Реформы Петра I Великого


Абсолютизм — это общеевропейская форма правления в XVII—XVIII вв., при которой верховная власть и оформление в государстве полностью и безраздельно принадле-российского жит монарху. Феодальный по существу европейский абсолютизма абсолютизм окончательно ликвидировал феодальный сепаратизм и утвердил политическую централизацию. Монарх обособлялся из феодальной иерархии, а отношения вассалитета в государстве полностью сменялись отношениями подданства. Господствующий класс отстранялся от прямого участия в управлении. Верховная власть в системе абсолютизма объявляла себя непогрешимой,, безграничной и стоящей выше закона. Эволюция государственного строя европейских стран в сторону абсолютизма отражала попытку дворянства сохранить свое господство в новых исторических условиях развития капитализма. А имевшиеся в общественных отношениях буржуазные элементы не противоречили феодальным устоям.

В России абсолютная монархия сложилась в ходе петровских реформ и имела свои особенности. Первостепенную роль в ее формиро­вании играли внешнеполитические факторы, такие как угроза со стороны более развитых стран Запада и систематическая опасность с Юга, вынуждавшие государство держать в постоянной готовности значительные вооруженные силы, расходы на содержание которых превышали материальные ресурсы населения. Только неограниченная власть монарха могла принудить население приносить жертвы государству. При этом российский абсолютизм, в отличие от европейского, не мог опираться на формирующееся буржуазное сословие. Российское купечество не противостояло дворянству и не составляло оппозиции крепостнической системе. Напротив, оно требовало предоставления себе дворянских привилегий, в частности главной из них — права владения крепостными крестьянами.

К началу XVIII в. определилось отставание России от Западной Европы, вставшей на путь капитализма. Необходимость его преодоления поставила перед страной ряд неотложных задач. Правление Петра I (1696—1725) вошло в историю как эпоха преобразований России в сторону «европеизации». Они коснулись всех без исключения сторон жизни русского общества — от государственного аппарата до патриархальных черт повседневной жизни российского обывателя. Сама личность и деяния Петра заслужили неоднозначную оценку как его современников, так и потомков. Но те и другие безусловно признают его заслуги как преобразователя России. Реформы Петра Великого стали закономерным продолжением тенденций, определившихся в предыдущую эпоху.

Юность Петра была тесно связана с Немецкой слободой — традиционным местом поселения иностранцев на восточной окраине Москвы. Еще в царствование Алексея Михайловича наблюдалось усиление западного влияния в некоторых сферах жизни России. Целый ряд приближенных царя — Ртищев, Ордин-Нащокин, Матвеев — проявляют интерес к Западу и говорят о необходимости сближения с ним. Любимец царя, боярин Артамон Матвеев, женатый на шотландке Е. Гамильтон, устроил свой дом на «немецкий лад» и развлекал Алексея Михайловича представлениями иноземных артистов. В его доме воспитывалась вторая жена царя Наталья Нарышкина. Немецкая слобода — «уголок Западной Европы» — сыграла роль колыбели реформа­торской деятельности Петра. Появившееся затем новое название района — Лефортово — было связано с именем ближайшего сподвижника Петра Франца Лефорта, швейцарца по происхождению.

С момента возникновения Немецкая слобода являлась важнейшим центром взаимодействия двух культур — русской и западноевропейской, здесь впервые в России сформировалось ядро активной предпри­нимательской и просветительской деятельности европейцев. Образами западноевропейской культуры был насыщен дух слободы в течение всего времени ее существования. Это сказалось во многих чертах личности Петра и обстоятельствах биографии царя. Именно с петровской эпохи русское общество начинает сознательно интересоваться западным типом культуры в его сравнении с русским.

Феномен Лефортова способствовал становлению «человека цивилизованного мира», наделенного волей, жаждой деятельности, потребностью в личной славе и успехе, яркой индивидуальностью. К этой категории принадлежали лучшие представители петровской и после­петровской европеизированной культуры. «Птенцы гнезда Петрова» В.Н. Татищев, Ф.М. Апраксин, П.А. Толстой, А.Д. Меншиков, П.П. Шафиров, П.И. Ягужинский, А.В. Макаров и другие в полной мере воплощали в себе новый образ, рожденный эпохой. Среди них следует назвать и Феофана Прокоповича, автора «Правды воли монаршей», идейного обоснования петровского абсолютизма.

Важную роль в формировании личности Петра и его политических устремлений сыграло так называемое «великое посольство» в Европу (1697—1698), куда он отправился инкогнито под именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова. Посольство, официально возглавлявшееся Ф. Лефортом, посетило Пруссию, Голландию, Англию, Австрию — ведущие европейские страны с богатым опытом развития промышленности и торговли, крупнейшие морские державы, достигшие высокого политического уровня развития общества. В ходе посольства Петр сумел верно оценить сложившуюся внешнеполитическую ситуацию, благоприятную для подхода к решению вековой российской проблемы выхода к Балтийскому морю. Занятые предстоящей войной за наследство испанской короны, на которую могли претендовать австрийские Габсбурги и французские Бурбоны, европейские страны не имели возможности вмешаться в отношения между Россией и Швецией, которая владела тогда почти всем побережьем Балтийского моря. При этом Петр мог рассчитывать на союз с Данией, Польшей и Саксонией в предстоявшей войне (так называемый Северный союз оформился в 1699 г.).

Крупномасштабные внешнеполитические задачи российского абсолютизма требовали создания сильнейших в Европе армии и флота. Военные столкновения с Западом обнаруживали полную несостоятельность военно-технического строя Московской Руси. Введением рекрутской повинности (1705) было положено начало строительству регулярной армии с единым принципом комплектования, вооружением и обмундированием. Патриархальное по сути стрелецкое войско было упразднено. Рекрут — солдат действующей армии — избирался на пожизненную службу с каждых 20 дворов крестьянского населения. Позже в рекруты стали брать с определенного числа душ мужского пола. Был издан новый Воинский регламент, открыты военные училища. Основу армии составили созданные Петром из «потешных» Преображенский и Семеновский гвардейские полки, названные по именам подмосковных дворцовых сел.

Особая заслуга Петра состоит в создании российского флота, ос­новы которого закладывались им сначала на Яузе, а затем на Плещеевом озере у Переславля (прежде — Переяславля-Залесского). Строительство флотилий было продолжено на р. Воронеж у ее впадения в р. Дон. Так, не имевшая на протяжении веков выхода к северным и южным морям Россия с нуля создала за короткий срок современный и боеспособный военно-морской флот, одержавший затем победу над прославленными эскадрами шведского короля Карла XII.

Приступая к решению первоочередной внешнеполитической задачи выхода к морям, Петр вернулся к идее Крымских походов, в которых потерпел неудачу князь В. Голицын, и предпринял свой первый поход на Азов — сильную турецко-крымскую крепость в устье Дона. Но осада крепости была неудачной, и русские войска отступили. Во втором походе вновь построенный русский флот блокировал крепость с моря, и Азов был взят (1696), а Петр начал постройку крепости и гавани Таганрог на Азовском море. По условиям перемирия с Турцией (1700), Россия получала устье Дона с крепостью Азов и освобождалась от ежегодной выплаты дани крымскому хану.

Теперь Петр мог сосредоточить все силы на подготовке войны со Швецией за Балтийское побережье. Великая Северная война (1700— 1721), одна из самых длительных в истории России, закончилась полной победой и превратила Россию в крупнейшую европейскую морскую державу.

В молодом шведском короле Карле XII русские неожиданно встретили опасного противника. Первоначально его прекрасно обученная и дисциплинированная армия атаковала русских под Нарвой (1700) и обратила их в бегство. Только Преображенский и Семеновский полки сохранили боевой порядок и отбивались от неприятеля. Не обескураженный поражением Петр со всей присущей ему энергией и настойчивостью взялся за воссоздание русской военной силы.

Торжествовавший победу над русскими Карл увел большую часть своих войск в Европу для войны с Польшей. Тем временем русские действовали небольшими отрядами и, ведя бои местного значения, одержали свои первые победы над шведами: в 1702 г. был взят Нотебург (древняя крепость Орешек), переименованный Петром в Шлиссельбург, в 1703 г. — крепость Ниеншанц в устье Невы. Здесь были заложены Петропавловская крепость — начало города Санкт-Петербурга, а затем база флота — крепость Кронштадт для защиты города с моря. Теперь вся Нева от истоков до устья была в руках русских. В 1704 г. были взяты сильные шведские крепости Нарва и Дерпт (Юрьев), в 1705 г. — столица Курляндии Митава. В результате этих побед Россия закрепилась в Восточной Прибалтике и предложила Швеции мир, но получила отказ. Разгромив Польшу, Карл XII двинулся в поход на Москву, но внезапно повернул на Украину, рассчитывая на помощь перешедшего к нему гетмана Мазепы. Запорожцы встали на сторону Мазепы и Карла, после чего центр казацкой вольницы Запорожская Сечь был взят и разорен русскими войсками.

Поражение сухопутной армии шведов у деревни Лесной (1708) стало роковым для Карла. Шведская армия, находившаяся в чужой враждебной стране, ослабленная длительной войной, оказалась в трудном положении, тогда как армия Петра непрерывно усиливалась подходом подкреплений. В решающем сражении под Полтавой (1709) общее военное руководство осуществлял сам Петр, конницей командовал Меншиков, пехотой — Шереметев, артиллерией — Яков Брюс. Шведы были обращены в бегство, а дотоле непобедимая шведская армия перестала существовать. Карл с Мазепой успели перебраться через Днепр и укрылись в турецких владениях — молдавском городе Бендеры. В 1710 г. русские взяли Выборг (Финляндия), Ригу, Ревель и другие города Прибалтики.

Под влиянием Карла XII Турция объявила войну России, и русская армия во главе с Петром выступила в Прутский поход. Но военное счастье изменило здесь русскому оружию, и турки сумели окружить армию Петра. Однако Петру Шафирову, ведшему переговоры с турецким визирем Магмет-пашой, удалось договориться о мире. В соответствии с Прутским трактатом (1711) Россия была вынуждена возвратить Турции Приазовье.

Потерпев неудачу на южном фронте, Петр продолжил войну со Швецией и захватил всю Финляндию. Победы на суше были закреплены замечательными морскими победами при мысе Гангуте (1714) и острове Гренгаме (1720). Подписанный Ништадтский мир (1721) возвращал Швеции Финляндию, но закреплял за Россией побережье Балтийского моря от Выборга до Риги — часть Карелии и Ингрии, Эстляндию и Лифляндию.

В ходе Каспийского похода (1722) Петр занял со своими войска­ми персидские провинции с городами Дербент и Баку и южное побережье Каспийского моря. Заключенный с Персией (Ираном) мир (1723) оставлял России занятое побережье, а Персия обязалась поддержать Россию против Турции. Стамбульский (1724) договор с Турцией закреплял за Россией ее завоевания в Прикаспии.

Старая, традиционная структура управления страной уже не отвечала общенациональным потребностям. В годы правления Петра происходит всестороннее преобразование органов центральной и местной власти, приведшее к созданию централизованной системы органов управления.

Вершину социальной пирамиды общества занимал император, титул которого Петр принял после победы над Швецией в Северной войне (1721). Боярская дума была упразднена (1711), и ее место занял Сенат, ставший с 1722 г. высшим законосовещательным органом при императоре. В 1718—1721 гг. была преобразована устаревшая и не соответствовавшая потребностям абсолютизма система приказного управления страной. Органами исполнительной власти в стране стали 12 коллегий (название «коллегия» означало коллегиальный, коллективный принцип руководства), каждая из которых ведала строго определенной отраслью управления: внешними сношениями, вооруженными сухопутными и морскими силами, финансами государства, промышленностью, землевладением и пр. С 1722 г. на правах коллегии существовал Главный магистрат, ведавший русскими городами.

Решения в коллегиях принимались большинством голосов ее членов, так как тем самым «известнее взыскуется истина», нежели «единым лицем». Старое название сохранил Преображенский приказ — карательное учреждение, возникшее еще в конце XVII в. для рассмотрения дел о преступлениях против государственной власти.

Особая роль в системе абсолютизма отводилась духовной колле­гии, или Синоду, создание которого (1721) означало полное подчинение церкви государству. Его возникновение связано со смертью в 1700 г. патриарха Адриана, после чего новый глава церкви избран не был. Петру не нужен был очередной противник преобразовательных планов, — налагавший запрет на заимствование всего передового, что могло проникнуть в Россию с Запада, и обрекавший страну на косность и отсталость. Петр нуждался в активном помощнике, целиком разделявшем его намерения. Ему удалось обрести среди духовенства под­линного сторонника преобразований и надежного соратника в их осуществлении — Феофана Прокоповича. Регламент духовной коллегии, составленный Прокоповичем, обозначил сущность церковной реформы: главой церкви объявлялся монарх, а управление церковными делами поручалось чиновникам, находившимся на государственной службе. Первоначально Петр ограничился назначением местоблюстителя патриаршего престола, а с учреждением Синода должность патриарха была упразднена. Церковь была подчинена императору, светской власти и рактически стала составной частью государственной машины абсолю­тизма. Главой Синода назначалось светское лицо — обер-прокурор.

С целью укрепления власти на местах страна была поделена на восемь губерний во главе с губернаторами и 50 провинций, каждая из которых делилась на уезды. Так сложилась единая для всей страны административно-бюрократическая система управления с аппаратом чиновничества.

Социальная политика петровского абсолютизма была направлена на дальнейшее усиление роли дворянства в государстве. Оно получило исключительное право владения землей и крестьянами и освобождалось от налогов. По Указу о единонаследии (1714) дворянское поместье окончательно уравнивалось в правах с вотчиной. Сложился единый класс феодалов, именуемый дворянством, или шляхтой на польский манер. Согласно указу поместья не подлежали разделу между наследниками и передавались в наследство только старшему сыну по праву майората (старшинства), распространенному в Европе. Единонаследие должно было предотвратить дробление имений. Младшие сыновья дворян, не имея земельного обеспечения, должны были искать источники дохода на ставшей обязательной пожизненной службе в армии, на флоте или на государственной службе. Они могли приобретать поместья после семи лет на военной и десяти на гражданской службе. Вызвавший недовольство землевладельцев, Привыкших поровну делить имение между детьми, указ был отменен Анной Иоанновной в 1731 г.

В целях упорядочения государственной службы вводилась «Табель о рангах» (1722), окончательно утвердившая принцип личной выслуги. Вся военная, гражданская и придворная служба делилась на 14 рангов (классов) в соответствии с занимаемой должностью. Низшей, четырнадцатой, ступенью была должность коллежского регистратора, высшей — должность канцлера. Чиновник, достигший на гражданской службе восьмого ранга коллежского асессора, получал потомственное дворянство.

Позже, при Александре I (1809), лица с университетским образованием стали получать преимущество в продвижении по служебной лестнице. Таким образом, благодаря таланту или усердию служба давала определенную возможность лицам разного происхождения войти в состав .привилегированного дворянского сословия. «Табель о рангах» положила начало формированию чиновничества — многочисленного слоя людей, состоявших на государственной службе, основная масса которых занимала низшие чины и существовала на жалованье, — так называемые «люди 20-го числа», столь пронзительно опи­санные в гоголевской «Шинели».

За особые заслуги перед отечеством с 1709 г. Петр стал жаловать графский титул, первым носителем которого оказался канцлер Г.И. Головкин, а высшей наградой стал вновь учрежденный орден Св. Апостола Андрея Первозванного — украшенный драгоценными камнями крест на голубой орденской ленте. Его первым кавалером был Ф.А. Головин.

Дворянство и духовенство являлись единственными неподатными сословиями в России. Все остальное население обязано было платить налог государству. С этой целью на смену подворному обложению (действовало с .1679—1681 гг.) была введена денежная подушная подать. Для этого в 1718—1724 гг. была проведена подушная перепись населения лиц мужского пола независимо от возраста, и на ее основании составлены «ревизские сказки» (списки). Владельческие крестьяне должны были в год платить 74 коп. государству и 40 коп. оброка помещику, а черносошные — 1 руб. 14 коп. государству. Указом 1724 г. крестьянам запрещалось уходить на заработки без письменного разрешения помещика с указанием срока возвращения домой. Этим было положено начало паспортной системе в России, которая на долгие годы затормозила формирование рынка рабочей силы.

Жители городов также были прикреплены к месту уплаты подушной подати. Они были разделены на две категории: регулярные (купцы, промышленники, цеховые ремесленники) и нерегулярные, не имевшие собственности. Сбором налогов и городским благоустройством ведали магистраты, подчинявшиеся Главному магистрату.

Годы правления Петра I стали временем бурного роста промышленности. Число мануфактур увеличилось, по подсчетам историков, с 30 примерно до 100. Наряду с Центральным (вокруг Москвы) районом сложились два новых промышленных района — Уральский и Петербургский, значение которых возрастало на протяжении двух последующих столетий. Особенно быстрыми темпами развивалась металлургия, что было вызвано необходимостью решения внешнепо­литических задач государства. Основанная в 1719 г. Берг-коллегия занималась поисками и разработкой полезных ископаемых. Быстрое развитие текстильной и кожевенной промышленности также определялось потребностями армии и флота. Возникали новые отрасли промышленности — судостроение, производство бумаги.

В то же время нельзя отрицать, что Петр «вводил» промышленность указами сверху, при этом не только благосостояние буржуазии, но и простое ее существование зависело от монарха. Сумевший угодить получал огромные субсидии из казны, а сотни крестьян даровались ему для работы на фабриках. Впавший в немилость лишался имущества, получал суровое наказание и отбывал в ссылку. Тот, кто работал успешно, со временем получал монопольное право в своей отрасли и через несколько лет переставал заботиться о расширении производства, улучшении качества продукции, так и не дотянув до европейских стандартов. Такая практика объективно вела к последующему-ослаблению экономически прогрессивных сил. Неизбежное при этом замедление развития буржуазии и буржуазных отношений продлило монопольную власть дворянства в экономике и общественной жизни еще на долгий исторический период.

Развитие промышленности порождало вопрос о рынке свободных рабочих рук, который практически отсутствовал. Это служило препятствием для развития ремесла, мануфактуры, промышленности и Торговли. Вся русская мануфактура была основана на принудительном труде и сближалась с феодальной вотчиной. При Петре появились две новые категории зависимого населения — посессионные крестьяне, принадлежавшие заводчикам-недворянам, и приписные, работавшие на заводах в счет податей государству. Впоследствии приписные крестьяне могли быть проданы только вместе с заводом. Однако труд кре­постных имел низкую производительность и ограниченные перепективы для развития. Если в Западной Европе заводчики тратили большую часть прибыли на расширенное воспроизводство и техническое переоборудование под угрозой краха в конкурентной борьбе, то в России монополия на рабский труд ограждала производителей от конкуренции и спустя столетие привела к отрицательным результатам, не послужив развитию прогрессивных общественных отношений.

Купеческий капитал был в основном комиссионером дворянства. Условия формирования капитала не подталкивали его в сторону увеличения товарной продукции. Крупнейшие русские заводчики Строга­новы, Демидовы и др., образовавшие раннюю буржуазную группу, со временем добились получения дворянских титулов. Этот процесс получил название «одворянивания» зарождавшейся русской буржуазии. Свой капитал они стремились вкладывать не столько в дальнейшее развитие производства, сколько в покупку земель. Крепостное право, создавая возможность временного решения насущных военных задач, обусловило в конечном счете усиление экономической отсталости, тем, более очевидной ввиду явных экономических успехов Западной Европы.

Правительство Петра I проводило политику протекционизма, нацеленную на создание наиболее благоприятных условий для развития отечественной промышленности и торговли. Русское купечество было объединено в две гильдии по образцу европейского и получило поощрительный торговый тариф на вывоз за границу отечественных товаров. Ввозимые иностранные товары были обложены высокими таможенными пошлинами.

В петровскую эпоху чрезвычайно ярко проявилась борьба тради­ционной средневековой культуры и светской культуры Нового времени. Петр I и его окружение сознательно приняли новую ориентацию, которую проводили в жизнь решительными, порой насильственными мерами. Их жизненную позицию отличала направленность на реальную деятельность, активное познание окружающего мира. Отсюда их нацеленность на взаимодействие с другими народами, отказ от национальной замкнутости, грозившей усугубить отставание России от передовых европейских стран. Князь Б.И. Куракин, сподвижник Петра, писал в своем дневнике, что в России люди «нынешних времен обычай имеют, каждый желает свету видеть».

Вовлечение русского общества в культурную систему европейских народов выражалось в накоплении «овеществленной» культурной деятельности: школ, библиотек (известны большие частные собрания князя Д.М. Голицына, графа Б.П. Шереметева, графа А.А. Матвеева и др.), архитектурных сооружений, предметов изящного искусства и пр. Все большее значение приобретают такие сферы духовной жизни, которые занимали скромное место в эпоху Средневековья, — наука, театр, поэзия, портретная живопись и т.д. Главным содержанием просвещения стала его «европеизация». При этом необычайно возросла потребность не просто в грамотных людях, а именно в специалистах, способных проявить себя в развивавшейся промышленности, активно действующих армии и флоте, в формирующемся аппарате центральных и местных административных учреждений. Выросла потребность в образованных инженерах, юристах, экономистах, географах и других специалистах, владеющих техническими знаниями. Формирующийся абсолютизм нуждался в своих историках, литераторах, архитекторах, художниках. Таким образом, власти требовалось новое светское образование.

До Петра монополия в сфере просвещения принадлежала церкви. Началом светского школьного образования в России стало открытие в 1701 г. в Сухаревой башне в Москве Школы математических и навигацких наук, ставшей предшественницей Морской академии (1715), ныне— Высшая военно-морская академия. В 1699 г. в Москве основана Пушкарская школа. Вслед за ними был создан целый ряд специальных учебных заведений: в Москве — Артиллерийская (позже — Инженерная), Медицинская школы, в Петербурге — Хирургическая школа и Горное училище.

Профессиональная школа не могла существовать без школы обще­образовательной. В 1714 г. начали создаваться «низшие» школы для начального обучения — «цифирные», которые впоследствии слились с солдатскими. Доступ в них был открыт детям недворянских сословий (кроме крепостных). Обучение в школах имело преимущественно прикладной, утилитарный характер и имело целью решение насущных государственных задач.

Петровская эпоха сформировала общественно-экономическую ситуацию, которая стимулировала развитие грамотности, хотя грамотность дворянских детей первоначально декретировалась специальными указами и определялась потребностями службы в создающейся бюрократической машине. Образование дворянских детей стало обязательным. Таким образом, были заложены основы светской школы, ориентированной на подготовку специалистов разного профиля и уровня. Облегчению образования способствовало введение гражданского печатного шрифта (1708). Старое буквенное обозначение цифр смени­лось современными арабскими цифрами, впервые использованными в «Арифметике» Магницкого. В 1702 г. начала выходить первая печатная газета «Ведомости» (до этого при дворе Алексея Михайловича существовала только рукописная газета «Куранты»).

В отсутствие системы общеобразовательной школы важнейшее значение для превращения знаний в науку имело основание Петербургской Академии наук (1725), в которую входили академические гимназия и университет. Поначалу для работы в Академии пригласили европейских ученых, подбором которых занимались Ф. Прокопович и А. Остерман. Российская академия должна была стать не только средоточием науки, но и центром подготовки отечественных научных кадров. Петр создал уникальную модель научного учреждения, соединившего в себе все задачи просветительства в России. Академия имела свою библиотеку (1714), собрание раритетов (редкостей) — Кунстка­меру (1719), послужившую основой для коллекции будущих музеев Эрмитажа и др., типографию, ботанический сад, обсерваторию, физическую и химическую лаборатории.

Приглашенные академики, среди которых были молодые европейские знаменитости, сообразно своим научным интересам читали лекции слушателям гимназии и университета. Первые восемь студентов университета также были выписаны из Германии, а в гимназию из-за недостатка интереса со стороны дворянства зачислялись дети из низших сословий. Одновременно силами Академии проводились обширные научные исследования. В 1735 г. состоялся первый выпуск российских академиков, в числе которых был Ломоносов, перешедший сюда из Славяно-греко-латинской академии. Позже, когда Академию возглавил К.Г. Разумовский, произошло разделение академического университета и собственно Академии. Петербургская Академия наук возникла не как в европейских странах — из естественного предшествующего развития просвещения, а наоборот, сама стала инициатором просветительства в России и воочию показала необходимость собственной системы светского образования.

Силами Академии были организованы и с успехом проведены грандиозные научные экспедиции на Камчатку во главе с В.И. Берингом, в Сибирь, на берега Ледовитого океана, на Урал и в Приуралье, в Среднее и Нижнее Поволжье, на Алтай, Кавказ и Украину. Пролив между Аляской и Чукоткой получил название Берингова пролива. Великая Северная экспедиция двоюродных братьев Д.Я. и Х.П. Лаптевых положила начало изучению азиатского побережья Северного Ледовитого океана — одно из морей названо их именем. Самая северная точка Азии получила название мыса Челюскина в честь ее первооткрывателя. Русские путешественники были первыми европейцами, побывавшими в этих районах земного шара. В Петровскую эпоху было начато активное изучение природных ресурсов: рудных залежей на Урале, донецкого каменного угля и бакинской нефти. Географические исследования сделали возможным издание в 1731 г. первого русского географического атласа И.К. Кириллова.

Новая роль России на мировой арене, превращение ее в морскую державу требовали исторического осмысления произошедших изменений. Труды В.Н. Татищева, М.В. Ломоносова, П.П. Шафирова положи­ли начало русской исторической науке. В «Гистории Свейской вой­ны», написанной при участии Петра I, обосновывались исторические права России на побережье Балтики. Она была издана позднее, в конце XVIII в., князем М.М. Щербатовым.

Петр I стремился приобщить женщин к европейскому образованию, о чем свидетельствуют проекты посылать знатных девиц учиться в Кенигсберг, Берлин, Дрезден и другие европейские города. Ф. Салтыков представил проект женского образования в России — создание двух женских училищ для обучения девиц грамоте, языкам и музыке, но общество не поддержало эти проекты. С 1713 г. за границу стали посылать женщин, чьи мужья обучались в других странах.

Петровское время в России было крупным шагом вперед по пути сближения с Западной Европой. Сформировавшееся в XVII в. западничество как общественное и политическое течение было возведено в ранг государственной политики. Деятельность самого Петра и его дипломатов, таких как А.А. Матвеев, Б.И. Куракин, равно как и направленность петровских «Ведомостей» и публицистики, ставшие привычными поездки русских за границу, усилившийся после «Манифеста о вызове иностранцев в Россию» (1702) приток в Россию иностранцев ускорили процесс накопления знаний о Западе. Все это упрочило господство светской культуры. Начиная с Петровской эпохи, можно видеть взаимопроникновения понятий «свое — чужое», которые проявились в новом типе светского поведения русской знати и многом др. В одежде распространилось европейское платье, особенно среди дворян. Уставная одежда и униформы были введены в армии и военно-морском флоте, затем среди чиновников. Все больше распространялись европейские предметы дворянского быта: мебель, утварь, украшения и пр.

Дворянство постепенно обретало вкус к светскому образу жизни. Сначала Петр насильно насаждал ассамблеи с танцами, игрой в шахматы, умением вести беседу. Сидевшие прежде теремными затворницами девицы и замужние дамы теперь должны были публично выставлять себя напоказ в откровенных декольте и даже курить на глазах у самоуверенных щеголей. А в 1726 г. образовался первый светский салон Аграфены Волконской в Петербурге, где блистал «черной жемчужиной» знаменитый крестник Петра I арап Ганнибал.

Контакты Петра I с Западом принесли в Россию новую культуру, принципы которой проявились прежде всего во время строительства новой столицы — Санкт-Петербурга (основан в 1703 г.) — во многих аспектах создания его как единого ансамбля. Петровский идеал «регулярного государства» нашел реальное воплощение в противопоставлении «деревянной» Руси и «каменного» Петербурга, причем последний мыслился Петром как будущее России. Названный по имени небесного покровителя Петра (Петр по гречески «камень»), Санкт-Петербург отвечал его представлениям об идеальном городе и стал любимым детищем Петра, местом, которое он называл не иначе, как «парадиз» — «рай» на земле. В самом замысле создания Петербурга присутствуют основные компоненты нового, нетрадиционного художественного мира: сознательное воплощение в нем образца планового, регулярно организованного архитектурного пространства, гармоничное соединение архитектуры, воды и культивированной природы, организация дворцового интерьера. Позже, в эпоху Екатерины II, градостроение усвоило регулярную планировку губернских и уездных городов, «типовую» застройку городского центра присутственными, торговыми и прочими зданиями, предписанными властью.

Господствовавший в первой половине XVIII в. стиль барокко (от итал. «вычурный, причудливый») отличает торжественность, пышность декора, обилие лепнины и позолоты, многокрасочность фасадов и интерьера, отсутствие четко выраженного архитектурного центра здания. Пришедшее на смену Возрождению с его стремлением к равновесию и спокойствию барокко имеет в основе яркую эмоциональность, любовь к строительному парадоксу и нетерпимость к замкнутости отдельных композиций. Архитектуре барокко присуши чувства движения, изменчивости и изобретательности. Всюду, где возможно, фасады разбиты выступами и нишами, а горизонтальные пояса изломаны и раздроблены сложными профилями декоративных композиций.

Русское барокко было заимствовано из Европы периода расцвета абсолютизма, эпохи пышной и величавой, таившей в себе предчувствие грядущих перемен и причудливо совмещавшей реальность и иллюзию. В Европе барокко как нельзя лучше соответствовало вкусам феодальной знати, служа блестящим обрамлением королевского двора времен Людовика XIV — «короля-солнце». В России европейский стиль не повторялся, а модифицировался в национальный вариант.

В Петровскую эпоху в Санкт-Петербурге господствовал стиль ран­него барокко. Город манил самых талантливых архитекторов со всего света. Итальянец Д. Трезини построил первые сооружения северной столицы, которые стали образцами новой архитектуры: Петропавловский- собор, светские здания Летнего дворца Петра I, Двенадцати коллегий на Васильевском острове, а также крепость Кронштадт. Пост­роенный Д. -М. Фонтана дворец Меншикова долгое время был самым роскошным зданием Петербурга. Петропавловская крепость, Кунстка­мера, Адмиралтейство стали основой последующей городской планировки. Ж. Б. А. Леблон, Б.К. Растрелли начали строительство дворцов для знати. С еще большим размахом развернулось строительство загородных резиденций вдоль всего Финского залива: Екатерингоф, Петергоф, Стрельна, Ораниенбаум. Новым идеалом столичной застройки стал ансамбль Петергофа с дворцом Монплезир и фонтанами.

К середине XVIII в. барокко стало господствующим стилем и расширило свое влияние от архитектуры до моделей одежды нового русского дворянства, почувствовавшего вкус к роскоши. Шедеврами барочного стиля в архитектуре являются Зимний дворец в Санкт-Петербурге (архитектор В.В. Растрелли, 1762), а позже — Екатерининский дворец в Царском Селе. Вокруг Растрелли постепенно образовалась национальная школа архитектуры со своим выразительным художественным языком.

В Москве сложился свой вариант барокко с использованием традиций русского зодчества во главе с Д.В. Ухтомским. Архитектурным образцом Петропавловского собора в Петербурге стала построенная ранее в Москве церковь Архангела Гавриила, или «Меншикова башня» (архитектор И.П. Зарудный; венчавший здание высокий шпиль позже сгорел во время пожара). С 1714 г. указом Петра I в России на несколько десятилетий было запрещено каменное строительство где-либо, кроме новой столицы.

Русская школа живописи, воспитанная на европейских образцах, начиналась как вполне реальное ремесло, «приспосабливаясь» к практическим потребностям державы. Наибольшее развитие получил самый «технический» вид изобразительного искусства — графика, гравюра. Гравюра на меди была известна в России, что облегчило развитие новой графики. Вместе с приглашенными иноземцами работали русские граверы- братья А. и И. Зубовы и др. Гравюра доносила до зрителей живой облик новейших событий — победы русской армии и флота, облик новой столицы. Основы русской пейзажной живописи были заложены позже, к концу столетия, С.Ф. Щедриным, Ф.Я. Алексеевым, Ф.М. Матвеевым. Первыми русскими историческими живописцами тогда же стали А.П. Лосенко и Г.И. Угрюмов. Но национальная школа окончательно преодолела подражательство только позднее, что связано с именами К.П. Брюллова и А.А. Иванова.

«Наследники В 1722 г. Петр издал «Устав о наследовании престола», по которому император мог сам назначать наследника, исходя из государственных интересов.

Сопротивление указу приравнивалось к государ­ственной измене. Возникновение «Устава» связано с конфликтом Петра с съшом от первого брака царевичем Алексеем, не принявшим происходившей на его глазах насильственной ломки устоявшихся веками традиций, обычаев и нравственных устоев. Алексей оставался убежденным приверженцем допетровской старины с ее патриархальностью и консервативностью. Обвиненный в заговоре против отца, Алексей кончил свои дни в Петропавловской крепости. Для ведения следствия по делу царевича Алексея была создана Тайная канцелярия, ставшая впоследствии центром политического сыска в стране.

Умерший в 1725 г. Петр не успел назначить себе наследника, чем были созданы условия для последовавшей политической нестабильности. Началась эпоха «дворцовых переворотов», которую можно рассматривать как неизбежную реакцию консервативных верхов общества на радикальные по характеру и форсированные по темпам петровские реформы.

Вопрос о наследнике престола был решен в пользу вдовы Петра I Екатерины Алексеевны (урожденной Марты Скавронской) при помощи гвардии «светлейшим князем» А.Д. Меншиковым, который и стал фактическим правителем страны. Свою власть он укрепил созданием Верховного тайного совета — высшего государственного органа, ограничившего власть Сената. Большинство членов совета составили ближайшие советники Петра I: сам Меншиков, Ф.М. Апраксин, Г.И. Головкин, П.А. Толстой, А.И. Остерман, Д.М. Голицын, а также супруг старшей дочери Петра Анны герцог Карл-Фридрих Голштинский.

Незадолго до своей смерти императрица Екатерина I подписала «тестамент» — завещание в пользу 12-летнего Петра II (1727—1730), сына погибшего царевича Алексея. Усилиями А.И. Остермана, воспи­тателя нового императора, были разрушены честолюбивые планы Меншикова о браке своей дочери с Петром, а сам Меншиков с семьей отправлен в далекую ссылку в Березов (Сибирь). Личность А.И. Остермана в российской истории XVIII в. нельзя назвать незаметной: этот удивительный человек, немец по происхождению, возглавлял шесть российских правительств и почти 20 лет определял внешнюю поли­тику России, начав с участия в подписании Ништадтского мира со Швецией. Петра I, привыкшего к нравам своих не обремененных излишней щепетильностью приближенных, он потряс тем, что сэкономил деньги, предназначенные на подношения шведским дипломатам, и вернул их в казну. По иронии судьбы он сам был в конце своего жизненного пути сослан в Березов дочерью Петра Елизаветой.

Новая «государева невеста» Екатерина Долгорукая оказалась не удачливей предыдущей. Перед самой свадьбой ее юный венценосный жених неожиданно скончался, и династия Романовых по мужской линии пресеклась.

После долгих раздумий члены Верховного тайного совета остановили свой выбор на линии династии, связанной со сводным братом Петра Великого Иваном. Его дочь Анна Иоанновна после смерти своего мужа герцога Курляндского вдовствовала в Митаве. Князь Д.М. Голицын вместе с видным дипломатом В.Л. Долгоруким стремились ограничить российское самодержавие в пользу аристократического Верховного тайного совета и обставили приглашение на престол Анны Иоанновны целым рядом кондиций (условий), по которым она давала обязательства не выходить замуж, не назначать себе наследника, решать все государственные дела при непосредственном участии Верховного тайного совета, а также не привозить в страну своего фа­ворита Э.И. Бирона, имевшего на нее огромное влияние. В противном случае она лишалась российской короны. Смысл кондиций нетрудно понять: с их принятием императрица становилась марионеткой на троне, а власть в стране полностью принадлежала аристократии.

Однако такое положение дел не устраивало усилившееся при Петре Великом служилое дворянство, которое понимало суть кондиций как узурпацию власти Верховным тайным советом, заинтересованным в ослаблении абсолютизма. Поддержанная дворянством во главе с В.Н. Татищевым, А.Д. Кантемиром и Ф. Прокоповичем императрица Анна Иоанновна (1730—1740) уже в Москве с хорошо разыгранным недоумением публично обратилась к Долгорукому: «Как, разве пунк­ты, которые мне поднесли в Митаве, были составлены не по желанию целого народа? Так, значит, ты меня, князь Василий Лукич, обманул?». Затем она разорвала кондиции и объявила себя самодержицей.

Верховный тайный совет был упразднен, Сенат уже год спустя оказался оттеснен на второй план Кабинетом ее величества из трех министров во главе с А.И. Остерманом. Постепенно подписи всех министров императрица приравняла к одной своей. Мало интересуясь управлением страной, она передала его в руки своего фаворита Бирона.

«Бироновщина» стала синонимом утверждения у власти «немецкой партии», когда все государственные должности в стране заняли привезенные Анной прибалтийские немцы. Началось новое царствование, которое, вопреки первоначальным ожиданиям, принесло национальное унижение. Символом правления стала восстановленная Тайная канцелярия по делам о государственных преступлениях (вспомним знаменитое «Слово и дело!»), сменившая Преображенский приказ. Неудивительно, что в числе ее жертв скоро оказались авторы кондиций Голицын и Долгорукий. Не доверяя старым гвардейцам, среди которых был силен национальный дух, императрица создала два новых гвардейских полка — Измайловский и Конногвардейский, укомплектовав их офицерами преимущественно из прибалтийских немцев.

Если основной идеей дворян в петровское царствование было служение государству, то теперь началось расширение их прав и привилегий. В 1731 г. было отменено противоречившее вековым русским традициям единонаследие, а срок службы дворян стал ограничиваться 25 годами (1736), по окончании этого срока дворянин имел право выйти в отставку. Дворянских детей было разрешено записывать в гвардейские полки с младенчества и обучать дома, готовя в офицеры. Были открыты Сухопутный шляхетский кадетский корпус, а также Морской, Артиллерийский и Пажеский (для придворной службы) корпуса для подготовки офицеров армии и флота.

Одновременно возрастала власть помещика над крестьянами. С 1731 г. сбор подушных денег с крестьян был передан в руки помещиков. А в 1736 г. заводские работники были навечно прикреплены к своим заводам.

Наследником Анны Иоанновны стал двухмесячный сын ее племянницы Анны Леопольдовны Иван Антонович (1740—1741). Регентшей в его недолгое правление стала его мать, а ведущую роль при ней вновь стал играть уже известный Остерман. Власть временщиков начинала всерьез беспокоить русское дворянство, обратившее свои надежды на младшую дочь Петра Великого Елизавету. Рожденная до официального заключения брака Петра и Екатерины I, она не имела формальных прав на престол. При поддержке гвардии был совершен очередной дворцовый переворот. Явившись в спальню Анны Леопольдовны в сопровождении гвардейцев, Елизавета разбудила ее словами: «Сестрица, пора вставать!» и обещала не причинять зла ей и ее сыну, но впоследствии этого обещания не выполнила. Елизавета Петровна (1741 —1761) взошла на престол, декларировав возврат к политике своего великого отца. По легенде, при вступлении на трон Елизавета поклялась не применять смертную казнь и выполнила свое обещание. Подобный пример трудно найти во всей европейской истории XVIII в.

Русские вельможи сменили немцев на всех государственных должностях. Управление страной она доверила фаворитам, наиболее влиятельными из которых были Алексей Разумовский (по мнению некоторых историков, тайно обвенчанный с нею) и Иван Шувалов. Придворный певчий Разумовский был произведен в графы. Его младший брат Кирилл стал президентом петербургской Академии наук, а затем последним гетманом Украины. Стараниям Ивана Шувалова Россия обязана открытием первого университета в Москве и Академии художеств. Европейски образованный человек, знакомый с просветительскими идеями, он был истинным патриотом России, считавшим своим долгом заботиться о развитии ее науки и культуры. Будучи всевластным фаворитом, он держался подчеркнуто скромно, отнюдь не стремился пользоваться в изобилии сыпавшимися на него милостями императрицы и нередко направлял их на благо университета, будучи его первым попечителем.

Открытие Московского университета в составе трех факультетов — философского, медицинского и юридического — стало прорывом в системе сословного образования. Созданный по проекту М.В. Ломоносова, он явился первым всесословным высшим учебным заведением в России. Отсутствие богословского факультета и преподавание на русском языке отличало его от европейских университетов, где языком знания была латынь. При университете открылась гимназия. Обучение было бесплатным. Московский университет стал образцом для создания других русских университетов. Официальной датой рождения Московского университета стало 12 (25 по новому стилю) ян­варя 1755 г., день Св. Татьяны, которая с тех пор стала считаться покровительницей университета и всех студентов. До октября 1917 г. Татьянин день был одним из самых веселых праздников студенчества, когда полиции не разрешалось принимать никаких принудительных или запретительных мер, даже если студенческие выступления приобретали политический характер. Сейчас традиция празднования Татьяниного дня возобновилась.

Воцарение Елизаветы Петровны существенно изменило униженное положение русской национальной культуры, в том числе науки и образования. Навигацкая школа, основанная Петром I, была реорганизована в Морской шляхетский (дворянский) корпус для обучения офицеров военно-морского флота. На базе Инженерной академии созданы соответствующие корпуса по различным военным специальностям. Указ «О соединении в губерниях и провинциях арифметических и гарнизонных школ» (1744) облегчил доступ в них детям из непривилегированных сословий. В 1750-е гг. были открыты первые в России гимназии — в Москве и Казани.

Деятельность Тайной канцелярии была сведена на нет, а Сенат восстановлен в своем прежнем значении с возвращенным ,ему титулом Правительствующего. Место упраздненного Кабинета министров заняла Конференция при высочайшем дворе из высших сановников и генералитета. В целом политика Елизаветы Петровны носила более реставраторский, чем созидательный характер, а ее движущей силой был европеизированный национализм, возникший при Петре Великом, переосмыслившем историческое предназначение и интересы России.

Во внутренней политике Елизавета продолжала линию на расши­рение дворянских привилегий. Дворянских детей стали записывать в соответствующие полки уже с рождения, что позволяло по достижении совершеннолетия явиться в полк в чине капитана и прослужить не более 10—12 лет. Этот порядок не был оформлен специальным указом, но стал обычаем. Указы 1743, 1746 и 1758 гг. запретили лицам недворянского происхождения приобретать как населенные име­ния, так и крепостных без земли. Тем самым право владеть землей и крестьянами было закреплено за дворянами. Расширяя дворянские вольности, правительство Елизаветы активно содействовало усилению крепостничества. Указ 1742 г. запретил крепостным самим добровольно записываться в рекруты (с тех пор это делалось только по воле помещика). В 1760 г. помещики получили право ссылать провинившихся крестьян на поселение в Сибирь с зачетом их как рекрутов. Оба указа увеличивали власть помещика над личностью и имуществом крестьянина.

Правительство Елизаветы провело ряд мероприятий, улучшивших экономическую ситуацию в стране. В 1743 г. началась новая ревизия податного населения, выгодная государству и самим плательщикам. Государство зафиксировало значительное увеличение числа податных душ, а последние избавились от необходимости платить за умерших и беглых. В налоговой политике государства произошли и другие изменения: предпочтение стало отдаваться косвенным налогам (на соль, вино и пр.), что позволило увеличить доходы государства. В 1754 г. по всей стране были ликвидированы внутренние таможни, а ввозные пошлины увеличены. Новая таможенная политика нашла отражение в таможенном тарифе 1757 г., носившем откровенно протекционист­ский характер. По указу 1755 г. введение дворянской монополии на винокурение означало исключительное право дворян иметь предприятия в этой доходной отрасли.

По выражению СМ. Соловьева, при Елизавете Россия «пришла в себя». После длительного периода немецкого засилья на высших постах в империи снова утвердились русские люди. Любая попытка нового унижения национального достоинства была обречена на провал, как показал печальный опыт недолгого правления Петра III, преемника Елизаветы.

Не имея собственных детей, Елизавета завещала права на российский престол своему племяннику Петру Фридриху (сыну старшей дочери Петра I Анны), воспитанному в Пруссии. С детства он готовился занять шведский престол, и по этой причине воспитывался в обстановке враждебности к России. В 1742 г. он прибыл в Петербург, принял православие (обязательное условие для получения в России наследственных прав на престол) и стал официальным наследником Елизаветы под именем Петра Федоровича. Прямое родство с Петром Великим, увы, никак не отразилось ни на характере, ни на способностях, ни на убеждениях и отношении к России. Русские традиции и обычаи, интересы страны и ее народа остались для него чужими. После смерти Елизаветы Петр III стал императором России (1761-—1762).

В свое шестимесячное царствование он успел принять «Манифест о вольности дворянства» (1762), освобождавший дворян от обязательной государственной и военной службы. Дворянство превращалось из служилого в привилегированное сословие — владение крепостными душами уже не налагало на него никаких обязательств перед государством. Наступил «золотой век» дворянства. Была объявлена подготовка секуляризации церковных земель в пользу государства, осуществленная уже при Екатерине II. Петр III прекратил преследование старооб­рядцев и хотел уравнять все религии, ориентируясь на лютеранство. Наконец, он упразднил Тайную канцелярию, запретив произносить магические слова «слово и дело». Казалось, что внутриполитические реформы Петра III должны были обеспечить ему популярность и поддержку. Но этого не произошло, потому что в правящих кругах хорошо знали, что истинным автором реформ был не Петр, а министры елизаветинской эпохи.

В то же время оскорбительное отношение Петра III к гвардейцам, которых он стремился заменить в столице любимыми им голштинцами, резкий отказ от всей предшествовавшей внешней политики, неуважение ко всему русскому не могли не вызвать недовольства русского общества. Пагубное влияние на положение Петра III на троне оказал его выход из Семилетней войны (1756—1762), начатой при Елизавете Петровне.

Тем временем на сцену русской истории выступает его высочайшая супруга, урожденная немецкая принцесса София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская. В свое время волею Елизаветы она была назначена избранницей Петра Федоровича, вступила с ним в брак, приняв имя Екатерины Алексеевны, и стала матерью будущего наследника престола цесаревича Павла.

Став морской державой, Россия эпохи «дворцовых переворотов» проводила активную внешнюю политику, что встретило противодействие со стороны Франции, Англии, Австрии, стремившихся ослабить ее влияние в Центральной Европе. Они подтолкнули Турцию и Крым к войне с Россией (1735—1739), которая закончилась подписанием Белградского мира. Россия получила полосу южных степей от устья Дона до Южного Буга, но по-прежнему не имела доступа к Черному морю, права держать флот на Черном и Азовском морях и пользоваться проливами Босфор и Дарданеллы для прохода в Средиземное море.

Недовольная итогами Северной войны, Швеция объявила России войну, которая, однако, оказалась для шведов неудачной. По Абосскому договору (1743) к России отошла юго-восточная часть Фин­ляндии.

Активное участие России в общеевропейском конфликте середины XVIII в. за «австрийское наследство» — Семилетней войне (1756— 1763) — стало показателем ее возросшего влияния на международную жизнь. Усиление Пруссии, вступившей тогда в борьбу за создание «великой Германии», и ее серьезные военные приготовления вызвали существенные изменения во взаимоотношениях европейских государств и создали угрозу российским владениям в Прибалтике. В Се­милетней войне Россия принимала участие в антипрусской коалиции на стороне Австрии, Франции, Швеции и Саксонии. Русские войска заняли Восточную Пруссию с ее главным городом Кенигсберг (ныне Калининград). Считавшийся непобедимым прусский король Фридрих II направил против России свои основные силы, но они были уничтожены русскими войсками. Кульминацией войны стало взятие русской армией столицы Пруссии Берлина (1760 г.), ключ от которого был передан на вечное хранение в Казанский собор в Петербурге. В 1761 г. Россия и Австрия получили реальную возможность окончательного разгрома Пруссии. Воцарение Петра III и резкий поворот во внешней политике России спасли Фридриха. Петр тотчас прекратил военные действия против Пруссии и даже предложил Фридриху военную помощь. Россия заключила мир с Пруссией (1762) и вернула ей все завоеванные территории. Лишь свержение Петра III предотвратило участие России в войне против, своих прежних союзников Австрии, Франции и Швеции.




  1. svstar1989

    Реформы Петра Великого и вправду были делом неоднозначным. В них было много чего намешано и перемешано, далеко не все пошло на пользу государству. Но то, с чем не поспоришь — это изменение облика страны. Для кого-то эти изменения положительные, для кого-то — наоборот.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.