Освобождение Белоруссии: Подготовка наступления


Подготовку Белорусской наступательной операции Ставка Верховного Главнокомандования и штабы фронтов начали с весны 1944 г. Целью ее являлся разгром немецко-фашистской группы армий «Центр», освобождение от оккупантов всей республики.

В результате изучения и анализа соображений командующих фронтами в первой половине мая в Ставке был разработан предварительный план наступательной операции группы фронтов в Белоруссии, который был оформлен 20 мая в виде докладной записки заместителя начальника Генерального штаба Красной Армии генерала армии А. И. Антонова. План носил условное название «Багратион». Согласно этому плану советские войска должны были «ликвидировать выступ противника в районе Витебск — Бобруйск — Минск и выйти на фронт Диена, Молодечно, Столбцы, Старобин».

Замысел операции заключался в нанесении ударов по флангам войск против­ника, оборонявшегося в Белорусском выступе: с севера, из районов восточнее Сиротино и Лиозно, в общем направлении на Сенно—Борисов — Минск, и с юга, из районов Нового Быхова и Озаричей, в общем направлении на Бобруйск — Минск.

Для выполнения этого замысла предусматривалось создание двух групп фронтов — группы «А» (1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты) и группы «Б» (2-й и 1-й Белорусские фронты). В составе групп должны были действовать 77 стрелковых дивизий, 3 танковых, механизированный и кавалерийский корпуса. Для каждого фронта определялись конкретные задачи по этапам операции. Общая глубина ее планировалась в 200—250 километров, а продолжительность — 40-50 дней .

План Белорусской операции был рассмотрен и уточнен 22—23 мая на совещании в Ставке, где присутствовали Верховный Главнокомандующий, его заместители, командующие и члены военных советов привлекавшихся для наступления фронтов. Идея плана «Багратион» — нанести сходящиеся удары в общем направлении на Минск— сохранилась. Для ее осуществления намечалось увеличить количество войск, усилить состав ударных группировок фронтов. Были уточнены направления ударов этих группировок, в частности значительно изменились задачи 1-го Прибалтийского фронта. Вместо глубокого удара на Молодечно войска этого фронта должны были наступать вдоль Западной Двины, отсечь вражескую группу армий «Север» и тем самым лишить ее возможности оказать помощь группе армий «Центр». Этим оперативно обеспечивались действия Белорусских фронтов по окружению крупных сил врага восточнее Минска.

Первоначально 1-й Прибалтийский, 3-й и 1-й Белорусские фронты должны были окружить и уничтожить фланговые — витебскую и бобруйскую — группировки врага, а 3-й и 2-й Белорусские фронты — нанести удары в центре, в направлении на Оршу и Могилев. После окружения и уничтожения фланговых группировок противника трем Белорусским фронтам надлежало сходящимися ударами в общем направлении на Минск окружить и уничтожить восточнее города крупную вражескую группировку — главные силы 4-й и часть сил 9-й армий.

Наступление планировалось начать на 700-километровом участке от Полоцка до Мозыря. Нашим войскам предстояло прорвать оборону противника на шести далеко отстоявших друг от друга участках и наступать на витебском, оршанском, могилевском и бобруйском направлениях. Одновременный прорыв фронта противника на шести участках должен был расчленить немецкую оборону, раздробить силы врага, заставить гитлеровское командование распылить резервы и не дать ему возможности использовать их компактно для отражения наших ударов.

Окружение и уничтожение витебской и бобруйской группировок противника создавали благоприятные условия для преследования немецко-фашистских войск по параллельным дорогам силами 3-го и 1-го Белорусских фронтов и фронтально силами 2-го Белорусского фронта. Такое преследование приводило к окружению основной группировки немецких войск восточнее Минска в оперативной глубине вражеской обороны.

К проведению Белорусской операции привлекались, кроме войск четырех фронтов, белорусские партизаны, авиация дальнего действия и Днепровская военная флотилия.

Замысел операции нашел свое выражение в директивах Ставки Верховного Главнокомандования от 31 мая, где ставились конкретные задачи фронтам.

Войска 1-го Прибалтийского фронта, которым предстояло наступать на бешен-ковичско-швенчёнисском направлении, получили задачу во взаимодействии с вой­сками 3-го Белорусского фронта разгромить витебско-лепельскую группировку противника, форсировать Западную Двину и выйти в район Лепель — Чашники. Для этого две армии должны были прорвать оборону врага юго-западнее Городка и овладеть районом Бешенковичей. Части сил фронта надлежало совместно с право­фланговой армией 3-го Белорусского фронта разгромить витебскую группировку противника, занять город Витебск. В дальнейшем фронт, обеспечив себя от ударов врага из района Полоцка, должен был наступать на Лепель.

Перед войсками 3-го Белорусского фронта стояла задача во взаимодействии с 1-м Прибалтийскими 2-м Белорусским фронтами разгромить витебско-оршанскую группировку врага и выйти на реку Березину. Фронту приказывалось нанести два удара: первый — двумя армиями из района западнее Лиозно на Сенно, причем частью сил эта группировка наступала в северо-западном направлении с целью окружить во взаимодействии с 1-м Прибалтийским фронтом витебскую группировку противника и овладеть Витебском; второй удар — двумя армиями вдоль Минской автомагистрали на Борисов. Овладев городами Сенно и Оршей, войска фронта, имевшие в своем составе значительные подвижные силы, должны были разгромить борисовскую группировку врага и выйти на западный берег Березины в районе Борисова . Таким образом, главные усилия фронта сосредоточивались на оршанско-борисовском направлении.

Войскам 2-го Белорусского фронта ставилась задача, взаимодействуя с войсками 3-го и 1-го Белорусских фронтов, разгромить могилевскую группировку противника и выйти на реку Березину. Удар на Могилев наносила одна усиленная армия. После овладения этим городом войскам фронта предстояло наступать вдоль шоссе Могилев — Минск на Березино.

Войскам 1-го Белорусского фронта было приказано разгромить вражескую группировку в районе Бобруйска и выйти в район Осиповичи — Пуховичи — Слуцк. Для этого требовалось нанести два удара (каждый двумя армиями): один— из района Рогачева на Бобруйск — Осиповичи, другой — из района Озаричей в общем направлении на Слуцк. Задача фронта состояла в том, чтобы окружить и уничтожить бобруйскую группировку врага и овладеть районом Бобруйск — Глуша — Глусск, а затем наступать на Осиповичи — Пуховичи и на Слуцк, то есть на бобруйско-минском и бобруйско-барановичском направлениях. Войска центра и левого крыла фронта должны были удерживать занимаемые рубежи и находиться в готовности к наступлению после выхода войск правого крыла западнее меридиана Слонима.

На авиацию дальнего действия под командованием маршала авиации А. Е. Го­лованова, насчитывавшую более тысячи самолетов, возлагалась задача подавить авиацию врага на аэродромах Орши, Минска, Бобруйска, Барановичей, Лунинца, Бреста, Белостока, сорвать железнодорожные перевозки противника. В ночь перед наступлением авиации дальнего действия предстояло нанести мощные удары по основным узлам вражеской обороны на участках прорыва.

Одновременно получили задачи и белорусские партизаны. Исходя из указаний ЦК ВКП(б), Центральный Комитет КП(б)Б и Белорусский штаб партизанского движения к концу мая 1944 г. разработали план действий партизанских бригад и отрядов в период наступления советских войск в Белоруссии. Партизаны должны были усилить удары по вражеским коммуникациям, захватывать и удерживать до подхода частей Красной Армии выгодные рубежи, переправы, плацдармы на реках, оказывать активную помощь советским войскам в освобождении городов, железнодорожных станций, проводить интенсивную разведку противника. Помимо этого, партизанам предлагалось принять решительные меры к спасению советских граждан от истребления и угона в фашистское рабство, организовать вооруженную защиту населенных пунктов и охрану общественного и личного имущества.

Ставка значительно пополнила фронты. Усиление их началось еще в апреле.

Прибалтийскому фронту был передан 1-й танковый корпус. В состав 3-го Белорусского фронта прибыли 11-я гвардейская армия, 2-й гвардейский танковый корпус, и Белорусский фронт был усилен 81-м стрелковым корпусом. На правое крыло 1-го Белорусского фронта были направлены 28-я армия, 9-й и 1-й гвардейский танковые корпуса, 1-й механизированный и 4-й гвардейский кавалерийский корпуса; на левое крыло — 8-я гвардейская, 2-я танковая армии и 2-й гвардейский кавалерийский корпус. В полосу 3-го Белорусского фронта была переброшена находившаяся в Резерве Ставки 5-я гвардейская танковая армия.

Кроме того, во фронты были направлены танковые, самоходно-артиллерийские полки и бригады, артиллерийские, минометные, инженерные соединения и части. В состав воздушных армий фронтов дополнительно вошло 11 авиационных корпусов и 5 авиационных дивизий. Наибольшее количество сил и средств получили 3-й и 1-й Белорусские фронты.

В Белоруссию Ставка Верховного Главнокомандования начала выдвигать свои резервы — 2-ю гвардейскую и 51-ю армии, завершившие операции на Крымском полуострове.

Ставка выделила своих представителей для координации действий фронтов: 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского — Маршала Советского Союза А. М. Василевского, 2-го и 1-го Белорусских — Маршала Советского Союза Г. К. Жукова. Представителями Ставки по авиации являлись Главный маршал авиации А. А. Новиков и маршал авиации Ф. Я. Фалалеев.

В соответствии с директивами Ставки Верховного Главнокомандования командующие фронтами приняли следующие решения. Командующий 1-м Прибалтийским фронтом генерал армии И. X. Баграмян — член Военного совета генерал-лейтенант Д. С. Леонов, начальник штаба генерал-лейтенант В. В. Курасов — решил прорвать оборону противника юго-западнее Городка на участке в 25 километров. Для этого привлекались силы двух смежных армий — 6-й гвардейской под командованием генерал-лейтенанта И. М. Чистякова и 43-й, которой командовал генерал-лейтенант А. П. Белобородов. После прорыва вражеской обороны армии должны были наступать на Бешенковичи, форсировать Западную Двину; части сил 43-й армии во взаимодействии с 39-й армией 3-го Белорусского фронта предстояло разгромить витебскую группировку врага и овладеть Витебском. В дальнейшем войска фронта развертывали наступление на Лепель, обеспечивая главную группировку со стороны Полоцка. 1-й танковый корпус получил приказ войти в прорыв, после того как стрелковые соединения овладеют рубежом железной дороги Полоцк — Витебск, форсировать Западную Двину и наступать на Бешенковичи .

Наступление войск фронта поддерживала 3-я воздушная армия, которой командовал генерал-лейтенант авиации Н. Ф. Папивин. Ее штурмовые дивизии с началом атаки должны были наносить последовательные массированные удары, подавляя огонь артиллерии и минометов противника. Истребителям ставилась задача прикрыть с воздуха ударную группировку войск фронта.

Командующий 3-м Белорусским фронтом генерал-полковник И. Д. Черняховский — член Военного совета генерал-лейтенант В. Е. Макаров, начальник штаба генерал-лейтенант А. П. Покровский — принял решение создать две ударные группы: северную — в составе 39-й и 5-й армий и конно-механизированной группы для наступления на богушевском направлении и южную — в составе 11-й гвардейской и 31-й армий для действий на оршанском направлении.

Северная ударная группа получила задачу прорвать оборону противника на 18-километровом участке к юго-востоку от Витебска. Ее правофланговая 39-я армия под командованием генерал-лейтенанта И. И. Людникова, осуществив прорыв, должна была наступать на Гнездиловичи и во взаимодействии с 43-й армией 1-го Прибалтийского фронта окружить витебскую группировку врага, уничтожить ее и овладеть Витебском. 5-й армии, которой командовал генерал-лейтенант Н. И. Крылов, предстояло, прорвав вражескую оборону, наступать на Богушевск — Сенно, во взаимодействии с 11-й гвардейской армией разгромить богушевско-оршанскую группировку противника и в дальнейшем выйти на Березину. После овладения рубежом реки Лучесы армии необходимо было обеспечить ввод в прорыв конно-механизированной группы генерал-лейтенанта Н. С. Осликовского, которой надлежало, развивая успех, захватить переправы на реке Березине северо-западнее Борисова.

Южной ударной группе — 11-й гвардейской армии, которой командовал генерал-лейтенант К. Н. Галицкий, и 31-й армии под командованием генерал-лейтенанта В. В. Глаголева — было приказано прорвать вражескую оборону на участке в 15 километров, разгромить противостоявшие силы противника, овладеть Оршей и далее наступать вдоль Минской автомагистрали на Борисов. Подвижная группа 11-й гвардейской армии — 2-й гвардейский танковый корпус под командованием генерал-майора А. С. Бурдейного — получила задачу, развивая успех армии, перерезать коммуникацию оршанской группировки врага и выйти на Березину в районе Чернявки.

В зависимости от хода наступления предусматривались два варианта ввода в сражение 5-й гвардейской танковой армии, которой командовал маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров. По первому варианту она должна была вступить в сражение в полосе наступления 11-й гвардейской армии (после ввода в прорыв подвижной группы этой армии) и наступать вдоль Минской автомагистрали на Борисов; по второму — в полосе 5-й армии для развития наступления в направлении Богушевск — Толочин — Борисов.

Действия войск 3-го Белорусского фронта поддерживала 1-я воздушная армия под командованием генерал-полковника авиации Т. Т. Хрюкина. Перед ней стояли задачи: способствовать прорыву наземными войсками обороны противника и уничтожению окруженной витебской группировки, а также боевым действиям подвижных войск в глубине вражеской обороны. Были созданы две авиационные группы. Большую часть соединений воздушной армии предполагалось использовать для поддержки войск, наступавших на оршинском направлении.

Таким образом, по решению командующего фронтом вражескую оборону предстояло прорвать на двух участках. При этом лишь одна армия (39-я) выделялась для того, чтобы во взаимодействии с войсками 1-го Прибалтийского фронта окружить и уничтожить витебскую группировку противника; остальные три армии и подвижные группы фронта наступали к реке Березине. Их выход на этот рубеж создавал благоприятные условия для дальнейшего наступления на минском и вильнюсском направлениях.

Решение командующего 1-м Белорусским фронтом генерала армии К. К. Ро­коссовского — член Военного совета генерал-лейтенант Н. А. Булганин, начальник штаба генерал-полковник М. С. Малинин — сводилось к тому, чтобы прорвать оборону противника в районе севернее Рогачева на участке в 17 километров и южнее населенного пункта Паричи на участке в 15 километров двумя ударными группами — северной и южной, сходящимися ударами этих групп окружить и уничтожить бобруйскую группировку врага, освободить город Бобруйск и далее наступать на Пуховичи и на Слуцк.

В состав северной (рогачевской) группы входили 3-я армия под командованием генерал-лейтенанта А. В. Горбатова и 48-я армия, которой командовал генерал-лейтенант П. Л. Романенко. Подвижная группа 3-й армии — 9-й танковый корпус под командованием генерал-майора танковых войск Б. С. Бахарова — должна была после ввода в прорыв стремительно выйти в район Бобруйска и перерезать коммуни­кации противника.

Южная ударная группа включала 65-ю армию под командованием генерал-лейтенанта П. И. Батова, 28-ю армию, которой командовал генерал-лейтенант А. А. Лучинский, и конно-механизированную группу генерал-лейтенанта И. А. Плиева. Подвижной группе 65-й армии — 1-му гвардейскому танковому корпусу, которым командовал генерал-майор танковых войск М. Ф. Панов, предстояло после ввода в прорыв перерезать коммуникации противника к западу от Бобруйска и лишить его возможности отхода на запад.

Подвижная группа фронта — конно-механизированная группа — готовилась войти в прорыв на стыке 65-й и 28-й армий и в зависимости от обстановки наступать на Слуцк, Осиповичи или Бобруйск.

Находившаяся в оперативном подчинении фронта Днепровская военная флотилия под командованием капитана 1 ранга В. В. Григорьева получила задачу поддержать артиллерийским огнем и высадкой десанта наступление войск южной группы 1-го Белорусского фронта, обеспечить переброску войск 48-й армии на западный берег Березины и быть в готовности парализовать работу переправ немецко-фашистских войск.

16-й воздушной армии, которой командовал генерал-полковник авиации С. И. Руденко, ставилась задача содействовать наступлению ударных групп фронта, преимущественно северной. В соответствии с этим авиация была разделена на две группы. Наиболее сильной по своему составу являлась северная авиационная группа. Из Резерва Ставки в состав 1-го Белорусского фронта было передано управление 6-й воздушной армии, которое объединило ряд авиационных соединений и частей. В ночь перед наступлением двум ночным бомбардировочным дивизиям вместе с авиа­цией дальнего действия надлежало нанести удары по основным узлам сопротивления в главной полосе обороны противника.

Войска левого крыла 1-го Белорусского фронта должны были активными дей­ствиями сковать противостоявшие части врага, не допустить их переброски на минское направление и одновременно готовиться к наступлению на ковельско-люблинском направлении.

По решению командующего 2-м Белорусским фронтом генерал-полковника Г. Ф. Захарова — член Военного совета генерал-лейтенант Л. 3. Мехлис, начальник штаба генерал-лейтенант А. Н. Боголюбов — удар на могилевском направлении наносила 49-я армия под командованием генерал-лейтенанта И. Т. Гришина. После освобождения Могилева армии предстояло наступать на Березино. Две армии — 33-я под командованием генерал-лейтенанта В. Д. Крюченкина и 50-я, которой командовал генерал-лейтенант И. В. Болдин, — получили задачу удерживать занимаемые рубежи и готовиться к наступлению. Командующему 50-й армией было пюпказано оставить в резерве один стрелковый корпус, чтобы, использовав успехи 49-й армии, наступать на Чаусы (или на Благовичи) .

В составе фронта действовала 4-я воздушная армия под командованием генерал-полковника авиации К. А. Вершинина. Боевые действия этой армии планировались только на первый день операции. В ночь перед наступлением одна ночная бомбардировочная дивизия и два бомбардировочных корпуса авиации дальнего действия должны были провести предварительную авиационную подготовку, нанеся удары по переднему краао вражеской обороны. Наступление ударной группировки наземных войск предстояло поддерживать двум штурмовым и одной истребительной авиационным дивизиям.

К 20 июня фронты имели значительные силы: 166 дивизий (из них 6 кавалерийских), 9 стрелковых бригад и полевых укрепленных районов. На вооружении войск находилось свыше 31 тыс. орудий и минометов калибра 76 мм и выше, более 5200 танков и самоходно-артиллерийских установок и свыше 6 тыс. самолетов. В связи с тем что войска центра и левого крыла 1-го Белорусского фронта не участвовали в первом этапе операции, фактически наступали 124 дивизии (в том числе 6 кавалерийских), 9 стрелковых бригад и полевых укрепленных районов. В них без учета армейских и фронтовых тылов было 1 211 тыс. человек. В войсках насчитывалось 24,4 тыс. орудий и минометов калибра 76 мм и выше, более 4 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок и свыше 5,3 тыс. самолетов, не включая самолеты авиации дальнего действия .

По количеству стрелковых и кавалерийских дивизий советские войска превосходили противника в 3 раза , но по людям в них — лишь в 2 раза. Это объясняется большой разницей в численности немецких и советских дивизий. По артиллерии и минометам наши войска превосходили врага в 2,9 раза, по танкам и самоходным установкам — в 4,3 раза, по авиации — в 4,5 раза. Создание такого превосходства явилось одной из важных предпосылок успеха операции. Советскому командованию удалось добиться этого путем перегруппировки сил, в частности с Юго-Западного театра военных действий.

В соответствии с замыслом операции наибольшими силами и средствами располагали 3-й и 1-й Белорусские фронты. В них насчитывалось (без учета фронтовых и армейских тылов, личного состава воздушных сил, а также войск левого крыла и центра 1-го Белорусского фронта) 65 процентов людей, 63 процента орудий и минометов, 76 процентов танков и самоходно-артиллерийских установок и 73 процента самолетов, имевшихся во всех четырех фронтах.

Оперативное построение фронтов было одноэшелонное. 3-й и 1-й Белорусские фронты располагали сильными подвижными группами, и это соответствовало идее окружения противника в районе к востоку от Минска. Из общевойсковых армий лишь 6-я гвардейская, 3-я и 65-я, получившие глубокие задачи, были построены в два эшелона. Другие общевойсковые армии, входившие в состав ударных группировок, строились в один эшелон, что определялось не только глубиной задач, но и количеством наносивших удар подвижных войск. Боевой порядок стрелковых корпусов в целом был глубоким. Это обеспечивало наращивание удара в процессе прорыва тактической зоны обороны противника.

Учитывая, что войскам предстояло прорывать хорошо подготовленную вражескую оборону, командующие фронтами уделяли большое внимание массированию ерш и средств на направлениях главных ударов. Так, на участках прорыва в 1-м Прибалтийском, 3-м и 1-м Белорусских фронтах было сосредоточено от 71 до 80 процентов орудий и минометов, а во 2-м Белорусском фронте, где наступление начинала только одна армия, — более 50 процентов. Это позволило создать высокие артиллерийские плотности — от 151 до 204 орудий и минометов калибра 76 мм и выше на 1 километр участка прорыва. Принцип массирования, как правило, соблюдался и в отношении танков и самоходно-артиллерийских установок.

Массирование сил и средств на участках прорыва обеспечило здесь подавляющее превосходство над противником. Например, ударная группировка 1-го Прибалтийского фронта превосходила противника в людях в 3 раза, в артиллерии, танках и авиации — в 3 — 6 раз; 3-й Белорусский фронт на обоих участках прорыва имел превосходство в людях в 2,2 раза, в артиллерии —в 2,3 раза, в танках и самоходно-артиллерийских установках —в 10 раз, в самолетах — в 7,7 раза. У 2-го Белорусского фронта превосходство было меньшим, чем у названных двух фронтов, но у 1-го Белорусского фронта на направлении удара южной группы оно было еще большим.

Штабы фронтов тщательно спланировали боевое использование артиллерии. Продолжительность артиллерийской подготовки атаки во всех фронтах была примерно одинаковой — от 120 до 140 минут. Артиллерийская поддержка атаки пехоты и танков осуществлялась одинарным огневым валом, с которым сочеталось после довательное сосредоточение огня. Но на 1-м и 2-м Белорусских фронтах впервые в Великой Отечественной войне предусматривалось применение в оперативном масштабе двойного огневого вала. Расход боеприпасов на первый день намечался от 1,25 до 2,5 боекомплекта, а на всю фронтовую операцию — от 3,5 до 5 боекомплектов.

При планировании боевых действий авиации большое значение придавалось сосредоточению ее усилий на направлении главных ударов наземных войск. Авиация должна была прикрыть ударные группировки фронтов перед наступлением, поддержать их во время наступления, обеспечить ввод в прорыв подвижных войск и их действия в глубине вражеской обороны, не допустить организованного отхода противника и подхода его резервов, а также вести непрерывную разведку.

В результате хорошо организованной разведки были довольно точно выявлены группировка противника, характер его обороны, система огня, расположение резервов группы армий «Центр», изучена местность, определены места переправ через многочисленные реки в полосе наступления. Однако вскрыть систему вражеской обороны на участке 3-й армии 1-го Белорусского фронта в полной мере не удалось.

Весной войска фронтов получили крупные пополнения. Надо было в короткий срок подготовить их к прорыву сильно укрепленной обороны в условиях лесисто-болотистой местности. В обстановке, максимально приближенной к действительной, развернулась напряженная боевая учеба. На местности, оборудованной по типу немецкой обороны, части тренировались в форсировании рек, преодолении оборонительных рубежей. С офицерами и генералами систематически проводились занятия, на которых разбирались такие вопросы, как вывод войск в исходное положение для наступления, организация взаимодействия частей и соединений и непрерывное управление ими в бою.

Штабы соединений и частей разрабатывали планы предстоящих действий, организовывали управление войсками, контролировали ход подготовки к наступлению.

Большое внимание уделялось инженерному обеспечению операции. Инженерные части разведали оборону врага и местность, где должны были развернуться боевые действия, обеспечили перегруппировку войск и их выход в исходные районы, провели оперативную маскировку и подготовили проходы в минных полях противника.

Огромные задачи стояли перед органами оперативного и войскового тыла. В соответствии с решением Государственного Комитета Обороны Ставка Верховного Главнокомандования приказала к середине июня иметь в войсках: 5 комплектов боеприпасов, 10—20 заправок авиационного и автомобильного бензина, дизельного топлива, масел и на 30 суток продовольствия. Создание таких запасов требовало напряженнейшей работы всех видов транспорта. Достаточно сказать, что для перевозки только одного боекомплекта снарядов и мин сухопутным частям понадобилось около 13 500 вагонов.

Особое внимание в период подготовки операции обращалось на восстановление разрушенных и строительство новых железных и автомобильных дорог, увеличение их пропускной способности, в частности, в полосе 1-го Прибалтийского фронта, где сеть дорог была менее развитой. Дорожные, мостовые и саперные части армий и фронтов провели большую работу по строительству и совершенствованию грунтовых дорог, особенно в районах, где было много рек, озер, болот. Благодаря огромным усилиям работников тыла транспорт в целом справился с возложенными на него задачами. Четыре участвовавших в операции фронта ежедневно принимали по 90—100 поездов. Очень много грузов перевозили автомобилисты. Почти 12 тыс. машин, имевшихся на фронтах, в один рейс могли поднять свыше 25 тыс. тонн грузов, или пятую часть комплекта боеприпасов, четвертую часть заправки горючего и смазочных материалов, на одни сутки продовольствия . Хорошо подготовились к операции медицинские учреждения и части. Они располагали 294 тыс. госпитальных коек. Транспорт, обслуживавший эти учреждения, был в основном моторизован и мог быстро эвакуировать раненых.

Во время подготовки Белорусской операции массированные удары по аэрод­ромам и крупным железнодорожным узлам наносила авиация дальнего действия. Наиболее эффективные удары были нанесены по аэродромам и железнодорожным станциям в Минске, Барановичах, Осиповичах, Полоцке, Молодечно . Налеты осуществлялись с аэродромов, расположенных на Украине.

Помимо того, что удары авиации содействовали подготовлявшейся операции, они одновременно вводили немецко-фашистское командование в заблуждение. Враг считал, что основные силы советской авиации сосредоточены на украинских аэродромах потому, что советское командование намечает нанести главный удар летом 1944 г. на южном фланге советско-германского фронта.

Планируя Белорусскую операцию, Ставка Верховного Главнокомандования придавала большое значение внезапности удара. В период подготовки наступления были предприняты меры по маскировке наших войск и дезинформации противника, благодаря чему удалось скрыть от врага перегруппировку советских войск и сосредоточение против немецкой группы армий «Центр» значительных сил и средств. Одной из таких весьма эффективных мер явилось проведение непосредственно перед началом операции разведки боем на фронте от Пскова до Карпат. С этой целью Ставка 16 июня приказала командующим войсками 3-го, 2-го Прибалтийских и 1-го Украинского фронтов провести 20—23 июня на некоторых участках фронтов разведку боем усиленными ротами и батальонами. Одновременно разведку боем должны были провести войска 1-го Прибалтийского и трех Белорусских фронтов. Как оказалось впоследствии, осуществление этой директивы во многом способствовало достижению нашими войсками успехов в наступлении.

В ходе подготовки войск к Белорусской операции командиры, политработники и партийные организации мобилизовали личный состав на выполнение боевых задач. Политорганы главное внимание уделяли идейному и организационному укреплению партийных организаций, правильной расстановке коммунистов и комсомольцев в батареях, танковых экипажах и других боевых расчетах. К концу июня 1944 г. в парторганизациях 1-го Белорусского фронта было 245 862 коммуниста, 2-го Белорус­ского — 84 961, 3-го Белорусского — 162 324 и 1-го Прибалтийского фронта — 139 487 коммунистов.

В связи с изменениях М структуры партийных и комсомольских организаций и упразднением института заместителей командиров рот по политчасти значительно возросла ответственность командиров подразделений за воспитание личного состава. Политорганы оказывали командирам, особенно в звене взвод, рота, батальон, серьезную помощь в проведении политико-воспитательной работы. Это укрепляло единоначадие, повышало роль командиров.

В большинстве рот перед началом операции были воссозданы партийные орга­низации, насчитывавшие от 6 до 10 коммунистов, и комсомольские организации численностью от 12 до 20 комсомольцев. Во многих парторганизациях имелось по два заместителя парторга. Был подготовлен резерв комсоргов рот. Укрепление партийных и комсомольских организаций дало возможность организовать непрерывную партполитработу среди личного состава как в период подготовки наступления, так и в ходе его, усилило партийное влияние в подразделениях, повысило боеспособность войск.

Политорганы и партийные организации проявляли постоянную заботу об идейно-политической закалке молодых коммунистов, которые составляли значительную прослойку в партийных организациях частей. В основу воспитательной работы было положено изучение истории нашей славной партии, ее самоотверженной борьбы за свободу и независимость Родины. Были организованы кружки по изучению Устава партии и вопросов текущей политики. Активно участвуя в партийной жизни, молодые коммунисты приобретали навыки работы с беспартийными воинами.

Много внимания уделялось солдатам нового пополнения. Среди них было немало молодых бойцов, призванных из недавно освобожденных районов и попавших на фронт впервые. Командиры и политработники воспитывали их в духе советского патриотизма и ненависти к врагу, верности военной присяге. В дружеских непринужденных беседах политработники рассказывали воинам о жизни и борьбе героического советского народа. Бывалые солдаты и сержанты передавали новичкам свой боевой опыт и знания.

Широкое применение получила наглядная агитация. В блиндажах, землянках, ходах сообщения вывешивались газеты с первомайскими призывами ЦК ВКП(б), щитки и витрины со сводками Совинформбюро и материалами о злодеяниях гитлеровцев на оккупированной территории.

Накануне наступления войска получили боевые приказы и обращения военных советов. С содержанием этих документов был ознакомлен весь личный состав. Во многих подразделениях прошли партийные и комсомольские собрания, а где не позволяла обстановка — совещания коммунистов и комсомольцев или беседы. Коммунисты и комсомольцы получили задание первыми подниматься в атаку и увлекать за собой остальных воинов, передавать по цепи вести об отличившихся бойцах. Перед атакой командиры и политработники обошли траншеи и в беседах с воинами еще раз напомнили им о боевых задачах.

Подготовка к наступлению завершилась в день третьей годовщины начала Великой Отечественной войны. В ночь на 22 июня был передан по радио, а утром опубликован в центральных и фронтовых газетах документ огромной политической важности — «Три года Отечественной войны Советского Союза», в котором подводились военные и политические итоги трех лет героической борьбы советского народа и его Вооруженных Сил против фашистских агрессоров. Командиры, полит работники, партийный актив начали разъяснять воинам этот исторический документ. В результате проведенной боевой учебы и политико-воспитательной работы войска были хорошо подготовлены к наступлению и горели желанием скорее освободить от врага Белорусскую Советскую Социалистическую Республику.

В боевой готовности находились и белорусские партизаны. План их действий, разработанный Белорусским штабом партизанского движения в конце мая 1944 г., был согласован с командованием наступавших в Белоруссии фронтов. Многие партизанские бригады и отряды получили конкретные задачи.

Партизанским соединениям Витебской, Вилейской, северной части Минской и Барановичской областей предстояло нанести удары по важнейшим коммуникациям врага и тем содействовать наступлению войск 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов, удержать до подхода частей Красной Армии занятый на реке Березине плацдарм. Партизанские соединения Могилевской области, а также бригады восточной зоны Минской области должны были ударами по вражеским коммуникациям поддержать войска 2-го Белорусского фронта при форсировании Днепра и способствовать их наступлению на Березино. Перед Полесским, Южно-Минским, Пинским и Белостокским партизанскими соединениями стояла задача — нанося непрерывные удары по коммуникациям противника, создавать благоприятные условия для развертывания наступления войск 1-го Белорусского фронта.

8 июня ЦК КП (б) Б направил всем подпольным обкомам и райкомам партии, командирам и комиссарам партизанских соединений, бригад и отрядов радиограмму, в которой напомнил, что противник, используя затишье на советско-германском фронте, усиливает перевозки живой силы и техники по железным дорогам. Партизанам было предложено «первый подрыв рельсов произвести в ночь на 20 июня. В дальнейшем наносить непрерывные удары, добиваясь полного срыва перевозок противника».

В соответствии с этим указанием белорусские партизаны с 20 по 23 июня про­вели массовое разрушение железных дорог. Преодолевая минные поля на подходах к железнодорожному полотну, уничтожая в боях фашистскую охрану, они только в ночь на 20 июня подорвали свыше 40 тыс. рельсов. В результате этой операции были полностью выведены из строя важнейшие железнодорожные коммуникации и частично парализованы перевозки противника на многих железных дорогах Белоруссии, в том числе Полоцк — Молодечно, Глубокое — Вильнюс, Минск—Орша, Минск—Брест, Пинск — Брест. Нарушив на несколько дней нормальную работу оперативного тыла группы армий «Центр», народные мстители оказали неоценимую помощь советским войскам.

Таким образом, тщательная и всесторонняя подготовка штабов и войск, своевременная перегруппировка частей, соединений и объединений, создание на участках прорыва подавляющего превосходства над противником в силах и средствах, а также удары партизан во вражеском тылу создали предпосылки для успешного проведения Белорусской наступательной операции.




  1. Rjvbccfh

    Масштаб наступательной операции был доселе невиданным. Силы и средства, примененные в операции, поражали воображение грандиозностью. Замысел, подготовительные мероприятия и маскировка были почти безупречными. Слаженность действий всех родов войск, участвовавших в наступлении поучительны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.