Разгром 4 немецкой армии: Освобождение Минска


Разгром витебско-оршанской, могилевской и бобруйской группировок врага создал благоприятные условия для решения войсками четырех советских фронтов новых, еще более сложных задач.

После выхода наших войск на Березину севернее Борисова, в междуречье Днепра и Друти, западнее Могилева, а также в район Осиповичей линия фронта представляла собой гигантскую 320-километровую дугу, вытянувшуюся от Борисова до реки Птичи. Противник был глубоко охвачен советскими войсками. Подвижные соединения находились в 100 километрах северо-восточнее и юго-восточнее Минска, главные же силы врага, отходившие к Минску,— в 130—150 километрах восточнее города, причем они не могли оторваться от наступавших войск 2-го Белорусского фронта. Советские войска получили возможность в короткий срок окружить вражеские дивизии, овладеть Минском и выйти на рубеж, предусмотренный планом «Багратион», то есть на меридиан Минска.

Учитывая создавшуюся обстановку, Ставка Верховного Главнокомандования директивами от 28 июня поставила фронтам следующие задачи. Войска 1-го Прибалтийского фронта должны были наступать на полоцком и швенчёнисском направлениях, освободить города Полоцк и Глубокое. 3-му Белорусскому фронту предстояло с ходу форсировать Березину и, взаимодействуя с войсками 2-го Белорусского фронта, не позже 7—8 июля занять Минск, а правым крылом — Молодечно. Перед войска­ми 1-го Белорусского фронта стояла задача частью сил наступать на Минск, а главными силами — на Слуцк — Барановичи, чтобы отрезать противнику пути отхода на юго-запад. Войска 2-го Белорусского фронта должны были к 30 июня—1 июля форсировать Березину и, стремительно наступая на Минск, не позже 7—8 июля во взаимодействии с войсками 3-го и 1-го Белорусских фронтов овладеть Минском и выйти на западный берег реки Свислочи .

Замысел Ставки заключался, таким образом, в преследовании отходивших с вершины Белорусского выступа войск противника путем двухстороннего обхода из районов Борисова и Осиповичей на Минск, то есть в направлениях, в общем параллельных тем, по которым отходили главные силы 4-й немецкой армии. Одновременно развертывалось фронтальное преследование врага в направлении Могилев — Минск. 1-й Прибалтийский фронт, наступавший на швенчёнисском направлении, обеспечивал с севера действия Белорусских фронтов, продвигавшихся к Минску. Выполнение задач войсками четырех фронтов должно было привести к освобождению Минска и окружению 4-й немецкой армии. Ставка предусматривала также, что все армии 1-го Прибалтийского фронта, войска правого крыла 3-го Белорусского и левого фланга ударной группировки 1-го Белорусского фронтов должны стремитель­о выдвигаться на запад и уничтожать подходившие резервы противника, не давая ему возможности стабилизировать свой фронт.

Фронты немедленно приступили к выполнению поставленных перед ними новых задач.

1-й Прибалтийский фронт силами 4-й ударной и частью сил 6-й гвардейской армий наступал на Полоцк. Овладение этим важным узлом вражеской обороны позволяло советским войскам продвигаться вдоль Западной Двины на Даугавпилс. Стремясь удержать Полоцк, немецкое командование спешно подтянуло свежие части и соединения. Преодолевая упорное сопротивление врага, советские войска обошли Полоцк с севера и юга и 30 июня завязали бои на подступах к городу. К утру 4 июля Полоцк был освобожден.

В боях за город отличились части входившей в состав 6-й гвардейской армии 51-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием генерал-майора С. В. Черникова. Воспользовавшись оплошностью противника, не успевшего взорвать дере­вянный мост через Западную Двину, они быстро переправились на северный берег реки и захватили там плацдарм. В это же время левофланговые соединения 6-й гвардейской и соединения 43-й армий, наступавшие на Швенчёнис, освободили Глубокое и продолжали продвигаться на запад. За шесть дней боевых действий они преодолели 110 километров. Продвигаясь вдоль Западной Двины, войсжа фронта не только обеспечивали действия наших соединений на минском направлении, но и начали создавать угрозу охвата правого крыла вражеской группы армий «Север».

Войска правого крыла 3-го Белорусского фронта 28 июня подошли к Березине. Конно-механизированная группа генерала Осликовского, с ходу форсировавшая реку севернее озера Палик, преодолела сопротивление пехотной немецкой дивизии и, используя создавшуюся обстановку, быстро начала продвигаться на запад. 2 июля 3-й гвардейский механизированный корпус этой группы овладел городами Вилейка и Красное, перехватил железную дорогу Минск — Вильнюс, отрезав противнику пути отступления на северо-запад от Минска. Если учесть, что в тот же день конно-механизированная группа 1-го Белорусского фронта заняла Столбцы и Городею и перерезала железную дорогу Минск — Барановичи, преградив немцам отход на юго-запад, а непосредственно западнее Минска все дороги контролировали партизаны, то станет понятным критическое положение, в котором оказались 4-я немецкая армия и отдельные дивизии 3-й танковой и 9-й армий. Над крупной группировкой врага нависла угроза окружения.

Быстрое продвижение конно-механизированной группы генерала Осликовского на запад создало благоприятные условия для наступления других войск 3-го Белорусского фронта. В ночь на 1 июля соединения 11-й гвардейской армии во взаимодействии с частями 5-й гвардейской танковой и 31-й армий ворвались в Борисов и на рассвете освободили его от фашистов.

В боях за город героический подвиг совершил экипаж 2-го танкового батальона 3-й гвардейской танковой бригады 3-го гвардейского танкового корпуса, возглавляемый парторгом роты лейтенантом П. Н. Рак. Вечером 29 июня его танк прорвался через Березину в Борисов по заминированному мосту. Экипаж 16 часов вел бой на городских улицах, не получая подкрепления, так как мост через Березину противник взорвал. Бесстрашные танкисты разгромили фашистскую комендатуру и штаб одной из немецких частей, вызвав панику среди вражеского гарнизона. Гитлеровцы бросили против советской боевой машины несколько своих танков. В неравном бою отважные воины погибли. За совершенный подвиг лейтенанту П. Н. Рак и членам его экипажа комсомольцам гвардии сержантам А. А. Петряеву и А. И. Данилову было присвоено звание Героя Советского Союза. В Борисове осенью 1960 г. героям-танкистам был воздвигнут памятник.

После освобождения Борисова войска начали продвигаться вдоль автомагистрали к Минску. Командующий фронтом приказал 5-й гвардейской танковой армии овладеть Минском к исходу 2 июля В районе Минска в это время находились остатки 78, 250, 260-й пехотных, 5-й танковой дивизий, а также переброшенные из Польши 24, 25 и 26-й полицейские полки СС. Развивая наступление, 5-я гвардейская танковая армия 2 июля главными силами преодолела более 60 километров, вышла в район Острошицкого Городка, а передовыми отрядами завязала бои за северную и северо-восточную окраины Минска. К исходу следующего дня армия, обойдя город главными силами с севера, вышла в район северо-западнее Минска, перерезала пути отхода на Молодечно. В этот день 2-й гвардейский танковый корпус под командованием генерал-майора танковых войск А. С. Бурдейного ворвался в Минск с востока. В это же время к городу подошли передовые отряды 11-й гвардейской и 31-й армий.

Одновременно продолжали наступательные действия войска 1-го Белорусского фронта, которые преследовали противника на минском и барановичском направлениях. На Минск наступали 3-я армия, 1-й гвардейский и 9-й танковый корпуса, на Барановичи — 65-я, 28-я армии и конно-механизированная группа генерала Плиева. При активной помощи партизан и авиации конно-механизированная группа 30 июня освободила Слуцк, а через два дня — Столбцы, Городею, Несвиж и, как уже отмечалось, перерезала пути отхода противника из района Минска на Барановичи и Брест.

1-й гвардейский танковый корпус, наступавший вдоль шоссе на Пуховичи, к исходу 29 июня завязал у реки Свислочи бой с двумя пехотными дивизиями и одной танковой, переброшенной сюда из Прибалтики. На помощь корпусу были высланы самолеты, которые подвергли немецкие войска сильной бомбардировке. 2 июля 1-му гвардейскому танковому корпусу удалось преодолеть оборону противника и начать выдвижение к Минску. На следующий день, четырьмя часами позже войск 3-го Бе­лорусского фронта, этот корпус под командованием генерал-майора танковых войск М. Ф. Панова вступил на юго-восточную окраину города. Позднее сюда подошли части 3-й армии. Выходом войск 3-го и 1-го Белорусских фронтов в район Минска было завершено окружение 4-й немецкой армии к востоку от города.

В направлении Минска одновременно с войсками 3-го и 1-го Белорусских фронтов наступали и войска 2-го Белорусского фронта. Они сковывали, дробили и уничтожали вражеские части, не давали им возможности оторваться и быстро отойти на запад. Такими действиями войска 2-го Белорусского фронта способствовали окружению немецкой группировки восточнее Минска.

Лесисто-болотистая местность позволяла отходить только по дорогам, которые находились под постоянным контролем партизан. Это еще более затрудняло отступление разгромленных фашистских войск. В беспорядке они двигались по проселочным дорогам и шоссе Могилев — Минск. Мосты были взорваны, и во многих местах образовались пробки. Штурмовики 4-й воздушной и бомбардировщики 16-й воздушной армий наносили непрерывные удары по колоннам вражеских войск. Только на шоссе Могилев — Минск наша авиация уничтожила не менее 3 тыс. автомашин с войсками и боевой техникой . К 4 июля передовые отряды 50-й армии 2-го Бело­русского фронта вышли к восточным и юго-восточным окраинам Минска.

Столица Советской Белоруссии к исходу 3 июля была полностью очищена от немецко-фашистских оккупантов. Центральный Комитет Коммунистической партии и правительство Белорусской ССР сразу же переехали из Гомеля в Минск. Город лежал в руинах. Его центральную часть и привокзальный район гитлеровцы разрушили до основания. На Советской улице сохранилось не более десяти крупных зданий. Из 332 государственных и кооперативных предприятий города уцелело лишь 19. Фашисты превратили в развалины Университетский городок, почти все высшие учебные заведения, 78 школ и техникумов, Госфилармонию, 8 кинотеатров, 25 клу­бов, разграбили библиотеки, Государственную картинную галерею, Минский театр оперы и балета, уничтожили поликлиники, больницы, детские сады и ясли. Несколько уцелевших крупных зданий враг заминировал и подготовил к взрыву. Их удалось спасти только благодаря быстрому продвижению Красной Армии и специально принятым командованием фронтов мерам.

На 1-м Белорусском фронте, например, было создано несколько отрядов разминирования, которые, продвигаясь в боевых порядках 3-й армии и 1-го гвардейского танкового корпуса, прорвались в Минск и немедленно разминировали Дом правительства, здание ЦК КП(б)Б и окружной Дом офицеров. Всего в городе после его освобождения саперы обезвредили около 3 тыс. авдабомб, сняли более 300 фугасов и свыше тысячи различных мин и «сюрпризов» .

Население столицы Белоруссии, перенесшее во время гитлеровской оккупации страшные мучения, восторженно встречало Красную Армию. Со слезами радости жители города приветствовали своих освободителей. И хотя кругом были руины, минчане знали — скоро их город станет еще краше, вновь оживут фабрики и заводы, появятся новые кварталы жилых домов, зацветут сады и парки, польются звонкие, веселые песни. В освобожденных городах и селах республики состоялись митинги, на которых трудящиеся благодарили Красную Армию — армию-освободительницу. Чувства радости белорусского народа и его благодарность героической армии ярко выразил писатель Якуб Колас. Он писал: «Минск... Это слово звучит сегодня в сердце белоруса, как величественный гимн, как песня Славы победоносному оружию Крас­ной Армии...»

Москва салютовала воинам 3-го и 1-го Белорусских фронтов, освободившим столицу Белоруссии от немецких захватчиков. «Правда» в передовой статье 5 июля писала: «Освобождение Минска, знаменующее скорое освобождение всей Белорус­сии,— это большой, светлый праздник белорусского народа... Освобождение Минска — это радостный праздник для всех народов нашей страны. ...Освобождение Минска — это радостное событие для всего передового человечества, потому что пали стены еще одного бастиона, сооруженного немцами для защиты своей разбой­ничьей крепости». Свыше 50 соединений и частей 1-го и 3-го Белорусских фронтов, отличившихся в боях за столицу Советской Белоруссии, получили почетное наименование «Минских».

В освобождении Белорусской ССР активно участвовали партизаны. Еще в конце июня 1944 г. ЦК КЦ(б)Б и правительство Белоруссии направили партизанам радиограмму, в которой сообщалось о переходе советских войск в наступление. «Сейчас, когда развертываются решающие бои за полный разгром врага,— говорилось в радиограмме,— более чем когда-либо требуется усилить боевую активность действий всех партизан и партизанок, чтобы совместными ударами Красной Армии с фронта и партизан с тыла добить немецких захватчиков и приблизить день нашей полной победы) . Центральный Комитет партии и правительство Белоруссии призывали партизан: «Сильнее удары по врагу! Бейте отступающих немцев всеми средствами, разрушайте пути отступления немецких войск, истребляйте команды поджигателей, спасайте население от истребления, а деревни и города от разрушения. При приближении частей Красной Армии устанавливайте с ними связь, активно помогайте им, взаимодействуя в захвате населенных пунктов... Помогайте восста­навливать мосты, переправы и дорожное имущество для наступающей Красной Армии».

Выполняя эти указания, партизаны усилили удары по врагу. Только с 26 по 29 июня они пустили под откос 147 вражеских эшелонов. С наступавшими частями Красной Армии было установлено тесное взаимодействие. При каждом фронте имелись оперативные группы Белорусского штаба партизанского движения, которые координировали действия партизанских бригад и отрядов с действиями советских войск. Партизаны срывали организованное отступление противника, устраивали засады на путях его отхода, захватывали переправы, громили отдельные вражеские части и штабы, не давали возможности гитлеровским разбойникам грабить и увозить в Германию народное добро, разрушать и сжигать населенные пункты, истреблять или угонять в фашистское рабство советских людей. Они доставляли нашему коман­дованию ценные разведывательные сведения, важные трофейные документы, пленных солдат и офицеров.

Партизаны Бегомльской бригады «Железняк», захватившие переправы через Березину севернее озера Палик, с подходом частей 35-й танковой бригады быстро навели два моста, по которым танковая бригада переправилась на противоположный берег. 1-й партизанский отряд в качестве танкового десанта участвовал в освобождении населенного пункта Докшицы и железнодорожной станции Парафьяново. Слуцкая партизанская бригада захватила важную переправу на реке Случи в районе Погоста и удерживала ее в течение нескольких дней до подхода советских войск. Народные мстители, действовавшие в южной части Минской области, отбили у врага и удержали переправы через реку Птичь. Партизанская бригада «Спартак» уничтожила с 1 по 3 июля на железной дороге Глубокое — Швенчёнис в районе Поставы 8 танков, 3 бронемашины, 37 грузовых автомашин с живой силой врага. Оперировавшая в Круглянском районе, Могилевской области, партизанская бригада «Чекист» 28 июня завязала в районе юго-западнее Орши упорные бои с частями 14-й пехотной и 78-й штурмовой немецких дивизий и задержала их отступление. Утром следующего дня танковый корпус настиг эти части и во взаимодействии с партизанами полностью их уничтожил. Партизанская бригада имени В. И. Ленина, действовавшая в Брестской области, вступив в бой в районе юго-западнее Малориты с отходившими немецко-фашистскими войсками, помогла частям 76-й стрелковой дивизии 1-го Белорусского фронта их разгромить. В ликвидации окруженных группировок врага в районах Витебска, Бобруйска, восточнее Минска советским войскам помогали белорусские партизаны Районные центры Островец, Любча, Кореличи, Узда, Копыль, Старобин, Свирь были очищены от фашистов партизанами. Вместе с войсками Красной Армии они освободили города Вилейку, Червень, Слуцки Лунинец.

Примером решительных действий народных мстителей является операция партизанской бригады имени ЦК КП(б)Б по спасению населения местечка Островец. Поспешно отступая, гитлеровцы оставили там 90 солдат, приказав им сжечь местечко, а жителей истребить или угнать в Германию. Узнав об этом, части бригады ворвались в Островец и уничтожили всех фашистов.

Наступавшие части Красной Армии получали необходимую помощь белорусского народа. Местные жители вылавливали диверсантов, указывали вражеские засады и минные поля, сооружали переправы, помогали войскам форсировать реки и озера, строить аэродромы, мосты, дороги. Так, в деревне Пруссы, Стародорожского района, жители по своей инициативе восстановили взорванную переправу, приняли участие в ремонте дорог. В деревне Чабусы того же района старики и женщины арестовали не успевших уйти с немцами старосту и полицейских и передали их военным властям.

Героический поступок совершил 19 июля житель села Поджече, председатель сельсовета Островок И. М. Ковч. Хорошо зная местность, И. М. Ковч охотно согласился быть проводником 1297-го стрелкового полка 160-й стрелковой дивизии 70-й армии. Он вел воинов по малоизвестным тропам, показывал броды и места, удобные для строительства переправ. В завязавшемся бою Ковч был смертельно ранен. Умирая, советский патриот поблагодарил командира полка за оказанное ему доверие и попросил лишь позаботиться о его семье .

Трудящиеся Белоруссии сердечно относились к раненым советским воинам, инвалидам войны, семьям военнослужащих и партизан, собирали значительные средства в фонд Красной Армии и для оказания помощи госпиталям. Народ Белоруссии ликовал, видя приближение победы над ненавистным врагом, и делал все, чтобы ее ускорить. Советские воины постоянно ощущали поддержку населения и в свою очередь помогали ему.

Политорганы и партийные организации частей и соединений проводили с жителями освобожденных районов большую работу. Они организовывали митинги, собрания, на которых выступали политработники, командиры, бойцы, отличившиеся в бою за данный населенный пункт. Местным партийным и советским органам оказывалась помощь в культурном обслуживании трудящихся. Для этой цели использовались агитмашины, концертные группы армейских Домов Красной Армии, дивизионные клубы, радиостанции. Политуправление 3-го Белорусского фронта издало специальную директиву об усилении работы среди местного населения в освобожденных от немецких оккупантов районах .

В ходе боевых действий в Белоруссии еще раз было продемонстрировано тесное единство советского народа и его армии.

* * *

За 11 дней напряженных боевых действий войска четырех наших фронтов добились больших успехов. Наступая со средним темпом 20—25 километров в сутки, они продвинулись за это время до 280 километров, разгромили главные силы группы армий «Центр», освободили Минск. Восточнее Минска оказалась в окружении крупная немецко-фашистская группировка, насчитывавшая более 100 тыс. человек. Следует отметить, что если под Бобруйском враг был окружен преимущественно танковыми корпусами одного фронта, а под Витебском — стрелковыми корпусами смежных армий двух фронтов, то под Минском — войсками трех фронтов, причем решающую роль здесь сыграли танковые соединения 3-го и 1-го Белорусских фронтов. В первых двух случаях окружение было осуществлено в 20—60 километрах от переднего края, в последнем — в 250 километрах. Окружение противника стало возможным благодаря четкому взаимодействию трех Белорусских фронтов, которые преследовали отходившего противника как по параллельным путям, так и с фронта. Окружение крупнейшей вражеской группировки в результате преследования и на такой большой глубине было новым явлением в ходе войны и свидетельствовало о высоком уровне советского военного искусства.

Ликвидация восточнее Минска немецко-фашистской группировки была осуществ­лена с 5 по 11 июля. К 5 июля в районе окружения скопилось большое количество отступавших в беспорядке частей 12-го, 27-го армейских и 39-го танкового корпусов 4-й армии, 35-го армейского и 41-го танкового корпусов 9-й армии противника. Эти войска не имели связи со штабом 4-й армии, которому удалось заблаговременно эвакуироваться в район западнее Минска. Лишь 5 июля штаб отдал по радио приказ войскам пробиваться в юго-западном направлении.

Большая часть окруженных сил оказалась в двух группах. Одна из них, куда вошли остатки разбитого 27-го армейского корпуса, сосредоточилась юго-западнее Волмы. Командовал ею командир 78-й пехотной дивизии генерал Траут. Другая, составленная из остатков 12-го армейского и 39-го танкового корпусов, сконцентри­ровалась восточнее Волмы. Этой группой командовал командир 12-го армейского корпуса генерал Мюллер.

Обе группы начали с боями продвигаться в западном, юго-западном и южном направлениях, стремясь пробиться в район Барановичей, но везде наталкивались на упорное противодействие наших войск. К ликвидации окруженной группировки были привлечены 33-я армия 3-го Белорусского фронта и часть сил 50-й и 49-й армий 2-го Белорусского фронта. 33-я армия, наступавшая южнее автомагистрали Москва — Минск, отрезала противнику пути отхода на северо-запад, а частями центра и левого фланга оттесняла врага на юг, в направлении Волмы. Армии 2-го Белорусского фронта продолжали наступление на запад и одновременно преграждали гитлеровцам пути отхода на юго-запад и юг.

6 июля группа Траута попыталась прорваться на Дзержинск, но была разгромлена войсками 49-й армии 2-го Белорусского фронта. Удар был нанесен и по группе Мюллера. Часть ее просочилась к реке Птичи южнее Минска. Фашисты стремились захватить наш аэродром у деревни Озерцо (12 километров юго-западнее Минска), но это им не удалось.

В ночь на 8 июля группа Мюллера предприняла попытку прорваться через реку Птичь в районе Самохваловичей. Но 121-й стрелковый корпус 50-й армии окончательно разбил ее. Сам Мюллер сдался в плен. На допросе он показал: «Наше положение стало невыносимым. Мы оказались изолированными. Несли огромные потери. Были тысячи раненых солдат. Их оставляли без всякого внимания, не имея возможности оказать помощь. Все голодали» .

Мюллеру были предложены условия капитуляции остальных войск 4-й немец­кой армии. Приняв их, он отдал 8 июля следующий приказ:

«Солдатам 4-й армии, находящимся восточнее реки Птичь!

После недельных тяжелых боев и маршей наше положение стало безвыходным... Наша боеспособность пала до минимума, и нет никакой надежды на снабжение. Русские, по сообщению Верховного Командования, стоят у города Барановичи. Последние пути... нам перерезаны. Нет никакой надежды выбраться отсюда нашими силами и средствами. Наши соединения беспорядочно рассеяны. Колоссальное число раненых брошено без всякой помощи». Сообщив далее об условиях капитуляции, выдвинутых советским командованием, генерал Мюллер приказал «немедленно прекратить борьбу» .

Этот приказ был доведен политорганами советских войск до окруженных немецких солдат. Началась массовая сдача в плен.

Одновременно с уничтожением врага южнее и восточнее Минска советские войска ликвидировали группы противника, стремившиеся прорваться на запад, севернее Минска. В ликвидации окруженной группировки важную роль сыграла наша авиация. Летчики выслеживали противника с воздуха и условными знаками или сбрасыванием вымпелов сообщали командованию наземных войск о расположении отдельных вражеских групп.

После полного разгрома основных групп врага оставалось еще много мелких отрядов, которые нарушали работу наших штабов и коммуникаций. 9 июля командующий 2-м Белорусским фронтом возложил задачу окончательной ликвидации остатков окруженных войск на 49-ю армию. Эта задача была выполнена. 38-й стрелковый корпус, отдельные дивизии и войска НКВД по охране тыла совместно с партизанами прочесывали леса восточнее реки Птичи и очищали эту территорию Белоруссии от оккупантов. Многие солдаты противника, поняв безвыходность своего положения, сдавались в плен, те же, кто оказывал сопротивление, уничтожались.

Таким образом, в короткий срок окруженные войска были полностью ликви­дированы.

17 июля 1944 г. по центральным улицам Москвы под конвоем советских солдат прошли 57 600 пленных, захваченных в Белоруссии. Впереди гигантской колонны, опустив головы, двигались германские генералы и офицеры. Воровски озираясь, шли «завоеватели» по улицам столицы Советского Союза. Они победно промаршировали через многие столицы Европы — Варшаву и Париж, Прагу и Белград, Афины и Амстердам, Брюссель и Копенгаген. Их мечтой было так пройти и по Москве. И вот они шагали по ней, но не как победители, а как побежденные. Большинство гитлеровцев было из минского «котла». Около трех часов по двадцать человек в шеренге двигались пленные мимо молчаливых, гневных москвичей, плотными рядами стоявших на тротуарах. Чувства и мысли миллионов советских людей хорошо выразил наблюдавший шествие пленных Герой Советского Союза старший лейтенант Власенко. Высоко подняв над головой своего сына Женю, он сказал: «Смотри, сыночек, смотри и не забывай. Только в таком вот виде могут враги попадать в нашу столицу» .

Немецко-фашистская армия потерпела в Белоруссии катастрофическое пора­жение. Разгром противника в районах Витебска, Бобруйска и Минска означал образование в центре германского фронта гигантской 400-километровой бреши, заполнить которую в короткие сроки гитлеровское командование не могло.

В значительно изменившейся, весьма благоприятной стратегической обстановке советским войскам предстояло решать новые задачи — полностью очистить территорию Белорусской республики, начать освобождение Литовской ССР и Польши. Еще 4 июля, до того как были ликвидированы окруженные восточнее Минска войска противника, Ставка Верховного Главнокомандования, стремясь максимально использовать выгодную обстановку, поставила фронтам задачи на дальнейшее развитие наступления.

1-й Прибалтийский фронт должен был нанести главный удар в общем направлении на Швенчёнис, не позднее 10—12 июля выйти на рубеж Даугавпилс—Швенчёнеляй — Подбродзе и продолжать наступление на Каунас. Частью сил фронту надлежало действовать в направлении на Паневежис — Шяуляй, прочно обеспечи­вая себя с севера . 3-му Белорусскому фронту было приказано нанести главный удар на Вильнюс, не позднее 10—12 июля освободить Вильнюс и Лиду, а в дальнейшем выйти к Неману и захватить плацдармы на его западном берегу . На 2-й Белорус­ский фронт возлагалась задача, нанося главный удар в направлении города Ново-грудок, выйти на реки Неман и Молчадь, в последующем овладеть Волковыском и наступать в направлении на Белосток . Войскам правого крыла 1-го Белорусского фронта предстояло, нанося главный удар на Барановичи — Брест, овладеть городами Барановичи, Лунинец и не позднее 10—12 июля выйти на рубеж Слоним — Пинск. В дальнейшем эти войска должны были освободить Брест, выйти на реку Западный Буг и захватить плацдармы на ее западном берегу .

Войска приступили к выполнению этих задач.




  1. Rjvbccfh

    В ходе ликвидации Минского котла выявились и некоторые проблемы. Очевидно, что эйфория успешного наступления в некоторой степени разбалансировало организованность войск. Некоторые командиры не смогли эффективно нейтрализовать окруженные группы противника, нарушавшие работу армейских тылов.

  2. Анна Прохорова

    Очень, конечно, жалко Минск. Практически сравняли город с землей. Одну мою знакомую старушку, героя войны, недавно попытались выселить из престижного дома в центре города, мол на каком основании занимаете такую нарядную жилплощадь. На что бабушка ответила: «Когда я в сорок четвертом вошла в город в составе бригады военврачей, это был единственный уцелевший жилой дом. На этом основании я здесь и живу». После этого старушку оставили в покое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.