Боевые действия Северного флота


К началу 1945 г. Северный флот имел в своем составе 1 линейный корабль, 1 крейсер, 18 эскадренных миноносцев, 22 подводные лодки, 12 сторожевых кораблей, 64 тральщика и катератральщика, 30 больших охотников за подводными лодками и 40 торпедных катеров. Авиация Северного флота насчитывала 721 самолет, в том числе около 129 торпедоносцев и бомбардировщиков г. Командующим Северным флотом был адмирал А. Г. Головко, членом Военного совета флота — вице-адмирал А. А. Николаев, начальником штаба — вице-адмирал В. И. Платонов.

В 1945 г., так же как и в предыдущем году, перед Северным флотом стояли задачи совместно с английским флотом защищать конвои, курсирующие между Англией и северными портами Советского Союза, оборонять побережье, районы военно-морских баз, внутренние коммуникации и рыболовные промыслы. Кроме того, Северный флот совместно с норвежскими кораблями должен был защищать морские сообщения с северными провинциями Норвегии. Главной задачей Северного флота была надежная защита морских коммуникаций.

В это время уже не существовало угрозы со стороны крупных надводных кораблей противника и снизилась активность его авиации против конвоев. Однако на внешних коммуникациях шла напряженная борьба с подводными лодками врага. Особую опасность представляли они в Баренцевом море. Это объяснялось тем, что немецкое командование увеличило количество лодок в базах Северной Норвегии в связи с потерей баз во Франции и Бельгии и ввело в строй более совершенные типы подводных лодок, которые могли длительное время скрытно находиться у наших берегов, не всплывая на поверхность. Для атаки они использовали самонаводящиеся акустические торпеды. Не имея возможности обеспечить подводные лодки достаточными данными воздушной разведки, гитлеровцы отказались от использования их против конвоев в открытом море и сосредоточивали на подходах к Кольскому заливу. У побережья Кольского полуострова создалась серьезная опасность для конвоев.

Конвои формировались в портах Исландии или Шотландии и включали транспортные суда различных союзных стран, а в качестве сил охранения и прикрытия — боевые корабли английского флота. В 1945 г. каждый конвой состоял обычно из 23—36 транспортов и кораблей охранения: 1 крейсера, 2 эскортных авианосцев, 8 —10 эскадренных миноносцев и 8 —10 других кораблей (тральщиков, корветов и т. д.).

Все вопросы по организации перевозок решались британским адмиралтейством по согласованию с Главным командованием Военно-Морского Флота СССР. Взаимодействие с английским флотом осуществлялось через английские военно-морские миссии в Полярном и Архангельске, которые поддерживали радиосвязь с военно-морскими базами и кораблями в море. Представители английского и советского Северного флотов совместно определяли район встречи конвоя советскими кораблями и прикрытия авиацией, а также время выхода его в обратный рейс. Существовала четкая организация встречи и вывода конвоев. Советские корабли и самолеты в своей зоне усиливали охранение конвоев. Кроме того, они производили предварительный поиск подводных лодок с целью изгнания их из полосы движения транспортов, а тральщики контролировали рейды и фарватеры, обеспечивая их безопасность от мин. Для непосредственного охранения транспортов в 1945 г. выделялось больше эскадренных миноносцев и других кораблей, чем в 1944 г. На каждый конвоируемый транспорт приходилось по одному эскортному кораблю. Это усилило охранение и позволило выделить группы кораблей для поиска лодок противника впереди по курсу конвоя.

Противолодочные самолеты с эскортных авианосцев и береговых аэродромов днем и ночью производили поиск подводных лодок, а истребители находились в по­стоянной готовности отразить атаки вражеских торпедоносцев и бомбардировщиков. Большинство кораблей имело радиолокационные и гидроакустические приборы для обнаружения подводных лодок в надводном и подводном положении. Усиленное охранение конвоев и преимущества в технических средствах борьбы с подводными лодками (главным образом в радиолокации и гидроакустике) позволяли конвоям переходить из Англии в Советский Союз с минимальными потерями.

Несмотря на осложнение обстановки, в которой действовали германские подводные лодки, Гитлер требовал наносить удары по конвоям, идущим в СССР и обратно. Германское командование решило использовать самонаводящиеся торпеды для борьбы с транспортами на подходах к Кольскому заливу. Одновременно отдельные лодки должны были действовать восточнее и западнее Кольского залива, преследуя цель рассредоточить силы противолодочной обороны нашего Северного флота. Немецкие подводные лодки, постоянно действовавшие в районе Мурманска, пытались атаковать каждый конвой. В этих условиях ответственность Северного флота за безопасность движения союзных транспортов еще более возросла.

В январе 1945 г. гитлеровское командование предприняло операцию сверхмалых подводных лодок типа «Бибер» с целью уничтожения линкора «Архангельск» и транспортов, стоявших в Кольском заливе. 5 января три большие подводные лодки, несущие на себе по две сверхмалые лодки, вышли из Тромсё. На подходе к Кольскому заливу малые лодки должны были отделиться от больших, проникнуть в залив и атаковать стоявшие там суда. Но патрулировавшие в небе советские самолеты вынуждали лодки неоднократно погружаться и наконец заставили немцев отказаться от операции.

Для борьбы с вражескими подводными лодками были использованы все основные соединения Северного флота, в том числе эскадра, бригады торпедных катеров и подводных лодок и даже бомбардировочные и штурмовые авиационные полки, самолеты которых не имели специального оборудования для поиска подводных лодок. Кроме непосредственного охранения конвоев на переходе морем, корабли проводили поиски в прибрежной зоне вдоль полуостровов Рыбачий и Кольский, чтобы изгнать из этих районов подводные лодки врага.

Для защиты конвоев на переходе в опасной зоне у берегов Кольского полуострова выделялось три — четыре боевых корабля на каждый охраняемый транспорт. При обеспечении перевозок наиболее ценных грузов один транспорт охраняли 10—12 кораблей. В таких условиях подводным лодкам противника было трудно пробиться к судам. Но им удалось потопить несколько союзных и наших эскортных кораблей.

Утром 20 января транспорт «Вятка» и норвежский транспорт «Идефьорд» вышли из Кольского залива в Линахамари. Их сопровождали эскадренный миноносец «Урицкий», два тральщика, девять охотников за подводными лодками, четыре торпедных катера и четыре норвежских корабля (корвет и три тральщика). Эскадренные миноносцы «Разумный» и «Разъяренный» производили поиск подводных лодок по курсу каравана. «Разъяренный» при помощи гидроакустического прибора подводного наблюдения обнаружил лодку и начал сближаться с ней, чтобы атаковать глубинными бомбами, но сам был атакован подводной лодкой. Самонаводящаяся акустическая торпеда попала в корабль, оторвав его кормовую часть. Экипаж эсминца, командиром которого был капитан 3 ранга Г. П. Васильев, а заместителем по политической части — капитан 3 ранга И. А. Бутырев, самоотверженно боролся с поступавшей водой. Люди часами стояли в холодной воде, укрепляя переборки. Благодаря принятым мерам эсминец продолжал держаться на воде. Подошедший тральщик отбуксировал его в порт Линахамари .

Советские корабли преследовали каждую обнаруженную подводную лодку. За четыре последних месяца войны корабли и самолеты Северного флота сбросили на вражеские лодки 6300 глубинных и 250 тонн авиационных бомб Но полностью из­гнать все немецкие лодки из района действия конвоев не удалось.

В середине февраля английские и советские корабли и самолеты отражали настойчивые атаки германских подводных лодок у берегов Кольского полуострова, охраняя конвои, следовавшие из Англии в СССР и обратно. 13 февраля конвой «JW-64» прибыл в Кольский залив в полном составе. 17 февраля в Англию отправился конвой «RA-64» 2, состоявший из 30 транспортов, 4 танкеров, 1 крейсера, 2 авианосцев, 10 эскадренных миноносцев и 2 корветов. В тот же день он был атакован подводными лодками противника. Немецкая подводная лодка торпедировала английский корвет «Ларк». Взрывной волной нескольких английских моряков выбросило за борт. На помощь корвету поспешил находившийся поблизости малый охотник № 434 под командованием старшего лейтенанта В. Ф. Кондрашева и быстро организовал спасение людей. Советские суда взяли на буксир английский корвет и отвели его в Кольский залив. В связи с этим командующий британским флотом адмирал Г. Мур прислал командующему Северным флотом адмиралу А. Г. Головко телеграмму: «Желаю выразить свою благодарность за быстроту действий личного состава Вашего охотника при спасении наших людей, выброшенных взрывом за борт, когда был торпедирован британский корвет «Ларк».

17 февраля гитлеровская подводная лодка повредила союзный транспорт «Томас Скотт». Советский эскадренный миноносец «Жесткий» и буксирный пароход «М-12» оказали ему помощь. Однако буксирный стальной трос во время подачи его намотался на винты эсминца, и корабль потерял ход. Каждую секунду его могла атаковать подводная лодка врага. Сигнальщик комсомолец В. Д. Лимаров трижды спускался в ледяную воду под днище корабля, пока не освободил винты от троса. Затем английский транспорт был отбуксирован к берегу. В дальнейшем немецкая авиация дважды атаковывала конвой «RA-64», но безуспешно. Взлетевшие с конвойных авианосцев истребители отразили налет вражеских самолетов.

В марте крупное соединение торпедоносцев и бомбардировщиков противника пыталось провести операцию с целью уничтожения конвоя, следовавшего из Советского Союза в Англию. Однако из-за несогласованности действий самолетов наведения ему не удалось обнаружить конвой. Этот случай стал предметом обсуждения в гитлеровской ставке. Адмирал Дёниц доложил, что для успеха в подобной операции требуются летчики, имеющие специальную подготовку и большой боевой опыт. Так закончилась последняя попытка немецких военно-воздушных сил нанести массированный удар по союзному конвою, после чего авиация, базировавшаяся на аэродромы Северо-Западной Норвегии, перешла к действиям небольшими группами по 5—6 самолетов и значительных успехов не имела.

Германские подводные лодки продолжали вести борьбу на северных морских коммуникациях до дня капитуляции Германии. В конце апреля, например, на подходах к Кольскому заливу, куда прибыл из Англии большой конвой, было развернуто 14 подводных лодок. Одной из них удалось потопить английский корвет «Гудал» . Для отражения ударов подводных лодок противника Северный флот выделил дополнительные силы. Они получили задачу организовывать поиск и уничтожать подводные лодки непосредственно в прибрежном районе. Авиация Северного флота атаковала подводную лодку «U-716» на пути к Кольскому заливу, нанесла ей серьезные повреждения и заставила возвратиться на базу. Эскадренный миноносец «Карл Либкнехт» под командованием капитан-лейтенанта К. Д. Старицина, находившийся в охранении конвоя «JW-66», 22 апреля обнаружил при помощи гидроакустического прибора подводную лодку «U-286» и забросал ее глубинными бомбами. Через четыре минуты лодка с сильно поднятой кормой всплыла на поверхность в 45 метрах от борта миноносца. Ее рубка была разбита, перископы погнуты, антенны оборваны. После обстрела из орудий и пулеметов она затонула Эскадренный миноносец «Достойный», которым командовал капитан 3 ранга Н. Ф. Гончар, нанес повреждения еще одной подводной лодке.

Каждая вражеская подводная лодка, появлявшаяся в зоне действия флота, подвергалась преследованию до ее уничтожения или изгнания из контролируемых вод. 29 апреля советские миноносцы и самолеты более пяти часов преследовали подводную лодку «U-427», вынуждая ее то погружаться, то всплывать на поверхность для отражения атак зенитным огнем. По немецким данным, она с трудом дошла до базы. На помощь ей гитлеровцы послали подводную лодку «U-313», которая была встречена торпедными катерами и едва успела уйти от преследования, погрузившись на большую глубину. Еще одну подводную лодку, «U-307», потопили английские эскортные корабли. Таким образом, в последней операции противник потерял две подводные лодки, три лодки получили сильные повреждения и несколько лодок более мелкие повреждения. Остальные были вынуждены возвратиться на свои базы, не добившись успеха . Это свидетельствовало о том, что борьба с немецкими подвод­ными лодками стала не только более активной, но и более эффективной.

С 1 января по 23 мая 1945 г. из Англии в Кольский залив и порты Белого моря прибыло 5 конвоев в составе 136 транспортов и 90 эскортных кораблей. За то же время в Англию было отправлено 5 конвоев в составе 141 транспорта и 89 эскортных кораблей . Для непосредственного охранения конвоев Северный флот произвел более 100 выходов кораблей и свыше 600 самолето-вылетов. Подводным лодкам противника удалось потопить только три транспорта и пять кораблей охранения. Действия немецко-фашистской авиации были еще менее успешными, Она потопила только один транспорт союзников- До мая Белое и Карское моря были покрыты льдом. Поэтому внутренние морские перевозки в основном производились с помощью ледоколов между Мурманском, Петсамо и норвежским портом Киркенес. В освобожденные порты доставлялись различные народнохозяйственные грузы и предметы снабжения для частей 14-й армии. По внутренним морским коммуникациям в 1945 г. было проведено 70 конвоев в составе 155 транспортов и 20 вспомогательных судов. Для эскортиро­вания этих судов боевые корабли Северного флота сделали 599 выходов. Морским путем между нашими северными портами было перевезено более 71 тыс. тонн народно­хозяйственных и воинских грузов 8. При обеспечении перевозок по внешней и внутренней коммуникациям советский флот потерял один транспорт, эскадренный миноносец «Деятельный» и корабль—охотник за подводными лодками.

Боевая деятельность Северного флота не могла быть прекращена сразу же после капитуляции Германии, так как не было полной уверенности в том, что вооруженные силы Германии будут строго выполнять все условия капитуляции. Особые опасения вызывали немецкие подводные лодки, не подчинившиеся приказу возвратиться на базы. Еще 24 мая в море находилось 37 фашистских лодок, которые не капитулиро­вали и не сообщали о себе Поэтому в течение 20 суток после окончания войны режим плавания оставался прежним. Только 28 мая английское адмиралтейство объявило Атлантический и Северный Ледовитый океаны свободными от подводных лодок, авиации и надводных кораблей противника. С этого момента всем торговым судам разрешалось плавать самостоятельно.

Успешным действиям Северного флота в 1945 г. способствовало высокое политико-моральное состояние моряков. Политорганы флота умело использовали общий политический подъем, вызванный победами Красной Армии на фронтах, направляя работу партийных и комсомольских организаций на лучшее выполнение боевых задач. Коммунисты и комсомольцы составляли к этому времени почти три четверти всего личного состава флота . Они всегда находились впереди, показывая примеры мужества и геройства. Высокое звание Героя Советского Союза было присвоено 85 морякам Северного флота . Многие соединения и корабли, обеспечивавшие морские сообщения, были награждены орденами и преобразованы в гвардейские.




  1. Rjvbccfh

    В годы войны Северный флот преобразился из незначительной флотилии, предназначенной для прикрытия Севморпути и других локальных задач в океанский флот. Приобретенный боевой опыт позволил после войны поставить под контроль практически всю северную Атлантику. В этом не отнять заслуги адмирала Головко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.