фронт получил приказ развивать наступление силами 39-й и 5-й армий и не позднее 1—2 августа ударом с севера и юга овладеть городом Каунасом. Всеми силами фронт должен был наступать к границе Восточной Пруссии, выйти к ней не позже 10 августа и прочно закрепиться для подготовки к вторжению в Восточную Пруссию в общем направлении Гумбиннен — Инстербург — Прейс-Эйлау. Войскам 2-го Белорусского фронта надлежало развивать наступление, нанося главный удар в общем направлении Ломжа — Остро-ленка, не позднее 8—10 августа овладеть рубежом Августов — Граево — Стави-ски — Остроленка и захватить плацдарм на западном берегу реки Нарева в районе Остроленки. Выполнив эту задачу, они должны были прочно закрепиться для подготовки к вторжению в Восточную Пруссию. 1-му Белорусскому фронту ставилась задача после овладения районами Бреста и Седльце правым крылом развивать наступление в общем направлении на Варшаву и не позднее 5—8 августа занять Прагу (предместье Варшавы), захватить плацдармы на западном берегу Нарева в районе Пултуск — Сероцк, а левым крылом захватить плацдарм на западном берегу Вислы в районе Демблин — Зволень — Солец .

В результате осуществления новых крупных задач, поставленных Ставкой, четыре фронта должны были отрезать группу армий «Север» от группы армий «Центр», выйти к границам Восточной Пруссии и на Вислу. К выполнению этих директив войска фронтов приступили немедленно.

1-й Прибалтийский фронт, изменив направление главного удара с запада на север, успешно выдвигался к Рижскому заливу. 31 июля войска фронта штурмом овладели основным узлом коммуникаций, связывавших Прибалтику с Восточной Пруссией,— городом Елгавой. В тот же день 8-я гвардейская механизированная бригада под командованием полковника С. Д. Кремера из 3-го гвардейского механизированного корпуса, которым командовал генерал-лейтенант танковых войск В. Т. Обухов, вышла на побережье Рижского залива у населенного пункта Клапкалнс. Немецкая группа армий «Север» оказалась отрезанной. Она лишилась сухопутных коммуникаций, связывавших ее с группой армий «Центр» и Восточной Пруссией. Однако этот успех не был закреплен. Спустя почти три недели советские войска в результате сильного контрудара противника были оттеснены от залива, и в районе Тукума образовался 30-километровый коридор. Врагу удалось частично вернуть сухопутные коммуникации группы армий «Север».

Войска 3-го Белорусского фронта после перегруппировки 28 июля вновь перешли в наступление на каунасском направлении. Продвигались они медленно, так как противник оказывал упорное сопротивление. Его авиация группами по 15 — 20 самолетов бомбила советские войска и переправы через Неман. Отступая, гитлеровцы сжигали села, минировали дороги, разрушали мосты. Отдельные населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. Германское командование любой ценой стремилось задержать наступление наших войск, чтобы закончить подготовку обо­ронительных рубежей, прикрывавших границы Восточной Пруссии. И все же, несмотря на ожесточенное сопротивление противника, войска фронта настойчиво продвигались на запад. 1 августа 5-я армия при содействии 39-й и 33-й армий освободила город Каунас—важнейший узел вражеской обороны на восточнопрусском направлении. Ведя упорные бои, войска подходили к границам Восточной Пруссии. Советские воины делали все, чтобы приблизить час разгрома врага в его собственном логове.

Войска 2-го Белорусского фронта к 31 июля вышли на рубеж Августовского канала, южнее города Августова, и на реку Нарев, южнее Кнышина, и с напряжен­ными боями продолжали продвигаться на ломжинском направлении.

1-й Белорусский фронт после овладения районами Бреста и Седльце наступал в общем направлении на Варшаву. 2-я танковая армия 31 июля завязала бои на ближних подступах предместья Варшавы — Праги .

8-я гвардейская и 69-я армии левого крыла 1-го Белорусского фронта в период с 27 июля по 4 августа форсировали Вислу южнее Варшавы и захватили плацдармы на ее западном берегу в районах городов Магнушева и Пулавы. Разгорелись ожесточенные бои за удержание и расширение плацдармов. Командование армий показало высокое искусство в руководстве боевыми действиями, а бойцы и командиры — мужество и отвагу.

Вот некоторые примеры исключительного героизма, проявленного воинами 8-й гвардейской армии в боях за плацдармы. Группа бойцов 8-й стрелковой роты 220-го гвардейского стрелкового полка 79-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием командира роты коммуниста лейтенанта В. Т. Бурбы 1 августа одной из пер­вых переправилась на левый берег Вислы у города Магнушева и заняла небольшой плацдарм. Начались упорные, ожесточенные бои. Ежедневно приходилось отбивать по нескольку контратак противника. 7 августа гитлеровцы предприняли семь атак при поддержке танков и авиации. Атаки следовали одна за другой. Шесть из них гвардейцы отбили, понеся большие потери. Началась седьмая атака. Лейтенант Бурба собрал оставшихся бойцов и с возгласом «Умрем за Родину, но не отступим!» подбил первый танк, а под второй, когда тот подошел вплотную, бросился сам со связкой гранат. Раздался взрыв. Танк со свастикой дрогнул и замер. Атака была отбита. Ценой своей жизни коммунист Бурба преградил путь врагу.

Аналогичный подвиг на соседнем участке плацдарма совершил боец 4-й стрелковой роты того же полка комсомолец П. А. Хлюстин. 8 августа фашисты стали наступать на позиции батальона. Советские воины отражали одну атаку за другой. Тогда противник бросил в бой отборные части пехоты и танков из танковой дивизии СС «Герман Геринг». Бойцы пропускали через окопы танки, поджигали их и уничтожали вражескую пехоту. Бой шел с огромным накалом. Кругом пылала подожженная немцами созревшая рожь. Все заволокло дымом. На Хлюстине загорелась одежда, но он продолжал истреблять гитлеровцев. Когда танк противника приблизился к нему, отважный воин, объятый пламенем, выскочил из окопа и с возгласом «За Родину!» бросился со связкой противотанковых гранат под танк. Раздался оглушительный взрыв, и вражеская машина запылала. Остальные танки повернули назад. Атака гитлеровцев сорвалась.

Так гвардейцы В. Т. Бурба и П. А. Хлюстин на магнушевском плацдарме повто­рили геройский подвиг севастопольцев, совершенный в 1941 г. Лейтенанту В. Т. Бурбе и рядовому П. А. Хлюстину было присвоено звание Героя Советского Союза.

Мужество и отвагу в этих боях проявили многие воины-саперы. Среди них особенно отличился сержант П. И. Демин. Вот как это было. Около семидесяти автомашин-амфибий с солдатами 172-го гвардейского стрелкового полка отплыли к занятому врагом берегу. Но случилось непредвиденное: на середине Вислы тяжелые амфибии врезались в мель. Противник открыл по ним артиллерийский и минометный огонь. На помощь попавшим в беду товарищам на лодках отправились саперы. Гитлеровцы усилили огонь. Над местом переправы начала действовать вражеская авиация. В невероятно тяжелых условиях саперы сумели перебросить на противоположный берег пехоту и тем обеспечили выполнение боевой задачи. Первой вражеского берега достигла лодка под командованием П. И. Демина. Несмотря на ураганный огонь фашистов, он двенадцать раз переплывал Вислу, показывая пример отважных и решительных действий. За исключительное мужество и бесстрашие П. И. Демин получил орден Славы I степени, стал полным кавалером этого боевого ордена. Тогда же он был принят в ряды Коммунистической партии.

Выходом войск 1-го Белорусского фронта на Пислу и захватом плацдармов на ее западном берегу закончилась Люблинско-Брестская операция, завершилось освобождение Белорусской Советской Социалистической Республики.

Во время этой операции войска фронта перешли советско-польскую границу и очистили в своей полосе от оккупантов польские земли к востоку от Вислы. Были созданы условия для освобождения всей польской территории. Плечом к плечу с советскими войсками доблестно сражалась 1-я Польская армия. Значительную помощь Красной Армии оказали польские партизаны, активизировавшие в это время свою борьбу .

Народ Польши восторженно приветствовал Красную Армию и 1-ю Польскую армию, принесшие ему свободу. Советских воинов встречали во многих городах и селах с цветами. В освобожденных населенных пунктах как символ нерушимой дружбы двух народов развевались рядом советские и польские национальные флаги. Повсюду проводились митинги советско-польской дружбы. Трудящиеся Польши помогали Красной Армии всем, чем могли: ремонтировали дороги, подвозили боеприпасы, устраивали солдат и офицеров на ночлег, ухаживали за больными и ранеными.

С большим уважением относился польский народ к памяти павших за освобождение Польши советских воинов. Так, например, в боях за деревню Герасимовиче, Домбровского района, Белостокской области, 26 июля 1944 г. погиб смертью храбрых член Коммунистической партии ефрейтор 1021-го стрелкового полка 307-й стрелковой дивизии Г. П. Кунавин. Когда рота, в которой он служил, наступала на Герасимовиче, вражеский пулемет преградил ей путь с высоты, господствующей над местностью. Рота залегла. Тогда отважный воин бросился вперед и закрыл амбразуру своим телом. Рота дружно поднялась, броском вырвалась вперед и освободила деревню.

Жители Герасимовиче были полны чувства великой благодарности советскому воину. На общем собрании 9 августа 1944 г. они вынесли следующее решение: «Григорий Павлович Кунавин пришел к нам, на нашу землю, с далекого Урала воином-освободителем. Его сердце пробили пули врага. Но он проложил таким же, как он сам, отважным бойцам Красной Армии дорогу к победе. Он сражался за наше счастье, за то, чтобы враг никогда не ступил на порог нашего дома.

Мы поднимаем имя русского солдата Григория Кунавина как знамя великого братства русского и польского народов... В знак благодарности русскому брату освободителю общее собрание жителей деревни Герасимовиче постановляет:

1) Занести имя русского воина Григория Павловича Кунавина навечно в список почетных граждан польской деревни Герасимовиче.

2 ) Высечь имя его на мраморной плите, которую установить в самом центре деревни.

3) Просить о присвоении школе, где учатся наши дети, имени Григория Кунавина.

4) Учителям каждый год начинать первый урок в первом классе с рассказа о воине-герое и его соратниках, чьей кровью для польских детей добыто право на счастье и свободу. Пусть прослушают дети рассказ стоя. Пусть их сердца наполняются гордостью за русского брата воина-славянина. Пусть их понимание жизни начинается с мысли о братстве польского и русского народов» .

Григорию Павловичу Кунавину было присвоено звание Героя Советского Союза.

Боевые действия четырех наших фронтов продолжались в течение всего августа. Войска 1-го Прибалтийского фронта вели тяжелые оборонительные бои в районах Добеле и Шяуляя.

Во второй половине августа противник, стремясь захватить сухопутные коммуникации, связывавшие группу армий «Север» с Восточной Пруссией, отрезать глубоко вклинившиеся войска 1-го Прибалтийского фронта и сомкнуть фланги войск групп армий «Север» и «Центр», нанес по нашим войскам сильные удары: шестью танковыми, одной моторизованной дивизиями и двумя танковыми бригадами. Войска 1-го Прибалтийского фронта, искусно маневрируя, отразили удары врага и к концу августа закрепились на рубеже река Мемеле — западнее Елгавы — западнее и юго-западнее Добеле. В отражении этих ударов принимала участие переданная в состав фронта 5-я гвардейская танковая армия, которая имела в то время небольшое число танков. Командовал армией генерал-лейтенант танковых войск М. Д. Соломатин, а с 18 августа — генерал-лейтенант танковых войск В. Т. Вольский.

В оборонительных боях в районе Шяуляя отличилась 2-я гвардейская армия. В ее составе плечом к плечу с другими соединениями стояла насмерть 16-я литовская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора В. А. Карвялиса. Эта дивизия, сформированная по постановлению ГКО к лету 1942 г., до прихода на территорию своей республики участвовала в боях под Орлом, на дуге Курского выступа, южнее Невеля и за Полоцк. 17 августа 1944 г., когда немецко-фашистские войска, прорвав оборону частей Красной Армии, устремились к Шяуляю, литовская дивизия получила приказ организовать оборону на подступах к этому важному узлу дорог и не допустить гитлеровцев в город. Воины дивизии стойко отражали многочисленные атаки превосходивших сил врага. С лозунгами «Ни шагу назад!», «Не быть фашистам в Шяуляе!» коммунисты увлекали бойцов на подвиг. Исключительную смелость и упорство в этих боях проявила славная дочь литовского народа пулеметчица Дануте Станелене. Огнем своего пулемета она помогла отбить тринадцать атак фашистов. За отвагу и мужество Д. Станелене была награждена орденом Славы I степени и стала обладательницей ордена Славы всех трех степеней. Благодаря массовому героизму воинов соединений и частей 1-го Прибалтийского фронта, их стойкости в обороне поставленная задача была выполнена. К исходу 19 августа гитлеровцы, оставив на поле боя подбитые танки, самоходную артиллерию и много убитых, отошли и прекратили попытки захватить Шяуляй.

Войска 3-го Белорусского фронта, отразив контратаки противника северо-западнее и западнее Каунаса, в августе вышли на рубеж Расейняй — Кибартай — Сувалки, то есть к границам Восточной Пруссии, и с 29 августа приступили к подготовке операции по вторжению на ее территорию. 2-й Белорусский фронт, преодолев 30—90 километров и выйдя на линию Августов — Ломжа, также стал готовиться здесь к наступлению в Восточной Пруссии.

Армии правого крыла 1-го Белорусского фронта, пройдя с боями 100 километров, вышли на реку Нарев на участке от Пултуска до ее устья. Войска левого крыла фронта вели бои за расширение магнушевского и пулавского плац­дармов.

Таким образом, в течение июля и августа 1944 г. 1-й Прибалтийский, 3, 2 и 1-й Белорусские фронты добились больших успехов. Ведя упорные бои, они продвинулись на глубину 260—400 километров и раснтирили фронт наступления до 1 тыс. километров. На достигнутых рубежах усилилось сопротивление врага. Немецкому командованию удалось в августе восстановить стратегический фронт, что наряду с большим удлинением наших коммуникаций и усталостью войск, наступавших более двух месяцев, обусловило прекращение наступления. 29 августа войска четырех фронтов получили приказ Ставки Верховного Главнокомандования перейти к обороне на фронте от Елгавы до Юзефува. Грандиозное наступление, начатое 23 июня на центральном участке советско-германского фронта, завершилось.

В сентябре лишь небольшая часть сил 2-го и 1-го Белорусских фронтов продолжала наступательные действия. По директивам Ставки от 29 августа две армии левого крыла 2-го Белорусского фронта должны были 4 —5 сентября достичь реки На­рева, захватить плацдарм в районе Остроленки и перейти к обороне . Одновременно армиям правого крыла 1-го Белорусского фронта надлежало выйти на всем протяжении к реке Нареву, овладеть плацдармами в районах Пултуска и Сероцка, после чего перейти к обороне . Оба фронта выполнили поставленные задачи к середине сентября. К этому же времени войска 1-го Белорусского фронта освободили пред­местье Варшавы — Прагу.

Успешное проведение крупнейшей операции 1944 года — Белорусской опе­рации имело исключительно важное военно-политическое значение. В результате разгрома немецкой группы армий «Центр» были полностью освобождены Белоруссия, большая часть Литвы, часть Латвии и значительная часть польских земель к востоку от Вислы. Советские войска форсировали реки Неман и Нарев и подошли к границам Восточной Пруссии.

Немецко-фашистские вооруженные силы потерпели еще одно тяжелое поражение на главном стратегическом направлении. Из 97 дивизий и 13 бригад противника, участвовавших в боях против советских войск, 17 дивизий и 3 бригады были полностью уничтожены, 50 дивизий понесли потери от 60 до 70 процентов своего состава. Большой урон понесли также и войска группы армий «Север». Стратегический фронт противника в короткий срок был сокрушен на глубину до 600 километров. Белорусская наступательная операция произвела огромное впечатление на союзников. Президент США писал главе Советского правительства: «Стремительность наступления Ва­ших армий изумительна...» В связи с успехами Красной Армии в Белоруссии английский премьер так оценил положение фашистской Германии: «Было мало основа­ний сомневаться в том, что вскоре наступит общий крах» .

Полный разгром немецко-фашистских войск в Белоруссии вынуждены признать даже немецкие военные историки, фальсифицирующие события на советско-германском фронте и старающиеся всячески преуменьшить значение побед Вооруженных Сил СССР. Так, гитлеровский генерал Бутлар пишет, что «разгром группы армий «Центр» положил конец организованному сопротивлению немцев на Востоке» . В книге «Решающие сражения второй мировой войны» Г. Гакенхольц оценивает итоги Белорусской операции следующим образом: «События лета 1944 года оказали еще более сильное (по сравнению с разгромом врага на Волге. — Ред.) влияние на общее военное положение Германии: разгром группы армий «Центр» отразился на делах всего немецкого восточного фронта, дав русскому командованию возможность отбросить в центре немецкий фронт к Висле и границам Восточной Пруссии, отрезать немецкие войска в Прибалтике и сокрушить позиции Германии на Балканах в военном и политическом отношениях». Любопытно отметить, что во введении к журналу боевых действий верховного главнокомандования констатируется, что разгром группы армий «Центр» означал катастрофу большую, чем под Сталин­градом .

В результате катастрофы, которую потерпел противник в Белоруссии, страте­гическая обстановка на советско-германском фронте коренным образом изменилась. Прибалтийская группировка немецко-фашистских войск, сохранившая ограниченные сухопутные связи с Восточной Пруссией, была обойдена нашими войсками с юга и юго-запада. Сложились благоприятные условия для полного освобождения Эстонии, Латвии и Литвы. Ликвидация Белорусского выступа устранила угрозу флангового удара по войскам 1-го Украинского фронта с севера, а переброска нескольких танковых дивизий с Украины в Белоруссию облегчила наступление войск 1-го Украинского фронта в западных областях Украины. С выходом большой группы советских армий к границам Восточной Пруссии и на Вислу открылась возможность проведения крупных операций с целью овладения Восточной Пруссией, окончательного освобождения Польши и глубокого вклинения в Германию на берлинском стратегическом направлении.

Эта мрачная для господствующих классов Германии и ее генералитета перспек­тива не могла не взволновать их. Только теперь, на исходе пятого года второй мировой войны, представители немецкого командования начали сознавать, что пришел конец их бесцеремонному хозяйничанью на чужих землях и настало время воевать на своей территории, что, следовательно, надо изменить укоренившиеся за долгие годы разбойничьи правила и привычки. В весьма любопытной в этом отношении директиве генерала Рейнгардта, командовавшего в дни Белорусской операции 3-й немецкой танковой армией, можно найти следующие откровенные признания и советы. «Вступление немецких солдат действующей армии на территорию Германии вызовет, естественно, сильное волнение и беспокойство среди местного населения. Вполне понятно поэтому, что немецкий солдат всем своим поведением должен вну­шать своим землякам ту уверенность в победе, которая сопутствовала ему во всех походах в глубь неприятельской страны». Как же требует фашистский генерал «внушать уверенность в победе»? «Для этого явится необходимой, — пишет он, — коренная ломка всех существовавших до этого правил и привычек. Широкие просторы русской страны представляли армии иные свободы, чем территория Германии». Там, признает Рейнгардт, были разрешены «самовольные действия для устройства жизни и удовлетворения собственных нужд. Необходимые материалы можно было, как правило, брать всюду, где их находили. При расквартировании войск на население почти не обращалось никакого внимания. Солдат всюду был «хозяином дома». Теперь времена изменились. Поэтому Рейнгардт обязывал своих подчиненных «беречь леса и поля, дома и приусадебные участки» и относиться к ним, как к своей собственности. Слишком поздно, уже на границах германского государства, когда завершалось изгнание фашистских захватчиков с советской земли, он старался убедить солдат, что «самовольное обеспечение дополнительного снабжения является преступлением».

Пытаясь остановить стремительное наступление Красной Армии в Белорус­сии, немецкое командование непрерывно перебрасывало туда значительные силы с других участков советско-германского фронта и из многих стран Европы. Так, из Прибалтики и с южного фланга советско-германского фронта было переброшено 28 дивизий. Это создало благоприятные предпосылки для наступления Красной Армии на других стратегических направлениях. Переброска 18 дивизий и 4 бригад в группу армий «Центр» из Германии, Польши, Венгрии, Норвегии и других стран Европы облегчала действия англо-американских войск, высадившихся в июне в Нормандии.

Белорусская операция была первой стратегической наступательной операцией Советских Вооруженных Сил, которая проводилась в то время, когда в Западной Европе начались военные действия войск США и Англии. Однако, несмотря на высадку союзников во Франции, 70 процентов сухопутных сил фашистской Германии продолжало действовать на советско-германском фронте.

От других операций Красной Армии, осуществленных летом и осенью 1944 г., Белорусская операция отличается огромным размахом. Наступление развернулось в полосе 700 километров и завершилось на фронте около 1 тыс. километров. К концу августа наши войска продвинулись с боями на 550—600 километров. В операции участвовали войска четырех фронтов, авиация дальнего действия, Днепровская военная флотилия и многотысячная армия белорусских партизан. Это была одна из самых крупных операций Великой Отечественной войны. В составе четырех советских фронтов с учетом переданных им резервов Ставки Верховного Главнокомандования име­лось свыше 2 500 тыс. человек, более 45 тыс. орудий и минометов всех калибров, свыше 6 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, около 7 тыс. самолетов (без учета авиации дальнего действия). Вражеская группа армий «Центр» последовательно привлекла более 1 500 тыс. человек, около 17 тыс. орудий и минометов разных калибров, свыше 1500 танков и штурмовых орудий, более 2100 самолетов.

Темпы наступления были высокими. Среднесуточное продвижение войск составляло 20—25 километров до освобождения Минска и 13—14 километров вовремя боев западнее Минска. Такое быстрое продвижение объяснялось прежде всего большим боевым опытом, высоким мастерством советских войск. Благодаря правильному планированию и умелой подготовке операции, массированию сил и средств на направлениях главных ударов врагу был нанесен первоначальный удар такой огромной силы, что стратегический фронт его обороны очень скоро рухнул. Создались благоприятные условия для преследования разбитых войск противника. Умело обходя отдельные вражеские группировки, передовые подвижные части Красной Армии быстро выходили на пути отхода противника, захватывали наиболее важные рубежи в его тылу и лишали врага возможности стабилизировать оборону. Только спустя два месяца ценой большого напряжения гитлеровскому командованию удалось восста­новить свой стратегический фронт.

Стремительному наступлению наших войск способствовало непрерывное наращивание силы удара, которое достигалось своевременным вводом в сражение крупных резервов Ставки Верховного Главнокомандования. Так, в середине июля 1-му Прибалтийскому фронту были переданы из Резерва Ставки 2-я гвардейская и 51-я армии. Это существенно облегчило выполнение поставленной фронту 28 июля задачи — после овладения районом Шяуляя нанести главный удар в общем направлении на Ригу. Большую роль в успешном завершении операции и выходе Красной Армии на Вислу сыграл своевременный ввод в сражение войск левого крыла 1-го Белорусского фронта. Не менее важное значение имело также начавшееся наступление 2-го и 3-го Прибалтийских и 1-го Украинского фронтов.

В Белорусской операции было хорошо организовано взаимодействие войск четырех фронтов. Это проявилось в нанесении согласованных по времени и месту ударов с целью одновременного прорыва вражеской обороны на широком фронте. В результате прорыва обороны и стремительного развития операции немецко-фашистская группировка была раздроблена на части, группа армий «Север» отсечена от группы армий «Центр» и противник лишился возможности маневрировать резервами. Создались условия для окружения и ликвидации гитлеровских войск.

Отличительной чертой наступления в Белоруссии являлось искусное применение такого решительного способа действий, как окружение. Советские войска окружили крупные вражеские группировки под Витебском, Бобруйском, Минском, в Вильнюсе и в районе Бреста. При этом окружение под Минском было осуществлено в ходе параллельного и фронтального преследования поспешно отступавшего противника на глубине до 250 километров от переднего края обороны. Это было новым достижением советского оперативного искусства.

Белорусская операция характерна массированным применением артиллерии, бронетанковых и инженерных войск, авиации.

Воздушные армии фронтов произвели около 100 тыс. самолето-вылетов. Больше, чем в какой-либо другой операции 1944 г., в Белорусской операции участвовала авиация дальнего действия. Она наносила удары по важнейшим объектам обороны противника и его оперативного тыла. В интересах 1-го Прибалтийского, 3, 2 и 1-го Белорусских фронтов авиация дальнего действия совершила за май — сентябрь 16 065 самолето-вылетов и сбросила на врага 16 908 тонн бомб . Советское правительство высоко оценило боевые заслуги летчиков, удостоив многих из них звания Героя Советского Союза.

Важную роль в разгроме немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии сыграли партизаны, действия которых умело координировались с действиями наступавших войск Красной Армии.

Достижение целей Белорусской операции было обеспечено также четкой работой оперативного и войскового тылов, сумевших рационально и своевременно использовать огромнейшие материально-технические средства, выделенные для проведения наступления. О количестве этих средств можно судить по таким данным: за операцию было израсходовано 300 тыс. тонн горючего и смазочных материалов, 400 тыс. тонн боеприпасов, для перевозки которых потребовалось около 700 железнодорожных эшелонов .

Успехи наших войск в Белорусской операции свидетельствовали о высоких морально-боевых качествах советских воинов — их политической сознательности и беспредельной преданности Родине, героизме и отваге, возросшем боевом мастерстве. В боях за освобождение Белоруссии десятки тысяч солдат, сержантов, офицеров и генералов были удостоены правительственных наград. Так, в течение июля и августа 1944 г. ордена и медали получили: по 1-му Прибалтийскому фронту 74 157 человек, по 3-му Белорусскому фронту 104 497 человек, по 2-му Белорусскому фронту 74 343 человека и по 1-му Белорусскому фронту 149 147 человек . Подавляющее большинство среди награжденных составляли коммунисты и комсомольцы. Коммунисты цементировали ряды частей и соединений и личным примером мужества и отваги вдохновляли воинов на ратные подвиги.

Победа Советских Вооруженных Сил в Белорусской операции была победой всего советского народа, который героической работой в тылу создал необходимые условия для разгрома врага.




  1. Rjvbccfh

    В районе Вильнюса активно действовали отряды Армии Крайовой. Успехи советских войск подстегнули поляков на восстание в Вильнюсе. Целью было закрепление политических позиций эмигрантского правительства Польши до подхода советских войск. Выход на границы восточной Пруссии обозначил новый этап войны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.