Экономические реформы: замысел, характер, результаты


В течение 1992—1998 гг. в стране происходила грандиозная перестройка отношений собственности. Перераспределение собственности проводилось под лозунгом «реформ», подразумевавших скорейшее утверждение рыночных отношений в стране. Б. Н. Ельцин в ноябре 1991 г. сам возглавил правительство, составленное из молодых политиков, сторонников радикальных экономических реформ (Е. Т. Гайдар, А. Н. Шохин, А. Б. Чубайс, А. И. Нечаев и др.).

В январе 1992 г. было единовременно разморожено большинство цен, провозглашен -принцип свободной торговли.

Были сняты ограничения на доходы. Заявлена жесткая кредитно-денежная политика, что означало отказ предприятиям государственного сектора и коллективным хозяйствам на селе в государственных субсидиях, «дешевых деньгах». Предполагалось, что благодаря приватизации государственной собственности «ничья собственность», неэффективная собственность обретет своего хозяина, что быстро даст положительные результаты.

В реальной жизни вместо пятикратного предполагаемого увеличения цен они выросли за 1992 г., первый год «реформ», более чем в 60 раз — оптовые и в 23 раза — розничные. По некоторым подсчетам, увеличение цен произошло в 100-150 раз при росте зарплаты в 10-15 раз. К 1996 г. цены выросли в 10 000 раз. Сбережения населения, в том числе вклады в Сберегательном банке, моментально обесценились и фактически пропали, были изъяты у населения.

Грандиозным обманом для подавляющего большинства населения обернулась ваучерная приватизация. Полученные каждым гражданином приватизационные чеки (ваучеры) номинальной стоимостью 10 тыс. руб. преподносились как денежный эквивалент доли гражданина в национальном богатстве, подлежащем справед­ливому перераспределению. Предполагалось, что граждане обменяют свои ваучеры на акции приватизируемых предприятий и различных инвестиционных фондов. В конце 1991 г., когда определялась стоимость ваучера, 10 тыс. руб. представляли собой внушительную сумму. К осени 1992 г. произошло обесценивание денег, но ни о каком перерасчете стоимости ваучеров никто и не вспомнил. Осенью 1992 г., когда началась выдача ваучеров (всего было выдано 146 млн чеков), на 10 тыс. руб. можно было купить 5 бутылок водки. В июне 1994 г., когда сроки для вложе­ния ваучеров закончились, за 10 тыс. руб. можно было купить 3 бутылки водки.

Абсолютное большинство вкладчиков ваучеров (за исключением немногих дер­жателей привилегированных акций) не получило никаких процентов, а компании и инвестиционные фонды в большинстве своем лопнули как мыльные пузыри. Реальную пользу от «ваучеризации всей страны» извлекли некоторые категории предпринимателей, частные банки и криминальные группы, которые скупили ваучеры у населения за бесценок, а затем по номинальной стоимости ваучеров и благодаря многократно заниженной стоимости приватизируемых объектов стали собственниками последних. В 1992—1993 гг. 500 крупнейших предприятий России стоимостью не менее 200 млрд долларов были проданы всего за 7,2 млрд долларов. Российские реформы ярко подтвердили тезис Аристотеля: «Собственность есть кража».

1992 г. оказался временем беспрецедентного обогащения, «первоначального накопления капитала». В то же время в 1992 г. национальный доход страны сократился на 25%, промышленное производство упало на 20, сельскохозяйственное — на 12, а производство важнейших товаров народного потребления сократилось на 20-30%. Правительство сократило выпуск денег (бумажную эмиссию). Повсеместно наблюдался дефицит финансовых средств. Денежные расчеты между предприятиями заменялись бартерными сделками, т. е. обменом товарами. На уплату налогов не хватало средств. Государство заменяло налоги различными взаимо­зачетами. На многих предприятиях зарплату либо вообще не платили, либо выплачивали выпускаемой продукцией. Начался рост безработицы.

К марту 1992 г. 85 млн человек (57%) по своим доходам находились ниже про­житочного минимума, а 28 млн (18,9%) — ниже физиологического минимума, т. е. элементарно голодали. Простых людей возмущала бесконтрольность новой по­литической элиты, которая распоряжалась государственной собственностью как своей личной. Происходило постепенное восстановление системы привилегий, против которой совсем недавно боролись демократы. Резко обострилась криминогенная ситуация. «Гримасы реформ», как когда-то «гримасы нэпа», вызвали разочарование в широких кругах интеллигенции, работников государственного сектора экономики. На эти настроения стали опираться некоторые бывшие сподвижники президента Ельцина, считавшие, что он исчерпал себя, не способен на созидательную работу. Ряд организаций создал Фронт национального спасения, начала формироваться «державно-патриотическая» оппозиция.

Анатолий Борисович Чубайс родился в 1955 г. Окончил Ленинградский инженер­но-экономический институт. В 1977—1982 гг. занимался научной работой. Активист демократического движения. В 1990—1991 гг. — заместитель председателя, первый заместитель председателя Ленгорисполкома. С июня 1992 г. — заместитель Председателя Правительства РФ, одновременно — с ноября 1991 по ноябрь 1994 г. — председатель Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом. С ноября 1994 по январь 1996 г. — первый заместитель Председателя Правительства РФ. Руководитель Администрации Президента РФ с июня 1996 г. С 1998 г. председатель правления РАО «ЕЭС». Один из создателей Союза правых сил.

Политическая борьба в стране проходила в форме противостояния законода­тельной (Съезд народных депутатов РФ и Верховный Совет РФ) и исполнительной (Президент РФ Ельцин и российское правительство) властей. Законодатели принимали законы, не обеспеченные финансами: о социальных гарантиях военно­служащих, о помощи жителям северных территорий и др. В Конституцию РСФСР 1978 г. были внесены многочисленные поправки, ограничивавшие полномочия Президента. Законодатели настаивали на корректировке происходивших реформ и в декабре 1992 г. на VII съезде народных депутатов заставили Президента убрать из правительства Е. Т. Гайдара. Главой Правительства стал В. С. Черномырдин.

Ельцин в силу своего характера и под влиянием политического окружения уже весной 1992 г. после первых критических выступлений против реформ на VI съезде народных депутатов стал тяготиться контролем со стороны Советов, в котором ему виделось тяжелое наследие прежнего общества. В декабре 1992 г. Президент обвинил депутатов в саботаже реформ и пытался расколоть съезд, покинув его заседания. Но за президентом пошла меньшая часть депутатов. В марте 1993 г. президент хотел ввести особый порядок управления страной, но встретил дружный отпор. Вице-президент А. В. Руцкой, председатель Верховного Совета РФ Р. И. Хасбулатов, председатель Конституционного суда В. Д. Зорькин, Генеральный прокурор В. Л. Степанков осудили действия президента. Внеочередной IX съезд народных депутатов 26 марта 1993 г. осуществил попытку отстранить пре­зидента от должности, но должного количества голосов не набралось. В апреле 1993 г. состоялся референдум, результаты которого законодательной и исполни­тельной властью трактовались в свою пользу, хотя, по сути дела, ни та ни другая сторона не получили однозначной поддержки со стороны большинства населения.

С весны 1993 г. в центре политической борьбы оказалась подготовка проекта новой Конституции. Первоначально подготовленный проект президентской стороной был отвергнут. Причина простая: в проекте предусматривались значительные ограничения президентских полномочий и устанавливался возрастной предел в 65 лет для будущих кандидатов в президенты, что автоматически исключало Б. Н. Ельцина из возможных выборов 1996 г. Президентская команда подготовила новый проект, в котором последовательно проводилась идея президентской республики. Другие проекты игнорировались. Провалом закончилось Конституционное совещание летом 1993 г. Возникла тупиковая ситуация.

Законодатели и Конституционный суд РФ квалифицировали действия исполнительной власти (Президента и Правительства) как государственный переворот. В стране возникло двоевластие, причем в значительно более острой форме, чем в 1917 г. Обе стороны принимали свои решения и пытались обращаться ко всей стране. Вечером 3 октября сторонники Верховного Совета захватили здание московской мэрии и пытаясь взять штурмом «империю лжи» — телецентр «Останкино». Однако сил у Верховного Совета оказалось недостаточно. Военные, подразделения специального назначения остались на стороне президента. 3 октября 1993 г. президент ввел в Москве чрезвычайное положение. Белый дом, здание в центре Москвы, в котором размещался Верховный Совет РФ, находился в осаде, а 4 октября правительственные войска после танкового обстрела заняли его. В ходе военных столкновений в Москве, по официальным данным, погибло около 150 человек. Многие видные деятели оппозиции были арестованы.

12 декабря 1993 г. прошли выборы в Государственную думу и одновременно референдум по единственному проекту Конституции страны, предложенному победившей президентской стороной.

Конституция провозгласила Российскую Федерацию демократическим федеративным правовым социальным государством с республиканской формой правления. В Конституции большое место отведено правам и свободам граждан, человек признается высшей ценностью. Конституция 1993 г. признает многопартийность, многообразие форм собственности, провозглашает идеологический плюрализм. Конституция создала в России суперпрезидентскую республику, в которой президент наделен огромными полномочиями. Президент определяет политику страны, подбирает кандидатуры на все важнейшие государственные посты в стране. Президент предлагает Государственной думе кандидатуру премьер-министра и в случае ее троекратного отклонения может распустить законодательный орган и назначить новые выборы. Государственная дума считается высшим законодательным органом, но ее решения подлежат рассмотрению в Совете Федерации и утверждению президентом страны. Президент же может издавать указы, которые имеют силу закона. При этом президентские указы не подлежат обязательному утверждению Государственной думой. Следует вспомнить, что в России 1906—1917 гг. высочайшие указы императора должны были обязательно рассматриваться и утверждаться Думой, а издавать их император мог только в перерывах между заседаниями Думы. Решения Думы при царизме также могли «завернуть» Государ­ственный совет и сам император. Дореволюционные думцы безуспешно пытались добиться того, чтобы правительство формировалось по итогам выборов при решающем участии Думы и было ответственно перед ней (как в начале XX в. в Англии и как в большинстве современных парламентских государств). По современной российской конституции правительство зависит только от президента. Не предусмотрены отчеты правительства и министров в Думе, что предлагал еще М. М. Сперанский. Депутаты современной Думы не имеют права запроса, которое имели депутаты дореволюционной Думы и в соответствии с которым лю­бой государственный чиновник мог быть вызван для объяснений по конкретным вопросам. Подобная практика существует повсеместно в современных парламентах.

Первая Государственная дума была избрана 12 декабря 1993 г. сроком на 2 года. (Депутаты считали современную Думу новым учреждением и отказались возобновить нумерацию Дум с дореволюционного периода.) Выборы проходили как на индивидуальной основе, по мажоритарной системе, так и по партийным спискам. Больше чем по 5% голосов избирателей по партийным спискам в масштабе страны получили 8 партий и движений. Большой неожиданностью для правящих кругов стала победа оппозиционных сил — Либерально-демократической партии России, Аграрной партии России и Коммунистической партии Российской Федерации. Дума, пользуясь своими конституционными полномочиями, 23 февраля 1994 г. амнистировала всех лиц, находившихся под следствием или содержавшихся под стражей в связи с событиями 19-21 августа 1991 г. и 21 сентября — 4 октября 1993 г. Дума пыталась заниматься законодательной деятельностью. Были приняты две части Гражданского кодекса, новый Кодекс о семье и браке и ряд других. Думская оппозиция своей критикой заставила правительство в 1994 г. перейти от неуправляемой «шоковой терапии» к стратегии активной стабилизации: выборочной поддержке выживших отраслей народного хозяйства, более гибкой финансовой политике, снижению темпов инфляции. Правда, борьбу с инфляцией правительство Черномырдина вело, задерживая выплату заработной платы работникам государственного сектора и связанных с ним сфер. В апреле 1994 г. большинство политических движений страны подписали Договор об общественном согласии.

Исполнительная власть продолжала действовать бесконтрольно, игнорируя общественное мнение. Это ярко проявилось в ходе широкомасштабных военных операций на территории Чеченской Республики, начавшихся в декабре 1994 г. Основанием для «чеченской войны» послужил Указ президента Ельцина о восстановлении в Чечне «конституционного порядка». Война, жертвами которой стали тысячи военнослужащих и мирных жителей, велась без какого-либо одобрения со стороны Думы. Нельзя не вспомнить, что российское правительство в странном оцепенении не прореагировало на роспуск генералом Д. Дудаевым в сентябре 1991 г. Верховного Совета Чечено-Ингушской автономной республики. Тогда же было демонстративно заявлено об отделении Чечни от России. В течение последующих лет чеченскому руководству удалось создать значительные запасы оружия и других средств для ведения будущей войны.

Экономическое положение не становилось лучше. В 1994 г. производственные инвестиции снизились на 33%, в 1995 г. — еще на 21%. Ожидаемые иностранные капиталовложения не поступали как из-за нестабильности внутриполитической ситуации в стране, так и вследствие многочисленных сдерживающих факторов, среди которых неповоротливость, необязательность и коррумпированность нового российского чиновничества, ставшие «притчей во языцех». Перебои с выплатой пенсий, пособий, заработной платы преодолевались путем налогового пресса на работающие предприятия, за счет растущей задолженности западным банкам, распродажи государственной собственности. К июню 1994 г. чековая приватизация в основном была завершена. Оказалось приватизировано около 75% предприятий торговли, более 65% предприятий общественного питания и почти 75% предприятий сферы обслуживания. В стране появился слой частных собственников — несколько миллионов граждан, но отнюдь не десятки миллионов, как провозглашал президент Ельцин.

В результате либерализации, ваучеризации и приватизации очереди исчезли. Промышленные и продовольственные товары заполнили прилавки магазинов, ларьков и тысяч стихийных рынков. Насыщение внутреннего рынка происходило во многом благодаря усилиям «челноков» — мелких торговцев, которые привозили из-за границы небольшие партии товаров. Этой деятельностью занимались около 10 млн человек. Возникли коммерческие предприятия в строительстве, хлебопекарном деле, пивоварении, сфере питания, издательской деятельности и т. д. Многие обогащались за счет обмана, спекуляций, создания финансовых «пирамид», а также путем прямых уголовных преступлений. В стране развернулась «великая криминальная революция».

Социальные последствия реформ для многих оказались весьма тяжелыми. Государственные дотации на товары и услуги первой необходимости, бесплатное медицинское обслуживание, образование, жилье и др., к которым население страны привыкло, были отменены. К 1994 г. армию безработных составили почти 9 млн человек. Населению предлагалось выживать самостоятельно. Социальные ожидания, связанные с реформами, растаяли, как прошлогодний снег.

Авторитет исполнительной власти падал все ниже и на выборах во II Государственную думу 17 декабря 1995 г. по партийным спискам в лидеры вышла КПРФ. Сохранили свои позиции ЛДПР и движение «Яблоко». Четвертой партией, преодолевшей пятипроцентный барьер, стало созданное В. С. Черномырдиным движение «Наш дом — Россия», которое воспринималось как номенклатурная «партия власти», партия чиновников и зависимых от них людей.

1996 г. прошел под знаком президентских выборов. Главным противником Б. Н. Ельцина стал лидер КПРФ Г. А. Зюганов (всего было 11 кандидатов, включая «инициатора перестройки» М. С. Горбачева). Коммунисты и их союзники выступили с предметной критикой правительства, особенно его социальной политики. Пропрезидентские средства массовой информации доказывали избирателям, что КПРФ, ее лидеры «ничего не забыли, но ничему не научились». Поэтому, придя к власти, восстановят советские порядки, начнут новый передел собственности, инициируют гражданскую войну в стране и вызовут своими действиями новое мощное давление на страну извне. В июне-июле 1996 г. на выборах, кото­рые прошли в два тура, Б. Н. Ельцину удалось с небольшим перевесом победить и остаться президентом. В сентябре 1996 г. привлеченный Б. Н. Ельциным бывший конкурент генерал А. И. Лебедь подписал мирное соглашение с чеченским руководством. Фактически федеральное правительство капитулировало. Выявилась низкая боеспособность федеральных вооруженных сил.

В 1994—1996 гг. правительство В. С. Черномырдина пыталось осуществлять целевое кредитование наиболее перспективных предприятий и частичное государственное регулирование цен. Инфляция стала сокращаться. Была проведена деноминация рубля, т. е. изменение масштаба цен в соотношении 1000 к 1. Но денег не хватало. Бюджет был сокращен. Выплата зарплат и пособий систематически задерживалась. С 1996 г. под высокие проценты и гарантии государство стало выпускать ценные бумаги — «государственные краткосрочные обязательства» (ГКО), которые покупали различные предприятия, акционерные общества и организации. Внутренний государственный долг к 1998 г. составил 45% от федерального бюджета. Государство создало свою финансовую «пирамиду».

О выполнении предвыборных обещаний не вспоминали. Президент постоянно тасовал правительство, пополняя его как финансистами, которые занимались перекачкой государственных средств в подконтрольные им финансово-банковские структуры, так и «молодыми реформаторами», которые предпочитали действовать старыми номенклатурными способами дележа уменьшающегося госу­дарственного пирога без участия основной массы населения.

Весной 1998 г. получил отставку В. С. Черномырдин, и председателем прави­тельства стал С. В. Кириенко. После некоторых противоречивых шагов и закулисных маневров 17 августа 1998 г. С. В. Кириенко объявил правительство бан­кротом, прекратив выплату процентов по ГКО (государственным краткосрочным обязательствам) и «заморозив» вклады населения в банках. С. В. Кириенко ушел в отставку, а население на практике познакомилось с понятием «дефолт» (что, собственно, и означает неспособность производить своевременные процентные и основные выплаты по долговым обязательствам или неспособность выполнять условия договора о выпуске облигационного займа). Специальная комиссия Совета Федерации оценила ущерб, нанесенный дефолтом, в десятки миллиардов долларов и сотни миллиардов рублей.

Политический кризис был преодолен назначением на премьерский пост опытного и осторожного Е. М. Примакова, который ряд лет возглавлял Службу внешней разведки (СВР). Ему удалось в течение нескольких месяцев стабилизировать ситуацию и даже воспользоваться ею, так как резкое падение объемов импорта способствовало оживлению отечественных товаропроизводителей.

Президент Б. Н. Ельцин и его окружение ревниво восприняли рост авторитета Е. М. Примакова. В Думе весной 1999 г. была создана комиссия по подготовке решения об отставке президента от должности. Но в мае 1999 г. в Государственной думе при голосовании не набралось необходимого в соответствии с Конституцией РФ количества голосов для начала процедуры импичмента. Одновременно Е. М. Примаков, который, по мнению команды Ельцина, «плохо защищал» президента, был заменен на С. В. Степашина. Последнего уже в августе 1999 г. заменил В. В. Путин, объявленный Б. Н. Ельциным своим преемником.

СПРАВОЧНИК

Осенью 1999 г. ежемесячно депутат получал оклад размером 6 тыс. руб., необлагаемые на­логом доплаты за депутатскую деятельность и за питание, а также различные премии: квартальные, за весеннюю и осеннюю сессии, к отпуску (который, между прочим, 48 дней) и пр., т. е. около 14 окладов в год, или 7 тыс. руб. в месяц. Каждый месяц на зарплату помощникам на постоянной основе (их 5 человек: один в Государственной думе и 4 — на местах) выделялось 12 тыс. руб., а помощниками депутатов могут быть и самые близкие родственники. На обеспечение деятельности депутата в округе или регионе (аренда 4 офисов, мебель, оргтехника, связь, транспорт; командированные помощники и пр.) отпускалось 124 тыс. руб. в месяц. Кроме того, депутат имеет право бесплатно пользоваться междугородным авиационным, железнодорожным и автомобильным транспортом; персональным автомобилем, междугородной и международной связью на работе и дома; не платит за квартиру и коммунальные услуги и пр. Все это выливалось в солидную сумму, которая, по некоторым оценкам, осенью 1999 г. доходила до 44,5 тыс. руб. в месяц. Депутаты первых созывов получили в собственность в Москве квартиры или так называемую денежную компенсацию за «длительную командировку» — порядка 45-50 тыс. долларов США. У де­путатов к осени 1999 г. было оформлено свыше 25 тыс. помощников на общественных началах — в среднем по 55 помощников на каждого депутата. Это целая армия людей, имеющих удостоверения, ездящих бесплатно в общественном транспорте и нередко бесконтрольно использующих средства связи и офисные помещения своих депутатов, в том числе и в коммерческих целях. Депутаты ввели для себя пенсию в размере 75% от их денежного довольствия и дополнительные материальные гарантии после истечения депутатских полномочий. Каждый депутат Второй Государственной думы обходился налогоплательщикам России, по самым скромным оценкам, в сумму 217 тыс. руб., или почти 9,5 тыс. долларов США в месяц. Причем большинство расходов производилось по совершившемуся факту без определения каких-либо лимитов и контроля. К середине 2004 г. заработная плата депутата составляла 30 тыс. рублей в месяц. На транспорт, связь, представительские расходы и содержание аппарата в среднем на одного депутата выделялось 367 тыс. руб. в месяц.

ХРЕСТОМАТИЯ:

Из обращения Президента РСФСР к народу на V Съезде народных депутатов России, 28 октября 1991 г.

«...Период движения мелкими шагами завершен. Поле для реформ разминировано. Нужен крупный реформаторский прорыв. У нас есть уникальная возможность за несколько месяцев стабилизировать экономическое положение и начать процесс оздоровления. Мы отстояли политическую свободу, теперь нам надо дать экономическую, снять все преграды на пути свободы предприятий, предпринимательства, дать людям возможность работать и получать столько, сколько они зарабатывают, сбросить бюрократический пресс...

Если пойдем по этому пути сегодня, реальные результаты получим к осени 1992 года. Если не используем реальный шанс переломить неблагоприятный ход событий, обречем себя на нищету, а государство с многовековой историей — на крах...

Я призываю всех граждан России понять — разовый переход к рыночным ценам — тяжелая, вынужденная, но необходимая мера. Таким путем прошли многие государства. Хуже будет примерно полгода, затем — снижение цен, наполнение потребительского рынка товарами. А к осени 1992 года, как я обещал перед выборами, — стабилизация экономики, постепенное улучшение жизни людей...

Либерализация цен будет сопровождаться мерами по социальной защите населения. Сейчас идет подготовка указов о реформировании пенсионной системы частного социального страхования. Наши возможности таковы, что мы будем помогать прежде всего наиболее нуждающимся социальным группам. Поэтому сейчас рассчитывается прожиточный минимум, исходя из реального темпа инфляции с поправкой на региональные условия...

Буду откровенным: нам придется нелегко...

В этой ситуации я как глава исполнительной власти России, осуществляющий в соответствии с Конституцией руководство деятельностью Советов Министров на этот ответственный, тяжелый период, готов непосредственно возглавить правительство. Обязуюсь перед своим народом сформировать кабинет реформ и рассчитываю на понимание и поддержку депутатов, каждого россиянина», — заявлял Президент России.

Из Указа Президента РСФСР «О мерах по либерализации цен» (3 декабря 1991 г.).

«1) Осуществить со 2 января 1992 года переход в основном на применение свободных (рыночных) цен и тарифов, складывающихся под влиянием спроса и предложения, на про­дукцию производственно-технического назначения, товары народного потребления, работы и услуги.

Государственные закупки сельскохозяйственной продукции также производить по свободным (рыночным) ценам.

2) Установить со 2 января 1992 года применение государственного регулирования цен (тарифов) предприятиям и организациям, независимо от форм собственности, только на ограниченный круг продукции производственно-технического назначения, основных потребительских товаров и услуг по перечням.

3) Правительству РСФСР:

  • определить предельный уровень цен и тарифов на конкретные виды продукции производственно-технического назначения, основные потребительские товары и услуги, порядок их регулирования;
  • ввести в действие в 1992 году порядок регулирования цен на продукцию предприятий-монополистов;
  • осуществить в 1992 году во взаимодействии с суверенными государствами — бывшими союзными республиками — переход на расчеты по согласованной межгосударственной номенклатуре поставок товаров и продукции, как правило, по мировым ценам» (Рос­сийская газета. 1991. 25 декабря).


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.