Национально-освободительная борьба в Польше в первой половине 1944 г


Одним из важнейших итогов боевых действий на центральном участке советско-германского фронта в июле—августе 1944 г. было освобождение Красной Армией в боевом содружестве с 1-й Польской армией почти всех польских земель к востоку от Вислы (карты 6 и 7). На этой территории, составляющей четвертую часть Цолыни, в 1944 г. проживало примерно 5 600 тыс. человек. Советские войска вступили на территорию Польши в целом в благоприятных политических условиях, подготовленных длительной борьбой трудящихся страны против гитлеровских захватчиков. Польские патриоты не примирились с кровавой немецко-фашистской оккупацией, уничтожившей независимость и целостность их государства. Оккупанты еще в 1939 г. расчленили Польшу на две части: западные и северные ее районы, наиболее развитые в промышленном отношении, они включили в состав Германии, а в восточных и центральных районах образовали так называемое «генерал-губернаторство» во главе с гитлеровским наместником Франком. Фактически Польша была превращена в территориальный придаток фашистской Германии, а польский народ обречен на уничтожение и онемечение. Приступая к обязанностям генерал-губернатора, Франк откровенно заявил: «Отныне политическая роль польского народа закончена... Мы добьемся того, чтобы стерлось навеки самое понятие Польша. Никогда уже не возродится Речь Посполитая или какое-либо иное польское государство» .

Это циничное заявление Франка отражало политический курс, который начало проводить фашистское правительство в отношении народов Восточной Европы. Страшную участь готовили гитлеровцы польскому народу. Согласно плану «Ост» они намеревались превратить Польшу в свою колонию, а 80—85 процентов поляков в случае победы над СССР насильственно выселить в Сибирь . Свободолюбивый народ Польши, давший миру Мицкевича, Шопена, Костюшко, немецкие империалисты хотели превратить в народ, лишенный национального самосознания и национальной культуры. «Население (Польши.—Ред.),—писал Гиммлер, — будет представлять собой лишенную руководителей массу рабочей силы и поставлять Германии ежегодно сезонных рабочих и рабочих для использования на черновых работах...» .

Осуществляя свои чудовищные планы, гитлеровцы с первого же дня окку­пации начали массовое истребление поляков. Страна покрылась сетью концентрационных лагерей, в которых уничтожались лучшие сыны Польши. За годы оккупации фашисты истребили 5 384 тыс. человек. Сотни тысяч поляков были угнаны на принудительные работы в Германию. Но, несмотря на жестокий террор, польские трудящиеся мужественно боролись за освобождение своей родины. С каждым годом ширилось освободительное движение в стране. В авангарде этой борьбы шел рабочий класс, возглавляемый Польской рабочей партией (ППР). «Польская рабочая партия отличалась и выделялась среди других политических партий, действовавших в годы оккупации, дальновидной политической мыслью, рожденной классовыми и национальными интересами польских трудящихся, правильной программой, указывающей единственный путь к освобождению и лучшему будущему польского народа» .

Благодаря упорной деятельности Польской рабочей партии, направленной на консолидацию демократических сил, в 1943 г. сложились реальные условия для образования антифашистского национального фронта. К этому времени в стране произошли серьезные классовые сдвиги. Широкие массы рабочих, крестьян и интеллигенции, убеждаясь в правильности политики ППР, все более активно поддерживали ее в борьбе за установление единства действий в национально-освободительном движении.

В ноябре 1943 г. Польская рабочая партия выступила с имевшей историческое значение декларацией «За что мы боремся», в которой излагалась программа создания новой, народной Польши. 15 декабря 1943 г. по инициативе ППР был опубликован манифест демократических общественно-политических и военных организаций в Польше. В этом манифесте, явившемся результатом достигнутого соглашения между 14 демократическими организациями, говорилось о решении создать верховный орган власти польского народа и определялась его общая политическая платформа.

На основе этой платформы в ночь на 1 января 1944 г. была образована Крайова рада народова (КРН) — высший представительный подпольный орган демократических сил страны. Главным организатором Крайовой рады народовой являлась Польская рабочая партия. В создании КРН участвовали также деятели левого крыла Рабочей партии польских социалистов, представители Стронництво людове (крестьянской партии), демократических групп, молодежной организации Звёнзек вальки млодых, профессиональных союзов и других общественных организаций. Председателем КРН был избран один из руководителей Польской рабочей партии Б. Берут. Образование Крайовой рады народовой было важным этапом политического объединения патриотических и наиболее демократических сил польского народа и создания демократического национального фронта. Оно означало победу политической линии ППР.

Крайова рада народова наметила пути борьбы за национальное и социальное освобождение трудящихся. Программа нового революционного органа народной власти была изложена в специальной декларации. В ней указывались основные задачи КРН: мобилизация и объединение всех антифашистских сил в единый фронт, руководство борьбой народа против оккупантов с целью быстрейшего освобождения страны, демократизация общественно-политического строя, экспроприация помещичьей земли и передача ее крестьянам и сельскохозяйственным рабочим, национализация крупной промышленности, шахт, банков, транспорта. В области внешней политики Крайова рада народова поддерживала СССР в вопросе о советско-польской границе, выступала за быстрейшее установление отношений прочной дружбы и сотрудничества с Советским Союзом и с другими странами, за возвращение Польше всех исконных польских земель на западе и на севере, за разрешение пограничных проблем на востоке путем дружественного соглашения между Польшей и СССР.

Программа, провозглашенная Крайовой радой народовой, отвечала задачам народно-демократической революции и отражала интересы широких слоев населения. Это способствовало дальнейшему сплочению польского народа в едином демократическом национальном фронте, укреплению боевого союза рабочих и крестьян, расширению национально-освободительного движения. Антифашистский национальный фронт, возникший в результате объединения рабочего класса, крестьянства, прогрессивной части интеллигенции, мелкой буржуазии, был направлен не только против немецко-фашистских оккупантов, но и против польской буржуазно-помещичьей реакции. Трудящиеся стали создавать рады народовы — новые революционные органы власти на местах. В течение шести месяцев рады народовы появились на территории всей страны. Только в Варшавском воеводстве было образовано 15 повятовых (районных), 15 городских и около 100 гминных (сельских) рад народовых .

Вокруг Крайовой рады народовой объединились все демократические силы страны. Для дальнейшей консолидации прогрессивных сил Польши огромное значение имела организаторская работа, которую проводила Польская рабочая партия в народных массах. «Партия в этот период,— отмечал Берут,— создала по всей стране местные рады народовы, формировала новые части Армии людовой, укрепляла узы рабоче-крестьянского союза не в «верхах», а в массовой борьбе и организационной работе снизу» . Партийные работники на собраниях и митингах разъясняли населению роль Крайовой рады народовой и местных рад народовых, програм­му этих органов власти трудящихся, рассказывали о победах Красной Армии. Значительное влияние на рост политического сознания масс оказывали нелегальные листовки, воззвания и газеты, издаваемые ППР.

В результате большой организаторской и политической деятельности Польской рабочей партии и Крайовой рады народовой национально-освободительное движение поднялось на новую ступень и начало приобретать характер народно-демократической революции. Усилилась вооруженная борьба польских патриотов. Этому в немалой степени способствовало образование на основе декрета КРН от 1 января 1944 г. вооруженной силы народа — Армии людовой, ядро которой составила Гвардия людова. В Армию людову вошли также некоторые отряды народной милиции Рабочей партии польских социалистов и часть Батальонов хлопских .

На базе многочисленных партизанских отрядов стали создаваться более круп­ные единицы — бригады, насчитывавшие до тысячи и более человек. Первая бригада Армии людовой была сформирована в феврале 1944 г., а всего за первое полугодие было создано 11 бригад. Численность Армии людовой, опиравшейся на поддержку широких народных масс, непрерывно росла.

Огромное влияние на развитие вооруженной борьбы польского народа против гитлеровских агрессоров оказали победы Вооруженных Сил СССР. Быстрое приближение советских войск к границам Польши укрепляло веру патриотов страны в скорое освобождение от фашистского ига, повышало их боевую активность. «Во мраке гитлеровской оккупации, в атмосфере постоянных преступлений и бесчинств каждое известие о победах Советской Армии было поддержкой, стимулом к сопротивлению и борьбе,— пишет польский историк Тушинский.— Москва, Сталинград, Ленинград — названия этих городов-героев, связанные с самыми славными победами Советской Армии, переходили из уст в уста, придавали бодрость и надежду измученному народу, предвещали скорое освобождение из гитлеровской неволи. Замечательные успехи Советской Армии активизировали широкие массы польского народа и мобилизовывали их на вооруженную борьбу с оккупантами» .

Большую роль в усилении национально-освободительного движения сыграла и та помощь, которую Советский Союз оказывал патриотам Польши.

Весной 1944 г. в Москву прибыла делегация Крайовой рады народовой. Она ознакомила руководителей Советского правительства с положением, создавшимся в стране, с ходом национально-освободительной борьбы, перспективами ее развития, сообщила об острой нужде Армии людовой в оружии и снаряжении. Во время переговоров были обсуждены вопросы о взаимодействии Красной Армии с Армией людовой и оказании последней всесторонней помощи. Начиная с апреля 1944 г. польские патриоты получали из СССР много автоматов, боеприпасов, взрывчатки, а также тяжелые пулеметы и противотанковые ружья. Все это доставлялось через Польский штаб партизанского движения , а также через советские партизанские соединения и отряды, действовавшие на оккупированной территории Польши. Один из руководителей Армии людовой, Францишек Юзьвяк (Витольд), писал, что советское вооружение было не только простым оружием, которою все так ждали, не только укреплением нашей боевой силы. Эта протянутая братская рука Советского Союза придавала нашим отрядам веру в близкую победу и силы для борьбы. Это оружие являлось «символом общности целей, объединявших советские и польские партизанские отряды, оно свидетельствовало о том, что польскому народу в его борьбе помогает могучая Страна социализма...» .

1944 год был годом самых больших партизанских боев. Вооруженная борьба разгоралась по всей Польше. Активно сражались партизаны в Люблинском воеводстве. Близость к советско-германскому фронту и районам действий советских партизан, выгодные географические условия сделали Люблинщину центром действий партизанских отрядов.

Главное командование Армии людовой издало 26 февраля 1944 г. приказ, в котором поставило перед партизанами задачи: разрушать и держать под постоянной угрозой коммуникации врага, создать собственную оперативную базу в Яновских, Билгорайских и Парчевских лесах, проводить широкие комбинированные боевые операции, добиться превосходства над гарнизонами противника и не допустить его действий в данном районе .

Выполняя этот приказ, отряды Армии людовой усилили борьбу против фашистских захватчиков. В районе Люблина бои с оккупантами продолжались непрерывно вплоть до его освобождения. Серьезные удары по врагу патриоты наносили и в других воеводствах. О масштабах проводимых партизанами операций можно судить хотя бы по тому, что в боях в Липских лесах, под Жечицей, Остров-Любельским, Домбровкой и в других местах участвовали целые дивизии оккупантов с танками, артиллерией, самолетами х. Но, несмотря на огромное превосходство в силах, гитлеровцы не в состоянии были подавить быстро растущее национально-освободительное движение.

Отдельные районы партизаны контролировали почти полностью. Это вынужден был признать генерал-губернатор Польши Франк: «... Люблинский район практически на одну треть не находится уже больше в руках немецкой администрации. Там не действует ни администрация, ни исполнительные органы, лишь только транспортный аппарат. На этой территории немецкая полиция может действовать в составе не менее полка» .

Особую активность партизаны проявляли на железных дорогах. Они взрывали поезда, железнодорожные линии, мосты. В одном из донесений гитлеровский руководитель отдела железных дорог писал Франку: «Число подрывов составов при помощи взрывчатки, нападений на станции и железнодорожные сооружения (в Люблинском районе.— Ред.) за период февраль — май сего года постоянно возрастает. В настоящее время в день в среднем насчитывается до 10—11 налетов. На некоторых участках можно ездить только с конвоем и только днем, как, например, на участке Лукув — Люблин. По другой линии, Завада—Рава-Русская, можно ездить только в определенные дни и в определенные часы, в остальное время движе­ние здесь остановлено. Также и в Билгорайских лесах мы бессильны против напа­дений» .

Большое влияние на развитие партизанского движения в Польше, особенно в Люблинском воеводстве, оказал также приход на польскую территорию советских партизанских соединений и отрядов, имевших богатый опыт борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. В связи с приближением линии фронта в феврале — апреле 1944 г. на широком участке от Бреста до Львова в юго-восточные районы Польши вышли Первая украинская партизанская дивизия П. П. Вершигоры, партизанские соединения и отряды И. Н. Банова, В. А. Карасева, Г. В. Ковалева, М. Я. Наделина, В. П. Пелиха, Н. А. Прокопюка, С. А. Санкова, В. П. Чепиги, Б. Г. Шангина, И. П. Яковлева.

Польское население оказывало советским партизанам всяческую помощь. Характерно, что почти все крупные сражения польские и советские партизаны проводили в тесном взаимодействии, а иногда и под единым общим командованием. Так, в мае отряды Армии людовой под командованием Мечислава Мочара совместно с советской партизанской группой капитана Чепиги вели бои против немецкой танковой дивизии СС «Викинг» в районе Ремблево (Ромблув). В июне польские и советские партизаны под общим командованием героически сражались против гитлеровцев в Яновских лесах, сковывая в течение двух недель три дивизии врага. В боях с немецко-фашистскими захватчиками крепла советско-польская дружба.

В Польше, кроме Армии людовой, существовала и другая крупная вооруженная организация — Армия крайова (АК), подчиненная эмигрантскому правительству в Лондоне. Ее руководителями были ярые реакционеры, стремившиеся восстановить буржуазно-помещичьи порядки в стране. «Мы должны смазывать рельсы маслом, чтобы немецкие поезда скорее доезжали до Восточного фронта»,— заявляло командование АК х. На все призывы ППР и Гвардии людовой установить единство действий и организовать совместную эффективную вооруженную борьбу против фашистских захватчиков руководство Армии крайовой отвечало одним — активизацией действий против ППР и демократических сил страны. Оно стремилось создать видимость борьбы против оккупантов и сохранить силы для вооруженного выступления с целью захвата власти в момент отступления немцев с польской территории.

Однако основную массу солдат и большую часть низших офицеров Армии край­овой, писал В. Гомулка, «составляли честные, патриотически чувствующие и мыслящие поляки, они рвались в бой с оккупантом, в решительный бой, подобный тому, какой вела Гвардия людова, а потом Армия людова по призыву и под руководством Польской рабочей партии» . Большинство рядовых Армии крайовой вопреки воле ее лондонских руководителей принимало участие в борьбе против немецко-фашистских захватчиков.

Победы Красной Армии, подъем национально-освободительного движения, создание Крайовой рады народовой, рост авторитета и влияния Польской рабочей партии, усилившаяся политическая активность народных масс — все это вызывало серьезную тревогу в польских реакционных кругах. Эмигрантское правительство принимало меры к тому, чтобы еще более затормозить развитие национально-освободительного движения, ослабить и парализовать борьбу трудящихся против оккупантов, подорвать позиции Крайовой рады народовой и Польской рабочей партии, изолиро­вать их от народа. Еще задолго до освобождения Польши реакционеры разработали планы, преследовавшие единственную цель — не допустить победы демократических сил в стране. 9 января 1944 г. руководство реакционного подполья объявило о создании Рады едности народовой. В феврале был создан так называемый «Обществен­ный антикоммунистический комитет». Рада едности народовой и антикоммунистический комитет развернули активную деятельность против Крайовой рады народовой, Польской рабочей партии и других демократических партий, действовавших в стране. Открыто реакционные элементы во главе с главнокомандующим вооруженных сил эмигрантского правительства К. Соснковским и находившееся в Польше руководство Армии крайовой поставили вопрос о прекращении борьбы против немцев и подготовке всех сил для вооруженного сопротивления приближавшимся советским войскам. В одном из своих выступлений в конце 1943 г. командующий АК генерал Бур-Коморовский прямо заявил, что нельзя считать Советский Союз военным союз­ником и что будет лучше, «если русские армии будут вдали от нас». «Отсюда следует,— продолжал он,— логичный вывод, что мы не можем поднимать восстание против немцев до тех пор, пока они сдерживают русский фронт, а тем самым и русских вдали от нас. Кроме того, мы должны быть подготовлены к тому, чтобы оказать вооруженное сопротивление русским войскам, вступающим на территорию Польши».

Однако польские реакционеры не могли не понимать, что заявление о прекращении борьбы с гитлеровскими оккупантами окончательно дискредитировало бы их в глазах общественного мнения как внутри страны, так и за границей и оттолкнуло бы те слои населения Польши, которые еще продолжали верить эмигрантскому правительству. Из-за боязни полного политического банкротства польская реакция не решалась пойти на открытый акт национального предательства. Но с еще большей яростью она повела борьбу против Польской рабочей партии, против демократических сил в стране. Прикрываясь лицемерными демагогическими заявлениями о «защите населения от подрывных элементов», реакционеры из Армии крайовой и фашистской организации Народовы силы збройны, включенной в марте 1944 г. в состав АК, уничтожали лучших сынов и дочерей польского народа. Зверские расправы были учинены над патриотами в Варшаве, а также в Красниковском, Седлецком, Яновском, Пулавском, Келецком и других уездах и воеводствах. Польская реакционная подпольная печать призывала активизировать борьбу с демократическими силами. Газета «Наруд», орган буржуазной партии Стронництво праци, писала: «...Немцы уже перестали быть врагом номер один... Борьба с коммунизмом является самым большим и, пожалуй, единственно важным заданием момента». «Настало время ликви­дировать центры расположения коммуны ГШР,— писала газета партий делегатуры «Шанец». — Гвардия людова и различные красные партизаны должны исчезнуть с лица польской земли» А. Такого рода призывы можно было найти во всех изданиях партий делегатуры.

Еще в конце 1943 г. командование Армии крайовой совместно с эмигрантским правительством разработало планы действий на случай вступления в Польшу советских войск. Был принят так называемый план «Бужа» («Буря»). Согласно этому плану части Армии крайовой должны были выступить против арьергардов немецко-фашистских войск, отступавших с востока, с том чтобы, используя победы Красной Армии, попытаться до ее вступления захватить города и крупные населенные пункты. Это, по замыслу авторов плана «Бужа», дало бы возможность продемонстрировать перед всем миром участие Армии крайовой в борьбе с оккупантами и, главное, заставить командование освобождавших Польшу советских частей вступить в официальные отношения с руководством АК и признать его в качестве власти. Политический смысл плана «Бужа» откровенно раскрыл в одном из своих донесений в Лондон Бур-Коморовский: «Бездействие АК в момент вступления Сове­тов (в Польшу.— Ред.) вряд ли будет равносильно пассивности страны. В данном случае инициативу борьбы с немцами взяла бы на себя ППР (коммунисты), и значительная часть менее информированных граяедан могла бы присоединиться к ней. Тогда фактически страна пошла бы на сотрудничество с Советами без всякой задеряжи. Советы были бы встречены не Армией крайовой, подчиненной правительству и верховному главнокомандующему, а своими сторонниками, которые приняли бы их с распростертыми объятиями». Таким образом, план «Бужа» был планом военной и политической демонстрации, направленной не столько против немцев, сколько против вступавшей в Польшу Красной Армии.

Кроме того, план «Бужа» предусматривал насильственное присоединение западных областей Украины и Белоруссии, а также района Вильнюса. Особое внимание уделялось военным действиям на этих территориях, что, по замыслу составителей плана, должно было подчеркнуть «права» на них польского эмигрантского правительства. 12 июня 1944 г. в Варшаве на конспиративном совещании командующих Вильнюсским и Гродненским округами Армии крайовой было принято решение сосредоточить силы АК в районе Вильнюса, чтобы с приближением фронта к городу они перешли в наступление и захватили его . Цель предполагавшейся операции была ясно сформулирована в инструкциях главнокомандующего Соснковского, направленных Бур-Коморовскому: «Если в силу счастливого совпадения обстоятельств в последние минуты отступления немцев и перед вступлением Красной Армии возникнет возможность оккупации, хотя бы даже временной и короткой, нашими силами Вильно, Львова или какого-либо другого крупного центра, либо территории, это надлежит сделать и выступить при этом в роли законного хозяина» . Отряды Армии крайовой 6—7 июля попытались овладеть Вильнюсом, но безуспешно. 13 июля после ожесточенных семидневных боев Вильнюс освободили советские войска.

В глубокой тайне разрабатывался и другой план, предусматривавший борьбу против войск Красной Армии после освобождения польских земель. Еще 26 ноября 1943 г. Бур-Коморовский доносил Соснковскому, что он подготовляет «в величайшей тайне... замаскированный остов сети руководителей новой тайной организации... Это будет обособленная сеть, не связанная с широкими организациями Армии крайо­вой» 1. В конце мая 1944 г. эмигрантское правительство направило в Польшу генерала Окулицкого. который привез секретные инструкции относительно реорганизации Армии крайовой. Согласно им после прихода Красной Армии в Польшу командование некоторых соединений Армии крайовой должно было установить связь с советским военным командованием, сохранив одновременно подчиненность лондонскому польскому правительству и главному командованию польских войск. Остальные же силы Армии крайовой оставались в подполье, чтобы продолжать борьбу против Красной Армии. С получением инструкций ускорился процесс создания глубоко законспирированной антисоветской организации, получившей впоследствии название «НЕ» («Неподлеглость» — «Независимость»). Начали разукрупняться отряды АК, создаваться новые склады оружия, формироваться специальные команды для проведения саботажа, диверсий, террористических актов против офицеров Красной Армии и советских должностных лиц.

В своей деятельности, направленной против народов Польши и Советского Союза, эмигрантское правительство опиралось на поддержку правящих кругов США и Англии, стремившихся восстановить старую буржуазную досентябрьскую Польшу и превратить ее в антисоветский плацдарм. Еще 16 ноября 1943 г. эмигрантское правительство обратилось к премьеру У. Черчиллю с меморандумом, в котором просило гарантировать его право на установление власти в Польше по мере ее освобождения. 5 января 1944 г. польское эмигрантское правительство выступило с заявлением, требуя немедленного введения своей администрации в западных областях Украины и Белоруссии сразу же после очищения их от оккупантов.

Советское правительство решительно отвергло эти притязания. В специальном заявлении, сделанном 11 января 1944 г., оно разоблачило антинародную политику польского эмигрантского правительства, оторвавшегося от народа и оказавшегося неспособным поднять его на активную борьбу против фашистских захватчиков. Указав, что исправление восточной границы Польши в 1939 г. создало надежную основу для прочной дружбы между польским и советским народами, правительство СССР подчеркнуло, что оно стоит за воссоздание сильной и независимой Польши и стремится к установлению добрососедских отношений между Союзом ССР и Поль­шей на основе дружбы и взаимного уважения. Польша должна возродиться не путем захвата украинских и белорусских земель, отмечалось в заявлении, а путем присоединения к Польше исконных польских земель на западе, ранее отнятых у нее Германией. Без этого невозможно объединить весь польский народ в своем государстве и получить нужный выход к Балтийскому морю. Справедливое стремление польского народа к полному объединению в сильном и независимом государстве должно полу­чить признание и поддержку. Правительство СССР указывало, что «интересы Польши и Советского Союза заключаются в том, чтобы между нашими странами установились прочные дружественные отношения, и чтобы народы Польши и Советского Союза объединились в борьбе против общего внешнего врага, как этого требует общее дело всех союзников».

Несмотря на ясно сформулированную позицию Советского правительства в отношении Польши, эмигрантское правительство продолжало находить поддержку у правящих кругов США и Англии.

«Польский вопрос» на международной арене приобретал все большую остроту. Сущность его состояла в том, какой долиша стать Польша после изгнания немецких оккупантов. Будет ли Польша демократическим, миролюбивым, сильным, независимым государством или в ней будет восстановлена буржуазно-помещичья власть и страна станет орудием в руках крупных империалистических держав. В международной политике все явственнее обозначались две диаметрально противоположные линии в этом вопросе. Советский Союз последовательно выступал за поддержку польского народа в его борьбе за национальное и социальное освобождение и создание миролюбивого демократического суверенного государства. Такая Польша проводила бы дружественную политику в отношении соседних стран, в том числе и СССР. Соединенные Штаты Америки и Англия стремились воспрепятствовать победе демократических сил Польши и восстановить в стране после войны власть буржуазии и помещиков.

Эти две линии проявлялись при решении конкретных вопросов, в особенности о составе польского правительства и восточной границе Польши. Советский Союз решительно поддерживал широкие круги польской общественности, требовавшие демократизации правительства. Американские и английские правящие круги противодействовали этому. Они делали все, чтобы заставить Советский Союз признать эми­грантское правительство. 18 января 1944 г. правительство США выразило готовность взять на себя роль посредника при переговорах между Советским правитель­ством и польскими эмигрантскими властями. Стремясь оказать давление на СССР, оно заявило, что колебание или отказ Советского правительства неблагоприятно отразились бы на деле всеобщего международного сотрудничества . Последовательно защищая интересы польского народа, Советское правительство отклонило предложение о посредничестве, указав, что истинной целью эмигрантского правительства «является не достижение соглашения с Советским Союзом, а стремление углубить конфликт и втянуть в него союзников» .

Дипломатическую активность в этом отношении особенно усилило правительство Англии. Только в феврале — марте 1944 г. английский премьер четыре раза обращался к главе Советского правительства по польскому вопросу. Он писал: «Создание в Варшаве иного польского правительства, чем то, которое мы до сих пор признавали... поставило бы Великобританию и Соединенные Штаты перед вопросом, который нанес бы ущерб полному согласию, существующему между тремя великими державами, от которых зависит будущее мира» .

Относительно восточной границы Польши правительство СССР официально заявило, что оно не считает советско-польскую границу 1939 года неизменной, и согласилось на установление границы по линии Керзона . Однако польское эмигрантское правительство не только не намеревалось признать линию Керзона, но и претендовало на советские территории, требуя установления границы в соответствии с Рижским договором . На Тегеранской конференции Черчилль и Рузвельт согласились на установление восточной границы Польши по линии Керзона. Но через некоторое время правительство Англии, по существу, отказалось от этого. У. Черчилль в письме И. В. Сталину 21 марта 1944 г. предложил вопрос об установлении границы по линии Керзона вынести на мирную конференцию и заявил, что Англия не может «признавать никаких передач территории, произведенных силой». В данном случае это означало поддержку эмигрантского правительства. В ответном послании главы Советского правительства была еще раз четко и ясно изложена позиция СССР по вопросу установления советско-польской границы. «Что касается меня и Советского Правительства,— писал И. В. Сталин,— то мы продолжаем стоять на тегеранской позиции и не думаем от нее отходить, ибо считаем, что осуществление линии Керзона является не проявлением политики силы, а проявлением политики восстановления законных прав Советского Союза на те земли, которые даже Керзон и Верховный Совет Союзных Держав еще в 1919 году признали непольскими» .

Таким образом, Советское правительство решительно выступило против попы­ток правящих кругов США и Англии заставить его угрозами и шантажом вновь установить отношения с эмигрантским правительством. Правительство СССР указало, что единственным путем разрешения польской проблемы является демократизация польского правительства. Исключение из его состава профашистских империалистических элементов и включение в него демократических деятелей, писал глава Советского правительства, «создало бы надлежащие условия для установления хороших советско-польских отношений, решения вопроса о советско-польской границе и вообще для возрождения Полыни как сильного, свободного и независимого государства» .

Принципиальной внешней политикой, направленной на защиту интересов польского народа, Советский Союз оказывал поддержку демократическим силам Польши в их борьбе за освобождение и независимость своей родины.




  1. Rjvbccfh

    В предпоследний год войны, польское освободительное движение изрядно активизировалось. Угрозой для эмигрантского правительства была не только и даже не столько немецкая оккупация, сколько стремительное продвижение советских войск. Желание сохранить власть вело умножению страданий и жертв поляков.

  2. Елена Владимировна

    Польша всегда была такой хитренькой дамочкой на политической арене. Всегда старалась идти не за тем, кто прав, а с которым можно урвать кусок. Так во времена Второй мировой войны случилось. Однако как всегда именно русские спасали от тех же немцев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.