Отмена крепостного права


К середине XIX в. в России сложились условия, приведшие к падению крепостного права и реформам 60—70-х гг. В рамках феодального строя развивался новый буржуазный способ производства, который стал во второй половине XIX в. господствующим. Существовавшая в России социально-политическая система существенно замедляла темпы экономического развития и мешала модернизации хозяйства. Кре­постной труд и отжившие методы хозяйствования не могли обеспечить тех же темпов роста производительности труда и технического прогресса, что и в передовых странах Западной Европы. Наступивший во 2-й четверти XIX в. кризис феодальной системы в России определялся тем, что возможности развития помещичьего хозяйства на крепостной основе были практически исчерпаны.

Особенно остро отставание России проявилось в армии, что с такой беспощадностью продемонстрировала всему миру Крымская война (1853—1856): устарело техническое оснащение, не хватало инициативы и самостоятельности. Дефицит государственного бюджета за три года войны увеличился почти в шесть раз. Потеря престижа великой державы как нельзя лучше доказывала, что крепостная Россия не может соперничать с буржуазными странами и что необходимы кардинальные преобразования.

Эпоху Александра II справедливо называют эпохой «великих реформ». Буржуазные реформы 60—70-х гг. XIX в. стали в полном смысле слова поворотным пунктом отечественной истории. Они были вызваны настоятельной необходимостью приспособить к требованиям современности юридические и административные институты страны. Новый император вступил на престол 19 февраля 1855 г. Провозглашенный им манифест, содержавший унизительные для России уеловия Парижского мира, которым закончилась Крымская война, сделал первую заявку на реформы.

Князь Е.П. Оболенский, характеризуя наступивший 1856 г., писал: «Он, однако, отличается от предшествовавших годов, как перед наступлением весны бывают дни, хотя еще холодные, но с весенним запахом, предшественником наступающей оттепели». Были сняты многие запреты предшествующей эпохи: отменены уставы университетов, введенные в 1848 г., уничтожены военные поселения, разрешена свободная выдача заграничных паспортов, облегчена торговля с Европой, объявлена амнистия политическим заключенным, в том числе декабристам.

Политическая оттепель сопровождалась гласностью, которая хотя и не стала еще проявлением норм буржуазного правопорядка, но превратилась в общественную силу и была использована самодержавием как инструмент в проведении крестьянской реформы. В Россию из-за границы хлынул поток вольной политической литературы, обличающей режим. Издаваемые А.И. Герценом альманах «Полярная звезда», сборники «Голоса из России», газета «Колокол» формировали обществен­ное мнение в пользу освобождения крестьянства.

Александр II (1855—1881) получил разностороннее образование, владел пятью языками. Главным наставником его был знаменитый поэт В.А. Жуковский, внушивший своему подопечному, что «святейшее из званий — человек», учителями — выдающиеся люди своего времени, в их числе преподавателем экономики и финансов был Е.В. Канкрин, законоведения — М.М. Сперанский.

Подготовка крестьянской реформы

Имея в своих руках неограниченную власть, Александр II не мог даже представить себе возможности оказывать давление на дворянство. Передовые помещики, понимавшие необходимость отмены крепостного права, составляли очень небольшую группу. Большинство дворян привыкли к даровому труду и не желали переделывать свои хозяйства на капиталистический лад. Однако с самого начала своего царствования Александр II посчитал освобождение крестьян первой и самой срочной задачей и пытался убедить дворян в его необходимости.

Осознав невозможность добровольного освобождения крестьян помещиками, он отступил. Вернувшись из Парижа в 1856 г. после заключения Парижского мира, он обратился к предводителям дворянства Московской губернии: «Существующий порядок владения душами не может оставаться неизменным. Лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться того времени, когда оно само собою начнет отменяться снизу». Если раньше благодаря победам русской армии международный престиж России все же убеждал в устойчивости существовавшего в ней строя, то Крымская война показала, что крепостная Россия не может соперничать с буржуазным строем стран Западной Европы.

Со времени вступления на престол Александра II в правительственных кругах существовала либеральная партия, или, по крайней мере, независимая группа просвещенных людей, поклонников западноевропейских форм государственного устройства, стремившихся к тому, что­бы самодержавие уступило место более современным принципам государственной жизни. Эти люди, в число которых входили племянник П.Д. Киселева Н.А. Милютин, В.А. Черкасский, Ю.Ф. Самарин, имели покровителя в лице брата императора великого князя Константина Николаевича. Его главной помощницей была женщина замечательного ума и редких душевных качеств, великая княгиня Елена Павловна, тетка императора. В ее салоне собирались сторонники либеральной программы. Константин Николаевич возглавил морское министерство, которое вскоре прослыло «министерством прогресса», так как здесь поощрялись инициатива, изучение европейского опыта. На этот круг людей опирался Александр, решившись отменить крепостное право.

От решения крестьянского вопроса прямо зависели судьбы 110 тысяч помещиков и 22 миллионов их крепостных, 20 миллионов государственных и 2 миллионов удельных (принадлежавших царской семье) крестьян. С середины XVIII века владение крепостными было утверждено окончательно как исключительное право дворянства. Фактически помещик имел право и на собственность, и на личность крестьянина. Он имел право суда над крепостными и нес ответственность перед государством за исполнение повинностей и правильные взносы государственных платежей. Предстояло разрушить весь сложившийся веками порядок.

Первоначально Александр II ждал от дворянства проявления инициативы, учредив в Январе 1857 г. очередной Секретный комитет по крестьянскому вопросу, в который вошел и великий князь Константин Николаевич: он всегда энергично поддерживал Александра во всех его планах проведения реформ. Но ни сановники, ни дворянство этой инициативы не проявили. Тогда правительство фактически вынудило дво­рян выступить с «инициативой» в крестьянском вопросе. Начало этому положил так называемый «рескрипт Назимову», губернатору Литвы.

В конце 1857 г. литовские дворяне потребовали отмены инвентарий (регламентации отношений крестьян и помещиков), введенных Николаем I в западных губерниях империи. Правительство стремилось здесь опереться на крестьян в борьбе со склонной к независимости западной аристократией. Литовские дворяне требовали отмены инвентарий, отстаивая неограниченность своей власти над крепостными, и ходатайствовали о безземельном освобождении крестьян ввиду высокой ценности земли. Царский рескрипт однозначно дал им понять, что это невозможно, и предписал создавать губернские комитеты для вы­работки проектов крестьянской реформы.

Рескрипт был опубликован и разослан в российские губернии. В России и за рубежом узнали о готовящейся реформе. Секретный комитет по крестьянскому вопросу переименовали в Главный комитет — николаевская традиция секретности была сломана. Помещики разных областей империи оказались вынуждены подавать прошения об открытии у себя губернских комитетов, и к концу 1858 г. во всех российских губерниях они были открыты. Вопрос о реформе в принципе был решен, личное освобождение крестьян признано несомненным. Оставался спорным главный вопрос — о наделении крестьян землей, считавшейся собственностью помещика.

Проекты, поступавшие из отдельных губерний, отличались друг от друга, потому что были основаны на различных принципах. Помещики плодородных черноземных губерний хотели оставить в своих руках максимум земли, помещики же нечерноземных областей с бедной землей соглашались дать крестьянам земельный надел за выкуп. Второй вариант был более либеральным, но в губернских комитетах его поддерживало меньшинство дворян.

Повороту в либеральном направлении способствовали, в частности, выступление известного западника К.Д. Кавелина в журнале «Современник» в поддержку выкупа земли в собственность, а в правительственных кругах — деятельность члена Главного комитета Я.И. Ростовцева, которого принято считать душой крестьянской реформы. Под его давлением была выработана новая концепция превращения бывших крепостных в собственников своих наделов, уничтожения вотчинной власти помещиков и приобщения крестьянства к гражданской жизни и правам. В правительстве идею освобождения крестьян с землей за выкуп отстаивал фактический лидер реформы НА. Милютин, назначенный товарищем министра внутренних дел.

Если Я.И. Ростовцев исходил только из общей постановки вопроса в либеральном духе, то группа во главе с Н.А. Милютиным создала вкупе с общественными деятелями и учеными новую модель реформы. В ноябре 1858 г. новая концепция освобождения с наделом стала основой правительственного курса. Он вызывал ожесточенное противодействие сторонников безземельного освобождения, так называемо го дворянского большинства.

Теперь предстояло внести либеральную программу в законодательство. С этой целью 17 февраля 1859 г. были созданы редакционные комиссии из 17 представителей министерств и ведомств, а также 21 эксперта по крестьянскому вопросу. В основном это были деятели либерального направления, высокообразованные люди, в числе которых Ю.Ф. Самарин, В.А. Черкасский, М.Х. Рейтерн, Я.А. Соловьев и др. Председателем назначили Ростовцева, но подлинным лидером был Милютин. По словам А.И. Герцена, крепостники «в него бросали не камни, а целые мостовые». Вместе Ростовцев и Милютин представляли значительную силу, способную противостоять дворянскому боль­шинству.

Результатом работы комиссий стал проект немедленного личного освобождения и постепенного превращения всех крестьян в собственников за выкуп при сохранении части дворянского землевладения и крупного помещичьего хозяйства. Было решено сохранить в собственности дворян земли, находящиеся под барской запашкой, и начать переход к крестьянской земельной собственности за выкуп при пользовании землею за повинности. При обсуждении в губернских комитетах, в Главном комитете и Государственном совете проекты редакционных комиссий подверглись резкой критике, но Александр II самовластно утверждал мнение либерального меньшинства, считая редакционные комиссии «органами правительства». По окончании работы комиссии были закрыты неожиданно для самих членов, собравшихся на очередное заседание. Основу проекта удалось отстоять, но его противники добились увеличения выкупа и уменьшения размеров земельных наделов на 20% по сравнению с теми, которые находились в распоряжении крестьян. Это породило проблему «отрезков» от крестьянских наделов.

Освобождение Крестьян

19 февраля 1861 г., в шестую годовщину своего вступления на престол, Александр II подписал Манифест об отмене крепостного права и «Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости». Эти акты послужили началом переходного периода от крепостного состояния к состоянию свободных сельских обывателей. Решительно изменялось их правовое положение: они получали личную свободу и большинство общегражданских прав (заключать сделки, открывать торговые и про­мышленные предприятия, переходить в другие сословия).

Поскольку земля считалась дворянской собственностью, крестьяне, получая надел, должны были выплачивать за него выкуп. По окончании выкупной процедуры надел становился собственностью крестьянина. Естественно, возникал вопрос о размерах выкупа. При его определении был взят за основу не капиталистический принцип, который подразумевал рыночную стоимость земли, а феодальный — необ­ходимость компенсировать помещику потерю крепостного труда исходя из величины оброка. Для этого выкуп приравнивался к сумме, которая, будучи положена в банк под 6%, приносила бы ежегодный доход, равный дореформенному оброку. Фактически это означало капитализацию оброка. Таким образом, максимум уступок был сделан не всем помещикам, а только тем, которые были далеки от ведения капиталистического хозяйствования, т.е. обеспечены условия для сохранения неограниченного самодержавия, полностью противоречившего новым установившимся отношениям. Тем самым был выбран наиболее мед­ленный путь развития капитализма.

Величина крестьянских наделов и повинностей, на основании которых исчислялся выкуп, определялась в рамках размеров, установленных правительством. Условия выкупа фиксировались уставными грамотами. Их соблюдение возлагалось на специально созданный независимый институт мировых посредников, назначаемых правительством из местных дворян. До перехода на выкуп крестьяне должны были называться «временнообязанными» и продолжать выполнять традиционные повинности в пользу своих прежних хозяев. Это нужно было для того, чтобы не разорить помещиков и дать им возможность переустроить свое хозяйство при помощи наемных рабочих вместо крепостных. По окончании этого срока крестьяне окончательно освобождались от всяких обязанностей по отношению к хозяину.

Следующая часть реформы касалась процедуры выкупной сделки. Выкуп осуществлялся при посредничестве государства. Крестьяне платили непосредственно помещику только пятую часть стоимости земли. Оставшуюся часть суммы государство сразу выдавало помещикам, а крестьяне должны были возвратить государству ссуду с процентами в течение 49 лет. Земля дана была в распоряжение не отдельным хозяевам, а общинам. К 1881 г. 85% крестьян перешли на выкуп, а оставшиеся 15% были принуждены к нему правительством. Только первая русская революция 1905—1907 гг. положила конец выкупным платежам. К этому времени крестьяне внесли в банки сумму, вдвое превышающую первоначальный размер выкупа.

В документах на землю указывалось только, сколько земли получает данный двор, но никак не определялись местонахождение этой земли или ее границы. Община имела право заменять один участок другим. Надел не мог стать собственностью крестьянина, его получение не давало возможности им распоряжаться так, как это делали члены других сословий со своей собственностью, например, продать, исключалось право его завещать и наследовать.

Было решено оставить у крестьян в основном ту землю, которую они обрабатывали до реформы. Государство буквально толкало помещика к признанию выкупа. Внутренний механизм реформы обеспечивал вечность пользования и неизменность повинности. Мысль о наделе и перспективе его выкупа должна была отвлечь крестьян от политической борьбы за землю. Во многих случаях это означало принудительный выкуп, целью которого было избежать пролетаризации крестьянства. Так как превращение крестьян в пролетариев считалось недопустимым, крестьянам запрещалось отказываться от наде­ла в течение девяти лет (при реализации этот срок затянулся). В интересах государства необходимо было, чтобы крестьянин оставался землевладельцем, обрабатывая землю и выполняя повинности, такие как своевременная уплата налогов и выплата долга по выкупу. Государство получало при этом миллионы налогоплательщиков и солдат.

До 1861 г. товарные отношения в крестьянском хозяйстве развивались на фоне общинной системы, сохранявшейся с древности, при которой сам крестьянин не являлся собственником земли. Помещик или государство, которым она принадлежала, давали ее в пользование всей крестьянской общине. При общинной системе крестьяне сообща пользовались землей, которая делилась между дворами на наделы по уравнительному принципу и время от времени перераспределялась. Это мало способствовало развитию «чувства хозяина», не давало ощутить себя собственником земли, о продуктивности (повышении ценности) которой нужно заботиться. Принцип круговой поруки, связывав­ший членов крестьянской общины, означал, что за уплату податей и других повинностей они ответственны всем миром. Таким образом, те, кто преуспел, вносили недостающее за разорившихся или обедневших. Этот принцип был одной из главных причин того, что выделение состоятельного, обуржуазившегося слоя в русской деревне шло крайне медленно. Из круговой поруки вытекала сильная зависимость от общины, которая ограничивала свободу передвижения. Существование общины обусловливало застой и рутинность производительных сил в русской деревне.

Русское крестьянство было традиционно малоземельным, а размеры крестьянских наделов не давали возможности развивать товарное хозяйство и едва обеспечивали прожиточный минимум крестьянских семей. В связи с этим вопрос о наделении крестьян землей был центральным в экономической и социально-политической жизни России вплоть до 1917 г.

Наделение крестьян землей служило способом решения важнейшей государственной задачи — обеспечить существование крестьянства и избежать его пролетаризации. Здесь налицо сознательное стремление трактовать права крестьян как отдельную правовую систему, иную, чем право всех других сословий. Признанное за крестьянином право на землю принципиально отличалось от права собственности на землю всех других сословий. Тем самым были созданы предпосылки для дальнейшего расширения пропасти между правосознанием крестьян и других сословий российского общества. Превращение крестьян в мелких собственников отдалилось.

В то же время сохранялся сословный принцип организации всего русского общества. На крестьянство смотрели как на сословие, нуждающееся в опеке и покровительстве, из чего вытекала необходимость особого крестьянского управления. Вотчинную власть помещика сменило крестьянское самоуправление, ведавшее сбором податей и мелкими судебными делами. Создавались сельские (на основе общины) и волостные общества с выборными от крестьян должностными лицами, избираемыми сельским сходом. Крестьянское самоуправление обладало двумя функциями: наряду с фискальными функциями под контролем местной администрации, оно явилось основой для привлечения крестьян к гражданской жизни — участию в земствах, суде присяжных и других учреждениях.




  1. NEHamster

    Забавно звучит фраза о неограниченной власти Александра II. Конечно, номинально он был самодержцем, но, будучи человеком несумасшедшим, понимал, что нуждается в опоре правящего класса и не пытался ломать ему хребет.

    1. Светлана

      Нет конечно, не пытался, но власть его действительно была неограниченной, также как и у его предшественников. Ограничение власти могло быть введено только конституционно, а поскольку конституции на тот момент не существовало, то император мог делать все, что ему вздумается. Дело не в том, что он опирался на поддержку дворян, дело было в том, что он сам относился к дворянам и соблюдал их интересы. Реформа об отмене крепостного права вышла запоздалой и лишь подтвердила факт существования свободных крестьян. Опять же преследуя свои собственные интересы, царь не позаботился о том, чтобы наделить крестьян землей, что делало его реформу однобокой и не достигшей своей цели. В народных рядах уже в то время зрела революция, в результате которой крестьянам все равно была бы дана свобода.

  2. дед Михаил

    А он и не мог сделать это своевременно — как и сейчас, правящие круги были бесконечно далеки от народа. Кроме того, провести реформу без нареканий практически невозможно — окружение всеми силами будет отстаивать свои интересы, при этом каждый тянет одеяло на себя. Александр смутно представлял, что творится в России на самом деле. В результате реформа пришла с запозданием, когда недовольство остановить уже было нельзя.

  3. Егор

    Интересно, что почва для реформ Александра II была подготовлена заранее и при этом достаточно качественно. Юридический статус крестьян, отпущенных на свободу был закреплен еще Указом о вольных хлебопашцах, а в Манифесте о трёхдневной барщине говорилось об ограничении подневольного труда. А в некоторых землях Российской империи крепостное право было отменено значительно раньше — в прибалтийских (остзейских) губерниях еще в 1816—1819 годах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.