Окружение будапештской группировки вражеских войск


Разгромом крупной группировки войск противника в восточных и северо-восточных районах Венгрии закончился первый этап освобождения этой страны. Основным содержанием второго этапа явилось взятие Будапешта и вывод Венгрии из войны. Эта задача была решена в период с 29 октября 1944 г. по 13 февраля 1945 г. войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов 1, в составе которых сражались также румынские и болгарские соединения.

Обстановка к началу Будапештской операции продолжала оставаться благоприятной для советских войск. Основные силы 2-го Украинского фронта после завершения Дебреценской операции находились в центре и на правом крыле. Перед войсками фронта действовала группа армий «Юг», которая после пополнения насчитывала в своем составе 35 дивизий, в том числе 9 танковых и моторизованных, и 3 бригады .

Наиболее значительные силы противника, преимущественно немецкие, действовали на ньиредьхазско-мишкольцком направлении, то есть против войск правого крыла и центра фронта. Здесь враг сосредоточил 21 дивизию и 3 бригады, из них 11 соединений в первом эшелоне. Остальные войска, главным образом венгерские дивизии, оборонялись перед левым крылом фронта. В районе Будапешта сил было мало. Поэтому в конце октября — начале ноября, как стало известно позднее, началась переброска вражеских дивизий с левого крыла и центра на западный берег Тиссы, на будапештское направление.

Основные силы 3-го Украинского фронта, завершив Белградскую операцию, перегруппировывались в район Тимишоара — Петровград — Панчево. На левый берег Дуная, на участок от города Байи до Сомбора, вышел лишь 75-й стрелковый корпус 57-й армии. В первые недели Будапештской операции фронт не принимал в ней участия.

Система обороны вражеских войск на территории Венгрии включала несколько оборонительных рубежей, которые тянулись с севера на юг. Особенно тщательно была подготовлена оборона в районе Будапешта. Для защиты города с востока противник построил три подковообразные оборонительные полосы, фланги которых упирались в Дунай севернее и южнее венгерской столицы. Первая из трех полос проходила на удалении 25—30 километров от Дуная .

Оценив сложившуюся обстановку, в особенности шаткое политическое положе­ние правящей клики Венгрии и слабость обороны противника перед левым крылом 2-го Украинского фронта, Ставка Верховного Главнокомандования 28 октября направила командующему 2-м Украинским фронтом директиву, в которой предлагала 46-й армии и 2-му гвардейскому механизированному корпусу 29 октября перейти в наступление между Тиссой и Дунаем с целью свернуть оборону врага на западном берегу Тиссы и вывести 7-ю гвардейскую армию за эту реку. В дальнейшем 46-я армия, усиленная 2-м и 4-м гвардейскими механизированными корпусами, должна была нанести удар по противнику, оборонявшему Будапешт.

Таким образом, замысел операции заключался в нанесении фронтального удара в направлении на Будапешт и овладении им относительно небольшими силами. Остальные армии фронта (за исключением 4-й румынской и 40-й) должны были форси­ровать Тиссу и захватить плацдармы на ее западном берегу.

К началу наступления войска 2-го Украинского фронта превосходили группу армий «Юг» по пехоте в 2 раза, по орудиям (без противотанковых и зенитных) и минометам — в 4—4,5 раза, по танкам и самоходно-артиллерийским установкам — в 1,9 раза, по самолетам — в 2,6 раза.

Во второй половине дня 29 октября войска левого крыла фронта перешли в наступление и в тот же день прорвали оборону противника в междуречье Тиссы и Дуная. Вечером 1 ноября в сражение были введены механизированные корпуса, которые, стремительно продвигаясь вперед, к исходу 2 ноября вышли с юга на подступы к Бу­апешту. Немецко-фашистское командование срочно перебросило в район города тан­ковый корпус. Попытки наших войск ворваться в столицу с ходу не увенчались успехом. В этих условиях Ставка 4 ноября указала командующему 2-м Украинским фронтом, что атака Будапешта на узком участке силами только двух механизированных корпусов с незначительным количеством пехоты может привести к неоправданным потерям. Необходимо, подчеркивала Ставка, быстрее вывести войска 7-й гвардейской, 53, 27 и 40-й армий на западный берег Тиссы, развернуть наступление на широком фронте и разгромить будапештскую группировку врага, нанеся удар с севера и северо-востока. С войсками правого крыла и центра должны были взаимодействовать войска левого крыла фронта (46-я армия, 2-й и 4-й гвардейские механизированные корпуса), наносившие удар с юга.

Для выполнения указания Ставки была предпринята попытка новым фронтальным ударом значительных сил рассечь вражескую группировку восточнее Будапешта, а затем обойти его с севера и в последующем, нанося удар с севера, северо-востока и юга, овладеть городом. Во время этого наступления, продолжавшегося 16 дней (с 11 по 26 ноября), было освобождено много населенных пунктов, но главная задача, по­ставленная Ставкой, оказалась невыполненной. На направлении главного удара войска фронта вышли на подступы к Будапешту с востока, а на правом крыле — в район восточнее Мишкольца и вплотную приблизились к горам Бюкк и Матра. До 5 декабря наши войска закреплялись на достигнутых рубежах.

В период с 5 по 9 декабря 2-й Украинский фронт вновь пытался овладеть Будапештом, но на этот раз не фронтальным ударом, а путем обхода с севера и запада. Однако и эта попытка оказалась неудачной, хотя в результате наступления войска значительно улучшили свое положение Войска центра фронта вышли в долину реки Ипель и на Дунай севернее Будапешта, охватив будапештскую группировку с северо-востока. 46-я армия с большими потерями форсировала Дунай и подошла к оборонительной линии Маргариты на участке юго-западнее Эрда 2. 27-я армия вступила в район Мишкольца.

Неполный успех наступления на Будапешт объяснялся рядом причин. Обиль­ные осадки, грязь, несвоевременный подвоз боеприпасов из-за растянувшихся коммуникаций, усталость войск, непрерывно наступавших в течение четырех месяцев, — все это очень затрудняло боевые действия. Но сказались и субъективные причины. Были недооценены трудности форсирования Дуная непосредственно у южной окра­ины Будапешта, куда противник стянул значительные силы. В результате этого 46-я армия, развивавшая наступление в северо-западном направлении, натолкнувшись на сильную оборону врага—линию Маргариты, не сумела ее преодолеть. Неудачные действия 2-го Украинского фронта во многом объяснялись и недооценкой, из-за слабой разведки, возможностей противника к маневру. Недостаточно четко также было организовано управление артиллерией, тапки использовались мелкими группами.

В период, когда войска 2-го Украинского фронта пытались овладеть Будапештом, войска 3-го Украинского фронта с 7 ноября по 9 декабря провели операцию по форсированию Дуная и захвату крупного оперативного плацдарма. Фронтом командовал Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин, членом Военного совета был генерал-полковник А. С. Желтов, начальником штаба — генерал-полковник С. С. Бирюзов. Особенность этой операции заключалась в том, что форсирование началось без планомерной подготовки в 175 километрах к югу от Будапешта в то время, когда основные силы противника были скованы под Будапештом действиями войск 2-го Украинского фронта.

К началу наступления 3-й Украинский фронт имел в своем составе 57-ю, 4-ю гвардейскую армии, 18-й танковый корпус и 17-ю воздушную армию. Однако на 120-километровом участке к югу от Сомбора вдоль Дуная по-прежнему действовал лишь 75-й стрелковый корпус 57-й армии, которой командовал генерал-лейтенант М. Н. Шарохин. Остальные силы армии были на подходе к районам ее сосредоточения. Противо­стоявший 75-му стрелковому корпусу противник располагал относительно небольшими силами. Оценив обстановку, командующий 3-м Украинским фронтом решил, не дожидаясь полного сосредоточения в исходном районе войск фронта и даже всей 57-й армии, начать форсирование Дуная силами 75-го стрелкового корпуса.

В ночь на 7 ноября в районе Апатина и в ночь на 9 ноября в районе Батины была успешно проведена разведка боем усиленными стрелковыми ротами 74-й и 233-й стрелковых дивизий. Используя подручные средства, роты внезапно для противника форсировали Дунай и захватили на противоположном берегу реки два небольших плацдарма. В последующие четыре дня командир 75-го стрелкового корпуса генерал-майор А. 3. Акименко, стремясь расширить и объединить плацдарм, переправил через реку основные силы обеих дивизий.

Развернулись ожесточенные бои, не прекращавшиеся ни днем ни ночью. В нескольких местах река прорвала дамбу и затопила подходы к вражеским позициям. Наши части понесли значительные потери в людях. Обстановка требовала быстрой переброски на плацдарм свежих сил. Но единственный понтонный мост, две паромные переправы и дорогу, ведущую к ним через заболоченную местность, противник беспрерывно обстреливал и бомбил. В связи с этим переправы действовали только ночью. 13 ноября в бой был введен 64-й стрелковый корпус. В последующие десять дней оба корпуса полностью сосредоточили свои силы на плацдармах (64-й — на батинском, 75-й — на апатинском) и к 23 ноября объединили их.

Ни разлив реки, ни прорыв дамбы и затопление подходов к позициям врага не смогли задержать наступление наших частей. Бойцы и офицеры под огнем врага, по грудь в холодной воде шли на штурм немецких укреплений. В боях за плацдарм отличились многие части и подразделения, в частности батальон под командованием капитана Г. Н. Долгополова из 19-й стрелковой дивизии. Противник, укрепившийся на высоте, встретил наступавший батальон артиллерийским и минометным огнем. Бойцы вынуждены были залечь. Тогда командир дивизии генерал-майор П. Е. Ла­зарев приказал капитану Долгополову обойти противника справа по затопленной местности и внезапным ударом овладеть вражеским опорным пунктом. Выполняя приказ, солдаты и офицеры по пояс в воде прошли два километра, неся на себе пулеметы, минометы и боеприпасы. Внезапная атака батальона во фланг противника решила исход боя. Гитлеровцы отступили, оставив на поле боя много убитых солдат и офицеров.

После расширения батинского и апатинского плацдармов и их слияния командующий фронтом приказал ввести в сражение второй эшелон 57-й армии (6-й гвардейский стрелковый корпус) и одну механизированную бригаду, а также 21-й гвардейский стрелковый корпус 4-й гвардейской армии, которой командовал генерал-лейтенант И. В. Галанин х. 4-я гвардейская армия вышла в первый эшелон фронта правее 57-й армии. Это резко изменило положение на плацдарме. К исходу 26 ноября он был расширен до 50 километров по фронту и 14—17 километров в глубину. Такие размеры плацдарма позволяли развернуть на нем большие силы и обеспечить относительно нормальную работу переправ на Дунае. Используя этот успех, войска фронта к 9 декабря вышли в район к югу от озера Веленце и к озеру Балатон. Здесь, встретив заранее подготовленную оборону противника, они вынуждены были приостановить наступление. Выход войск 3-го Украинского фронта к озерам Веленце и Балатон создал угрозу удара в тыл вражеской группировки, оборонявшей Будапешт.

Войскам 3-го Украинского фронта содействовала 17-я воздушная армия, которой командовал генерал-полковник авиации В. А. Судец. Несмотря на то что в первой декаде декабря стояла нелетная погода, бомбардировщики и штурмовики наносили немецким и венгерским войскам значительный урон. Наступлению войск помогала также Дунайская военная флотилия. Ее корабли высадили тактические десанты в районах Илока, Герьена, огнем помогли форсировать Дунай и захватить плацдармы, обеспечили переправы через реку в районах Апатина, Мохача, Дуна-фёльдвара.

К середине декабря в полосе наступления 2-го и 3-го Украинских фронтов сложилась следующая обстановка. Войска правого крыла 2-го Украинского фронта в период с 12 по 18 декабря достигли довоенной венгеро-чехословацкой границы, а юяшее города Рожнявы пересекли ее; войска центра вышли на рубеж восточнее города Озд — южные склоны гор Матра и на южный берег реки Ипель до Балашша-дьярмата. На левом крыле фронта 6-я гвардейская танковая армия захватила плацдарм на реке Ипель в районе Шаги. 7-я гвардейская армия с 7-м румынским армей­ским корпусом занимала фронт перед внешним обводом Будапешта, левее — до Дуная — располагался 18-й отдельный гвардейский стрелковый корпус. В составе войск фронта было 39 стрелковых дивизий, 2 укрепленных района, 2 кавалерийских, 2 танковых и 2 механизированных корпуса2. В оперативном подчинении командующего фронтом находились также 14 румынских дивизий. Против войск 2-го Украинского фронта действовали часть сил 1-й танковой армии, 1-я венгерская армия, 8-я немецкая армия и часть сил 6-й немецкой армии—всего 26 дивизий, в том числе 4 танковые, 3 моторизованные и 2 кавалерийские .

В полосе 3-го Украинского фронта после его перехода 9 декабря к обороне линия фронта до 20 декабря не изменилась. Участок от Дуная до озера Веленце занимала 46-я армия, включенная 12 декабря в состав этого фронта; между озерами Веленце и Балатон оборонялась 4-я гвардейская армия, южнее озера Балатон до реки Дравы — 57-я армия, по северному берегу Дравы — 1-я болгарская и 3-я югославская армии. В составе войск фронта (не считая болгарских и югославских дивизий, противостоявших вражеской группе армий «Ф») имелись 31 стрелковая дивизия, 1 укрепленный район, 1 бригада морской пехоты, 1 кавалерийский, 1 танковый и 2 механизированных корпуса. 3-му Украинскому фронту противостояли часть сил 6-й армии, 3-я венгерская армия, 2-я танковая армия и часть сил группы армий «Ф» — всего 25 дивизий, из них 5 танковых, 1 моторизованная, 2 кавалерийские, а также 1 моторизованная и 1 кавалерийская бригады 5. Следовательно, всего перед 2-м и 3-м Украинскими фронтами находились 51 немецкая и венгерская дивизии и 2 брига­ды, в том числе 9 танковых, 4 моторизованные дивизии и 1 моторизованная бригада.

Вражеская оборона перец 2-м Украинским фронтом была не везде одинаковой. Перед правым крылом на венгеро-чехословацкой границе имелись заранее укрепленные позиции. Против левого крыла фронта враг опирался на подготовленный по рекам Ипель и Дунаю рубеж, а также на внешний обвод обороны Будапешта. Несколько слабее вражеская оборона была лишь севернее Будапешта, в районе Шаги, где она создавалась поспешно. Перед 3-м Украинским фронтом гитлеровцы совершенствовали оборону на линии Маргариты. Наиболее развитой она была на участке между Дунаем и озером Балатон. Здесь имелись три полосы. Первая, главная, состояла из двух позиций глубиной 5—8 километров. Вторая находилась на глубине от 6 до 15 километров от переднего края первой полосы. В сильный узел сопротивления был превращен город Секешфехервар. Третья полоса проходила в 20—35 километрах от переднего края первой полосы. Наиболее плотно войска располагались в главной оборонительной полосе. Танковые дивизии находились преимущественно во второй и третьей полосах. И лишь небольшая их часть занимала участки главной полосы.

Намерения немецко-фашистского командования сводились к тому, чтобы не допустить дальнейшего продвижения советских войск на запад и не дать окружить свою будапештскую группировку. Для этого гитлеровцы непрерывно совершенствовали оборону, особенно на участке Дунай — озеро Балатон.

Замысел Ставки Верховного Главнокомандования относительно дальнейших совместных действий 2-го и 3-го Украинских фронтов заключался в том, чтобы окружить будапештскую группировку противника и разгромить ее одновременными ударами обоих фронтов. Этот замысел был выражен в директиве Ставки от 12 декабря 1944 г.

2-й Украинский фронт получил задачу нанести удар из района Шаги в общем направлении на Солдины, выйти на левый (северный) берег Дуная на участке Несмей— Эсторгом и не допустить отхода будапештской группировки врага на северо-запад. Одновременно частью сил фронт должен был наступать на Будапешт с востока с целью овладеть городом. 3-му Украинскому фронту предстояло нанести удар из района озера Be ленце на север, в направлении Бичке, выйти на правый (южный) берег Дуная на участке Эстергом — Несмей и отрезать пути отхода будапештской группировке противника на запад, а частью сил наступать от Бичке на Будапешт и овладеть им во взаимодействии со 2-м Украинским фронтом г. Разграничительная линия между фронтами устанавливалась по Дунаю.

В соответствии с замыслом Ставки командующий 2-м Украинским фронтом приказал 53-й, 7-й гвардейской и 6-й гвардейской танковой армиям прорвать оборону в районе Шаги и севернее излучины Дуная, уничтожить противостоявшего противника и, развивая удар в северо-западном, западном и юго-западном направлениях, выйти на рубеж Немце — Несмей и во взаимодействии с 3-м Украинским фронтом окржить будапештскую группировку. 30-й стрелковый корпус 7-й гвардейской армии, 7-й румынский армейский корпус, 18-й отдельный гвардейский стрелковый корпус должны были занять к исходу 23 декабря Пешт — восточную часть венгерской столицы. Войскам правого крыла фронта — 4-й румынской, 40-й и 27-й армиям — надлежало разгромить врага в приграничных районах Венгрии и Чехословакии и к исходу 23 декабря ликвидировать выступ на линии фронта в районе гор Матра. В дальнейшем войска фронта должны были наступать на рожнявском, зволенском и комарненском направлениях и к 25—28 декабря выйти на территорию Словакии, к южным склонам Низких Татр и далее на юго-запад, до реки Нитры.

Решение командующего 2-м Украинским фронтом имело существенную особенность: 6-ю гвардейскую танковую армию предполагалось использовать в первом эшелоне ударной группировки для прорыва вражеской обороны и последующего стремительного наступления в северо-западном направлении, с тем чтобы обеспечить действия войск обоих фронтов, окружавших будапештскую группировку врага. В тех условиях это было очень важно, так как из района северо-западнее Будапешта про­тивник мог нанести сильный удар по заходящему флангу войск, окружавших Буда­пешт. В дальнейшем 6-й гвардейской танковой армии предстояло наступать на Нитру и 25—28 декабря овладеть районом Гимеш — Нитра—Врабле. Наступая на Нитру, танковая армия получала возможность выйти на пути, ведущие из района Моравских Ворот к Будапешту, и во взаимодействии с конно-механизированной группой фронта, наступавшей из района Комарно, нанести удар на Братиславу.

Командующий 3-м Украинским фронтом решил прорвать оборону противника на линии Маргариты на двух узких участках восточнее и западнее озера Веленце и, развивая прорыв в глубину и в сторону флангов, во взаимодействии со 2-м Украинским фронтом окрудчить и разгромить будапештскую группировку врага. При этом 46-я армия развертывалась фронтом на северо-восток и восток для наступления во взаимодействии с подвиячными соединениями на Будапешт и создания внутреннего фронта окружения. Лишь один стрелковый корпус 4-н гвардейской армии наступал на север, остальные силы армии развертывались фронтом на северо-запад и запад с целью создания внешнею фронта окружения. 2-й гвардейский и 7-й механизированные корпуса действовали как армейские подвижные группы. 18-й танковый корпус предназначался для ввода в сражение восточнее или западнее озера Веленце В обоих случаях он должен был выйти в район Бичке, а к исходу второго дня, после ввода,— в район Эстергома для соединения с войсками 2-го Украинского фронта. На 8й гвардейский кавалерийский корпус возлагалась задача развить успех 7-го механизированного и 18-го танкового корпусов и выйти на внешний фронт окружения.

Утром 20 декабря войска 2-го Украинского фронта перешли в наступление.

6я гвардейская танковая армия, прорвав вражескую оборону, начала стремительно выдвигаться в северо-западном направлении. К исходу первого дня операции она продвинулась на 32 километра, овладела важным узлом дорог Левице и подошла к реке Грону в районе Кальницы. 7-я гвардейская армия в первый день наступления обошла с севера и юга горы Бержень, расположенные к югу от Шаги, и, продвинувшись на 15 километров, вышла в долину реки Ипель. Фашисты оборудовали на скло­нах гор опорные пункты и сильным огнем стремились задержать наступление частей

7-й гвардейской армии. Наши войска разгромили вражеские узлы обороны и нанесли противнику большой урон.

Немецко-фашистское командование попыталось сорвать дальнейшее продвижение советских войск. 21 декабря части трех танковых дивизий противника при поддержке пехоты нанесли контрудары, основной — из района Сакалоша в общем направлении на Шаги и вспомогательный — из района Немце на юг. Им удалось прорвать фронт правофланговых соединений 7-й гвардейской армии и к исходу 22 декабря выйти в район Томны, откуда за два дня до этого начала наступление 6-я гвардейская танковая армия. Противник намеревался перерезать ее коммуникации, однако подставил под удар свой левый фланг. Этим воспользовался командующий 2 м Украинским фронтом. 21 декабря он приказал командующему 6-й гвардейской танковой армией, прикрывшись с севера, основными силами нанести удар на юг вдоль восточного берега реки Грона и во взаимодействии с 7-й гвардейской армией окружить и уничтожить всю группировку врага в междуречье Ипель — Грон.

22 декабря часть сил танковой армии вышла в тыл ударной группировки противника Крутой поворот этой армии на юг придал острый характер борьбе в междуречье Ипель — Грон, тем более что к 24 декабря вся танковая армия оказалась в тылу вражеской группировки, наносившей контрудар. Ведя ожесточенные бои и уничтожая живую силу и технику врага, соединения 6-й гвардейской танковой и 7-й гвардейской армий выдвигались к югу. 26 декабря они подошли к Дунаю севернее Эстергома и соединились с войсками 3-го Украинского фронта, вышедшими в этот день в район Эстергома с юга.

К 27 декабря группировка противника, прорвавшаяся в район Томпы, а также все остальные силы врага, действовавшие в междуречье Ипель — Грон, были окружены, а через два дня уничтожены. В конце декабря 7-я гвардейская армия вышла на реку Грон на участке от Левице до устья, захватив небольшой плацдарм в районе южнее Солдины. К этому времени командующий фронтом вывел 6-ю гвардейскую танковую армию в свой резерв.

Будапештская группа войск 2-го Украинского фронта (30-й стрелковый корпус 7-й гвардейской армии, 7-й румынский армейский корпус, 18-й отдельный гвардейский стрелковый корпус) не выполнила поставленную ей задачу — овладеть восточной частью Будапешта. Сил оказалось явно недостаточно. С 26 по 31 декабря эта группа с тяжелыми боями продвинулась лишь на 4—12 километров и подошла к городу.

На правом крыле фронта наши войска за 10—11 дней наступления, преодолевая упорное сопротивление врага, ликвидировали выступ фронта в районе гор Матра, пересекли и здесь чехословацкую границу. В полосе наступления 2-го Украинского фронта они полностью очистили территорию Венгрии от противника.

Войска 3-го Украинского фронта начали наступление также 20 декабря при благоприятном соотношении сил и средств. На направлении главного удара они превосходили врага: в яшвой силе — в 3,3 раза, в орудиях — в 4,8 раза, в танках и самоходно-артиллерийских установках — в 3,5 раза. По авиации силы сторон были почти равны. 20—22 декабря ожесточенная борьба шла в первых двух оборонительных полосах, то есть в тактической зоне обороны противника. Уже к концу первого дня, когда ударная группа фронта продвинулась всего лишь на 5—7 километров, враг начал переходить в контратаки пехотой и танками. Контратаки еще более усилились во второй день, особенно из района Секешфехервара. Удержанию этого важного узла обороны гитлеровцы придавали очень большое значение.

Не удовлетворившись вводом в бой вторых эшелонов корпусов, командующий фронтом для завершения прорыва тактической зоны обороны врага 21 декабря приказал ввести в сражение армейские подвшкные группы — 2-й гвардейский и 7-й механизированные корпуса, а на следующий день и 18-й танковый корпус (в полосе 46-й армии). Поставленная задача была выполнена к исходу третьего дня операции во всей полосе наступления ударных групп обеих армий, за исключением участка в районе Секешфехервара и к западу от него.

Затяжной характер прорыва вражеской обороны объяснялся следующими причинами. Стрелковые дивизии не имели танков непосредственной поддержки пехоты и в большинстве случаев — вторых эшелонов, в то время как противник в боях за первую и вторую полосы обороны использовал значительное количество танков. Введенные в бой подвияшые войска не смогли обогнать пехоту и вынуждены были действовать в ее боевых порядках. Действия стрелковых и подвижных войск не были в достаточной степени поддержаны огнем артиллерии.

На четвертый день операции, 23 декабря, ударная группа фронта завершила прорыв всей сильно укрепленной и глубоко эшелонированной обороны противника, углубившись в нее до 30 километров и расширив этот прорыв до 100 километров по фронту. В тот же день наши войска заняли город Секешфехервар. При прорыве обороны на линии Маргариты и в боях за Секешфехервар советские воины вступали в ожесточенные схватки с вражескими танками, отбивали контратаки противника, преодолевали его яростное сопротивление.

Сокрушив оборону врага между Дунаем и озером Веленце, наши войска ускорили свое продвижение. 24 декабря 18-й танковый корпус овладел крупным узлом дорог — городом Бичке, а через два дня вышел с юга к Дунаю и занял Эстергом. Окружение будапештской группировки было завершено. В этот же день 46-я армия во взаимодействии со 2-м гвардейским механизированным корпусом завязала бои на улицах Буды.

В то время как 46-я армия вела бои на внутреннем фронте окружения, 4-я гвардейская армия и 5-й гвардейский кавалерийский корпус 26 декабря вышли на рубеж Тарян — восточнее Замоя — юго-западнее Секешфехервара и создали внешний фронт окружения на значительном удалении (30—45 километров) от внутреннего фронта. К исходу 31 декабря внешний фронт окружения проходил по линии Несмей — западнее Замоя — озеро Балатон. На участке озеро Балатон — река Драва фронт оставался неизменным.

Наступлению наземных войск содействовала 17-я воздушная армия, которая в течение 11 дней произвела 5 тыс. самолето-вылетов.

Таким образом, 3-й Украинский фронт выполнил свою задачу по окружению будапештской группировки и создал на заданном рубеже внешний фронт окружения. Западную часть венгерской столицы, где противник оказал очень сильное сопротивление, занять не удалось.

Наиболее важным итогом боевых действий 2-го и 3-го Украинских фронтов в последней декаде декабря явилось окружение будапештской группировки врага (7 пехотных, 2 танковые, 1 моторизованная, 2 кавалерийские дивизии, 3 артиллерийские бригады, до 30 отдельных полков, батальонов и разных боевых групп немцев и венгров общей численностью свыше 188 тыс. человек г) и завершение освобождения центральной части Венгрии. Войска окруженной группировки к концу 1 декабря занимали круговую оборону на окраинах Будапешта. Вражеское командование готовилось к упорной обороне города. За несколько дней до окружения, предвидя его возможность, оно создало в городе значительные запасы продовольствия и боеприпасов. Гитлеровцев не беспокоило то обстоятельство, что бессмысленные оборонительные действия в таком крупном городе могут привести к огромным жертвам среди его более чем миллионного населения. Не подумало о судьбе жителей Будапеш­та и «национальное» правительство. Салаши и его министры сбежали в западные районы страны, откуда вскоре перебрались в Австрию. Фашисты пытались угнать жителей города, но эта попытка не удалась. Когда оккупанты распорядились эвакуировать Чепель — промышленный район столицы Венгрии, население, по сообщению нелегальной газеты «Сабад неп», «встретило это распоряяхение с глубоким возмущением... срывало расклеенные объявления, позже, собравшись у здания управы, било стекла, протестуя против распоряжения об эвакуации, устраивая манифестации про­тив немцев и нилашистов» . Будапештцев поддержали солдаты. Местные власти вынуждены были отменить распоряжение об эвакуации.




  1. Rjvbccfh

    Медаль за город Будапешт дорогого стоила каждому солдату. Ее уважали те, кто воевал на других фронтах. Штурм Будапешта стал одной из самых кровопролитных операций 1945 года. Здесь сошлись жизненные интересы издыхающего рейха с амбициями советского командования и солдат-победителей в конце войны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.