Русские революционные общества в 1816—1826 гг


Вернувшиеся из-за границы, молодые офицеры стремились к активной деятельности. Уже в 1816 г. было создано первое революционное общество, учредителями которого были офицеры Александр Муравьев, его дальний родственник Никита Муравьев, И.Д.Якушкин, С.П.Трубецкой, а также братья Сергей и Матвей Муравьевы-Апостолы. Они назвали свое общество «Союзом спасения», так как полагали, что настало время спасти Россию. Вскоре в их общество был принят П. И. Пестель и еще несколько офицеров.

Все участники этого общества единодушно признали, что основной задачей «Союза спасения» является ликвидация крепостного права и самодержавия. Они много спорили о формах революционной организации и ее тактики, изучая деятельность политических клубов в революционной Франции, а также карбонарских вент, Тугендбунда и др. Исходя из оценки ошибок вышеперечисленных организаций, большинство членов «Союза спасения» признало, что действовать необходимо постепенно, пытаясь привлечь на свою сторону влиятельных лиц в государственном аппарате и с их помощью добиться провозглашения конституции после смерти царя.

Опасаясь предательства и прекрасно пони­мая, что их ожидает в том случае, если о существовании «Союза спасения» станет известно вышестоящему командованию, члены организации ввели строгую конспирацию. Существовал весьма сложный порядок пополнения рядов общества, который ограничил его рост. За два года существования «Союза спасения» количество членов его достигло лишь 25 — 30 человек. Уже в конце 1817 г. стала видна очевидная слабость этой первой революционной организации, когда почти все ее участники собрались в Москве по причине приезда туда царского двора и гвардии. Именно здесь, признав отсутствие сил для решительных действий, основная масса членов «Союза спасения» приняла постановление о реорганизации общества.

В начале 1818 г. члены «Союза спасения» организовали «Союз благоденствия», в работу которого они предполагали привлечь значительное количество участников. Теперь они решили поменять тактику своей борьбы. Учредители «Союза благоденствия», находясь под воздействием философов-просветителей XVIII в., были уверены, что «мнение правит миром», а поэтому стремились произвести государственный переворот, овладев «общественным мнением». Был принят

устав нового общества, согласно которому в него допускались представители всех свободных сословий. Кроме этого, предполагалось создать широкий круг сочувствующих целям «Союза благоденствия»: литературные общества, благотворительные и другие легальные организации. Руководители «Союза» полагали, что для пропаганды революционных идей потребуется около двадцати лет и что революция произойдет сама собой примерно в 1839 г.

«Союзу благоденствия» удалось преодолеть узкие рамки «Союза спасения», и за три года существования этой организации при ней возникло до 15 управ (отделов), в том числе и в провинции. Количество членов этого общества уже выросло до 200 человек. Следует отметить, что общество привлекло многих видных представителей российской культуры, в том числе А. С. Пушкина и А. С. Грибоедова.

Так как в те годы обострилась ситуация в западных провинциях России и к тому же произошел новый подъем революционного движения в Западной Европе, некоторые члены «Союза благоденствия» образовали внутри организации республиканское течение. Впервые это произошло на совещании «коренной» (глав­ной) управы в Петербурге в январе 1820 г., когда П. И. Пестель по поручению 30 членов Тульчинской управы, которые служили в войсках на Украине, сделал доклад о преимуществах республиканского строя правления. Ему удалось убедить собравшихся, и совещание единодушно приняло республиканскую программу. Никита Муравьев тут же предложил убить царя и тем самым ускорить выступление общества. Он считал, что можно произвести военную революцию, подобно испанской, быстрые успехи которой произвели на молодых русских офицеров огромное впечатление. Но его предложение поддержки не получило.

После того как в октябре 1820 г. солдаты Семеновского полка выразили открытый протест против жестокого самоуправства нового командира, возник вопрос о реорганизации «Союза благоденствия». Восставших солдат заключили в Петропавловскую крепость, но требование семеновцев о смещении ненавистного им командира нашло искреннее сочувствие в остальных полках гвардии. Именно в эти дни в Преображенских казармах были найдены прокламации, которые призывали солдат к восстанию и выбору командиров «из своего брата солдата». Это подтолкнуло членов «Союза благоденствия», сторонников решительных действий, к мысли о возможности военной революции в России. В то же время после усиления правительственных репрессий в армии из общества вышли люди умеренные и готовые к решительным действиям. В начале 1821 г. московский съезд уполномоченных от управ принял постановление о прекращении деятельности «Союза благоденствия». На этом съезде было принято решение создать строго конспиративное тайное общество с тщательным отбором членов, которые готовы на решительные выступления в духе военной революции.

После того, как был распущен «Союз благоденст­вия», была образована новая революционная организация, которая состояла из двух обществ — Северного и Южного. Центр Северного общества находился в Петербурге, и во главе его стоял Н.М. Муравьев. Центр Южного общества находился в войсках второй армии на Украине. Оно было образовано из бывших членов Тульчинской управы, и во главе с П. И. Пестелем.

Организаторы Южного общества сразу же показали себя умелыми руководителями. Им удалось создать креп­кую быстро растущую организацию. Активно велась вербовка новых членов общества, а поэтому вскоре организовались новые управы — Васильковская и Каменская. Начиная с 1822 г., они регулярно созыва­ли ежегодные съезды представителей всех управ в Киеве во время январских контрактов (ярмарок). Все члены Южного общества единодушно приняли тактику военной революции, в случае победы которой в стране должен был установиться республиканский строй прав­ления. Еще в начале 1823 г. руководители Южного общества установили связи с польскими и белорусскими патриотами, которые выступали за воссоздание королевства Польского и Великого княжества Литовского. Вместе с ними они обсуждали планы совместного выступления против российского царизма.

Главной задачей для руководителей обоих обществ было согласование единой программы. Выработку про­екта такой программы взял на себя глава Южного общества П.И.Пестель и один из руководителей революционных обществ Петербурга Никита Муравьев. Но путь формирования русской революционной идеологии в 20-х гг. XIX в. был сложным и неоднозначным, поэтому разработка подобного проекта затянулась на несколько лет. Согласно проекту П.И.Пестеля, который окончательно назвал его в 1824 г. «Русской правдой», Россия должна была стать демократической республикой, а вся полнота законодательной, судебной и административной власти должна принадлежать народным выборным представителям. В стране следовало ввести гражданское равноправие с предоставлением политических прав всем мужчинам, достигшим возраста 20 лет. Этот проект содержал раздел, в котором предлагалось решение аграрного вопроса. Проект подрывал основу феодализма — помещичье землевладение. Пестель считал, что крупные помещичьи имения должны были подлежать конфискации, а все граждане могли получить в пользование земельные наделы из особого государственного фонда, включающего в себя половину всех земель. Вторая половина земель должна была быть продана или сдана в аренду. Такой путь открывал воз­можность для развития буржуазной собственности на землю в России.

В отличие от руководителей Южного общества, Никита Муравьев и другие представители столичных революционных кругов разработали проект конституци­онно-монархической программы. Согласно этому проекту, получившему название «Конституция», предусматривалось ограничение власти императора основным законом государства и избрание народных представителей в законодательный орган. Работающие по найму не пользовались политическими правами, а крестьяне-общинники могли посылать в избирательные собрания одного представителя от каждых 500 душ. Право прямого участия в выборах получали лишь владельцы собственности на сумму не менее 500 рублей серебром, а для кандидатов на высшие выборные должности устанавливался еще более высокий имущественный ценз — до 30 — 60 тыс. рублей серебром. Так же как и Пестель, Муравьев требовал освобождения крестьян от крепостной зависимости, но без обеспечения их землей, а поэтому помещичье землевладение сохранялось неприкосновенным.

Оба проекта содержали требование ликвидации крепостного права и самодержавия, но по ряду существенных вопросов позиции руководителей Южного и Северного обществ серьезно расходились, были непоследовательны и противоречивы. Кроме этого, многие из дворянских революционеров, входящие как в одно, так и другое общество, занимали неуверенную позицию, так как не решались на немедленную ломку всего самодержавно-крепостнического строя.

Не вызывала разногласий лишь принятая ими тактика военной революции. Представители как Северного, так и Южного обществ единодушно считали, что свержение феодального строя в России должно быть произведено только с помощью войск и отвергали участие широких народных масс в будущей революции. Дворянские революционеры противопоставляли французскую революцию конца XVIII в., которая по их словам «началась чернью, и поэтому произошли все ужасные безначалия», «бескровной» революции в Испании, на основе которой они формировали собственную тактику. М.П. Бестужев-Рюмин, один из самых активных членов Южного общества, говорил: «Наша революция будет подобна революции испанской: она не будет стоить ни одной капли крови, ибо произведется одною армиею, без участия народа».

Несмотря на большие разногласия в программах, представители Южного и Северного обществ всегда рассматривали свои организации как части единой революционной организации с общими задачами и согласованным планом революционного восстания. Именно поэтому активные участники обоих организаций постоянно стремились к достижению полной договоренности по вопросам программы и тактики будущих выступлений.

Именно с этой целью в 1821 г. Никита Муравьев был введен в состав руководства Южного общества, а на ежегодных съездах Южного общества всегда получал одобрение план совместных действий с Северным обществом, которое в будущем выступлении должно было сыграть решающую роль — захватить власть в Петербурге.

Представители обществ постоянно держали друг друга в курсе своих действий. Так, руководители Южного общества сразу же сообщили столичной организации о своих переговорах с польскими и белорусскими патриотами. Представители Южного общества неоднократно ездили в Петербург для согласования программного документа обоих обществ.

Тем не менее разногласия между представителями двух организаций оставались значительными. Это ска­залось даже в том, что в отличие от «Русской правды», которую на съезде Южного общества в 1823 г. признали как программу всей организации, «Конституция» Никиты Муравьева так и не получала одобрения руководящими членами Северного общества и резко осуждалась Пестелем.

Весной 1824 г., когда в Петербург приехал Пестель, революционеры предприняли решительный шаг к объединению обоих обществ. Этому способствовало то, что в Северном обществе к тому времени усилилось влияние новых членов во главе с поэтом К. Ф. Рылеевым, которые разделяли республиканские убеждения южан и критиковали ограниченность «Конституции» Муравьева. Они настаивали на активной подготовке революционного выступления. Поэтому Пестелю без особого труда удалось добиться принятия Северным обществом решения о том, что после переработки Пестелем и Муравьевым их конституционных проектов, в 1826 г. будет созван объединительный съезд для принятия единой программы.

Благодаря этим событиям внутренняя жизнь Северного общества заметно оживилась. Сам Муравьев пошел на уступки и в новых вариантах «Конституции» под давлением группы Рылеева признал право крестьян сначала на усадьбу, а позднее — на земельный надел в две десятины. Кроме этого, в его документе был снижен имущественный ценз, что позволило бы в будущем расширить круг лиц, имеющих избирательное право. В свою очередь Пестель также перерабатывал «Русскую правду», уточняя и обосновывая ее принципиальные положе­ния, которые вызвали наибольшие разногласия. К этому времени в общества вступили новые члены. В Петербурге группа Рылеева активно расширялась, и к ней перешло все руководство Северным обществом. В то же время в Южное обще­ство вступило несколько десятков офицеров из «Общества соединенных славян», которое было основано в 1823 г. офицерами Петром и Андреем Борисовыми и польским революционером Юлианом Люблинским. Руководители этого общества были сторонниками всеобщего равенства, осуждали власть денег и тиранию, стояли на панславистских позициях и мечтали о создании федеративной республики, куда, кроме Российской империи и Варшавского герцогства, должны были войти государства чехов, хорватов, далматинцев, сербов и даже венгров.

Но рост количественного состава обществ имел и отрицательную сторону. Стали поступать тревожные сведения о постоянных доносах правительству на революционную деятельность Северного и Южного обществ, нависла опасность разгрома и ареста руководителей, поэтому было решено ускорить подготовку восстания. Отводя захвату власти в Петербурге первостепенное значение, Пестель наметил совместное выступление обоих обществ на весну 1826 г. Этот срок был согласован с представителем Северного общества С.П. Трубецким. Но неожиданная смерть царя Александра I заставила революционеров ускорить ход событий.

1 декабря 1825 г., не оставив прямых наследников, внезапно умер царь Александр I. По закону царем должен был стать старший из его братьев Константин, который находился в это время на посту наместника в Варшаве. Но члены царской семьи знали, что еще до смерти царя Константин отказался от своих прав на престол, и о том, что существовало тайное распоряжение Александра I, в котором он назначал своим наследником другого своего брата — Николая. Тем не менее Николай, который был непопулярен в гвардии, так и не решился стать царем до получения формального отречения Константина, поскольку генерал-губернатор Петербурга Милорадович открыто заявил, что в случае воцарения на престол Николая он не ручается за сохранение порядка в столице. После смерти Александра I Николай провозгласил царем Константина и провел ему присягу в Петербурге. Но Константин оказался верен своему первоначальному решению и в Петербурге так и не появился. Переписка между столицей и Варшавой по вопросу о престолонаследии затянулась почти на месяц. 25 декабря 1825 г. Николай принял решение о своем собственном воцарении. На 26 декабря в Петербурге была назначена «переприсяга» новому царю. Это вызвало замешательство в правящих сферах столицы, чем решило воспользоваться Северное общество.

Непопулярное и необычное событие — «переприсяга»,— показалось им довольно благоприятным поводом, чтобы поднять войска для государственного переворота. Подготовку восстания возглавил Рылеев, который надеялся на то, что к восставшим присоединятся многие войска.

В случае победы восстания революционеры собирались провозгласить через сенат демократические свободы, отменить крепостное право и объявить о созыве Учредительного собрания. Предполагалось заставить сенаторов издать об этом особый манифест. Восставшие войска, выстроившись на Петровской (Сенатской) площади, должны были своим присутствием оказать давление на сенат и ускорить принятие подобного манифеста. Одновременно с этим восставшие намеревались захватить Зимний дворец и арестовать царскую семью, а также овладеть Петропавловской крепостью и арсеналом, занять другие важные для столицы объекты. Для выполнения этого плана войска столичного гарнизона, во многих полках которого имелись члены Северного общества, должны были в своих частях воспрепятствовать присяге солдат новому царю и вывести их из казарм, после чего пройти по городу и сосредоточить части у сената. Командование всеми восставшими войсками поручалось С.П.Трубецкому, который наделялся фактически диктаторскими полномочиями.

Наступило утро 26 декабря (14 декабря по старому стилю) — день, на который было назначено восстание. Еще до восхода солнца все члены тайного общества были в своих частях, где они вели горячую агитацию против «переприсяги». Время шло, церемония присяги в войсках задерживалась, так как Николай I вызвал командиров полков к 7 часам утра к себе во дворец.

Ситуация становилась критической. И вдруг около 10 часов утра, после того, как А.Бестужев произнес горячую речь, направленную к солдатам московского полка, те решительно отказались присягать новому царю Николаю. Произошла стычка между прибывшим в свою часть командиром полка и революционными офицерами, в которой командир был тяжело ранен. Около 800 солдат полка покинули свои казармы и с развернутым знаменем, пройдя по Гороховой улице и увлекая за собой толпу народа, прибыли к сенату. Здесь они построились в каре недалеко от памятника Петру I. Так началось восстание декабристов.

Первоначальный план восстания был сорван, так как Николай I объявил о своем воцарении Государственному совету и принял присягу от его членов еще в час ночи. Утром во дворец были созваны не только командиры полков, но и сенаторы, которые так­же присягнули новому царю и успели разъехаться до того, как на Сенатскую площадь пришел Московский полк. По городу успели распространить заранее отпечатанный манифест о восшествии на престол Николая I, поэтому предотвратить провозглашение нового царя восставшим не удалось. Сорвала первоначальный замысел и задержка с присягой по полкам.

Тем не менее открытое выступление Московского полка крайне встревожило нового царя и его окружение. Николай I уже получил донесение о существовании тайного общества в армии и о его связях с Петербургом. Донесение было составлено по наветам предателей, которые сообщили о деятельности Южного общества. П. И. Пестель был арестован уже 25 декабря. Кроме того, Николай I хорошо помнил предупреждение о его непопулярности в гвардии, а поэтому не был уверен в том, что столичный гарнизон не поддержит восставших из Московского полка.

К моменту восстания у Николая был лишь один батальон преображенцев, которых вызвали из соседних казарм. Царю необходимо было выиграть время, чтобы выяснить положение в других частях гарнизона. С этой целью для переговоров с восставшими был послан Милорадович.

Московский полк уже более часа ждал прихода на площадь других революционных частей. Затянувшееся ожидание вызывало тревогу, не явился к восставшим и С. П. Трубецкой, который был избран «диктатором», а поэтому восстание было лишено руководства. Ситуация была критической. А когда на площадь приехал генерал Милорадович, известный еще с войны 1812 г. и имевший популярность в войсках, и стал призывать солдат разойтись по своим казармам, ряды восстав­ших могли дрогнуть каждую минуту. Сознавая опасность этого, один из революционных офицеров П. Г. Ка­ховский выстрелил из пистолета в Милорадовича и смертельно ранил его.

К этому времени на Сенатскую площадь подоспели войска столичного гарнизона, который вызвал Николай I. Они были выдвинуты против Московского полка. Пра­вительственным войскам удалось окружить восставших лишь к двум часам дня, что не помешало пробиться на площадь новым отрядам революционных войск — лейб-гвардии и морякам гвардейского экипажа. Это увеличило числелейность восставших до 3 тыс.

Обе стороны избегали решительного столкновения, так как руководители восстания все еще надеялись на присоединение новых воинских частей, а войска, остававшиеся верными царскому правительству, не решались атаковать своих же соотечественников. Лишь конная гвардия произвела несколько атак на восставших, но была без труда отбита беглым огнем солдат, выставленных в охранную цепь восставших. Отражению этих атак способствовал и собравшийся на площади народ, бросавший в конницу поленья дров.

С каждым часом тревога Николая I росла, и он даже поручил своему родственнику Евгению Вюртембергскому подготовить вывоз царской семьи из Петербурга. Позже, вспоминая события 28 декабря, он сознавался ему: «Что непонятно во всем этом, Евгений, так как это, что нас обоих тут же не пристрелили».

Начались сумерки, а восставшие войска стояли на площади. Николай I опасался, что с наступлением тем­ноты возрастет активность народных масс и восставших войск, а поэтому он решил прибегнуть к последнему средству — артиллерии. Был отдан приказ открыть огонь по восставшим, но выполнить его оказалось невозможным, так как к доставленным на Сенатскую площадь пушкам не подвезли снаряды. За ними спешно послали в военную лабораторию, которая находилась примерно в пяти верстах от площади. Снаряды подвезли на извозчиках и в пятом часу вечера по рядам восставших был открыт артиллерийский огонь. Стреляли картечью с расстояния 150 — 200 шагов. Первый же залп оказался губительным, после второго залпа ряды восставших были смяты. Участники восстания стали спасаться бегством, пытаясь укрыться на соседних улицах, многие бросились на лед Невы. Лишь Михаил Бестужев попытался построить убегающих сол­дат в боевой порядок, но к набережной подтянули орудия, и отряд Бестужева был расстрелян в упор.

Так было подавлено первое российское открытое восстание против царизма, в результате чего сотни людей были убиты и ранены. Уже в ночь на 27 декабря во дворец стали свозить арестованных офицеров — руководителей восстания.

О неудачном восстании в Петербурге членам Южного общества стало известно лишь 6 января 1826 г. В это время шли повальные аресты, что угрожало полным разгромом всей организации. И тогда ближайшие сторонники П.И.Пестеля — руководитель Васильковской управы подполковник Черниговского полка СИ. Муравьев-Апостол и его друг подпоручик М.П. Бестужев Рюмин приняли решение о восстании в соответствии с заранее разработанным планом одновременного выступления в столице и на Украине. Как офицеры, они не могли не понимать, что подобная отчаянная попытка вряд ли приведет к победе, но долг призывал их разделить участь своих друзей.

События начались 10 января, когда при активном участии членов Васильковской управы и группы «Со­единенных славян» восстала 5-я рота Черниговского полка. На следующий день к восставшим присоединился весь Черниговский полк, который стоял в городе Василькове. СИ. Муравьев-Апостол, который возглавил восстание, через гонцов попытался установить связь с членами Южного общества в других полках второй армии. Восставший полк двинулся из Василькова в походном порядке на Житомир, где надеялся получить подкрепление. Но маршрут Черниговского полка неоднократно менялся из-за того, что командование армии, хорошо осведомленное через шпионов о деятельности тайного общества, заранее изменило местопребывание связанных с ним полков. Это привело к тому, что укрепить силы восставших не удалось.

Вскоре против Черниговского полка были высланы конные части генерала Гейсмара вместе с артиллерией. Сражение произошло 15 января 1826 г. недалеко от деревни Ковалевка, в 8 10 километрах к югу от города Фастова. Залпами картечи восставший полк был рассеян, многие участники восстания погибли. С. И. Муравьев-Апостол был ранен в голову и его захватили с оружием в руках. Восстание Южного общества было разгромлено.

После подавления восстания декабристов Николай I приказал жестоко расправиться с его участниками. Пятеро из них — П.И. Пестель, К.Ф. Рылеев, С. И. Муравьев-Апостол, М.П. Бестужев-Рюмин, П.Г. Каховский — были повешены, свыше 120 человек сосланы на каторгу либо на поселение в Сибирь. Наиболее активных участников декабрьского восстания 1825 г., которые смогли выдержать многолетнюю каторгу, он до конца жизни держал в Сибири, и лишь после смерти Николая I оставшимся в живых декабристам была объявлена амнистия и они смогли вернуться домой. К тому времени это были уже больные пожилые люди.

Революционное выступление офицеров-декабристов против самодержавия нашло в стране повсеместное сочувствие. Это восстание подтолкнуло к мысли о борьбе с царизмом других передовых людей в России того времени. Суровая расправа над декабристами вызвала осуждение современников. Это выступление революционеров-дворян дало толчок к дальнейшему развитию прогрессивных идей и популяризации их среди широких масс населения.

Восстание 26 (14) декабря 1825 г. в Петербурге вызвало острый интерес в Западной Европе. Поначалу к нему отнеслись как к очередной попытке дворцового переворота, и оценивалось оно исключительно из внешнеполитических последствий, которые оно могло повлечь за собой. Во многих английских газетах появились статьи, авторы которых надеялись на скорое ослабление России. Но Николай I поспешил сформулировать официальную версию, которую он высказал на приеме иностранных послов в Петербурге; декабристы были объявлены «кучкой безумных мятежников», которые не имели никакой опоры внутри страны. Реакционная западноевропейская печать подхватила эту официальную версию, выставляя фигуру нового российского царя в качестве героя.

Но либерально-оппозиционные и радикальные периодические издания Западной Европы отнеслись к восстанию декабристов иначе. Здесь высказывались более объективные суждения о выступлении первых российских революционеров. Некоторые английские газеты и журналы написали о серьезном революционном потрясении, которое произошло в России. Они выразили мнение о слабости царского самодержавия, которое «перестало быть неприступным». Таким образом, восстание декабристов стало оцениваться иностранными современниками как одно из звеньев общеевропейского революционно-освободительного движения 20-х гг. XIX в., которое было направлено против реакционно-монархических режимов. Газета «Конституционалист», которая являлась органом французских либералов, задавала вопрос: «Чем вызвано петербургское движение?» И тут же давала ответ: «Это то же, что происходит во Франции, Англии, Америке, Риме и Париже, в Мадриде и Мексике, т.е. всеобщее мировое движение, которое захватило и Россию».




  1. Маргарита

    Интересно все же, почему незадолго до исполнения приговора, Николай І смягчил приговор и вместо 36 человек казнены были только 5? А после казни царь материально обеспечил некоторых жен и детей декабристов до их замужества или совершеннолетия. Это немного непонятно, так как эти люди замышляли государственный переворот, и логично было бы их жестоко наказать, чтобы другим неповадно было повторять их подвиги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.