Балтийский флот и его борьба против морских перевозок врага


Общая обстановка на Балтийском море в начале 1944 г. оставалась исключительно сложной. Противник удеряшвал северное побережье Финского залива до Сестрорецка и южное побережье до ораниенбаумского плацдарма. В его руках находились все острова, за исключением Сейскари, Пенисари и Лавансари. Поперек Финского залива по линии Нарвский залив —остров Сурсари (Гог-ланд) враг создал еще в 1942 г. минно-артиллерийскую позицию. Западнее этой позиции по линии остров Найссар (Нарген) — Порккала-Удд в 1943 г. гитлеровцы соорудили еще одну оборонительную позицию, которая включала, кроме минных, сплошное сетевое противолодочное заграждение. К 1944 г. обе эти позиции были усилены и составили единый мощный оборонительный рубеж.

На побережье Финского залива враг располагал многочисленными аэродромами, портами, укрытыми якорными стоянками. Труднодоступный для наших сил шхерный фарватер выходил в Выборгский залив, то есть непосредственно к Крон­штадту. Все это позволяло противнику держать весь Финский залив под постоянным наблюдением. Советским кораблям в случае выхода их из Ленинграда, Крон­штадта и островного района Сейскари — Лавансари угрожала большая опасность.

В Финском заливе действовали военно-морские силы Финляндии и специально сформированное соединение кораблей немецко-фашистского флота. В состав финского флота входили броненосец береговой обороны, 8 сторожевых кораблей, 6 кано­нерских лодок, 22 торпедных катера, 5 подводных лодок, 16 противолодочных кораб­лей, 6 минных заградителей, более 40 тральщиков и катеров-тральщиков 3. Корабли базировались на Выборг, Котку, Хельсинки и другие порты Финского залива.

Немецко-фашистский флот, действовавший в Финском заливе, не был постоянным; его численность зависела от обстановки. Он состоял из кораблей противолодочной обороны, десантных судов, минных заградителей, тральщиков и подводных лодок. К концу июня в нем насчитывалось 8—12 миноносцев и эскадренных миноносцев, 6 минных и сетевых заградителей, 16 торпедных катеров, 10 подводных лодок, до 100 тральщиков и катеров-тральщиков, свыше 100 десантных судов и дру­гих кораблей. Эти корабли базировались на порты Финляндии, а также на Таллин, Палдиски. В качестве временных пунктов базирования использовались Локса и Кунда. Германское морское командование всегда могло увеличить свои силы в Финском заливе, переведя сюда корабли из юго-западной части Балтийского

моря. Планы противника сводились к тому, чтобы ограниченными силами, используя стесненные условия Финского залива, продолжать блокировать корабли советского флота в восточной части залива. Этим враг рассчитывал обеспечить себе свободу действий в Балтийском море.

В состав нашего флота на 1 января 1944 г., включая Ладожскую военную флотилию, входили: 1 линейный корабль, 2 крейсера, 2 лидера, 9 эскадренных миноносцев, 28 подводных лодок, 6 сторожевых кораблей, 13 канонерских лодок, 51 торпедный катер, 9 минных и сетевых заградителей, 55 тральщиков, 169 катеров-тральщиков, 85 охотников за подводными лодками, 19 бронекатеров и другие малые корабли. В военно-воздушных силах флота насчитывалось 389 самолетов х. В дальнейшем численность авиации постепенно увеличивалась и к концу года достигла почти 700 самолетов. Флотом командовал адмирал В. Ф. Трибуц, членом Военного совета был вице-адмирал Н. К. Смирнов, а начальником штаба — контр-адмирал А. Н. Петров.

Корабли Краснознаменного Балтийского флота базировались на Ленинград, Кронштадт и на остров Лавансари. Весной часть сторожевых катеров и тральщиков перешла в Лужскую губу. Общее превосходство было на стороне советского флота. Поэтому вражеские корабли не осмеливались показываться из шхер в восточной части залива. Однако и наши корабли, в том числе и подводные лодки, из-за большой минной опасности не могли выходить в западную часть Финского залива и далее в Балтийское море. Вот почему действия Балтийского флота в начале 1944 г. свелись только к участию в операциях Красной Армии по разгрому приморских группировок противника, а затем и к прорыву гогландской позиции врага с целью расширения операционной зоны флота. В западной части Финского залива и в Балтийском море действовала лишь минно-торпедная авиация флота.

В связи с успешным завершением разгрома вражеских войск под Ленинградом и выходом войск Ленинградского фронта на побережье Нарвского залива значительно улучшились условия базирования и боевых действий флота. С началом навигации Краснознаменный Балтийский флот стал «прогрызать» гогландскую позицию в Нарвском заливе. Противник ответил бомбо-штурмовыми ударами по тральщикам, находившимся в базах и в море, и по передовому аэродрому на острове Лаван­сари. В то же время он начал усиливать позицию новыми минными заграждениями и увеличил число кораблей, охранявших ее.

Над Нарвским заливом развернулась упорная борьба за господство в воздухе. В течение марта, апреля, мая и в первых числах июня военно-воздушные силы флота, которыми командовал генерал-лейтенант авиации М. И. Самохин, провели более 200 воздушных боев. Советские летчики показали высокие образцы мужества и самоотверженности. Так, 23 марта, когда наши штурмовики атаковали вражеские корабли, ставившие мины, майор В. Н. Каштанкин повторил подвиг Н. Ф. Гастелло. Он направил свой горящий самолет на сторожевой корабль врага и потопил его. В боях над Нарвским заливом противник понес большие потери. Только 2 и 5 июня при попытках фашистской авиации нанести удары по тральщикам было сбито 26 неприятельских самолетов.

Все корабли противника, появлявшиеся в Нарвском заливе в светлое время суток, неизменно подвергались атакам нашей авиации. По немецким данным, только в июле германский флот потерял 2 тральщика и 2 артиллерийские десантные баржи; 13 кораблей, получивших сильные повреждения, были выведены из строя 3. Поэтому враг производил минирование лишь в темное время суток. В апреле — мае он поставил около 11 тыс. мин4. В дальнейшем ночные действия противника были затруднены атаками советских торпедных катеров. В результате успешных действий авиации и катеров наши тральщики получили возможность производить систематическое траление. В течение лета они проделали несколько проходов в минных заграждениях в Нарвском заливе. Особенно большую работу выполнила 1-я бригада тральщиков под командованием капитана 1 ранга Ф. Л. Юрковского. За три месяца она уничтожила 630 мин и 190 минных защитников.

В связи с начавшимся в июне наступлением войск Ленинградского фронта на Карельском перешейке Краснознаменный Балтийский флот активизировал свои действия на коммуникациях противника в Выборгском заливе и в шхерной прибрежной зоне между Выборгом и Коткой. Вследствие большой минной опасности, а также реальной угрозы со стороны вражеской авиации командование флота, руководствуясь указаниями Ставки, решило не использовать крупные корабли для нанесения ударов по коммуникациям врага. Эту задачу выполняли главным образом авиация и торпедные катера.

В дни боев за Выборг и острова Выборгского залива противник попытался прорваться шхерами в залив на помощь осажденным гарнизонам. Ночью 20 июня два германских миноносца, направившиеся в Выборгский залив, были атакованы группой торпедных катеров под командованием Героя Советского Союза капитана 3 ранга С. А. Осипова. Один миноносец врага был потоплен, другой поспешно отошел в шхеры. Днем в Выборгский залив пытался пройти отряд вражеских кораблей. Наша авиация, потопив торпедный катер «Тайсто-1» и серьезно повредив канонер­скую лодку «Аунус», тральщик «М-29», артиллерийскую баржу «АФ-49», вынудила весь отряд возвратиться в район Котки. 20 июня советская авиация потопила в этом районе минные заградители «Оттер» и «Паргас» с 500 минами и повредила стоявшие на рейде транспортные и вспомогательные суда. В тот же день наши корабли высадили десант на небольшой остров Нарви, расположенный к северу от острова Лаван-сари. Остров Нарви имел важное значение как пункт наблюдения за судоходством по шхерным фарватерам. Малочисленный гарнизон его при поддержке кораблей и авиации трижды отразил яростные атаки вражеских кораблей, стремившихся высадить десант и вновь овладеть островом.

В ночь на 1 июля четыре немецких сторожевых корабля, тральщик и два миноносца, охраняемые сторожевыми катерами, пытались пробиться в Выборгский залив. Но они были обнаружены с острова Нарви. Вышедшие наперехват с острова Лаван-сари четыре торпедных катера под командованием Героя Советского Союза капитан-лейтенанта В. П. Гуманенко решительно атаковали противника, хотя силы были неравные. Гитлеровцы вели ожесточенный огонь. Несмотря на это, катер старшего лейтенанта С. А. Глушкова выпустил торпеды с короткой дистанции и потопил корабль врага. Два других торпедных катера под командованием старшего лейтенанта А. В. Суворова, встретив сильный заградительный огонь, не смогли приблизиться к вражеским кораблям. Тогда, атаковав противника с другого направления, они торпедировали сторожевой корабль. Опасаясь новых ударов наших торпедных катеров, немецкие корабли поспешно отошли.

Последняя попытка прорваться в Выборгский залив была предпринята гитлеровцами 5 июля. Отряд, состоявший из канонерских лодок, десантных барж, транспортов и катеров (более 20 единиц), дважды намеревался пробиться к занятым нашими войсками островам. Советские торпедные катера и авиация потопили канонерскую лодку, десантное судно и, повредив несколько кораблей, заставили врага повернуть назад и укрыться в шхерах.

Стремясь прикрыть свою шхерную коммуникацию Котка—Выборгский залив от ударов нашей авиации, противник усилил группировку истребительной авиа­цией. На рейд Котка пришел крейсер противовоздушной обороны «Ниобе». Чтобы уничтожить его, военно-воздушные силы флота 16 июля совершили на Котку налет, в котором участвовало 132 самолета. Вначале штурмовики атаковали зенитные средства врага. Затем 28 пикирующих бомбардировщиков, ведомых командиром полка Героем Советского Союза подполковником В. И. Раковым, нанесли удар по крейсеру и повредили его. После этого 3 бомбардировщика, ведомых подпол­ковником И. Н. Пономаренко, сбросили на крейсер 6 тысячекилограммовых бомб и потопили его. Бомбардировщик капитана И. В. Тихомирова уничтожил большой транспорт г. Офицеры Пономаренко и Тихомиров получили звание Героя Советского Союза, а подполковник Раков был награжден второй медалью «Золотая Звезда».

Так, в борьбе на ближних морских коммуникациях противника, имевших оперативное значение, Краснознаменный Балтийский флот добился значительных успехов.

Действия Ленинградского фронта и Балтийского флота создали реальные предпосылки дальнейшего расширения района боевых действий и вывода подводных лодок и надводных кораблей в Балтийское море. Последнее обстоятельство вызвало беспокойство у гитлеровского командования. 9 июля адмирал Дёниц доложил Гитлеру, что прорыв советских кораблей в Балтийское море может прервать импорт из Швеции руды, имевшей решающее значение для строительства под­водных лодок и развития всей военной экономики Германии. Кроме того, это затруднило бы снабжение северной группировки немецких войск и поставило бы под угрозу районы боевой подготовки подводных лодок. Дёниц требовал во что бы то ни стало удержать господство на Балтийском море. Он считал, что группа армий «Север» должна предотвратить прорыв советских войск к портам и военно-морским базам .

С выходом Финляндии из войны и освобождением Эстонии обстановка на море серьезно изменилась: отпала необходимость в прорыве нарвско-гогландской минно-артиллерийской позиции и в использовании кораблей и авиации для боевых действий на шхерной коммуникации вдоль северного побережья Финского залива. Корабли могли теперь совершать переходы в западную часть залива по шхерным фарватерам в его северной части.

После того как Красная Армия разгромила группировку противника в Прибалтике, изолировала в Курляндии группу армий «Север» и советские войска высадились на островах Сарема и Хиума, часть авиации флота перебазировалась в районы Паневежиса, Пярну и Паланги. К концу года на морских сообщениях противника действовали 60 торпедоносцев, 50 бомбардировщиков и около 200 штурмовиков. Самолеты стали совершать крейсерские полеты в южную часть Балтийского моря вплоть до Померанской бухты.

Гитлеровское командование решило удержать острова в Финском заливе, чтобы не допустить выхода советских кораблей в Балтийское море. Для этого оно хотело силой оружия захватить у своих бывших союзников — финнов наиболее важные в системе оборонительных позиций острова. В ночь на 15 сентября более 35 немецких кораблей высадили на остров Сурсари десант численностью 1600 чело­век с орудиями и минометами. Финский гарнизон вступил в бой. По просьбе финнов в нем приняла участие авиация Краснознаменного Балтийского флота. В течение дня 9-я и 11-я штурмовые авиационные дивизии бомбо-штурмовыми ударами пото­пили у острова Сурсари и западнее его четыре десантные баржи, сторожевой корабль и буксирный пароход. Многие суда получили повреждения. Уцелевшие вражеские корабли отошли на запад, оставив свой десант на острове без поддержки. К концу дня десантники прекратили сопротивление. В последующем противник вынужден был оставить и вторую укрепленную морскую позицию, проходившую поперек залива от Таллина до полуострова Порккала-Удд.

При отходе из Финского залива немецко-фашистский флот заминировал порты, рейды и фарватеры, в том числе и в финских территориальных водах. Кроме того, противник усилил минно-сетевые противолодочные заграждения к северу от Таллина, на линии остров Найссар — Порккала-Удд. В результате всего этого до весны 1945 г. в портах Таллине и Палдиски не могли базироваться наши крупные корабли.

В начале октября 1944 г. советские подводные лодки вышли в Балтийское море. Развернулись боевые действия на вражеских коммуникациях. В связи с большой активностью наших подводных лодок немецко-фашистское командование вынуждено было срочно усилить противолодочную оборону на всем Балтийском море. Несмотря на это, советские моряки действовали умело и настойчиво. С 6 по 13 октября они потопили в районах Мемеля и Вентспилса семь транспортных судов врага. Подводная лодка, которой командовал капитан-лейтенант С. Н. Богорад, потопила- пять судов, а лодки под командованием капитан-лейтенанта А. А. Клюшкина и капитана 3 ранга А. М. Матиясевича — по три корабля. 16 октября подводная лодка, командиром которой был капитан-лейтенант М. С. Калинин, проникнув на рейд Вентспилса, обнаружила стоявшие на якоре четыре транспорта и залпом четырех торпед поразила два из них.

В это же время авиация флота из нового района базирования также наносила удары по вражеским коммуникациям. Чтобы затруднить противнику использование портов Лиепаи и Мемеля, на их рейдах были поставлены мины. В течение октября— декабря 8-я минно-торпедная и 11-я штурмовая авиационные дивизии произвели восемь массированных налетов на Лиепаю. Немецко-фашистское командование в целях защиты порта, через который производилось снабжение курляндской группировки, организовало мощную противовоздушную оборону. Но это не остановило балтийских летчиков. Они продолжали самоотверженно действовать. Так, в результате налета 14 декабря советские самолеты потопили 4 транспорта и танкер, повредили 8 транспортов, сожгли портовый склад и уничтожили на аэродроме близ Лиепаи 11 самолетов врага.

Нарушение подвоза морем хотя и не решило судьбы немецко-фашистских войск в Курляндии, но все же значительно ухудшило их положение. Противник испытывал острый недостаток в горючем. Поэтому в конце октября командование группы армий «Север» было вынуждено запретить всем офицерам до командиров полков пользоваться автомашинами.

Боевые действия Краснознаменного Балтийского флота в 1944 г. были весьма эффективными. Находясь в исключительно сложных условиях, соединения флота оказали существенную помощь войскам Ленинградского фронта в разгроме врага под Ленинградом, на Карельском перешейке, в Южной Карелии и в Прибалтике. Активными действиями в Финском заливе флот помешал немецко-фашистскому командованию использовать корабли для помощи своим сухопутным войскам, а в дальнейшем ограничил возможность как пополнения, так и эвакуации войск и материальных ценностей из Курляндии.

В течение года противнику был нанесен большой материальный ущерб: корабли и авиация флота потопили 123 транспортных судна общим водоизмещением 273 тыс. тонн.

Расширение района боевых действий Краснознаменного Балтийского флота и активизация борьбы на вражеских коммуникациях способствовали также обеспечению наших коммуникаций как в восточной, так и в центральной части Финского залива.

С октября протяженность коммуникаций и количество перевозимых грузов резко увеличились. Из Финляндии начался вывоз леса, бумаги, сборных домов, из Швеции — промышленного оборудования и других грузов. Регулярными стали воинские перевозки в Таллин и на Моонзундские острова. Флот обеспечил охраной переход 1514 транспортных судов, на которых было перевезено около 315 тыс. тонн народнохозяйственных и воинских грузов и свыше 42 тыс. человек .

Важнейшей задачей флота являлось устранение на море большой минной опасности. Корабли-тральщики в течение 1944 г. вытралили 3151 мину . Несмотря на то что в составе флота насчитывалось 220 тральщиков и катеров-тральщиков, они с большим трудом гарантировали безопасность плавания конвоев.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.