Освобождение Белграда


Наступление советских войск началось 28 сентября. На следующий день, то есть 29 сентября, в Москве было опубликовано сообщение советского командования, в котором указывалось, что с согласия Национального комитета освобождения Югославии войска Красной Армии временно вступают на территорию этой страны и по выполнении своих задач будут выведены оттуда. Советское командование уведомляло этим сообщением также о том, что на территории Югославии, в районах расположения частей Красной Армии, будет действовать гражданская администрация Национального комитета освобождения Югославии .

Боевые действия в Югославии развивались успешно. Головная дивизия 68-го стрелкового корпуса 57-й армии форсировала пограничную реку Тимок и с боем овладела населенным пунктом Кобишиицей. Через два дня совместными усилиями этого корпуса и десанта, высаженного кораблями Дунайской военной флотилии в порту Радуевац, был освобояеден город Неготин. Это улучшило условия для согласованных действий правофлангового 75-го стрелкового корпуса и 68-го стрелкового корпуса, наступавшего в центре. Соединения 64-го стрелкового корпуса армии к исходу 30 сентября подошли к району Белоградчика.

В период с 1 по 8 октября войска 75-го и 68-го стрелковых корпусов вели ожесточенные бои в районах Дони-Милановаца и Клокочеваца. Населенные пункты по» нескольку раз переходили из рук в руки. В районе Штубика были окружены и 4 октября уничтожены значительные силы противника.

Соединения 75-го стрелкового корпуса, которым командовал генерал-майор А. 3. Акименко, установили в эти дни связь с 25-й пехотной дивизией Народно-освободительной армии Югославии, сражавшейся в районе Клокочеваца, и, взаимодействуя с ней, овладели Дони-Милановацем. Еще до перехода Красной Армией югославской границы 25-я и 23-я пехотные дивизии 14-го корпуса НОАЮ вели бои с немецкими и четническими войсками, перерезали коммуникации противника в районе Кучево — Клокочевац — Бор 1. Когда советские войска вступили на территорию Югославии, были приняты меры к налаживанию более тесного взаимодействия. В директиве командующего 3-м Украинским фронтом от 4 октября командующему 57-й армией предлагалось «договориться с командиром 14 ак НОАЮ — силами 23, 25 пд, действиями из района Кучево и Жагубица на восток содействовать продвижению частей 75 ск и 68 ск и воспрепятствовать подходу противника с запада к горному району» 2. Для установления непосредственного контакта с югославскими соединениями командующий армией направил в район их действий своего начальника штаба. Связь с 14-м армейским корпусом НОАЮ была налажена.

В центре полосы наступления армии соединения 68-го стрелкового корпуса под командованием генерал-майора Н. Н. Шкодуновича совместно с частями 23-й дивизии НОАЮ 3 октября овладели крупным центром медной и золоторудной промышленности Югославии городом Бором 3. 6 октября они преодолели Восточно-Сербские горы, а на следующий день передовой отряд вышел в район Ждрело, в Моравскую долину.

Стремясь максимально использовать успех в центре полосы наступления, командующий армией приказал выдвинуть 5-ю отдельную мотострелковую бригаду к переправам на реке Мораве в районе Свилайнаца. Выполняя этот приказ, бригада неожиданно для противника 8 октября подошла к реке и на следующий день захватила переправу западнее Свилайнаца. В это время 93-я стрелковая дивизия 68-го стрелкового корпуса форсировала Мораву несколько севернее и заняла важный узел обороны противника — город Велика-Плану.

При овладении переправами и форсировании реки солдаты и офицеры этой дивизии проявили мужество и героизм. Начальник инженерной службы 266-го стрелкового полка коммунист старший лейтенант Н. П. Лысков с группой бойцов под сильным огнем разминировал мост. В артиллерийском полку той же дивизии член ВКП(б) командир отделения П. М. Емельянов выдвинулся к мосту и огнем из автомата уничтожил семь гитлеровцев, охранявших его.

В то время как в центре полосы наступления армии наши войска выходили к реке Мораве, на левом фланге 64-й стрелковый корпус значительно отставал. Он пересек югославскую границу в районе к востоку от Зажара лишь 3 октября. Бои за этот город затянулись до 8 октября. Силы противника в районе Зажара были разгромлены во взаимодействии с частями 45-й дивизии НОАЮ .

Командующий фронтом 9 октября принял решение, используя успех 68-го стрелкового корпуса и 5-й отдельной мотострелковой бригады, выдвинуть 4-й гвардейский механизированный корпус из района Видина в район Петроваца и оттуда развить удар в общем направлении Велика-Плана — Белград. Корпус получил задачу «не позднее полудня 14.10.44 овладеть г. Белград, который и удерживать доподхода частей 57-й армии» . Несмотря на горный рельеф местности и многочисленные заграждения противника, части корпуса, совершив 160-километровый марш, к исходу 10 октября сосредоточились в районе Петроваца.

Успеху наземных войск способствовала 17-я воздушная армия, наносившая бомбовые и штурмовые удары по живой силе, боевой технике и железнодорожным узлам во вражеском тылу.

Таким образом, в период с 28 сентября по 10 октября войска 3-го Украинского фронта прорвали оборону противника, продвинулись на направлении главного удара на 130 километров, разгромили основные силы врага в полосе наступления 57-й армии. Преодолев Восточно-Сербские горы и форсировав реку Мораву, наши войска создали условия для ввода в сражение 4-го гвардейского механизированного корпуса с целью дальнейшего наступления на белградском направлении. Была установлена тесная связь с 14-м армейским корпусом НОАЮ, который активными действиями в тылу врага способствовал наступлению советских войск.

Справа 46-я армия 2-го Украинского фронта — командующий генерал-лейтенант И. Т. Шлемин, — не встречая серьезного сопротивления, уже к исходу 8 октября очистила все югославские земли к востоку от Тиссы на участке от Ново-Канижи до устья реки, форсировала ее и захватила плацдармы в районе городов Сенты и Мола. Левофланговый 10-й гвардейсций стрелковый корпус армии под командованием генерал-майора И. А. Рубанюка, освободив при содействии частей Банатской оперативной зоны НОАЮ города Вршац и Бела-Црква, 6 октября овладел городом Панчево. Выход корпуса в район Белграда на северный берег Дуная на фронте в 40 километров значительно улучшил оперативную обстановку в этом районе. Через несколько дней, в ночь на 10 октября, 109-я стрелковая дивизия того же корпуса при участии 12-й Воеводинской бригады НОАЮ внезапно для противника форсировала Дунай в районе Старчево и овладела плацдармом на южном берегу реки. Чтобы не допустить расширения плацдарма, враг вынужден был направить сюда часть своих резервов.

Слева войска 2-й болгарской армии под командованием генерала К. Станчева в первые дни Белградской операции вели боиза улучшение своего положения.

В районе Ниш — Лесковац сражались соединения 13-го корпуса НОАЮ, стремившиеся овладеть этими крупными узлами дорог. 7 октября представители Болгарской армии и Народно-освободительной армии Югославии встретились с командованием 3-го Украинского фронта и договорились о совместных действиях. Войска 13-го корпуса НОАЮ должны были перерезать дороги, идущие с севера и юга к городам Ниш и Лесковац, и во взаимодействии с болгарскими частями занять эти города.

В соответствии с планом операции 2-я болгарская армия 8 октября перешла в наступление. В течение первых двух дней ей удалось лишь вклиниться в оборону противника. 10 октября в бой была введена танковая бригада, атаку которой поддержали советские самолеты. Болгарские танки прорвали вражескую оборону и вышли в долину реки Южной Моравы, в районе Лесковаца. Это ухудшило положение немецко-фашистской группировки в районе Ниш — Лесковац. Боевые действия югославских и болгарских соединений на нишском направлении облегчили войскам 3-го Украинского фронта нанесение главного удара на Белград.

Войска центра 57-й армии, вышедшие на реку Мораву, как бы раскололи на две части силы врага. Перед ними и севернее находились немецко-фашистские части и соединения — в общей сложности свыше пяти дивизий. Южнее, в полосе наступления левофланговых соединений, отходили части и соединения корпусной группы «Мюллер». В глубине 34-й немецкий армейский корпус создавал оборону в районе Крагуевац — Кралево — Чачак, чтобы обеспечить соединение отступавших из Греции сил с войсками, действовавшими в районе Белграда. Наиболее упорное сопротивление в период с 28 сентября по 10 октября противник оказал в районах Клокочеваца, Штубика и Заечара.

Замысел дальнейшего наступления на белградском направлении состоял в том, чтобы разгромить вражескую группировку, оборонявшуюся перед войсками правого фланга и центра 57-й армии, и стремительным ударом механизированного корпуса и части сил 68-го стрелкового корпуса во взаимодействии с частью сил 1-го и 12-го корпусов НОАЮ овладеть Белградом.

Правофланговому 75-му стрелковому корпусу армии предстояло нанести удар в направлении Кучево — Пожаревац и при содействии 5-й отдельной мотострелковой бригады уничтожить противника в районе к востоку от реки Млавы. Корпус центра (68-й), помимо осуществления основной задачи, частью сил должен был выйти на рубеж Аранджеловац — Шаторня, чтобы обеспечить с юга нанесение главного удара фронта на Белград. Такую же задачу — обеспечить главный удар — имел левофланговый корпус (64-й), наступавший юго-восточнее. Он выходил на рубеж Варварин — Княжевац.

Основной ударной силой на последнем этапе операции был 4-й гвардейский механизированный корпус. Переправившись через Мораву, части корпуса 12 октября нанесли главный удар в направлении Велика-Плана — Младеновац — Белград, а вспомогательный — в направлении Смедерево — Белград.

Преодолев вместе с частью сил 1-го корпуса НОАЮ сопротивление противника в районе горы Авала (южнее Белграда), главные силы механизированного корпуса к утру 14 октября вышли к Белграду и завязали бои на южной окраине города. Части, наносившие вспомогательный удар, выдвигались к Белграду через Смедерево. Таким образом, 14—15 октября все дороги, ведущие с юга и юго-востока к югославской столице, попали в руки советских и югославских войск. Значительная вражеская группировка, отходившая под ударами 75-го стрелкового корпуса, оказалась отрезанной от Белграда. 12-й корпус НОАЮ удерживал в это время все дороги южнее Савы, идущие из Белграда на юго-запад.

К исходу 15 октября большая часть столицы Югославии была освобождена. Но боевые действия советских и югославских войск в городе несколько затянулись. Объяснялось это тем, что пришлось выделить часть сил для отражения ударов 20-тысячной группировки противника, отступавшей под ударами войск правого фланга 57-й армии и пытавшейся прорваться к Белграду.

В эти дни успешно развивалось совместное наступление соединений НОАЮ и 2-й болгарской армии. В течение 11—13 октября танковая бригада и части 47-й сербской дивизии овладели городом Лесковацем, а 6-я болгарская пехотная дивизия заняла город Бела-Паланку. Утром 14 октября части этой дивизии завязали бои за Ниш. С севера к городу прорвались части 1-го гвардейского укрепленного района, с юга и юго-востока — 22-я дивизия НОАЮ. В этот день общими усилиями юго­славских, болгарских и советских частей Ниш был полностью очищен от немецко-фашистских войск. Освобождение Ниша и Лесковаца имело большое значение, так как гитлеровское командование теперь уже не могло отводить свои войска из Греции по магистрали Афины — Белград.

В последующие шесть дней (с -16 по 21 октября) наиболее ожесточенные бои происходили юго-восточнее Белграда и в самом городе, а также в районе Крагуеваца. Группировка противника, отрезанная от Белграда южнее Дуная, пыталась пробиться к городу, но советские и югославские войска 16—17 октября окружили ее. Сходящимися ударами с юго-востока, юга и северо-запада основные силы окруженной группировки были ликвидированы 19 октября. Только за два дня в этом районе было уничтожено и захвачено в плен свыше 10 тыс. человек. Очищение района от остатков немецко-фашистских войск продолжалось 20—21 октября. В целом юго-восточнее Белграда подверглась полному разгрому вражеская группировка, насчитывавшая более 20 полков и отдельных батальонов.

Ожесточенные бои в это время не прекращались в столице Югославии. С советской стороны в них принимали участие 4-й гвардейский механизированный корпус, 73-я гвардейская и 236-я стрелковые дивизии, 3 артиллерийские бригады и 16 артиллерийских минометных и самоходно-артиллерийских полков, 1 зенитно-артиллерийская дивизия и 3 отдельных зенитно-артиллерийских полка, а с югославской — 1, 5, 6 и 11-я дивизии, а также части 16, 28 и 36-й дивизий. Приречный фланг войск обеспечивала Дунайская военная флотилия. Действия советских и югославских воинов поддерживала 17-я воздушная армия.

Бои за Белград, начавшиеся 14 октября, завершились лишь 20 октября. Уже в первый день, когда после мощной артиллерийской подготовки советские и юго­славские войска прорвали внешний обвод и ворвались на южные окраины города, бои приняли напряженный характер. Опорные пункты врага по нескольку раз переходили из рук в руки. Вместе с советскими и югославскими воинами храбро сражались и жители Белграда, помогая им всем, чем могли.

Советские солдаты и офицеры, как и их собратья по оружию — бойцы НОАЮ, в боях за столицу Югославии показали высокое воинское мастерство, проявили мужество и героизм. Вот один из примеров. 15 коммунистов и комсомольцев 42-й истребительно-противотанковой бригады добровольно вызвались захватить центральную телеграфно-телефонную станцию. Во второй половине дня 15 октября, как только воины приблизились к телеграфу, противник открыл по ним пулеметный огонь из соседнего здания. Лейтенант медицинской службы Н. Н. Кравцов и два бойца влезли по водосточной трубе и карнизам в окно этого дома и противотанко­выми гранатами уничтожили десять фашистских автоматчиков и станковый пулемет. При второй попытке подойти к телеграфу группа снова была обстреляна, но теперь уже из дота. Кравцов приказал своим бойцам открыть автоматный огонь по соседним улицам, а сам подполз к доту и с возгласом «За Родину, за свободную Югославию!» бросил в его амбразуру две гранаты. Враяческий дот умолк.

В период боев за Белград советское командование проявило большую заботу о сохранении городских зданий. Наши воины стремились захватить их, пользуясь преимущественно стрелковым оружием и не прибегая к тяжелому оружию. Для разминирования города были выделены 7 советских инженерных батальонов, которые спасли 845 объектов, из них 85 административных зданий. Коварный замысел врага превратить Белград в руины был сорван. «Сожженные русские танки на улицах Белграда, — писал Р. Чолакович, —свидетельствуют о геройстве танкистов, не щадивших своей жизни для того, чтобы Белград был освобожден с наименьшими разрушениями. Русские герои проливали свою кровь и за то, чтобы в борьбе при освобождении города как можно меньше погибло детей и женщин. Жители Белграда все это понимали и просто благодарили своих освободителей» .

В то время как 4-й гвардейский механизированный, 75-й стрелковый корпуса и часть сил 68-го стрелкового корпуса при поддержке 17-й воздушной армии и во взаимодействии с войсками НОАЮ наступали в направлении на Белград, вели бои по ликвидации окруженной вражеской группировки и очищали от захватчиков юго­славскую столицу, далеко к югу и юго-востоку от нее с упорными боями продвигались вперед 68-й и 64-й стрелковые корпуса. Войска 68-го стрелкового корпуса форсировали Мораву и продвинулись на запад и юго-запад от 40 до 60 километров, встретив наиболее сильное сопротивление в районе Крагуеваца. 21 октября они вышли на рубеж Аранджеловац — Горни-Милановац — Крагуевац и соединились здесь с частями 1-го армейского корпуса НОАЮ. Дивизии 64-го стрелкового корпуса, которым командовал генерал-майор И. К. Кравцов, преодолели около 85 километров, форсировали реки Мораву и Западную Мораву, вышли на рубеж южнее Крагуеваца — восточнее Кралево — Крушевац. Оба корпуса, обеспечив наступление главных сил фронта с юга и юго-востока, выполнили к исходу 24 октября стоявшую перед ними задачу.

Севернее Белграда успешно действовала 46-я армия 2-го Украинского фронта. 31-й гвардейский стрелковый корпус этой армии, сосредоточивший силы на плацдармах в районе Сенты и Ады, 18 октября возобновил наступление и к исходу 21 октября пересек границу с Венгрией в районе Суботицы.

Болгарские войска с 11 по 21 октября во взаимодействии с соединениями НОАЮ наступали в западном и юго-западном направлениях. Болгары, как пишет бывший гитлеровский генерал К. Дитмар, «проявляя огромный энтузиазм... атаковали своими многочисленными соединениями колонны Лёра 1 с востока, стремясь отбросить их в малодоступные высокогорные районы западной части полуострова» . 21 октября 2, 1 и 4-я болгарские армии вышли на линию южнее Крушеваца — Куршумлия — Вра­не — западнее Крива-Паланки— Кочане, прикрыв фланг и тыл войск 3-го Украинского фронта от ударов немецко-фашистских соединений, отходивших с юга Балканского полуострова.

В результате боевых действий советских, югославских и болгарских войск группа армий «Ф», потерпев поражение, к исходу 21 октября отошла за линию Белград — Горни-Милановац — Крагуевац — Кралево — Куршумлия — Вране.

Во время наступления Красной Армии в Югославии местное население Дружественно, сердечно относилось к советским воинам. Радиостанция «Слободна Югославия» 15 октября передавала: «Каждый день приходят письма из Сербии и Воеводины, описывающие небывалое воодушевление нашего народа, который восторженно встречает Красную Армию с цветами и подарками. Стар и млад — все стараются помочь прославленным героям Красной Армии, которые вместе с бойцами Народно-освободительной армии Югославии очищают нашу страну от немецких захватчиков» .

Политический отдел 57-й армии докладывал в дни Белградской операции Военному совету 3-го Украинского фронта, что население Сербии тепло встречает части и соединения армии, приветствует их восторженными возгласами. Жители Неготина, первого сербского города, освобожденного советскими воинами, «преподносили цветы, угощали бойцов и командиров виноградом, белым хлебом, приглашали к себе на обед... Все главные улицы были заполнены народом, приветствующим Красную Армию» . Горячие симпатии к советскому народу выражали люди самых различных слоев населения. Один из жителей Неготина рассказывал: «Немцы с нами обращались, как со скотиной, отбирали все: одежду, хлеб, вещи... По существу наша жизнь за эти три с половиной года была сплошным кошмаром. Полную свободу мы почувствовали с приходом Красной Армии. Она вернула нас к жизни» .

Вступившие в город вслед за советскими войсками югославские партизаны «в знак благодарности за помощь, оказанную в разгроме немцев и освобождении Сербии от оккупации, обнимали и целовали бойцов Красной Армии» . Улицы Него­тина были украшены лозунгами, советскими и югославскими национальными флагами. Повсюду стихийно возникали митинги, собрания, на которых жители горячо приветствовали своих освободителей.

Население торжественно хоронило павших в боях советских и югославских воинов. Во многих городах и селах на собраниях выносились решения о сооружении памятников на братских могилах. Состоявшиеся 21 октября в Белграде похороны солдат и офицеров Красной Армии, погибших при освобождении города, вылились в демонстрацию глубокой признательности югославских народов Советским Вооруженным Силам. «Население ухаживает за могилами наших бойцов, осыпает их цветами, на многих могилах круглые сутки горят свечи» \— говорилось в донесении политуправления 3-го Украинского фронта.

Воодушевление, охватившее народы Югославии с приходом в страну Красной Армии, не могло не отразиться на морально-политическом состоянии войск 3-го Украинского фронта, на их наступательном порыве. Политотдел 57-й армии в донесении от 17 октября 1944 г. указывал, что значительному повышению политико-морального состояния войск способствовали, кроме всех прочих факторов, и новые обстоятельства, а именно встречи с партизанами и солдатами НОАЮ, а также и отношение местного населения .

Боевые действия советских войск на югославской земле имели огромное политическое и военное значение. В дни Белградской операции Тито писал: «Освобождение Белграда для наших народов имеет историческое значение, особенно потому, что страна этих измученных народов является той ареной, где совместно проливали кровь сыны Великого Советского Союза с достойными сынами Югославии. Этим еще раз крепко запечатлено кровное братство народов Югославии с народами Советского Союза» .

В результате Белградской операции от немецко-фашистских оккупантов была очищена большая часть Сербии и столица Югославии Белград. Перед народами Югославии, которые около трех с половиной лет вели неравную героическую борьбу с иностранными захватчиками и их прислужниками, открылись перспективы полного освобождения. В течение трех с лишним лет Красная Армия громила гитлеровскую военную машину, не давая ей возможности обрушить свою мощь на европейские народы, поднявшиеся на освободительную войну. В сентябре — октябре 1944 г. советские воины, вступив на территорию Югославии, с огромным подъемом вели бои за освобождение восточной и северо-восточной части страны и Белграда. Они, как и весь наш народ, знали, что народы Югославии внесли большой вклад в общее дело борьбы с врагом.

Советское правительство высоко оценило действия Красной Армии в Югославии. Только в 4-м гвардейском механизированном корпусе 20 воинов получили высокое звание Героя Советского Союза. Была учреждена медаль «За освобождение Белграда», которой наградили всех участников этой операции. Отличившимся частям и соединениям были присвоены почетные наименования «Белградских».

Правительство Югославии за мужество и отвагу, проявленные в боях на юго­славской земле, наградило орденами и медалями 2 тыс. солдат и офицеров Красной Армии. Звание Народного Героя Югославии было присвоено 13 советским воинам, в том числе командиру 4-го гвардейского механизированного корпуса генерал-лейтенанту танковых войск В. И. Жданову, командиру 73-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майору С. А. Козаку .

После успешного завершения Белградской операции сложились весьма благо приятные условия для изгнания немецко-фашистских оккупантов со всей территории Югославии. Народно-освободительная армия получила возможность образовать сплошную линию фронта (как продолжение линии фронта советских войск). Теперь НОАЮ опиралась уже не на отдельные очищенные от врага районы, а на всю освобожденную часть страны. Войска вражеской группы армий «Ф», оборонявшиеся в Сербии, потерпели серьезное поражение. План германского командования, стремившегося занять оборону силами армейской группы «Сербия» на югославо-болгарской границе и отвести по магистрали Афины — Ниш — Белград свои войска из Греции в северные районы Югославии, был сорван. Гитлеровские войска могли отходить теперь из Греции на северо-запад лишь по неудобным дорогам через районы, где действовали войска НОАЮ и югославские партизаны.




  1. Rjvbccfh

    Замыкание сплошной линии фронта на Балканах обеспечивало левый фланг советских войск. Примечательно, что во время этой операции американцы отбомбились по колонне Красной армии, убив 34 человек. Советские истребители отогнали американцев, сбив два бомбардировщика, потеряв при этом 3 истребителя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.