Освобождение Эстонской ССР и выход советской войск на подступы к Риге


Завершающие операции по освобождению Прибалтики начались 14 сентября. В наступление на рижском направлении одновременно перешли ударные группировки 3, 2 и 1-го Прибалтийских фронтов. Решающее влияние на ход операций оказал успех, достигнутый ударной группировкой 1-го Прибалтийского фронта, действо­вавшей на его правом крыле. Благодаря хорошей организации артиллерийской и авиационной подготовки, во время которой была подавлена огневая система обороны противника, советские части при переходе в атаку почти не встретили огневого сопротивления. Успеху наступления способствовало и то, что плотины, постро­енные нашими войсками в верхнем течении рек Мемеле и Лиелупе, перед началом атаки были закрыты, в результате чего уровень воды резко понизился и пехота и танки смогли в быстром темпе форсировать эти реки.

Перейдя в наступление с двух участков общей шириной в 13 километров, войска 43-й армии под командованием генерал-лейтенанта А. П. Белобородова и часть сил 4-й ударной армии, которой командовал генерал-лейтенант П. Ф. Малышев, к исходу 14 сентября овладели первой полосой обороны, а севернее Бауски на узком участке преодолели и вторую полосу, то есть прорвали оборону против­ника на всю ее тактическую глубину. В тот же день была введена в прорыв подвижная группа 43-й армии — 3-й гвардейский механизированный корпус. Однако на подступах к Иецаве ее остановили подоспевшие сюда резервы противника. На следующий день только в районе южнее этого города враг предпринял около 17 контратак.

Тем не менее войска ударной группировки фронта, обойдя Иецаву с востока, прорвали и тыловой рубеж противника — «восточно-митавскую оборонительную линию». К исходу 16 сентября передовой отряд подвижной группы подошел к Западной Двине, а стрелковые соединения выдвинулись на подступы к Балдоне. За три дня войска преодолели более 50 километров и расширили фронт наступления до 80 километров. Большую роль в обеспечении прорыва вражеской обороны сыграла 3-я воздушная армия, которой командовал генерал-полковник авиации Н. Ф. Папивин. В неблагоприятных метеорологических условиях она произвела за первые три дня наступления 5070 самолето-вылетов. При прорыве на этом направлении весьма успешно действовал 1-й стрелковый корпус, которым командовал Герой Советского Союза генерал-лейтенант Н. А. Васильев, особенно его правофланговая 145-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора П. А. Дибровы. Соединения корпуса благодаря умелой организации управления боем наступа­ли в высоком темпе (15—17 километров в сутки), хотя условия местности были трудные.

Выход наших войск к Балдоне и Западной Двине и возможность их дальней­шего продвижения к Риге, а также создавшаяся угроза отсечения войск противника, оборонявшихся на участке от Западной Двины до Скайсткалне, вынудили немецко-фашистское командование начать отвод своих войск с этого участка. Одновременно оно предприняло попытки ликвидировать брешь, образовавшуюся в тыловом рубеже.

Севернее Западной Двины за это же время войска 3-го Прибалтийского фронта на участке главного удара, южнее озера Выртсьярв, продвинулись на 4—6 кило­метров и овладели второй позицией главной полосы обороны, а войска 2-го Прибал­тийского фронта заняли лишь первую позицию в районе Эргли. Столь небольшое продвижение объяснялось не только ожесточенным сопротивлением противника, но и существенными недочетами в организации прорыва, в особенности незначительной глубиной артиллерийской подготовки атаки, а также недостаточным количеством танков, выделенных для непосредственной поддержки пехоты. И все же войска этих фронтов своими действиями сковали крупные силы противника и заставили его израсходовать все резервы. Враг понес большие потери: оборонявшиеся здесь пять пехотных дивизий были настолько обескровлены, что гитлеровское коман­дование оказалось вынужденным свести их в боевые группы.

В течение первых трех дней операции благодаря успешным действиям правого крыла 1-го Прибалтийского фронта группа армий «Север» попала под угрозу изоляции и рассечения. Командующий группой генерал-полковник Шернер 15 и 16 сентября докладывал гитлеровской ставке, что для германских войск в Прибалтике, потерявших почти половину своего состава, наступил «последний момент», что группа не в состоянии вести длительное оборонительное сражение и остается одна возможность — уйти х. Немецко-фашистское командование, ранее не допускавшее и мысли об оставлении Советской Прибалтики, теперь приняло решение об отводе своих войск с занимаемых рубежей на всем фронте от Финского залива до Западной Двины .

Сначала предполагалось отвести оперативную группу «Нарва». После этого войска 18-й армии должны были оставить рубеж «Валга» и совместно с группой «Нарва» занять оборону на рубеже «Цесис». Однако, когда в наступление перешли войска Ленинградского фронта и обстановка для противника ухудшилась, гитлеровское командование изменило свой первоначальный план. Оно на сутки ускорило отвод оперативной группы «Нарва», отказалось от перехода к обороне на рубеже «Цесис», который уже был атакован 2-м Прибалтийским фронтом в его южной части, и решило отводить войска на следующий оборонительный рубеж — «Сигулда». Одновременно противник предпринял два мощных контрудара — в районе юго-западнее Добеле и из района Балдоне, стремясь задержать наступление 1-го Прибалтийского фронта на рижском направлении и восстановить фронт обороны.

Контрудар в районе Добеле осуществляла ударная группа 3-й танковой армии, созданная из частей танковых дивизий1. В ее состав вошли 12 моторизованных батал­онов и около 380 танков и штурмовых орудий. Эта группа перешла в наступление 16 сентября из района юго-западнее Добеле. Она имела задачу овладеть Добеле и Елгавой и выйти во фланг ударной группировки центра 1-го Прибалтийского фрон­та (51-я общевойсковая и 5-я гвардейская танковая армии), готовившейся к наступлению из района Елгавы на Кемери. Однако, несмотря на упорные атаки, гитлеровцам за семь дней, с 16 по 22 сентября, удалось лишь на участке в 12 километров вклиниться в нашу оборону на глубину до 5 километров.

Второй контрудар, из района Балдоне, наносила вражеская группа в составе шести дивизий, в том числе двух танковых. Но ни ожесточенные атаки, ни превосходство в силах не принесли противнику успеха. Отбив 19—21 сентября все его атаки, войска ударной группировки фронта 22 сентября овладели городом Балдоне и к исходу дня были уже в 16 километрах от Риги. Попытка врага нанести новый контрудар 23 сентября также потерпела неудачу, хотя он ввел в бой дополнительно еще две дивизии, прибывшие из оперативной группы «Нарва». В отражении контрударов гитлеровцев большое содействие наземным войскам оказала 3-я воздушная армия. Особенно успешно она действовала 22 сентября в районе Балдоне непосредственно перед атакой и при овладении этим городом. В ходе контр­ударов вражеское командование вынуждено было ввести в сражение на южных подступах к Риге не только все оборонявшиеся здесь войска, но и оперативные резервы группы армий «Север», которые находились в полосе 18-й армии, а такяче часть соединений, высвободившихся в результате отхода из Эстонии оперативной группы «Нарва».

Севернее Западной Двины наступление наших войск по-прежнему развивалось медленно. В полосе 3-го Прибалтийского фронта противник продолжал оказывать упорное сопротивление, стремясь задержаться на рубеже «Валга» и тем самым обес­печить оперативной группе «Нарва» отход из Эстонии. Поэтому ударной группировке фронта потребовалось еще пять дней, чтобы прорвать вражескую оборону на всю ее тактическую глубину. Преодолев ряд укрепленных позиций противника, войска правого крыла фронта, где действовала 67-я армия под командованием генерал-лейтенанта В. 3. Романовского, 22 сентября подошли к Але, а войска центра, где действовал 10-й танковый корпус (командир генерал-майор танковых войск М. К. Шапош­ников), вышли в район Даксты. Появление наших танков в этом районе вызвало панику среди солдат оборонявшейся здесь 21-й пехотной дивизии врага. Она в бес­порядке начала откатываться на запад. Успешные действия 3-го Прибалтийского фронта на этом направлении, а также наступление Ленинградского фронта заставили немецко-фашистское командование ускорить отвод 18-й армии. Преследуя отходив­шего противника, войска 3-го Прибалтийского фронта к исходу 23 сентября достигли Нуйи и Руиены и овладели городом Валмиерой.

В полосе 2-го Прибалтийского фронта продвижение советских войск к Риге представляло для врага еще большую опасность. Поэтому он принимал все меры, » чтобы не допустить здесь прорыва рубежа «Цесис». Особенно упорно гитлеровцы оборонялись на направлении главного удара фронта. Тем не менее войска фронта к 22 сентября прорвали вражескую оборону на рубеже «Цесис», продвинувшись в глубину на 16 километров.

Наиболее высокими темпами развивалось наступление Ленинградского фронта в Эстонии, где для этого складывались весьма благоприятные условия. Войска Ленинградского фронта перешли в наступление с тартуского участка 17 сентября. В первый же день 2-я ударная армия под командованием генерал-лейтенанта И. И. Федюнинского прорвала оборону противника и к исходу 18 сентября про­двинулась на глубину до 28 километров. На правом фланге этой армии, вдоль запад­ного побережья Чудского озера, особенно стремительно наступал 8-й эстонский стрелковый корпус, которым командовал генерал-лейтенант Л. А. Пэрн. Сформиро­ванный в 1942 г. корпус впервые вступил в бой с немецко-фашистскими захватчиками в районе Великих Лук. Сыны эстонского народа бесстрашно боролись с врагом. Сильна была их ненависть к фашистским поработителям. Много веков стонала эстон­ская земля под железной пятой немецких баронов. Гитлеровская оккупация воскре­сила самые мрачные времена, какие переживал в прошлом трудолюбивый и муже­ственный эстонский народ. Дивизии эстонского корпуса, пройдя славный боевой путь по полям сражений, в 1944 г. принесли свои победные знамена на родную эстонскую землю. Действуя в трудных условиях лесисто-болотистой местности, воины и днем и ночью без устали били врага. Многие бойцы и командиры вступили в ряды Коммунистической партии и комсомола. Летом 1944 г. в составе корпуса насчиты­валось 10 833 коммуниста и комсомольца.

Успешное продвижение 2-й ударной армии вынудило фашистское командова­ние начать отвод своих войск с нарвского участка уже вечером 18 сентября. 8-я армия в ночь на 19 сентября перешла к преследованию противника и за два дня продвинулась на глубину до 90 километров; к исходу 20 сентября ее подвижный отряд овладел Раквере, а на левом фланге войска армии вышли в район Лохусу, где встретились с подошедшими сюда частями 2-й ударной армитг. За 19—20 сентября последняя выдвинулась на север, на линию Симуна — Ракке, а на северо-западе вы­шла на подступы к Пыльтсамаа. С этого времени обе армии начали преследовать противника в западном направлении, на Таллин.

Эффективное содействие войскам фронта оказали авиация и бригада речных кораблей Краснознаменного Балтийского флота. Прикрытие фланга наступавших войск, огневая поддержка их, высадка десанта на северное побережье озера способ­ствовали быстрому продвижению советских войск по побережью Чудского озера.

8-я армия, в состав которой из 2-й ударной армии был передан 8-й эстонский стрелковый корпус, при поддержке авиации продолжала преследовать врага на таллинском направлении. Храбро дрались в этих боях воины эстонского корпуса. Замечательный пример героизма показали разведчики под командованием младшего лейтенанта К. П. Сальма. 10 смельчаков внезапно ворвались на станцию Тамсалу (15 километров юго-восточнее Тапа), разгромили там подразделения противника, уничтожив при этом 150 солдат и офицеров и захватив 22 гитлеровца в плен.

Население с чувством великой радости встречало Красную Армию, бойцов эстонского стрелкового корпуса. Нередко местные жители принимали активное участие в боях, подвозили боеприпасы, оказывали помощь раненым. Многие из них были представлены советским командованием к правительственным наградам.

Передовые отряды 8-й армии, состоявшие из танковых бригад и частей усиления, к утру 22 сентября вышли на подступы к Таллину, уничтожили прикрыва­вшие город части противника и к 14 часам освободили столицу Эстонской ССР и важную военно-морскую базу на Балтийском море—город Таллин. Бойцам 14-го полка 72-й стрелковой дивизии выпала высокая честь первыми водрузить красный флаг на здании Верховного Совета Эстонской ССР. Лейтенант И. Т. Лумисте из эстонского стрелкового корпуса, находившийся в составе передового отряда, установил красный флаг над древней башней Тоомпеа. В этот день столица нашей Родины Москва салютовала войскам Ленинградского фронта, овладевшим Таллином. Соединениям и частям, отличившимся в боях за освобождение города, было присвоено наименование «Таллинских».

С неописуемой радостью встречали трудящиеся Таллина свою освободитель­ницу — Красную Армию. Жители толпами выходили на улицы. Радость таллинцев переходила в ликование, когда в ответ на их приветствия слышалась родная речь бойцов эстонского корпуса. На площади Свободы вокруг танкистов собирались боль­шие группы жителей столицы. На башнях танков пестрели принесенные ими букеты живых цветов. Люди, избавленные от фашистского ярма, вновь чувствовали себя свободными.

В числе войск, отличившихся в боях за Таллин, был и 8-й эстонский стрелко­вый корпус. Солдаты и офицеры этого корпуса показали, на что способны эстонцы, когда они сражаются за родную Советскую власть, за родную землю. В боях под Нарвой и Таллином они проявили исключительное мужество, беззаветную предан­ность Коммунистической партии, своему народу. За отличные боевые действия при освобождении Новосокольников, Нарвы, Тарту, Таллина и других городов соеди­нения и части корпуса были награждены орденами Красного Знамени, Суворова, Кутузова, Александра Невского и Красной Звезды. Около 20 тыс. солдат и офицеров удостоились правительственных наград. Позднее, 28 июня 1945 г., эстонские нацио­нальные соединения и части были преобразованы в гвардейские.

Трудящиеся Эстонии помогали всем, чем могли, наступавшей на территории республики Красной Армии. Рабочие и служащие с оружием в руках оказывали сопротивление отступавшим гитлеровским войскам, самоотверженно спасали то, что было создано их руками, их трудом. С опасностью для жизни трудящиеся разминировали промышленные предприятия, учреждения, жилые дома. Так, в Таллине и других городах республики удалось спасти от разрушения многие промышленные здания, водо­провод, электростанцию.

В ходе преследования врага взаимодействие с войсками 8-й армии осуществляли силы флота, которые прикрывали правый фланг армии с моря и воздуха. 1-я бригада торпедных катеров, которой командовал капитан 1 ранга Г. Г. Олейник, высажи­вала десанты морской пехоты на островах и в портах, расположенных на побережье Финского залива. 20 сентября был высажен десант на острове Большой Тютярсари, в последующие дни десанты морской пехоты очистили от противника порты Кунда и Локса, а 23 сентября с боем овладели островом Найссар. Одновременно авиация Краснознаменного Балтийского флота действовала на морских сообщениях врага, препятствуя его эвакуации из Эстонии.

Успешно развивалось наступление и 2-й ударной армии. За два дня она про­двинулась на запад на 40—60 километров и к исходу 22 сентября вышла на рубеж Лелле—Вяндра—Сууре-Яани.

После овладения Таллином войска Ленинградского фронта, не давая опом­ниться отступавшему противнику, продолжали победоносно продвигаться на юго-запад, завершая освобождение Эстонской ССР. 8-я армия стремительно пре­следовала врага в общем направлении на Хаапсалу, а 2-я ударная армия — на Пярну и Вильянди. Перед кораблями Краснознаменного Балтийского флота стояла задача — во взаимодействии с 8-й армией очистить от гитлеровцев острова в Финском заливе и не допустить эвакуации живой силы и техники врага из портов Эстонии.

В период боев за освобождение Эстонской ССР газеты, листовки-«молнии» широко популяризировали ратные подвиги бойцов. Отличившимся вручались поздравительные открытки. Это повышало наступательный порыв воинов.

Преследуя противника, войска 8-й армии 24 сентября заняли город и порт Хаапсалу и к 26 сентября очистили от противника все западное побережье Эстонии, от Палдиски до Виртсу. Город и порт Палдиски был освобожден десантом морской пехоты Краснознаменного Балтийского флота 24 сентября. 2-я ударная армия 23 сентября с боями овладела городами Пярну и Вильянди и при дальнейшем про­движении на юг и юго-запад встречала лишь незначительное сопротивление разроз­ненных арьергардов врага. К 26 сентября ее войска заняли Айнажи, Салацгрива и подошли к Мазсалаца, где встретились с войсками 3-го Прибалтийского фронта. 27 сентября 2-я ударная армия была выведена в Резерв Ставки Верховного Главно­командования.

Быстрое продвижение Ленинградского фронта в юго-западном направлении привело к тому, что командование 18-й немецкой армии, опасаясь выхода советских войск на пути отхода армии, 23 сентября начало спешно отводить ее левофланговые части на рубеж «Сигулда». Войска правого крыла 3-го Прибалтийского фронта в тот же день перешли к преследованию отходившего противника и 24 сентября достигли Мазсалаца.

В последующие дни, преодолевая многочисленные заграждения на доро­гах, они продвигались в юго-западном направлении с темпом 20—25 километров в сутки и 26 сентября вышли к рубея^у «Цесис». 27 сентября части прикрытия врага оставили и этот рубеж. Наши войска вплотную подошли к оборонительному рубежу «Сигулда» на фронте от Петерупе до Нитауре. Здесь они встретили сильное огневое сопротивление противника. В полосе 2-го Прибалтийского фронта, где гитлеровцы сопротивлялись особенно упорно, наши войска после овладения рубежом «Цесис» преодолели еще четыре промежуточных рубежа и к 27 сентября также вышли к оборонительному рубежу «Сигулда».

Таким образом, в результате десятидневного наступления советские войска освободили материковую часть Эстонии и большую часть Латвии, отбросив врага на тыловой рубеж «Сигулда».

Однако наши войска не смогли расчленить основные силы группы армий «Север», и немецкому командованию удалось сравнительно планомерно отвести их из Эстонии и с рубежей «Валга» и «Цесис» в район рил^ского плацдарма. Произошло это потому, что первоначальные удары 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов оказались недостаточно сильными для того, чтобы в установленные сроки прорвать оборонительные рубеяш «Валга» и «Цесис». Малая эффективность этих ударов объяснялась главным образом недочетами артиллерийской подготовки, крайне незначительным выделением танков непосредственной поддержки пехоты, а также слабым знанием группировки и обороны немецко-фашистских войск. Для завершения прорыва командованию фронтов приходилось не только усиливать свои ударные группировки, но и переносить их удары на новые направления. Все это привело к низким темпам прорыва и одновременно позволило вражескому командованию, используя благоприятные условия местности, после оставления очередной позиции создавать новую оборонительную позицию в тылу и сохранять сплошной фронт обороны своих войск.

К концу сентября в руках фашистских захватчиков находилась еще зна­чительная часть Прибалтики. Оставался занятым также и Моонзундский архи­пелаг, что обеспечивало свободу действий враялеского флота в Рижском заливе и в средней части Балтийского моря. Именно поэтому гитлеровское командование по-прежнему стремилось закрепиться на риячеком плацдарме и Моонзундском архи­пелаге и усиливало здесь свою оборону. В конце сентября на рижском направлении были сосредоточены основные силы группы армий «Север», из которых 17 дивизий оборонялись севернее Западной Двины, на рубеже «Сигулда», и 14 дивизий, в том числе 3 танковые,— южнее реки (до Ауце). Сокращение линии фронта севернее Западной Двины позволило противнику увеличить здесь плотность своих войск в обороне.




  1. Rjvbccfh

    Авантюра самозванного правительства Эстонии, под шумок уходящих немцев повторно объявившего независимость страны, была первой пробой реакции советского правительства на подобные выпады. С 18 по 24 сентября 1944 года Улуотс и Питка пытались легализоваться, но не были замечены союзниками и сбежали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.